2. Мотивация преступного поведения : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

2. Мотивация преступного поведения

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

Мотивация человеческого поведения относится к числу центральных проблем психологии. Понятия мотивации и мотивов разрабатываются психологией. Как бы важны ни были вопросы мотивации и мотивов для других наук, в частности юридических, им приходится прибегать к понятиям и определениям, которые имеются в психологии, потому что это область психологического познания.

Мотив – один из важнейших компонентов личности. Это внутренний стимул поведения, и абсолютно справедливо высказывание: «Каков мотив, такова и личность». Для того чтобы подчеркнуть и важность изучения мотивов и сложность соответствующих вопросов, нужно отметить, что одно и то же действие может детерминироваться различными мотивами. В связи с этим можно вспомнить античный рассказ. Некий человек спросил у рабочих, которые строили здание: «Что вы делаете?». Один из них сказал: «Я таскаю этот проклятый камень». Второй на тот же вопрос ответил: «Я зарабатываю себе на кусок хлеба». А третий сказал, что он строит прекрасный храм. Таким образом, внешне одинаковое поведение может определяться различными мотивами, и это надо учитывать при изучении поведения преступника.

Мотив – это внутренний, субъективный смысл поведения, то, ради чего оно реализуется. Это не цель, не задача, которую ставит перед собою человек, это смысл поведения. Мотив следует отличать от мотивации. Мотивация – это динамика мотивов, процесс возникновения, формирования, развития, изменения, корректировки мотивов, постановки целей и принятия решения. Мотивы и мотивация теснейшим образом связаны между собой. Кроме них существует еще понятие мотивировки. Мотивировка – это попытка рационально объяснить мотив, зачастую не имеет ничего общего с подлинными мотивами. Цель же можно определить следующим образом – это представление о результатах деятельности, не сам результат, а только представление о результате. Цель, ее постановка входят в мотивацию, но цель не является мотивом, хотя и тесно взаимодействует с ним.

Если мотивация является процессом возникновения, развития и корректировки мотивов, то возникает важный вопрос: когда начинают формироваться мотивы? Мотивы возникают и развиваются с началом формирования личности, вне которой нет мотива, т. е. они закладываются еще в детстве как основа личности. Другое дело, что мотивы могут изменяться, корректироваться, дополняться, но зачастую они постоянны для конкретного человека, пронизывая всю его жизнь. Поэтому иногда наблюдается весьма последовательное поведение человека, последовательное и в плохом, и в хорошем, в совершении и преступлений, и благородных поступков. Это обстоятельство свидетельствует, что у конкретной личности могут быть постоянные, неизменяющиеся или малоизменяющиеся, слабокорригируемые субъективные стимулы.

Следует отметить, что существует главный, генеральный мотив и наряду с ним дополнительные, второстепенные. Именно первый из них определяет поступки и функционирует долгое время, иногда всю жизнь, подчиняя себе дополнительные. Например, главным может быть мотив самоутверждения, который во многом определяет способы собственной реализации и, следовательно, в значительной мере регулирует поведение и образ жизни.

Можно отметить два уровня мотивации: рациональный, внешний и глубинный, смысловой. Второй уровень в наибольшей степени определяет поведение вообще и преступное в частности. Так, похищение чужого имущества внешне может мотивироваться корыстью, желанием человека обеспечить себе материальный достаток, а внутренне – потребностью снизить психотравмирующую тревожность, вызванную опасностями, которые отовсюду грозят необеспеченному, нуждающемуся субъекту.

Разделить рациональный и смысловой уровни мотивации преступного поведения бывает очень трудно, особенно в случаях совершения преступлений сложного характера, плохо поддающихся объяснению. Однако, только поняв глубинный смысл подобных преступлений, можно успешно сформулировать следственные версии и найти виновных. К сожалению, практические работники правоохранительных органов редко владеют необходимыми для этого знаниями.

Например, бывает трудно понять, почему некоторые преступники совершают изуверские действия в отношении детей. Обычно их пытаются объяснить психическими расстройствами, к тому же иногда связанными с сексуальной сферой. Но ведь расстройства такого рода могут наблюдаться и у людей, которые очень любят детей и никогда пальцем их не тронут. Следовательно, возникает вопрос: почему именно этот человек совершил подобные действия? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, разумеется, необходимо изучить этих людей. Изучение же показывает, что такие преступники сами в детстве были жертвами жестокого обращения. Внутренний смысл их действий заключался в том, чтобы уничтожить психотравмирующие воспоминания собственного детства; он носит характер самоубийства, но лишь на психологическом уровне. Этот невспоминаемый клубок детских травм, как правило, внезапно актуализируется в состоянии опьянения, снимающем внутренний контроль поведения.

