2. Причины насильственной преступности : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

2. Причины насильственной преступности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

Причины насильственной преступности составляют часть проблем причин преступности в целом. Но вместе с тем необходимо отметить, что именно они достаточно специфичны.

Прежде всего, причины насильственной преступности связаны с высоким уровнем тревожности в российском обществе, причем не только в малообеспеченных, но и в иных слоях общества. Высокая тревожность определяла и определяет необходимость защиты от грозящей опасности, причем лучше, чтобы защитные действия были упреждающими. Конечно, во многих случаях опасность носит не реальный, а вымышленный характер, но и это обстоятельство свидетельствует о том, что люди в действительности переживают угрозу насилия над ними. К этому следует добавить, что насилие является традиционным способом разрешения проблем в российском обществе, история которого перенасыщена насилием: я имею в виду не только две мировые войны, гражданскую войну и революции, но и долгие десятилетия тотального террористического насилия государства над гражданами.

Люди как бы привыкли к насилию, оно стало привычным и понятным. В этом их убеждают и средства массовой информации, особенно телевидение, с экранов которого практически не сходит агрессия и жестокость. Поэтому реакция людей на бытовое насилие, если оно не касается их лично, обычно нейтральна и не содержит безусловного и строгого осуждения. Высокий уровень терроризма в современной России, оказывая влияние на нравы и нравственность, создает особую атмосферу, особое общественное настроение, благоприятствующее применению насилия.

Достаточную распространенность среди отдельных групп населения получили представления о допустимости насилия для решения различных жизненных задач. Этому, разумеется, способствовало и влияние преступной идеологии и морали, а также агрессивные действия преступных организаций, о которых становится известно благодаря средствам массовой информации. Отчасти поэтому люди чувствуют себя незащищенными и готовы к использованию разных насильственных способов защиты и обеспечения своих интересов. Кроме того, важное криминогенное значение имеет недостаточное и неэффективное реагирование правоохранительных органов на факты насилия, особенно в бытовой среде и в отношении преступных сообществ. Как показывают выборочные исследования, население убеждено, что правоохранительные органы покровительствуют организованным преступникам, находятся у них на содержании и покрывают совершенные ими опасные насильственные действия.

В нашем обществе всегда присутствовали слои и группы населения, в которых процветали насилие, грубость и произвол. Это, по существу, люмпенизированная часть населения, которая активно поставляет правонарушителей обоего пола, ее представители рано начинают употреблять спиртные напитки, курить и вступать в сексуальные связи. Это часть общества отличается наиболее низким уровнем культуры и образования и не видит в грубости и хамстве ничего особенного, поскольку это ее обыденная жизнь. Думается, эти слои населения образуют тот самый фундамент, на котором строится огромное здание насильственных правонарушений.

Как показывают криминологические исследования, такие негативные факторы, как пьянство, сквернословие, враждебные отношения между родителями и другими членами семьи, драки и скандалы, грубость и жестокость, царящие в семье, способствуют формированию устойчивой системы антиобщественных взглядов и наклонностей. Дефекты семейного воспитания не всегда устраняются в школе и во многих случаях усугубляются вредными влияниями в непосредственном бытовом окружении, в первую очередь со стороны ранее судимых, а также лиц, ведущих аморальный образ жизни, допускающих хулиганские действия, проявляющих циничное, неуважительное отношение к женщине.

Далеко не у всех людей, особенно молодых, имеются ясные представления о пределах и формах ответственности за противоправные действия, что во многих случаях предопределят их выбор насильственного способа реализации возникших потребностей. Грубость и насилие по отношению, например, к членам семьи в сознании многих виновных воспринимается как привычная, «естественная» линия поведения. Иначе и не может быть, поскольку именно такое поведение они наблюдали в родительской семье и ближайшем бытовом окружении с детских лет. Излишне говорить, что такие люди не имеют ни малейшего представления об этикете, вежливости и уважительном отношении к людям. Существование хороших манер, им вообще неведомо и может вызвать даже недоумение и насмешку.

