2. Причины преступности несовершеннолетних : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

2. Причины преступности несовершеннолетних

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

Причины преступности несовершеннолетних являются составной частью общих причин преступности в стране, при этом надо учитывать, что сама преступность несовершеннолетних активно способствует преступности в целом, о чем говорилось выше. Негативные явления и процессы экономического, идеологического, социально-психологического, культурно-воспитательного, демографического характера, происходящие в обществе, наиболее болезненно отражаются на наиболее не защищенной части населения – детях и подростках. В настоящее время государство не в состоянии выделить необходимые материальные средства на развитие и воспитание подрастающего поколения, охрану его здоровья и организацию досуга, оказание помощи семье. Поэтому возрастает беспризорность и безнадзорность подростков, их заболеваемость. Так, по выборочным данным, лишь 15 % несовершеннолетних могут считаться практически здоровыми. Данное обстоятельство существенно ограничивает их возможности в продолжении образования, выборе профессии, бытовом и трудовом устройстве, приобщении к общественно полезным ценностям и группам, в конечном итоге, приводит многих к противоправному поведению.

Несовершеннолетние – это социальная группа, которая особенно болезненно воспринимает негативные последствия экономических, социальных и духовных потрясений. Поэтому многие исследователи отмечают социальное отчуждение подростков и их готовность уйти от жизненных проблем в мир алкоголя и наркотиков, отсутствие жизненных перспектив, возможности реализоваться в общественно полезной деятельности, ощущение бесцельности существования, отверженность в семье и социальное сиротство. Все это активно криминализирует подростковую среду, однако затрагивает отнюдь не всех несовершеннолетних, а, в первую очередь, необеспеченные слои общества. Но и обеспеченные группы не могут считать себя застрахованными от вероятности, что дети и подростки их круга совершат правонарушение.

Отсутствие у государства возможности обеспечить должное воспитание и развитие детей и подростков не компенсируется семьей, которая, с одной стороны, сама не получает должной помощи, а с другой – за годы абсолютного советского государственного патронажа просто перестала проявлять себя как самостоятельная и действенная сила, способная решать собственные проблемы. Таким образом, несовершеннолетние из неблагополучных слоев общества оказались в положении, когда ни государство, ни семья не способны обеспечить их должное развитие и воспитание.

Важной причиной преступности несовершеннолетних стало ухудшение социально-экономического положения беднейших слоев населения. Нельзя утверждать, что все население страны обеднело, поскольку это не так. Но заметно увеличился разрыв между бедными и богатыми, положение бедных слоев населения часто становится безвыходным, что самым негативным образом сказывается на преступности несовершеннолетних. Другой фактор – это негативные процессы в семье. К сожалению, семья зачастую не просто не может, но и не желает или не умеет оказать подростку необходимую помощь, контролировать его поведение, заботясь о нем, наконец, просто любить его. Фактор материальной обеспеченности в данном случае практически не имеет значения. Ведь известны примеры, когда вполне обеспеченная семья, которая, казалось бы, делает для ребенка все: контролирует его поведение и учебу, удовлетворяет его желания и даже капризы, предоставляет возможность овладения иностранными языками, занятий спортом и т. д., не обеспечивает главного – любви, эмоционального тепла в отношениях между ребенком (подростком) и родителями. Происходит скрытое отвергание, выталкивание ребенка из семьи, что, кстати, редко осознается и им, и семьей. Бывает и открытое неприятие ребенка семьей, когда его подвергают жестокому обращению, бьют, оскорбляют, выгоняют из дома, не кормят, не проявляют никакой заботы.

Еще один криминогенный семейный фактор – отрицательный пример старших, особенно тех, с которыми у несовершеннолетнего прочный эмоциональный контакт. При его наличии он легко и с охотой воспринимает и усваивает то, что ему демонстрирует старший. В случае отсутствия эмоциональной связи подросток не воспринимает от взрослых ни хорошего, ни плохого и начинает искать признания, поддержки и помощи в неформальных малых группах – среди сверстников на улице.