Для того чтобы наглядно представить себе, что такое мотивация преступного поведения, необходимо обратиться к психологии бессознательного. Бессознательное – это особая сфера психики, существующая наряду с сознанием. Эти две сферы психики находятся между собой в достаточно сложных отношениях, иногда конкурируют, но чаще сотрудничают, дополняют друг друга, корректируют. Сейчас существование бессознательного практически не оспаривается, являясь аксиомой. Так же, как человек не может существовать, скажем, без сердца или какого-нибудь иного жизненно важного органа, так он не может существовать без сферы бессознательного, которое играет чрезвычайно важную роль в поведении.

О том, что эта сфера существует, люди давно догадывались, но впервые четко сформулировал, обосновал и развил теорию бессознательного всемирно известный ученый Зигмунд Фрейд. Ему принадлежит честь открытия, обобщения всех исследований в данной области и обеспечение качественно нового уровня познания этого явления. Его открытия ознаменовали новый исторический этап в человекознании. После Фрейда множество ученых (сейчас невозможно даже перечесть всех, кто этим занимался и занимается) исследовали бессознательную сферу психики. Разумеется, за это время было наработано очень много нового в этой области. Кое-что из созданного Фрейдом подверглось творческой критике, были уточнены, усовершенствованы взгляды на бессознательное, на его роль в жизни человека. Конечно же, бессознательное есть и в преступном поведении, поскольку присутствует в личности. А в преступном поведении оно представлено, главным образом, в мотивах и в мотивациях.

Сейчас, когда точно известно, что бессознательное существует, можно только удивляться, почему до Фрейда об этом говорилось столь робко, неуверенно, как бы на ощупь. Между тем отдельные религиозные, магические и мистические практики с древних времен настоятельно призывали человека выйти за пределы повседневности, в ту область, которая не охватывается сознанием, но играет в жизни важную роль. Сейчас понятно, что следовало бы гораздо настойчивей размышлять о том, что если существует сознание, то должно существовать и бессознательное, поскольку нет ничего, не имеющего своей противоположности.

Бессознательное – это то, что находится вне сферы сознания, не охватывается им. Бессознательное включает в себя невспоминаемый индивидуальный опыт, вытесненный в силу травматичности и неактуальности, нравственной неприемлемости, в том числе опыт детских лет, а также автоматизмы и инстинкты. Следовательно, бессознательные мотивы – это ускользающий от сознания, не охватываемый им смысл поведения.

Прокомментируем эти положения.

Во-первых, уточним, воспоминания не могут пребывать в области бессознательного. Воспоминания потому и воспоминания, что они всегда осознанны. Бессознательное хранит информацию о переживаниях, ощущениях, влечениях, которые по разным причинам, например нравственным, не представлены в сознании. Поэтому человеку так страшно заглядывать в глубь самого себя, где его могут поджидать лично ему принадлежащие дьяволы и монстры. Это является одной из основных причин, по которым преступники столь не склонны к действительному покаянию, ведь оно всегда грозит встречей с чудовищами, таящимися в глубинах их души. Но при этом бессознательное не является, безусловно, хранилищем всего дурного и отталкивающего. Там можно найти и светлые, радостные переживания, вытесненные ввиду их неактуальности.

Во-вторых, представления также не относятся к бессознательному, поскольку они всегда осознаваемы. В бессознательной сфере имеют место некие механизмы и мотивы, приводящие в действие представления, реализующие их в действии.

Итак, бессознательная психическая деятельность – это такая деятельность человека, которая осознается им смутно или не осознается вовсе. Однако это не означает, что индивид не способен ее осознать. Репрезентация бессознательного в сознании часто приводит к изменению поведения человека, его отношения к внешнему миру и самому себе. Бессознательное может быть выявлено и осмыслено другим человеком, например исследователем, владеющим специальными методами выявления психических явлений и процессов, скрытых от сознания самого субъекта.

Бессознательное оказывает немалое влияние на образ жизни и поведение личности, активно участвует и в формировании мотивов. Соответственно, сами мотивы поведения могут не осознаваться личностью, т. е. являться бессознательными. У лиц, отличающихся низким уровнем сознания и слабыми тормозными процессами, эмоционально насыщенное неосознаваемое переживание при провоцирующих обстоятельствах способно реализоваться в неожиданное для самого субъекта импульсивное действие, например убийство. В других случаях названное переживание, будучи по своему характеру неприемлемым для сознательных установок, может модифицировать сознание, выступая под маской мотивов иного рода, субъективно оцениваемых позитивно и приемлемых для человека, но объективно толкающих его на противоправные действия.