Несомненным криминогенным фактором является незаконный оборот оружия и сравнительно легкий доступ к нему, в том числе тех, кому ни в коем случае его нельзя доверять. Понятно, что незаконный оборот оружия связан с активностью организованной преступности. Начиная с 1991 г. в структуре наиболее опасных преступлений против личности и общественной безопасности значительную часть составляют преступления, совершенные с применением оружия, а также предметов, используемых в качестве оружия. В 1999 г. в России, как показали исследования, зарегистрировано 30 368 преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия, из них 5963 – убийства с покушениями, 4568 случаев нанесения тяжкого вреда здоровью, 7721 разбойное нападение, 9 фактов терроризма, 4157 случаев хулиганства.

В последние годы количество особо тяжких преступлений с применением оружия несколько снизилось, но в целом их уровень остается высоким. По данным В.А. Казаковой, в 2002 г. в России зарегистрировано 26 142 преступлений, совершенных с применением оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств, из них 4857 убийств с покушениями, 4119 случаев нанесения умышленного тяжкого вреда здоровью человека, 6812 разбойных нападений, 89 фактов вымогательства, 154 случая умышленного уничтожения имущества, 269 случаев терроризма, 139 фактов бандитизма, 3689 случаев хулиганства. Оружие применено в около трех четвертях упомянутых преступлений. С огнестрельным оружием совершено 16,6 % вооруженных преступлений. В регионах с высокой вооруженной преступностью эта доля гораздо выше.

Несмотря на то, что в последние годы число зарегистрированных преступлений с использованием оружия незначительно варьируется в сторону уменьшения или увеличения, реальное снижение таких деяний неправдоподобно из-за интенсивного роста нелегального распространения оружия. По данным того же автора, в незаконном обороте находится от 1,5 до 5 млн единиц огнестрельного оружия. Криминологи объясняют снижение зарегистрированных случаев вооруженной преступности ее увеличивающейся латенизацией.

Кроме того, тенденция уменьшения вооруженной преступности не устойчива и не повсеместна, что отчасти может объясняться то обостряющейся, то затихающей борьбой организованных преступных формирований за сферы влияния в регионах и отраслях экономики, тем более, что на эту категорию преступников приходится значительная доля совершаемых с оружием террористических актов, бандитизма, массовых беспорядков, убийств, нанесений тяжкого вреда здоровью, разбойных нападений, вымогательств, захватов заложников, похищения людей.

Наиболее часто оружие в преступных целях применяется в крупных и особо крупных регионах России: Краснодарском, Красноярском, Ставропольском и Хабаровском краях, Иркутской, Московской, Свердловской и Тюменской областях, в Москве и Санкт-Петербурге.

Рост вооруженной преступности прямо связан с активностью этнорелигиозного терроризма и террористических организаций, в первую очередь на Северном Кавказе. Чеченскую войну в целом можно оценить как мощный источник преступного насилия в стране. Вполне обосновано предположение, что факты совершения тяжких преступлений чеченскими экстремистами вызывают ответные насильственные действия со стороны федеральных сил, однако подобные действия далеко не всегда фиксируются в качестве преступлений.

Из приведенных выше данных следует, что преступное насилие в большей степени, чем раньше, утвердилось в качестве способа добывания материальных благ. Об этом говорит увеличение числа таких корыстно-насильственных деяний, как грабежи, разбои и вымогательства, а также убийства. Следовательно, можно констатировать, что невысокий уровень материального обеспечения отдельных слоев населения является существенным криминогенным фактором. Он заслуживает особого внимания, поскольку распространенность преступного насилия для получения материальных благ свидетельствует о серьезном неблагополучии в обществе.

