1. Понятие и общая характеристика : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

1. Понятие и общая характеристика

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

Термин «терроризм» происходит от латинского слова terror – страх, ужас. Как социально-политическое явление и общественно опасное деяние терроризм имеет многовековую историю. Его обыденное и юридическое понимание с течением времени изменялось и расширялось, но суть – наведение страха и ужаса на власть и население путем совершения жестокого насилия и угроз насилия с целью запугивания, устрашения и подавления политических противников и конкурентов, навязывания им своей линии поведения – остается практически неизменной. Террологи (специалисты по изучению терроризма) отмечают, что в политологической, социологической и юридической литературе приводится до ста определений терроризма, но все они, как правило, указывают на два основных признака собственно террористических действий – насилие и его необходимое следствие – устрашение. Использование крайнего насилия и угрозы его применения для достижения публичных или политических целей является наиболее распространенным определением терроризма в мировой и отечественной литературе.

Это основная черта терроризма, его специфика, позволяющая отделить его от смежных и похожих на него преступлений. Терроризм выступает в качестве способа ослабления противника путем и физического изменения, даже уничтожения объекта (объектов) нападения, например путем убийства, и одновременно психического воздействия на противоборствующую сторону. Иногда физическое воздействие практически отсутствует, например при небольшом взрыве, не причинившем никакого вреда или нанесшем минимальный урон, хотя он и совершен ради достижения сугубо корыстной цели, например ради устрашения коммерческого конкурента. Здесь психическая агрессия является единственной и ведущей и носит демонстративный характер. Демонстрация имеет место и тогда, когда не преследуются никакие материальные цели, а террорист желает лишь показать себя, самоутвердиться. Отдельный акт террора может быть символическим и призван воздействовать на гораздо большую аудиторию, чем непосредственно устрашаемая жертва.

Терроризм ни в коем случае нельзя сводить только к убийствам руководящих государственных и общественных деятелей, равно как и считать терроризмом вооруженные разбойные нападения революционеров с целью завладения материальными ценностями для своей партии. В современном мире найдется немало общеуголовных группировок, которые, учиняя банальный разбой, прикрываются революционными фразами.

Терроризм в широком понимании многолик. Он вбирает в себя самые разные формы террористической активности – от политической, идеологической, сепаратистской, религиозной и даже так называемой партизанской борьбы до разовых кровавых криминальных акций; от справедливой вынужденной борьбы с угнетением ради выживания до зверского уничтожения ни в чем не повинных людей в корыстных политических интересах. В связи с этим до сих пор не выработано общемирового юридического и политического его понимания. Тем более, что после окончания «холодной войны» терроризм трансформируется, приобретая не только политическую, но и религиозную направленность, распространяясь в сферы экономики, бизнеса и других общественных отношений, в том числе и криминальных. Сегодня никто не застрахован от террористического нападения, в том числе и самые охраняемые люди в мире (монархи, президенты и главы правительств, руководители банков и т. д.).

К терроризму можно отнести не только собственно террористические акты (ст. 205 УК РФ) или посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (террористический акт, ст. 277 УК РФ), но и такие преступления, как похищение человека, захват заложника и некоторые другие, суть которых состоит в устрашении.

Террористические преступления в России в целом имеют тенденцию к росту. Преступлений, квалифицируемых в соответствии со ст. 205 УК РФ, в 1997 г. было зарегистрировано 32, а в 2001 г. – 327.

Суммарный уровень преступлений террористической направленности увеличился за анализируемое пятилетие в 3,7 раза, уровень собственно терроризма – более чем в 10 раз, заведомо ложных сообщений об акте терроризма – в 3,8 раза, организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем – в 165 раз, организации преступного сообщества – в 2,5 раза. Количество же захватов заложников и угонов воздушного и водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава сократилось наполовину.

Статистические данные о похищении людей (ст. 126 УК РФ) приводится в табл. 1 и 2 (в абсолютных цифрах).