Можно ли считать неполную семью неблагополучной только потому, что она неполная? Да, если исходить из мысли, что сама природа распорядилась так, чтобы ребенка (подростка) воспитывали и мать, и отец. Каждый из них имеет определенные обязанности, неисполнение которых может привести к нежелательным последствиям. Но если один из родителей, а тем более оба ведут антиобщественный образ жизни, совершают аморальные поступки и преступления, лучше изолировать от них подростка. Итак, неблагополучной является семья, в которой:

– ребенка не любят, не проявляют заботы о нем, отвергают в явной или скрытой форме, иногда не осознавая этого, а, напротив, проявляя гиперопеку;

– родители и другие старшие члены семьи ведут антиобщественный образ жизни, совершают аморальные и противоправные действия.

Они, естественно, втягивают в антиобщественный образ жизни подростка, особенно, если в семье существуют тесные эмоциональные отношения. При отсутствии таковых не исключено, что самые правильные наставления и назидания, праведный образ жизни старших не будут восприняты адресатом – подростком. Он будет глух к ним, потому что они чужие.

Итак, я не думаю, что неполная семья является катастрофой. Лучше неполная семья, чем пьющий отец или мать, которые не выполняют никаких обязанностей по отношению к своим детям.

Подростки, отвергнутые семьей, не имеющие семьи, плохо успевающие в школе и совершающие мелкие проступки, неизбежно объединяются в малые группы. Малые группы – это некий коллективный отец, понимающий, любящий, готовый оказать поддержку и помощь. Эти малые группы противостоят семье и школе. Чем меньше ребенку уделяют внимания в семье, тем хуже у него успехи в школе и сильнее привязанность к неформальной группе сверстников, а также общее отчуждение от позитивной среды.

Неформальная группа сверстников становится основной областью его жизнедеятельности. Я бы даже взял на себя смелость утверждать, что неформальные группы сверстников – это в общем-то группы отторгнутых семьей и школой подростков. Не подумайте, что я перекладываю на семью и школу всю вину. Я думаю, что сами подростки должны отвечать за то, что они делают. И на них самих тоже лежит вина, это естественно. Но тем не менее это подростки, выброшенные из семьи и школы.

У несовершеннолетних преступников обязательно надо формировать чувство вины, поскольку без него нет нравственности. Однако эта очевидная и давно известная истина далеко не всегда принимается во внимание правоохранительными органами и средствами массовой информации. Так, образ подростка-убийцы или разбойника на экране телевизора или на страницах печати почти всегда сопровождается сентиментальными рассказами о его бедственной судьбе, но без какого-либо упрека в его адрес. Убитые и ограбленные остаются за кадром, как будто их не существует. Естественно, герои подобных репортажей вполне могут чувствовать себя незаслуженно гонимыми. Например, некий 17-летний осужденный за убийство матери в целях ограбления сказал, что его пребывание в воспитательной колонии совершенно бессмысленно, поскольку этим его мать не оживить. Сострадание к преступнику, тем более к подростку, необходимо, но оно не должно вытеснять его вину, оно должно способствовать покаянию.

Недостатки школьного воспитания и обучения также являются криминогенным фактором. Семью и школу неоднократно упрекали и, по-видимому, всегда будут упрекать в том, что они не обеспечивают надлежащего нравственного формирования личности подростка. Группы сверстников, формирующиеся из числа школьников, состоят, как правило, из тех, кто плохо учится и часто нарушает дисциплину. К ним нередко примыкает молодежь, которая и не учится, и не работает. Подобные группы постепенно переходят от мелких правонарушений к более серьезным.

Недостатки школьного образования отечественные криминологи всегда относили к числу факторов, порождающих не только преступность несовершеннолетних, но и влияющих на преступность в целом. Их можно сгруппировать следующим образом.

– Снижение значимости образования. В России фактически происходит переход от обязательного всеобщего среднего образования к неполному среднему образованию. Это весьма печально для страны, которая по праву гордилась уровнем и качеством своего образования. Однако справедливости ради полезно вспомнить, что во времена обязательного всеобщего среднего образования далеко не все выпускники школ фактически обладали соответствующим уровнем знаний, поскольку такое образование требовалось властью и его достижение являлось основным критерием оценки работы конкретной школы. Многим неучам просто ставились удовлетворительные оценки только ради того, чтобы перевести их в следующий класс или выпустить из школы.

– Коммерциализация образования, в свете которой возникает все больше платных школ и высших учебных заведений. Это свидетельствует о наличии сословного образования и служит индикатором поляризации общества. Впрочем, сословное расслоение в школе существовало всегда: богатые родители могли нанять своим детям репетиторов и преподносить учителям подарки. Система подарков и поныне остается явным недостатком школы, который тем не менее хоть как-то компенсирует нищенские заработки школьных учителей.