Как показали выборочные исследования, осуществленные в России в разное время, среди насильственных преступников высок удельный вес лиц с расстройствами психической деятельности. Чаще всего это алкоголизм, наркомания, психопатии, органические поражения центральной нервной системы, последствия черепно-мозговых травм, эпилепсия, намного реже – шизофрения. Примерно каждый четвертый насильственный преступник страдает тем или иным психическим расстройством, которое влияет на его поведение, образ жизни, восприятие окружающего мира и его ценностей, общение с людьми и выбор средств решения возникающих в жизни проблем. Патопсихологические исследования показали, что лица с психическими аномалиями более импульсивны, чем остальные, они легче решаются на совершение противоправных действий. Воспитательно-предупредительное воздействие на них затруднено из-за их патологических особенностей. Можно говорить как о достоверном факте, что среди убийц 58–59 % – люди с расстройствами психики, причем эта цифра остается стабильной на протяжении последнего столетия.

Следовательно, можно констатировать, что психические расстройства относятся к числу несомненных криминогенных факторов. Однако лица с такими расстройствами слабо выявляются среди тех, кто может решиться на насильственные действия, а в местах лишения свободы названный патопсихологический фактор явно недостаточно учитывается в процессе индивидуальной работы с преступниками. Между тем современный уровень знаний позволяет обоснованно предполагать возможные действия личностей, страдающих психическими расстройствами. В частности, есть достоверные данные о корреляции отдельных расстройств с определенными видами преступного поведения. Например, известно, что лица с умственной отсталостью нередко решаются на совершение насильственных сексуальных действий в силу того, что не в состоянии обеспечить нормальные контакты с женщинами и обычными способами удовлетворить свои сексуальные потребности.

Среди людей, совершающих самые опасные посягательства на жизнь человека, необходимо выделить психических больных, которые не подлежат уголовной ответственности. Они нередко оказываются предоставлены сами себе; не принимается необходимых мер для того, чтобы оградить от них общество. Поскольку они не подвергаются уголовному наказанию, в случае совершения общественно опасных действий их помещают по решению суда в психиатрические стационары. По прошествии некоторого времени, когда эксперты-психиатры посчитают, что они уже не представляют собой опасности, их освобождают оттуда. Между тем критерии выздоровления психически больных людей достаточно неопределенны, и трудно гарантировать, что освобожденный из психиатрического стационара вновь не совершит общественно опасные действия. К сожалению, достаточно многочисленны случаи, когда таких людей освобождают из стационара, в сущности, только потому, что не хватает мест для новых больных, которые направляются туда в соответствии с судебными решениями. Надо полагать, что существующий порядок освобождения из психиатрических стационаров психически больных людей должен быть пересмотрен.

Наибольшее количество насильственных преступлений совершается в сфере быта и семьи. Причем большинству из них обычно предшествуют длительные конфликты, чаще всего между супругами. Эти конфликты протекают на глазах очевидцев, которые пытаются их как-то разрешить, однако, как правило, их усилия остаются безуспешными. Причина заключается в том, что выявление и разрешение внутрисемейных конфликтов производятся лицами, не имеющими специальной психологической подготовки и руководствующимися жизненным опытом и, конечно же, благими намерениями, чего, к сожалению, совсем недостаточно. Следовательно, необходима особая система выявления и профилактики семейно-бытовых конфликтов, на почве которых совершаются опасные преступления.

Для многих внутрисемейных конфликтов достаточно типична следующая схема: доминирующая, властная жена и покорный муж, уходящий из-под ее жесткого контроля в пьянство и в нетрезвом состоянии компенсирующий свою подчиненность насилием. При таких отношениях муж не способен жить без направляющей руки жены, он привык, что именно она решает все наиболее важные вопросы. Как правило, он видит в ней мать и выбирает ее в качестве жены как раз по этой причине, т. е. практически продолжает с женщинами отношения, которые сложились у него в детстве с матерью. Женская опека ему необходима, но в то же время он пытается от нее избавиться, как пытался это делать еще ребенком и юношей, когда жил с матерью. С другой стороны, жена, властная по натуре, выбирает в мужья человека, которым она сможет командовать, разумеется, ее выбор тоже осуществляется бессознательно. Она не способна жить, не имея в подчинении мужа, это для нее жизненная необходимость. Таким образом, супруги скованы единой цепью вражды и ненависти и в то же время не могут обойтись друг без друга.

