1. Общая характеристика женской преступности : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

1. Общая характеристика женской преступности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

Преступность женщин отличается от преступности мужчин количеством, характером преступлений и их последствиями, способами и орудиями совершения, ролью, которую выполняют при этом женщины, выбором жертвы преступного посягательства, влиянием на их правонарушения семейно-бытовых и сопутствующих им обстоятельств. Эти особенности связаны с исторически обусловленным местом женщины в системе общественных отношений, ее социальными ролями, биологическими и психологическими особенностями. Разумеется, социальные условия и образ жизни, роли женщин меняются, в связи с чем меняются характер и способы их преступного поведения.

На протяжении 1980–90-х годов доля женщин в общей преступности составляла 10–15 %.

Наиболее распространенными преступлениями женщин являются кражи (около 15 % в общей структуре преступности женщин, из них 12 % – кражи личного имущества), хищения чужого имущества путем присвоения или растраты (18–20 %), обман потребителей (13–14 %). Значительно реже женщины совершают хищения с помощью краж, грабежей, разбоев и мошенничества, а также хищения в крупных размерах. Подавляющее большинство совершаемых ими хищений зависит от обязанностей, имеющих непосредственное отношение к выполняемой работе. Три четверти хищений имеют место в городах, что и понятно, поскольку на селе значительно меньше коммерческих предприятий, торговых точек, предприятий общественного питания, строек и т. д.

Женщин намного чаще, чем мужчин, наказывают за обман потребителей. Это объясняется большей по сравнению с мужчинами занятостью женщин в таких сферах, как общественное питание, торговля, обслуживание и материально-техническое снабжение населения. Среди тех, кто признан виновным в обмане потребителей, как правило, лица до 40 лет.

В прошлом женщины в основном давали взятки или посредничали во взяточничестве, сейчас же несколько возросла доля тех, кто берет взятки. По-видимому, это нужно связывать, с одной стороны, с возросшей социальной активностью женщин, в том числе и в правоохранительной сфере, а с другой – с развитием рыночной экономики и связанной с ней административной деятельностью. Увеличение доли женщин среди лиц, совершивших преступления против государственной власти, – достаточно характерная черта современной преступности.

За последние годы возросло число краж, совершенных женщинами. По выборочным данным, число совершенных ими краж личного имущества граждан увеличилось с 17 до 20 % в структуре их преступности. Иначе говоря, каждая пятая выявленная преступница – воровка. Число женщин, которые совершают кражи личного имущества граждан, в 22,5 раза выше числа совершающих иные виды краж.

Кражи всех видов чаще совершаются женщинами в городах. Среди них значительна доля тех, кто постоянно совершает кражи и уже наказывался за это. В основном это женщины старшего возраста, многие из них долгие годы ведут бездомное существование.

Для женщин характерны кражи, совершенные «путем доверия», особенно на железнодорожном транспорте и из квартир.

Среди преступниц около 1 % составляют лица, осужденные за убийства и покушения на убийства, еще около 1 % – осужденные за нанесение тяжкого вреда здоровью, свыше 3 % – за грабежи и разбойные нападения. Если же взять всех преступников, то доля женщин среди убийц в разные годы колеблется от 10 до 12 %, не проявляя заметной тенденции к росту; среди нанесших тяжкий вред здоровью – от 5 до 7 %; среди совершивших грабежи и разбойные нападения – от 16 до 18 %. В последние годы несколько увеличилось число женщин, осужденных за соучастие в изнасиловании.

Каждая третья—четвертая женщина, отбывающая наказание в исправительных колониях, виновна в насильственном преступлении. Это естественно, поскольку женщин лишают свободы в основном за опасные преступления.

По данным В.А. Казаковой, преступления с применением оружия в 93,6 % случаев совершают мужчины, что соответствует долевому распределению по полу осужденных, отбывающих лишение свободы. Тем не менее сейчас отмечается значительное повсеместное возрастание насильственной преступности женщин, не связанной с семейно-бытовыми конфликтами, проявления агрессивности и жестокости в их поведении. Они чаще стали совершать такие «мужские» преступления, как грабежи и разбойные нападения, в том числе с использованием оружия.

Отмечается рост участия женщин в террористических преступлениях (в частности, действия женщин-самоубийц в России и на Ближнем Востоке), захватах самолетов и других жестоких вооруженных деяниях. Сравнение мужчин и женщин, совершающих преступления с оружием, выявляет явно большую общественную опасность его применения женщинами. На один факт демонстрации оружия у мужчин приходится чуть менее трех фактов его применения для причинения вреда здоровью, у женщин же одной угрозе соответствует 7–8 фактов применения оружия на поражение. Мужчины в несколько раз чаще, чем женщины, прибегают к огнестрельному оружию. Женщина, как правило, ограничиваются холодным оружием и предметами, используемыми в качестве оружия, что в совокупности составляет 92 % от всех случаев применения ими оружия.

Типичное для женщин преступление – детоубийство, причем, в отличие от других видов убийства, лишение жизни новорожденного имеет немалое распространение и в сельской местности. Как правило, такие деяния совершаются молодыми женщинами, не имеющими семьи, достаточного материального обеспечения, своего жилья. В ряде случаев в этих преступлениях где-то на «заднем плане» присутствует фигура мужчины, не без влияния или не без молчаливого согласия которого совершаются эти преступления. Обычно это сожитель или любовник. По выборочным данным, по сравнению с 1920-ми годами число детоубийств выросло втрое.