Распределение данных о похищении человека по округам

Первое, что бросается в глаза, – это значительное уменьшение числа похищений человека в 2000 г. как по стране, так и по всем регионам, с последующим ростом числа таких преступлений, в том числе в Южном федеральном округе. Это вообще единственный год, когда было зафиксировано уменьшение числа похищений человека по сравнению с предыдущим годом. Представляется, что во многом это объясняется общепревентивным воздействием. Во-первых, в 1999 г. были внесены изменения в ст. 126 УК РФ, которые существенно увеличили размеры санкций за квалифицированные составы похищения человека, в том числе из корыстных побуждений. Во-вторых, конец 1999–начало 2000 г. – это время проведения антитеррористической операции в Чечне, которая тоже имела общепревентивное значение. Проведением этой операции, которая с правовой точки зрения представляет собой восстановление юрисдикции России над своей мятежной окраиной, можно объяснить и резкое увеличение темпов прироста похищений людей в Южном федеральном округе – 37 % в 2001 г. и 44,4 % в 2002 г.

Статистические данные о захвате заложников (ст. 206 УК РФ) отражены в табл. 3 и 4 (в абсолютных цифрах).

Распределение данных о захвате заложников по округам

Как и в ситуации с похищениями, в 2000 г. преступления, связанные с захватом заложников, также характеризовались отрицательной динамикой темпов прироста как по стране в целом, так и по регионам (кроме Приволжского федерального округа). В остальном наблюдаются различия.

Повышенное число выявленных преступников при захвате заложников говорит о том, что это преступление совершается группами чаще, чем похищение человека. Если за анализируемый период число похищений человека в абсолютном выражении выросло (1997 г. – 1140 случаев, 2002 г. – 1535), то захват заложников, напротив, уменьшился в три раза – со 114 случаев в 1997 г. до 39 в 2002 г. И это на фоне резкого скачка актов терроризма (ст. 205 УК РФ): с 32 случаев в 1997 г. до 360 случаев в 2002 г. Понятно, что этот рост в основном произошел за счет Чечни. Еще можно отметить низкую латентность преступлений этого вида.

Данные официальной статистики не позволяют осветить многие важные моменты. Для углубленного изучения приходится прибегать к выборочным исследованиям. Так, при выборочном исследовании захвата заложников (1997–1999 гг.) были получены следующие результаты.

– захваты совершаются равномерно по временам года, а по времени суток чаще всего днем (29,9 %) и вечером (39,1 %);

– чаще всего целью захвата является получение выкупа (36,1 %), значительно реже происходят захваты для обмена на арестованных боевиков (17,6 %) или приобретения оружия (11,1 %).

Окончание «холодной войны» и интенсивный процесс глобализации в последние годы ведут мировое сообщество все к большему единству во взглядах на насильственные террористические методы для достижения любых политических, национальных, религиозных и уж тем более сугубо криминальных целей. Но данное единство пока не закреплено в международном праве, и оно не может запретить борьбу людей (иногда многолетнюю и многовековую) за политическую, социальную, национальную и религиозную справедливость, что при определенных условиях может вылиться в радикализм, экстремизм, насилие и терроризм. Лобовое военное насилие против таких «борцов» и поддерживающего их народа, как показывают события на Ближнем Востоке и в других регионах и странах, лишь «загоняют болезнь вглубь». Выход лежит в переговорном процессе и поиске компромиссов. Но озлобившиеся друг на друга стороны для принятия таких решений, как правило, не готовы.

Терроризм представляет собой повышенную опасность потому, что:

– часто влечет за собой массовые человеческие жертвы, наносит многим людям непоправимые телесные увечья и психические травмы, приводит к разрушению материальных и духовных ценностей (в том числе культовых), которые иногда бывает трудно, а подчас и невозможно воссоздать; террористы часто уничтожают людей, не имеющих к их конфликтам и проблемам никакого отношения;

– способен сращиваться, а в ряде случаев и сращиваться с организованной преступностью, в первую очередь в связи с незаконным оборотом наркотиков и оружия;

– может использовать ядерное и иное оружие массового поражения для достижения своих целей;

– таит в себе угрозу провоцирования серьезных военных конфликтов и даже войны, не говоря о национальных и религиозных конфликтов;

– влечет за собой не улучшение, а ухудшение общественно политической и экономической ситуации в данной стране или регионе мира, снижения уровня жизни населения.