Причиной семейного насилия часто является ревность, например, когда агрессия становится средством утверждения и самоутверждения, протеста против своего положения в семье. В отношениях с женой действия убийцы могут быть реакцией на ее попытки (часто непреднамеренные и бессознательные) продемонстрировать его сексуальную, эротическую несостоятельность и тем самым снизить его самооценку. Это одна из форм сексуального отвергания, но ее не следует понимать узко, лишь как отказ от половой близости. Уход, например, любимой жены – тоже проявление такого отвергания и может означать полную катастрофу для мужа в его социально-психологических связях с окружающим миром, крушение всех жизненных планов. Переживания еще более болезненны, если жена предпочла другого мужчину.

Измены жены, и в особенности ее уход, сильно травмируют мужчин, отличающихся слабой коммуникабельностью, замкнутостью. Потеряв жену, муж не только лишается возможности удовлетворять физиологические потребности, но и теряет основной канал связи с окружающими. Лишенный ее поддержки, он начинает испытывать высокую тревожность и беспокойство. Другие люди и складывающиеся ситуации воспринимаются им как таящие угрозу. Убийство жены укладывается в логику уничтожения объекта, демонстрирующего мужчине его биологическую и социальную несостоятельность, и одновременно защиты от возможных бед. То, что эти беды не имеют реальной почвы, ничего не значит, главное, что они представляются ему таковыми. Вот почему ситуации сексуального отвергания (в самом широком смысле) могут вызвать жесточайшие разрушительные действия, в результате которых гибнут и те, которые не имеют к ним никакого отношения, например дети и соседи.

Приведу пример, показывающий, насколько сложна мотивация особо тяжких агрессивных преступлений и насколько трудно ее выявить.

П., житель Новосибирской области, летом 1993 г. в 5 часов утра подошел к дачному домику на базе отдыха, в котором спали его бывшая жена, ее малолетняя дочь от первого брака, любовник жены и еще двое ее сослуживцев, подпер снаружи дверь кольями, облил стену бензином, бросил внутри две банки с бензином и поджег. Мать и дочь сгорели в доме, остальные трое скончались в больнице. На месте преступления нашли паспорт убийцы, его куртку и записку, в которой он признался в намерении покончить самоубийством и в том, что им сожжены жена (Лилия) и ее дочь. В тот же день он был задержан и ничего не отрицал, пояснив, что «хотел отомстить бывшей жене и ее любовнику». Об остальных он сожалел. Бензин, тряпки, колья припас заранее в лесу. Сразу же после задержания пытался покончить жизнь самоубийством, для чего поджег на себе одежду.

Чтобы понять субъективный смысл действий П., прежде всего необходимо проанализировать его жизнь и особенности личности.

Появление П. на свет было драматичным: роды протекали тяжело, с применением щипцов. Этот факт достаточно серьезен. Дело в том, что подобные роды, как можно предположить, не проходят бесследно. На досознательном, организмическом уровне у ребенка формируется ощущение своей нежелательности, ненужности для мира, в который он пришел. Видимо, поэтому будущий убийца в детстве был беспокоен, часто болел. В то же время он был послушен, привязан к дому, возможно, надеясь обрести в нем, как и в болезни, защиту. В школе он также оставался неуверенным в себе, мнительным, трудно сходился с ребятами, никогда не спорил по серьезным вопросам, боялся оказаться неправым, избегал конфликтов.

