1. Общая характеристика преступности несовершеннолетних : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

1. Общая характеристика преступности несовершеннолетних

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

Прежде всего надо пояснить, что представляет собой особенная часть криминологии. В отличие от общей части, содержащей методологические основы науки криминологии и посвященной общим проблемам преступности, особенная сосредоточена на исследовании отдельных видов преступности – их характеристик, причин и предупреждения. Это соответствует Уголовному кодексу Российской Федерации, который тоже делится на общую и особенную части, а также науке уголовного права, имеющей то же деление.

Изучение проблем особенной части должно начинаться именно с преступности несовершеннолетних, поскольку она по этическим причинам имеет чрезвычайно важное значение для любого общества, не только для нашего. Можно сказать, что состояние преступности несовершеннолетних определяет нравственный уровень и облик общества. Преступность несовершеннолетних, ее динамика и структура едва ли не в определяющей степени характеризуют уровень развития общества, его нравственности и социальной зрелости. И, конечно, влияют на социальную, экономическую и политическую обстановку в стране.

Если рассматривать только криминологический аспект, надлежит отметить, что преступность несовершеннолетних оказывает определяющее влияние на преступность в целом, и в частности на организованную, профессиональную и рецидивную.

Невозможно предупреждать антиобщественное явление, предварительно не уяснив, что оно собой представляет и каковы его причины: иначе вся предупредительная работа будет попросту беспредметна. Ведь если врач возьмется лечить пациента, не зная, чем он болен и чем вызвано заболевание, лечение тоже не будет успешным.

Криминологами доказано, что чем в более раннем возрасте человек начинает совершать антиобщественные поступки и преступления, тем выше вероятность того, что его поведение останется прежним, когда он повзрослеет. Именно поэтому можно сказать, что рецидивная преступность напрямую зависит от преступности несовершеннолетних. Анализ биографий преступников-рецидивистов убедительно свидетельствует, что подавляющее большинство из них начинало преступную деятельность именно в подростковом возрасте. Многие из них совершали общественно опасные действия, еще не достигнув возраста уголовной ответственности. Организованные преступные группы состоят преимущественно из людей, которые еще до достижения 18-летнего возраста неоднократно попадали в поле зрения правоохранительных органов и привлекались к административной и уголовной ответственности. Одним словом, организованная преступность тоже питается преступностью несовершеннолетних.

Проблема антиобщественного поведения подростков, не достигших возраста уголовной ответственности, весьма актуальна для нашей страны, в которой ежегодно выявляется до 700 тыс. беспризорных несовершеннолетних. Обеспечение им нормальных условий воспитания и обучения – архиважная задача, поскольку родительская семья в большинстве случаев на это не способна. Дело в том, что подростки как раз и бегут из неблагополучных семей.

Начав совершение преступлений в подростковом возрасте, многие люди уже не могут отказаться от этого: преступное поведение, общение с другими преступниками, оторванность от позитивных социальных групп, прежде всего от семьи и трудовых коллективов, становятся привычным и единственно возможным образом жизни. Так вступают на путь преступного профессионализма – добывания средств к существованию только или преимущественно путем совершения преступлений. Некоторые становятся членами преступных сообществ, другие нарушают уголовный закон в одиночку, иногда спиваясь и опускаясь на дно.

Преступность несовершеннолетних составляет около 10–15 % преступности в целом. Наиболее часто подростки совершают преступления против собственности (80 % подростковой преступности), среди которых основное место занимают кражи, за ними следуют грабежи, разбои и вымогательства. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка (как правило, это хулиганство) составляют около 7 %, преступления против здоровья населения и общественной нравственности – около 6 %, преступления против личности – около 3 %.

Итак, для несовершеннолетних наиболее характерны кражи, наименее – преступления против личности. Так было всегда, но по сравнению с советскими временами значительно увеличились совершаемые подростками преступления, связанные с незаконным изготовлением, приобретением, хранением, перевозкой, пересылкой или сбытом наркотических средств и психотропных веществ. Последние годы наблюдается устойчивый рост подобных преступлений. Так, в 2002 г. по сравнению с 1996 г. их доля в преступности несовершеннолетних возросла почти вдвое. За этот же период вдвое увеличилась и доля совершаемых подростками вымогательств. Последние 10 лет отмечается значительный рост совершаемых подростками убийств, покушений на них и нанесения тяжкого вреда здоровью.

Некоторые насильственные преступления подростков носят характер вандализма, печать слепой ярости и необузданного протеста. Иногда они просто уничтожают людей или вещи, не понимая, против кого или чего направлена агрессия. Так бывает, когда орудует небольшая, но спаянная группа несовершеннолетних, или при массовых беспорядках футбольных фанатов.