Как и среди всех преступников, наиболее значительную группу среди преступниц составляют лица в возрасте до 30 лет (около 48 %). Разумеется, это наиболее общая картина, потому что среди их отдельных категорий соотношение различных возрастных групп может быть иным. Так, среди крупных расхитительниц и взяточниц преобладают лица средних и старших возрастов, их больше и среди женщин-рецидивисток, например воровок из числа бродяг.

Среди женщин 30 и особенно 40 лет высок удельный вес одиноких, что обусловлено распадом их супружеских связей и потерей родителей. Вместе с тем именно в этом возрасте наблюдается наибольшая активность женщин в общественном производстве, расширяются их социальные контакты. В эти годы женщины назначаются на руководящие должности.

К моменту совершения преступлений более половины женщин были замужем. У тех из них, которые затем не были лишены свободы, семья, как правило, сохранилась. Гораздо хуже обстоят семейные дела у тех, кто отбывает наказания в местах лишения свободы. По многим наблюдениям, мужчина фактически или юридически заводит себе новую семью довольно быстро, иногда даже сразу после осуждения супруги.

Приведем в подтверждение такие данные: семья в период пребывания в местах лишения свободы распалась у 11,9 % мужчин, состоявших в браке, а среди женщин – у 23,5 %, вступили в брак во время отбывания наказания 2,8 % мужчин и 1,2 % женщин.

Среди преступниц сравнительно высока доля лиц с высшим и средним специальным образованием, а также тех, кто имеет специальность. Это стало особенно заметно в 1990-х годах, когда женщины с более высоким уровнем образования стали принимать активное участие в экономической деятельности. Наиболее высокую квалификацию имеют осужденные за тяжкие насильственные преступления, крупные хищения и взяточничество. Однако до 40 % к моменту совершения преступлений не имели определенных занятий.

Значительный интерес представляют характеристики женщин, отбывающих наказание в местах лишения свободы, – это наиболее опасные преступницы. По материалам переписи осужденных 1999 г., большинство лишенных свободы принадлежит к возрастной группе 20–49 лет. Средний возраст таких женщин 37,1 лет. Доля не состоявших в браке увеличилась с 1994 г. с 52,8 до 62,8 %. Снизился еще один позитивный показатель – на 7,9 % уменьшилась доля осужденных женщин, семьи которых распались за время отбывания наказания. Доля не имевших семьи осужденных женщин с возрастом увеличивается и к 60 годам составляет 64,6 %. По сравнению с 1994 г. уменьшилось количество женщин со средним общим образованием, но увеличилось число тех, кто имел среднее специальное и высшее образование.

Среди отбывающих наказание в колониях снизилось число рабочих, служащих, крестьянок, домохозяек, пенсионеров, зато возросло число предпринимательниц и лиц без определенных занятий.

Среди всех совершенных женщинами преступлений, за которые они отбывают наказание в местах лишения свободы, наибольшую долю составляют тяжкие преступления – 77,8 %, особо тяжкие – 11,4 %, преступления средней тяжести – 8,5 %, менее тяжкие – 2,2 %.

Выборочные исследования количества судимостей у мужчин и женщин и их сопоставление обнаружили такую тенденцию: при небольшом количестве судимостей доля мужчин значительно превышает долю женщин, но в группах с большим количеством судимостей их удельный вес выравнивается. Так, в группе имеющих пять судимостей мужчин оказалось 5,1 %, женщин – 3,2 %, имеющих шесть судимостей – соответственно 2,6 и 1,9 %, семь – 1,3 и 1,2 %, восемь – 0,6 и 0,6 %, девять – 0,6 и 0,7 %.

По выборочным данным, около 25 % осужденных к лишению свободы женщин имели различные психические аномалии. Чаще всего это алкоголизм, психопатии, олигофрении, органические поражения центральной нервной системы, последствия черепно-мозговых травм. 33,3 % женщин проходили судебно-психиатрическую экспертизу в период следствия, 7,7 % госпитализировались в психиатрические стационары после привлечения к уголовной ответственности. Набольшее распространение имеют психопатии и остаточные явления органических поражений головного мозга. «Аномальных» преступниц (за вычетом алкоголичек) несколько больше среди несовершеннолетних. Среди них немало и тех, у кого были обнаружены венерические заболевания.

Психологическое исследование осужденных женщин показало, что большинство из них не обладают качествами, способными существенно осложнить профилактическую работу с ними, процесс их исправления. Однако процесс реабилитации у освобожденных из мест лишения свободы женщин может быть труднее, чем у мужчин, так как у них более резко обрываются социально полезные связи. В целом основной массе преступниц по сравнению с преступниками меньше присущи асоциальные установки, у них отсутствуют устойчивые преступные убеждения, социально-психологическая адаптация хотя и нарушена, но все же серьезных дефектов нет. Этого, конечно, нельзя сказать о преступницах-рецидивистках, утративших социально полезные контакты и представляющих собой дезадаптированные личности.

Известно, что вообще для женщин очень важна оценка других людей и то, какое впечатление они производят. Преступницы не составляют исключения. Их потребность в самоутверждении, являясь одним из самых мощных стимулов человеческих поступков, становится навязчивой, существенно влияя на их образ жизни. Это не просто стремление нравиться мужчинам или выглядеть лучше других женщин. Это потребность в подтверждении своего существования, места в жизни.

Для преступниц вообще довольно характерны стойкость аффективных психотравмирующих переживаний и высокая импульсивность. Это приводит к неадекватному восприятию и оценке возникающих жизненных ситуаций, плохому прогнозированию последствий своих поступков, дезорганизованности и необдуманности поведения. В связи с совершением противоправных действий женщины испытывают чувство вины, беспокойство за свое будущее, причем это беспокойство, конечно, усиливается в период отбывания наказания в местах лишения свободы.


<