К терроризму прибегают не только более слабые, но и менее цивилизованные люди, что является оценкой их нравственности, их приобщенности к культуре. Это относится к террористам не только из малоразвитых, но и из самых цивилизованных стран. Вообще, в малоразвитых странах терроризм не относится к числу распространенных явлений. Само террористическое убийство, как правило, является посягательством не против конкретной личности, а против самой жизни, против тех, кто выступает, кто вызывает злобу и ненависть просто потому, что выступает символом, олицетворением, носителем иных отношений и иной культуры, субъективно воспринимаемой в качестве постоянно враждебной и угрожающей.

Сейчас террористы используют более жесткие, более изощренные меры проведения террористических актов, на более высоком технологическом уровне. Современная техника позволяет сделать террористу такой же снайперский выстрел, какой может сделать профессиональный контртеррорист. Если в начале века террористы-революционеры в основном не обладали специальной военной подготовкой, доходили до всего опытным путем, фактически не имели тренинговой базы, то представители современных групп имеют такие базы в своей стране и за рубежом, специальную технологию, квалифицированных инструкторов, многие из которых прошли подготовку в частях специального назначения.

Материальное обеспечение террористических групп, а следовательно, уровень их возможностей и масштабов действий различны. Среди них могут быть нуждающиеся, которые живут разбоем или за счет нерегулярно выдаваемых сумм отдельными лицами. Но встречаются и организации хорошо обеспеченные, с внутренним разделением труда и специализацией, современным оружием, складами, тренировочными лагерями, госпиталями, лабораториями, убежищами, средствами связи, транспортом, маскировкой и т. д. Такие организации, связанные, например, с наркобизнесом, можно встретить в Латинской Америке, на Ближнем Востоке с мощной поддержкой местных нефтяных собственников, в Афганистане – до событий 11 сентября 2001 г. Террористические организации могут кооперироваться, оказывать друг другу помощь деньгами, оружием и людьми.

Субъектом терроризма может быть государство, его высшие и местные органы, его воинские части и карательные учреждения, суды и правоохранительные органы, партии (движения) и их боевые звенья, партизанские формирования, отдельные группы, в том числе тайные, создаваемые собственными силами или государством, тайные общества, наконец, отдельные лица.

В зависимости от того, кто является субъектом терроризма и какие цели преследуют террористические акты, можно различать следующие виды терроризма:

1. Политический – связан с борьбой за власть и соответственно направлен на устрашение, а в ряде случаев и на устранение политических противников и их сторонников.

2. Государственный – определяется потребностью в устрашении собственного населения, его полного подавления и порабощения и вместе с тем уничтожения тех, кто борется с тираническим государством или может быть заподозрен только в неприязни к нему. В XX в. государственный терроризм господствовал в СССР, Германии, Италии, Китае, Камбодже.

3. Религиозный – осуществляется ради того, чтобы утвердить, заставить признать свою религию, свою церковь, обеспечить ей государственную поддержку и одновременно ослабить другую конфессию, нанести ей как можно более ощутимый урон. Сейчас религиозный терроризм имеет место в Пакистане, Индии, в России на территории Чечни.

4. Корыстный – устрашаются те, кто препятствует получению материальных благ, коммерческие соперники и те, кто обязан платить дань преступникам либо кого принуждают принять заведомо невыгодные условия. Война наркомафии с властью в Колумбии в 1994–1995 гг. является типичным примером корыстного терроризма.

5. «Криминальный» – тесно примыкает к корыстному и во многом сливается с ним. Его содержанием является уничтожение соперников и устранение их сторонников при конфликтах между организованными группами преступников. Как показывает практика, такого рода террористические акты встречаются достаточно часто и их жертвы многочисленны.