Поступил в институт, но проучился в нем всего 3 месяца. Стало стыдно перед родителями, появились мысли о самоубийстве. Во время службы в армии часто конфликтовал, дрался, убежал из части. После демобилизации вновь возникли мысли о самоубийстве. Был привлечен к уголовной ответственности за хулиганство. В процессе следствия эксперты-психиатры пришли к выводу, что он страдает депрессивным психозом с выраженной акцентуацией по психостеническому типу с повышенной тревожностью и мнительностью, заниженной самооценкой. Несколько раз лежал в психиатрической больнице: слышал голос, который говорил ему о его никчемности и бесполезности. Мысли о самоубийстве никогда не покидали его, в связи с чем употреблял таблетки, обливал себя бензином, хотел покончить с собой с помощью угарного газа работающего двигателя автомобиля. Наиболее серьезная попытка суицида предпринята в 1990 г. после того, как он разбил автомашину, которую считал «наряду с женой своим божеством». Обычно пассивен, монотонен, вял, аутичен, настроение снижено, критичность недостаточная, а саморегуляция слаба; эмоциональные реакции упрощены, о чем свидетельствуют поступки, в том числе убийство пятерых людей. Иными словами, на возникающие сложные ситуации он реагирует «просто» и однозначно – уничтожает других или пытается убить себя.

Для понимания субъективных причин совершенных П. убийств очень важно то, что он рассказывает о своих отношениях с женщинами вообще и с женой в особенности: «Мне труднее общаться с женщинами, чем с мужчинами. Началось это с пятнадцати лет. С девочками в классе я не дружил. Пытался ухаживать, но ничего не получилось, одна отказала, другая… Лучше стало получаться после армии, когда мне уже был 20–21 год, но до жены интимные отношения были только с двумя девушками. После свадьбы в 1990 г. сначала было все хорошо, конфликты с Лилией начались в связи с тем, что я часто лежал в психиатрических больницах, долго не мог устроиться на работу. Она ушла к своим родителям, развод оформили в 1993 г. Я очень страдал и уже после развода пришел к ней на работу, вновь стал ухаживать за ней, возобновились сексуальные отношения, но я чувствовал, что не удовлетворяю ее. Поехал в командировку на Дальний Восток, привез оттуда подарки ей и ребенку, но уже на следующий день она мне сказала, что я ни на что не способен в этой жизни, как мужчина тоже, и у нее уже полгода есть другой. Очень переживал. Вскоре узнал, что она поехала отдыхать с ребенком, и „решил их сжечь“. Об этом мне твердил голос в голове: „Сожги их, сожги!“ Голос был сильный и властный, как у Левитана».

Итак, перед нами одинокий, замкнутый, погруженный в свои переживания человек, к тому же психически больной (последний диагноз – шизофрения), все радости которого сосредоточены на жене, чей уход воспринимается им как окончательная жизненная катастрофа. По его мнению, не остается ничего другого, как уничтожить ее и любовника, которые доказали ему, что он действительно никчемный и никому не нужный человек. Впрочем, он всегда ощущал это, и его многократные суицидальные попытки говорят о том, что жизнь ему была не нужна. То, что потерпевших он сжег, а не убил каким-либо иным способом, можно объяснить бессознательным расчетом: огонь полностью уничтожит все, от чего он страдал. Погибли ни в чем не повинные люди? П. всю жизнь был одинок, ни с кем не дружил, люди были далеки от него и малопонятны, он, в общем-то, имел с ними очень мало общего. Поэтому о них не думалось, субъективно психологически они не существовали для него как живые.

Жестокость и особая жестокость могут проявляться при опасных насильственных посягательствах любого типа. Жестокость тем вероятнее и тем беспощаднее, чем острее предшествующий убийству конфликт, чем непримиримее позиции сторон, чем более глубокие эмоциональные раны они наносят друг другу. В конечном итоге именно преступник «определяет» наличие или отсутствие жестокости в своих действиях и ее, так сказать, дозу, но имеет значение и действия потерпевшего, а также другие внешние обстоятельства. Жестокость и беспощадность проявляются не только тогда, когда им предшествует острый и непримиримый конфликт, но и в случае совершения массовых убийств. Я имею в виду такие преступления, как расправы над мирными жителями во время войны, уничтожение военнопленных, террористические акты и т. д. Здесь содержанием конфликта являются непримиримые национальные или религиозные интересы или столкновение культур.