Весьма тревожит тот факт, что несовершеннолетние стали чаще вовлекаться в этнорелигиозные конфликты, в экстремистские группировки и националистические движения. Опасность такой тенденции заключается в том, что молодые люди могут стать на путь терроризма. Собственно, это уже свершилось. Как показывает исследование террористических групп, действующих на Северном Кавказе, в их составе немало подростков. Они за определенную плату или безвозмездно, из ненависти или из потребности в острой и опасной игре, участвуют в подрыве боевой техники федеральных войск, нападении на отдельные группы солдат, закладывают взрывчатые вещества и т. д. В силу своей жизненной незрелости, несформированности идеалов и особенностей возрастного восприятия несовершеннолетние вообще склонны активно участвовать в экстремистских политических движениях, подчас не очень ясно представляя, что это такое, но готовые выполнить достаточно рискованные задания. Другой тревожащий факт состоит в том, что подростки, жизнь которых складывается неудачно, а также страдающие различными психическими аномалиями, часто вовлекаются в антиобщественные тоталитарные секты.

Согласно данным последней (1999 г.) всероссийской переписи осужденных, удельный вес осужденных мужского пола в воспитательных колониях составил 94,6 %, а лиц женского пола – 5,4 %. Эти данные соответствуют полученному в ходе переписи общему распределению осужденных по полу (94,1 % мужчины, 5,9 % женщины). Более 70 % несовершеннолетних осуждены к лишению свободы за кражи, грабежи и разбои; подростки 14–15 лет, осужденные за менее тяжкие преступления, составили 2,8 % от общего числа преступников этой возрастной категории, лица 16–17 лет – 1,5 %; лица 14–15 лет, осужденные за преступления средней тяжести, – 8,3 %, а лица 16–17 лет – 8,4 %; лица 14–15 лет, осужденные за тяжкие преступления, – 83,9 %, а лица 16–17 лет – 84,8 %; лица 14–15 лет, осужденные за особо тяжкие преступления, – 5,0 %, а лица 16–17 лет – 5,3 %. Как мы видим, подавляющее большинство несовершеннолетних преступников осуждены к лишению свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления. Между тем на срок от 5 до 10 лет лишения свободы включительно осуждено только 24,1 % преступников-подростков.

Взрыв преступности несовершеннолетних в нашей стране пришелся на конец 1960 – начало 70-х годов, поскольку именно в этот период резко увеличилось подростковое население Советского Союза. Дело в том, что в 1945–1948 гг. несколько миллионов взрослых мужчин вернулись к мирной жизни. Некоторые из них обзавелись семьями, а те, у кого семьи были, вернулись к ним, и после известного количества месяцев появились дети, которые в конце 1960 – начале 70-х годов достигли возраста уголовной ответственности. Преступность несовершеннолетних как острейшая криминологическая и даже общесоциальная проблема стала привлекать пристальное внимание государства и государственных органов, а также ученых. В те годы сформировалось целое направление по изучению преступности несовершеннолетних и разработке мер борьбы с нею. Криминология как наука окончательно оформилась в это же время во многом под воздействием этого социального заказа. Тогда появилось достаточно фундаментальных работ, посвященных преступности несовершеннолетних и мерам борьбы с ней. Объяснительные схемы тех лет во многом носили идеологический оттенок, поскольку партийная диктатура разрешала видеть только то, что ей представлялось выгодным и полезным. И, конечно, в идеологические тиски оказалась зажата криминология, подобные тиски всегда пагубны для науки, однако отечественные ученые оказались на высоте, успешно разрешив научные проблемы подростковой преступности.

В этот период воззрения на природу и причины преступных действий несовершеннолетних были распространены на преступность вообще. В целом это дало положительные результаты, особенно в области познания социальных факторов, способствующих формированию личности преступника. В 1960–70-х годах особое значение для познания причин преступности несовершеннолетних имели труды А.Б. Сахарова, Г.М. Миньковского, К.Е. Игошева и их многочисленных учеников.

Последние 10 лет преступность несовершеннолетних росла в 6 раз быстрее, чем общее число несовершеннолетних среди населения. Рост преступности несовершеннолетних увеличивается с ростом преступности в целом. Совершенно естественно, что с ростом преступности увеличивается и число преступлений несовершеннолетних.

Как полагают российские эксперты в области криминологии, преступность несовершеннолетних в стране фактически в 4–5 раз превышает уровень зафиксированный официальной статистикой. Вместе с тем статистика отражает постоянный рост преступности несовершеннолетних, характерный даже для тех лет, когда к подросткам применялись жесткие меры, т. е. значительная их часть приговаривалась к лишению свободы. Так было, например, в 1970–80-е годы, но таким путем не удалось остановить рост подростковой преступности.

Больше всего преступлений подростки совершают в Красноярском крае, Московской, Новосибирской, Пермской, Тюменской и Челябинской областях. Как мы видим, наиболее высокий уровень преступности несовершеннолетних наблюдается в восточных районах страны. Уровень преступности данного вида в различных регионах относительно стабилен, не отмечается его резких комбинаций. Разумеется, принимая во внимание эти данные, необходимо помнить о высокой латентности преступности данного вида, причем она объясняется не столько злонамеренными действиями должностных лиц, сколько вполне законными факторами, например освобождением подростков от уголовной ответственности с учетом тяжелых обстоятельств их жизни или отсутствия социальной помощи. В то же время в воспитательных колониях немало подростков, совершивших кражу, причем незначительную, но поскольку это уже десятая или пятнадцатая кража, совершенная одним и тем же лицом, милиция и прокуратура просто не знают, что делать с таким несовершеннолетним и отправляют его в тюрьму.