6. Военный – имеет место во время войны и направлен не только на экономическое и военное ослабление противника, уничтожение его промышленной и военной мощи, стремясь привести его в оцепенение, навести ужас на население, деморализовать. Таков был смысл англо-американских бомбардировок фашистской Германии, атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Военным терроризмом можно назвать действия германского вермахта в оккупированных странах, уничтожение там населения, расстрел заложников, разрушение и похищение материальных и духовных ценностей и т. д.

7. Националистический – преследует цель путем устрашения вытеснить другую нацию, захватить ее имущество и землю, иногда избавиться от ее власти, отстоять свое национальное достоинство и национальное достояние. Этот вид терроризма часто принимает форму сепаратизма (Чечня в России, Страна Басков в Испании, Северная Ирландия в Великобритании). Террористический сепаратизм не имеет ничего общего с патриотизмом, ибо это есть именно национализм – глухой, фанатичный, истеричный, не приемлющий никаких доводов.

8. «Идеалистический» – может быть выделен в связи с тем, что террористические акты могут совершаться ради иллюзорной идеи переустройства мира, «счастливого будущего», победы «справедливости» и т. д. При этом преступники опять-таки пользуются устрашением, уничтожением тех, кто думает иначе, а тем более препятствует достижению их целей. «Идеалистические» террористы не менее страшны, чем любые другие, они не останавливаются перед жертвами, тем более, что среди них много фанатиков.

9. Партизанский – направлен против оккупантов или против тех, кого считают оккупантами. В годы Великой Отечественной войны партизанский терроризм был распространен очень широко. В конце XX—начале XXI в. в Чечне развернуто партизанское движение против российских вооруженных сил.

Отдельные виды терроризма могут переплетаться между собой, например религиозный с националистическим, особенно в сепаратистских целях. Именно этнорелигиозный терроризм получил наибольшее распространение в современном мире.

Отдельным видом терроризма является международный, распространившийся после Второй мировой войны. Сначала к нему были склонные идеологически противоборствующие страны (социалистические и капиталистические), затем слаборазвитые страны (против богатых государств), а также развитые страны (против развивающихся и других государств) в целях военно-политической экспансии и расширения зоны влияния.

В резолюции ООН «О недопустимости политики государственного терроризма и любых действий государств, направленных на подрыв общественно-политического строя в других суверенных государствах» эта деятельность получила международное осуждение, и ее уровень стал постепенно уменьшаться. Но борьба за зоны влияния продолжается, в том числе и методами, близкими к террористическим.

Формой государственного терроризма является поддержка, финансирование, предоставление оружия, баз для обучения террористов, укрытие их от возможного наказания и т. д. некоторыми странами с военными диктаторскими режимами (например, Ливией, Афганистаном во время правления талибов), использование террористических организаций в собственных политических интересах. Этот вид государственного терроризма также получил международное осуждение. Против таких стран (Ливия, в прошлом Ирак и др.) применяются жесткие международные политические, экономические и иные санкции.

Международный терроризм может быть осуществлен как террористическими государствами (государствами, поддерживающими терроризм), так и международными террористическими организациями типа Аль-Каиды Бен-Ладена, которые в настоящее время представляют основную опасность. Можно назвать такие международные террористические организации как «Хамас» (Палестина, Израиль), «Хезболла» (Ливан), «Братья мусульмане» (Египет, Сирия, Саудовская Аравия). Террористические государства часто сотрудничают с такими организациями.

Если внешний государственный терроризм (в своем изолированном виде) более или менее контролируем, преступная активность международных террористических организаций в условиях глобализации, расширяющейся свободы передвижения, интенсивных миграционных и коммуникационных процессов является трудно отслеживаемой. Более того, различные международные террористические организации, располагающиеся на территории многих государств, имеют тенденцию к политическому, организационному, материальному и финансовому взаимодействию, что делает их еще более опасными. Особую опасность международный терроризм представляет не столько для отдельных стран, сколько для международного правопорядка и международных отношений в целом.