Криминологи и журналисты указывают на то, что падению нравов в обществе и процветанию агрессии активно способствует культ насилия в средствах массовой информации. Присутствующий в средствах массовой информации культ насилия, разумеется, может приводить к совершению насильственных преступлений, поскольку сцены насилия и жестокости формируют у человека готовность к действиям подобного рода и убежденность в их допустимости. Вместе с тем необходимо иметь в виду как минимум два важных обстоятельства: во-первых, «изобилие» насилия, например, на экране приводит к противоположному результату, зритель или читатель уже не воспринимает его как насилие и относится к нему очень спокойно. Во-вторых, многие киногерои, по существу, мифологические персонажи, которые борются и устанавливают справедливость, пусть и насильственными и даже жестокими методами. Тем самым они снимают внутреннюю напряженность у человека, который претерпел несправедливость или преследование, он внутренне удовлетворяется мыслью, что есть некто, способный на психологическом уровне как бы защитить его. Тем самым снимается внутреннее напряжение и тревога. Таким образом, мы видим, что в некоторых случаях действия агрессивного героя могут иметь психотерапевтическое значение.

К числу наиболее важных условий, способствующих насильственной преступности, следует отнести пьянство. Систематическое употребление спиртных напитков способствует ослаблению или потере самоконтроля, проявлению жестокости, грубости, вспыльчивости и агрессивности. Опьянение резко обостряет и другие отрицательные качества характера, вызывает чувство мести, ревности, алчность, корыстолюбие. Вот почему алкоголизм, алкогольное опьянение и вызванные ими изменения в психике являются в большинстве случаев фактором, непосредственно влияющим на совершение насилия над личностью и хулиганских поступков. Не случайно подавляющее большинство насильственных преступников либо до совершения преступления постоянно употребляли спиртные напитки, либо в момент совершения преступления находились в нетрезвом состоянии. Убийства или тяжкие увечья, нанесенные из хулиганских побуждений, в ссорах и драках, являются наиболее типичными примерами существенного влияния пьянства на совершение подобных преступлений. Особенно пагубное воздействие оказывает алкоголизм на молодых людей, для которых в силу их возрастных особенностей характерны неумение правильно оценивать жизненные события, повышенная эмоциональная возбудимость, недостаточные навыки социального торможения и в то же время стремление показать себя, продемонстрировать храбрость. Совокупность этих обстоятельств нередко является причиной совершения насильственных преступлений.

Совершению насильственных преступлений, в первую очередь убийств, тяжкого вреда здоровью и хулиганства, способствует и безразличное отношение окружающих к фактам общественно опасного поведения отдельных лиц, а также несвоевременное и недостаточное реагирование на такие факты со стороны органов внутренних дел, суда, прокуратуры, администрации и общественных организаций, предприятий и учреждений. Большинство убийств и нанесений тяжкого вреда здоровью во многом носит непредумышленный характер, возникает на почве бытовых неурядиц, неприязненных отношений в семье, а также под влиянием алкоголя. Совершению таких преступлений часто предшествуют обстоятельства, свидетельствующие о намерениях преступника: последние обычно выражаются в угрозах убийством, в преследовании жертвы, побоях, истязаниях и сопровождаются неоднократным учинением хулиганских действий.

Подобное поведение, естественно, становится известно широкому кругу людей – соседям, сослуживцам, общественным организациям по месту жительства или месту работы хулигана и дебошира, работникам милиции и прокуратуры. Между тем отдельные сотрудники органов внутренних дел и прокуратуры вместо того, чтобы привлечь к уголовной ответственности лицо, которое угрожает убийством или учиняет дерзкие хулиганские действия, нередко всего лишь рекомендуют потерпевшему обратиться в порядке частного обвинения в суд. Чувствуя безнаказанность, указанные лица совершают тяжкие насильственные преступления. По имеющимся выборочным данным, совершению 40–50 % убийств и случаев нанесения тяжкого вреда здоровью помимо прочих условий способствовало отсутствие должной реакции органов внутренних дел, суда и прокуратуры на неправомерные действия обвиняемых, предшествовавшие преступлению.