Основная часть преступлений (70–75 %) совершается подростками в группе, что объясняется прежде всего их возрастными особенностями, психологической неустойчивостью и небольшим жизненным опытом, в том числе преступным. Для того чтобы решиться на совершение преступления в одиночку, человек должен обладать какими-то умениями, знаниями, навыками, особенно если преступление сложное и поэтому заранее планируется и подготавливается. Большинство подростков их не имеет и вынуждено прибегать к помощи других, как правило, своих сверстников.

Наиболее высокий уровень преступности несовершеннолетних приходится на 16–17-летних. Поэтому можно сформулировать следующее положение: чем большую опасность представляет собой личность несовершеннолетнего преступника, тем выше вероятность совершения им преступлений в одиночку. Лица, представляющие меньшую общественную опасность, как правило, совершают преступления в группе, но сами преступления могут быть очень опасными. Следовательно, трудно проводить различия между общественной опасностью личности и общественной опасностью деяния. Когда преступление совершается в группе, оно может быть более тяжким, чем совершаемое в одиночку, но общественная опасность личности отдельного участника группы может быть ниже, чем у личности того, кто совершает преступления в одиночку.

Между преступностью 14–15-летних и 16–17-летних имеется существенная разница – преступления второй группы опаснее, чем преступления первой. К 16–17 годам подросток успевает приобрести опыт совершения уголовно-наказуемых деяний, стойкую антиобщественную ориентацию, прочные связи с преступной средой, может быть, побывать в местах лишения свободы и т. д. В данном случае важен не только круг общения, но и возраст, поскольку один-два года в подростковый период весомее, чем в зрелости.

Преступность несовершеннолетних активно питает организованную преступность. Если проследить биографии преступников-подростков, станет ясно, что многие из них впоследствии входят в бандитские группы. Жизнь подобных преступников, если иметь в виду ее групповой уровень, строится по следующей схеме (рис. 13).

Примерно 90–95 % преступлений подростков – это преступления юношей, и только 5–10 % – преступления девушек. Причем доля последних среди преступниц значительно меньше, чем доля девушек того же возраста среди всего женского населения. Большая часть совершенных ими преступлений имеет имущественный характер. Однако в местах лишения свободы значительную часть осужденных составляют девицы, которые совершили преступления против личности, среди них много убийц, в том числе убийц собственных детей, по большей части только что родившихся. Дети – всего лишь помеха для таких женщин, как правило, не имеющих мужа. Но даже среди убийц практически отсутствуют искренно раскаявшиеся в содеянном. Иногда девушки организуют преступные группы для совершения грабежей, разбойных нападений и вымогательства.

По роду занятий среди несовершеннолетних преступников больше всего тех, кто нигде не работал и не учился. Кстати, такая же высокая доля неработающих и неучащихся была среди подростков и в советское время. Следовательно, фактор незанятости общественно полезным трудом достаточно криминогенен независимо от внешних условий. Что касается образования, то, как правило, уровень образования у несовершеннолетних преступников ниже, чем уровень образования у всего подросткового населения. Имеется в виду, разумеется, законченное среднее образование. Среди подростков-преступников очень мало тех, кто учился в высшем учебном заведении, несколько больше – обучавшихся в техникуме (профессиональном училище).

В целом состояние подростковой преступности, колебания ее динамического ряда опровергают многочисленные заявления средств массовой информации о катастрофическом росте этого вида преступности. Сказанное совсем не означает, что несовершеннолетние перестали быть одной из наиболее криминально пораженных категорий населения. Поэтому ни отдельные позитивные временные сдвиги в динамике преступности несовершеннолетних, ни здравый взгляд на мораль молодежи в целом, ни их активность, наблюдаемая иногда в отдельных областях жизни, в том числе в образовании и политике, не должны служить поводом для самоуспокоения и отрицания особой опасности преступности этого вида.

В переходный период, который сейчас переживает российское общество, нестабильность общесоциальных условий, большое число конфликтов и экономических трудностей дают право говорить о наличии в стране мощных и криминогенных, и антикриминогенных факторов. С учетом этого важного обстоятельства должно прогнозироваться состояние преступности несовершеннолетних и возможности в борьбе с ней. Использование результатов криминологического исследования преступности несовершеннолетних, как для ее предупреждения, так и для решения стратегических задач социальной политики государства и общества, зависит, с одной стороны, от объективных возможностей последних, а с другой – от специфики подросткового возраста. Дифференцированный и индивидуальный подход должен реализовываться в отношении любой категории правонарушителей, но в особенности несовершеннолетних. Отличительной чертой такой преступности является высокая латентность, быстрая и даже острая реакция несовершеннолетних на негативные социальные изменения.


<