– Сужение объема преподавания гуманитарных дисциплин, особенно литературы и истории. Между тем их преподавание всегда имело огромное нравственное значение. Попытки введения в некоторых школах религиозных дисциплин вряд ли смогут компенсировать этот недостаток, кроме того, это противоречит Конституции России.

– Как и в прошлом, сельская школа по качеству образования отстает от городской. Если иметь в виду криминологический аспект, то поведение сельских жителей всегда определялось не столько качеством образования, сколько иными факторами: всеобщей социально-психологической зависимостью, высокой эффективностью контроля со стороны семьи и т. д. Однако сельские жители, желающие продолжить образование в городских вузах, нередко сталкиваются с серьезными трудностями. Они нередко пополняют ряды городских правонарушителей, не выдержав конкурсного отбора в желаемый университет или институт.

Необходимо сказать о свертывании, во всяком случае о сокращении, системы внешкольного воспитания в клубах, кружках самодеятельности, центрах организации досуга, детского творчества, в различных объединениях по интересам. Подобные внешкольные структуры играли огромную антикриминогенную роль и занимали достойное место в профилактике правонарушений в микрорайонах. Это тот самый хорошо организованный досуг, который способен успешно конкурировать с неформальными малыми группами молодежи, непрерывно «поставляющими» преступников. Сейчас основная часть досуговых учреждений пребывает в плачевном состоянии, хотя и предпринимаются усилия по их восстановлению.

Резерв преступности несовершеннолетних, его постоянный источник составляют:

– лица, совершившие общественно опасные деяния до достижения возраста уголовной ответственности: каждый год немалое число таких лиц ставится на учет в милиции; ежегодно они совершают примерно 100 тыс. проступков;

– лица, сбежавшие из интернатных учреждений или из семьи: в 2002 г. было задержано около 700 тыс. таких подростков;

– дети беженцев и мигрантов: сейчас в нашей стране около 2 млн, по некоторым данным – 3 млн мигрантов, вынужденных переселенцев и беженцев. Положение этих людей весьма тяжелое. И дети в этих семьях, находясь в стадии формирования личности, естественно, испытывают огромные затруднения. Они зачастую попадают в среду, которая им враждебна, например, 8-, 10-, 12-летних сверстников, которые их не понимают, отвергают, отталкивают, смеются над ними, провоцируя протест в форме насилия. Поэтому я считаю, что беженство и неуправляемую иммиграцию надо выделить в качестве самостоятельного фактора преступности несовершеннолетних;

– подростки, состоящие на учете в милиции и достигшие возраста уголовной ответственности: по некоторым данным (И.А. Кобзарь, 2001 г.) число таких несовершеннолетних составляет около 400 тыс. в год.

Принято считать, что в преступном поведении подростков обычно доминируют корыстные мотивы. Однако саму корысть разные исследователи понимают по-разному, часто разумея под нею и нематериальную выгоду. Не оспаривая того, что корысть является наиболее распространенным среди прочих мотивов у подростков, совершающих преступления, необходимо отметить и другие мотивы: зависть, стремление к самоутверждению, «доказывание» самому себе, попытки преодолеть мучительное чувство собственной неадекватности и даже неполноценности, желание завоевать авторитет и уважение в глазах группы, а также удовлетворить свои элементарные физиологические потребности, особенно сексуальные. Как и у других людей, преступное поведение у подростков полимотивировано, т. е. определяется сразу несколькими переплетающимися друг с другом мотивами, например самоутверждения и корысти.

В то же время нельзя не отметить, что заметно повысился уровень жестокости многих насильственных и корыстно-насильственных преступлений подростков, производя временами впечатление самоцели. Надо признать, что и раньше несовершеннолетние совершали весьма жестокие преступления, достаточно вспомнить грубейшие вспышки молодежного группового насилия в 1970–80-е годы в городах Поволжья. Рост жестокости в преступлениях подростков свидетельствует о том, что жестокость и агрессия становятся самостоятельным мотивом их поведения, с их помощью они самоутверждаются, компенсируют ощущение ущемленности и смутно ощущаемые обиды.