3. Предупреждение насильственной преступности

Основой предупреждения насильственной преступности является решение глобальных экономических, социальных, политических, нравственных, правовых и прочих проблем, в первую очередь, конечно, тех, которые непосредственно определяют существование насильственной преступности, ее состояние, динамику и структуру. Повышение экономического благосостояния людей, совершенствование их нравственного воспитания, решение политических задач и проблем повседневного существования, быта имеет первостепенное значение для борьбы с таким злом, каким является преступное насилие.

Все это, конечно, будет способствовать и снижению тревожности людей. Как уже говорилось выше, высокий уровень этого негативного явления с неизбежностью порождает агрессивность как способ защиты от действительных или мнимых опасностей. Но действительных опасностей достаточно много, и здесь деятельность правоохранительных органов должна быть особенно заметной и весомой – имеется в виду их своевременное и эффективное вмешательство в криминогенные конфликты, принятие мер к тем, кто дерзко нарушает общественный порядок и проявляет явное неуважение к людям. Конечно, очень важно улучшение раскрываемости агрессивных преступлений, и в особенности серийных убийств, сексуальных и заказных. Бесспорно, должны быть полностью изжиты факты укрывательства опасных насильственных преступлений от регистрации, а значит, и от должного реагирования на них.

В профилактике насильственной преступности следует отвести важную роль деятельности государства по предупреждению этнорелигиозных конфликтов и связанных с ними террористических проявлений. Необходима более жесткая борьба с незаконным оборотом оружия, который связан как с терроризмом, так и с организованной преступностью. Вообще, чем успешнее мы будем бороться с последней, тем легче нам будет противостоять насилию, поскольку преступные организации часто прибегают к нему для решения своих проблем, в том числе для расправы с конкурентами и «предателями». Кроме того, некоторые члены преступных сообществ используют насилие ради насилия, ради причинения страдания, реализуя тем самым свои садистские наклонности.

Особым объектом профилактического внимания должны стать семья и бытовые отношения людей. Здесь необходимо отметить несколько направлений:

а) разрешение семейно-бытовых конфликтов на профессиональном, когда это нужно, уровне;

б) повышение уровня культуры семьи и особенно внутрисемейного общения;

в) принятие мер к оздоровлению среды, которая окружает семью;

г) блокирование губительных последствий влияния неформальных малых групп с антиобщественной ориентацией, в которые «уходят» подростки из неблагополучных семей, а также выявление и ликвидация малых групп подобного рода;

д) принятие предусмотренных законом мер к родителям, ведущим антиобщественный образ жизни и не обеспечивающим должного воспитания детей.

В России должна быть скорректирована государственная политика в отношении лиц, совершивших наиболее опасные преступления против человека. Прежде всего, необходимо изменить чрезмерно мягкую карательную политику в отношении убийц и прочих преступников, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Они ни в коем случае не должны отделываться краткими сроками лишения свободы, особенно в случаях неоднократного совершения тяжких агрессивных действий.

В последние годы в российском обществе постоянно обсуждается актуальная проблема применения или неприменения смертной казни, появляется среди ученых и общественных деятелей все больше и больше ее противников. При этом в числе основных аргументов называется то, что это наказание сейчас не применяется в Европе, что смертной казнью никого нельзя запугать, что право на жизнь является неотъемлемым, что к смертной казни может быть приговорен и невиновный и т. д. Эти аргументы не представляются достаточно обоснованными:

– В Европе совершенно иная обстановка, нежели в России, в том числе криминологическая. В России совершенно другой менталитет, представления ее населения о добре и зле и воздаянии за зло не тождественны европейским.

– Неверно, что смертной казнью нельзя никого запугать. Можно напугать даже намного менее суровым наказанием, если оно будет неотвратимым. Повседневная практика убедительно свидетельствует, что санкции являются мощным регулятором поведения. Если бы угроза смертной казни могла бы остановить хоть одного убийцу, это явилось бы достаточным обоснованием ее необходимости.