Внутренний терроризм также может быть осуществлен двумя субъектами: государством против собственного народа и внутренними террористическими организациями и отдельными лицами против своих политических, экономических и иных конкурентов. И если первая разновидность внутреннего терроризма более или менее надежно контролируется международными организациями, наблюдающими за соблюдением прав человека и гражданина в разных странах, то террористические организации политической, националистической, религиозной, а тем более уголовной, корыстной направленности, нередко сросшиеся с организованной преступностью внутри страны, труднее поддаются социально-правовому контролю.

Международные и внутренние террористические акты в зависимости от среды, технологии и формы совершения могут быть наземными, воздушными, морскими, технологическими, информационными, ядерными, биологическими, химическими, генетическими и т. д. Особо распространенным является наземный, воздушный, химический и биологический терроризм. Наибольшую опасность может представлять ядерный терроризм, посягательства на объекты применения атомной энергии, использования ядерных материалов, радиоактивных веществ, источников радиоактивного заражения.

Терроризм как явление социально-политической жизни известен в России давно. Первые попытки какого-то определения его в действующих законах специалисты относят к XVI в. В истории российского самодержавия были частыми политически мотивированные заговоры и убийства сановников или царствующих особ в политических и иных целях. Наряду с этим фактический властный террор осуществлялся царями и вельможами против своих подданных. В XIX в. террор в России приобрел наиболее зримые черты: народнический, революционный террор, с одной стороны, и черносотенный, с другой.

С 1917 г. в нашей стране существовали специфические формы политического и идеологического терроризма: революционный (ленинский) и контрреволюционный (белый и красный) террор в период революции и Гражданской войны; государственный внутренний террор в период сталинских и последующих политических репрессий; государственный международный терроризм в течение всего периода существования советской власти. Эти формы терроризма, конечно, не были криминализированы во время их существования и оценены обществом и государством в качестве политического террора только после разрушения советской системы.

Государственный террор в советское время, особенно во времена сталинизма, был действительно ужасающим. Им занималась юстиция, которая может быть определена как «часть юридической системы, специально созданная или используемая для подавления политических противников, путем применения правовых и противоправных средств».

[22]

Миллионы людей были уничтожены и репрессированы по политическим мотивам. По нашим подсчетам (В.В. Лунеева) общее число репрессированных составило около 40 млн человек. В то же время массовый страх и жесточайший тоталитарный контроль советского режима фактически заблокировали реальное и политически мотивированное насилие против существующей власти.

Террористические акты были единичны (в 1973 г. взрыв самолета, летевшего из Москвы в Читу, в 1978 г. серия взрывов в московском метро, совершенные армянскими националистами, в 1982 г. угон самолета в Турцию братьями Шмидт, в 1983 г. захват самолета в тбилисском аэропорту, покушения на руководителей КПСС и Советского государства и др.).

В период перестройки в СССР в 1980-е годы, распада советского государства и непоследовательного демократического и рыночного реформирования России и других стран, образованных на постсоветском пространстве на рубеже XX и XXI вв., насильственная террористическая активность этнополитической, сепаратистской, националистической и религиозной мотивации приобрела практически новый и массовый характер (Азербайджан, Армения, Грузия, Таджикистан, Узбекистан, Чечня и т. д.) и со временем получила поддержку международных террористических организаций и стран, поощряющих международный терроризм. Внутренний терроризм объединился с международным.

В России нет консолидированной террористической организации, хотя террористических групп, особенно чеченских, много, и террористические акты совершаются статистически почти ежедневно (в 2001 г. было зарегистрировано 327 случаев терроризма на 365 дней года). Другой особенностью российского терроризма является то, что террористы не берут на себя ответственности за совершенные взрывы и нападения, за исключением отдельных случаев, когда такую ответственность публично брал на себя Радуев, но это могло быть «игрой на публику». Из сказанного можно сделать вывод, что российский терроризм еще не отошел от традиционной организованной преступности и не «легализовался» в отдельную политико-террористическую структуру. Его идеи не обладают большой притягательной силой, но от этого действия не менее опасны.


<