– Право на жизнь является отъемлемым. Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает по меньшей мере три случая освобождения от уголовной ответственности при правомерном причинении вреда. Если бы право на жизнь было бы неотъемлемым, мы не смогли бы защищать Родину от врагов и себя от нападения преступников.

Легко представить себе такую ситуацию: захватываются заложники, чтобы власть освободила лишенных свободы террористов. В этом случае мы подвергаем смертельной опасности жизни заложников только по причине весьма абстрактных соображений о недопустимости смертной казни, мы платим их жизнями за наши якобы гуманистические убеждения.

В отношении отдельных категорий наиболее опасных преступников (серийных убийц, террористов, повинных в гибели многих людей) сейчас, когда у нас фактически отменена смертная казнь, при назначении пожизненного лишения свободы в уголовном законе должна быть предусмотрена невозможность помилования.

Самостоятельного рассмотрения заслуживает вопрос о психических больных, которые по решению суда направляются в психиатрические стационары. Освобождение оттуда не должно быть столь простым и легким, как сейчас, поскольку соответствующие лица могут представлять исключительную опасность для общества. Решение комиссии в отношении конкретного лица обязательно должно быть единогласным, в судебном заседании, на котором будет решаться вопрос об их освобождении, целесообразно предусмотреть участие прокурора и адвоката потерпевшей стороны.

В стране необходимо построить новые психиатрические стационары различных видов режима. Нынешние стационары уже не вмещают того количества людей, которых туда направляют, да и само их состояние оставляет желать лучшего.

Для того чтобы успешно предупреждать насилие, необходимо разработать и реализовать на практике научно обоснованную и продуманную методику исправления тех, кто уже осужден за насильственные преступления. Это потребует, как минимум, внедрения в практику органов, исполняющих наказание, всех тех предложений и рекомендаций, которые уже выработаны наукой, но не востребованы или слабо востребованы практикой.

В средствах массовой информации должен быть поставлен прочный заслон пропаганде насилия. Разумеется, ни о какой цензуре не может быть и речи, однако необходимо возвести некие нравственно-психологические преграды на пути бесконечной демонстрации сцен насилия и жестокости. Очевидно, у тех, кто решает вопрос о демонстрации сцен насилия, надо выработать какой-то внутренний запрет, который диктовал бы им возможность или невозможность показа тех или иных жестоких действий.

Поскольку совершению насильственных преступлений активно способствуют пьянство, алкоголизм и наркомания, эти негативные явления должны стать предметом особого профилактического внимания. Соответствующая деятельность должна осуществляться с учетом нынешних реалий, когда доступ к спиртным напиткам практически ничем не ограничен. При этом надо иметь в виду, что агрессивное преступление нередко совершают лица в нетрезвом состоянии, которые не являются алкоголиками.

Литература

Основная

Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 2002.

Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 2002.

Дополнительная

Антонян Ю.М.

Психология убийства. М., 1997.

Антонян Ю.М.

Убийства ради убийства. М., 1998.

Антонян Ю.М., Горшков И.В., Зулкаренеев Р.М., Сапрунов А.Г.

Насилие в семье. М., 2000.

Антонян Ю.М.

Насилие. Человек. Общество. М., 2001.

Антонян Ю.М.

Преступная жестокость. М., 1994.

Антонян Ю.М.

Жестокость в нашей жизни. М., 1995.

Лебедев С.Я.

Традиции, обычаи и преступность. М., 1995.

Абельцев С.Н.

Личность преступника и проблемы криминального насилия. М., 2000.

Локк Р.В.

Заказные убийства (криминологический анализ). М., 2003.

Сафуанов Ф.С.

Психология криминальной агрессии. М., 2003.

Ильяшенко А.Н.

Противодействие насильственным преступлениям в семье. М., 2003.

Корецкий Д.А., Пособина Т.А.

Современный бандитизм в системе вооруженной преступности. Ростов-на-Дону, 2001.

Корецкий Д.А., Землянухина Л.М.

Личность вооруженного преступника и предупреждение вооруженной преступности. Ростов-на-Дону, 2001.


<