Игнорируя бессознательные явления и процессы, невозможно глубоко вникнуть в психику преступников и построить воспитательную работу, учитывающую их психические особенностей. Это наглядно подтверждается примером неоднократно судимых рецидивистов, которые продолжают преступную деятельность несмотря на различные меры воспитания, принуждения и помощи, которые к ним применялись. Их исправлению мешают стереотипы образа жизни и поведения, закрепленные в их психике на уровне бессознательного. Как показали проведенные нами исследования, немалая часть преступников-рецидивистов, длительное время ведущих антиобщественный образ жизни, не осознает собственные мотивы такого существования.

В случаях, когда неосознаваемые переживания аномальны и при этом эмоционально насыщены, а подавляющие их силы сознания почему-либо ослаблены, может возникнуть их конфликт с осознанными установками индивида. Чаще всего подобные конфликты между бессознательным и сознанием вызываются неврозами, которые сопровождаются субъективно тягостными ощущениями и переживаниями, требующими лечения.

Проблема бессознательного в криминологии – это проблема объяснения некоторых преступлений, их внутренних, личностных механизмов и мотивов, индивидуального смысла преступных действий. Обращение к бессознательному дает возможность уяснить ряд вопросов первостепенной важности: 1) почему и ради чего совершаются преступления, мотивы которых неясны или неочевидны; 2) почему данный человек в конкретной ситуации совершил именно эти преступные действия, а не какие-либо иные, т. е. изучение бессознательного помогает выявить генезис мотивов уголовно наказуемого поведения; 3) каково влияние бессознательного на формирование сознательных мотивов преступного поведения; 4) какова роль автоматизмов или (и) других аналогичных элементов бессознательного в совершении неосторожных преступлений.

Обращение к сфере бессознательного для установления действительных мотивов некоторых преступлений необходимо и потому, что существующие в литературе объяснения мотивов многих преступлений, особенно насильственных, являются поверхностными и не способствуют решению актуальных проблем теории и практики борьбы с преступностью. Нередко мотив не извлекается «из» личности и ее поведения, а приписывается ей, исходя лишь из внешней оценки преступных действий, из установившихся традиций и стандартов типа «в корыстном преступлении мотив – корысть», «мотив убийства в ситуации любовного треугольника – ревность» и т. д.

На практике и в некоторых теоретических изысканиях прочно укоренилась традиция объяснять все непонятные действия хулиганскими побуждениями. Между тем глубинные психологические исследования конкретных преступлений говорят о другом. Мотивы ряда преступлений, в частности убийств, нередко лежат в глубине человеческой психики и не осознаются преступником. Это в первую очередь относится к убийствам на сексуальной почве, хотя внешне отдельные преступления могут выглядеть как совершенные из хулиганских побуждений.

В связи с неустановлением мотивов по многим уголовным делам, особенно по делам об умышленных убийствах и нанесении тяжкого вреда здоровью, ни у следователя, ни у прокурора, ни у суда очень часто нет правильного представления о подлинных мотивах совершенного преступления. Нередко не понимают мотивы собственного поведения и насильственные преступники, лишаясь из-за этого возможности самоанализа и самооценки, а следовательно, и самоконтроля своего поведения. Индивидуальное воздействие в результате бывает направлено на те их личностные факторы, которые не играли никакой роли в преступлении или имели второстепенное значение. Чаще всего обвиняемым и осужденным указывают на вредные последствия пьянства, что им и без того известно.

Утверждение, что мотивы некоторых преступлений могут быть скрыты от сознания субъекта, вовсе не означает, что лица, совершившие преступления по неосознаваемым для них самих мотивам, не подлежат уголовной ответственности. Совершая убийство, например, индивид может не осознавать собственных глубинных побуждений, но всегда осознает, что его действия являются преступными. Таким образом, незнание мотивов собственного поведения не освобождает от уголовной ответственности. Человек несет уголовную ответственность за то, что он преступил уголовный запрет. Если он в силу расстройств психики не понимал этого, его следует признать невменяемым.

Можно выделить следующие группы бессознательных мотивов преступного поведения:

Мотивы защиты от реальных и мнимых опасностей.

У многих людей возникает подспудное желание защититься как от вполне реальных опасностей, угрожающих жизни или здоровью (сюда можно отнести, например, угрозу ограбления), так и от менее осязаемых опасностей, угрожающих семейному благополучию или жизненному статусу. У некоторых индивидов чувство этой угрожающей со всех сторон опасности приобретает всеобъемлющий характер. Пытаясь защититься от этого тягостного ощущения, субъект способен совершить не только корыстные, но и агрессивные преступления, поскольку нападение большинству людей представляется лучшим способом защиты.

Мотивы утверждения и самоутверждения.

Желание утвердиться в глазах ближайшего окружения, а то и всего мира, нередко играет руководящую, главенствующую роль в канве мотивов. Подобные устремления свойственны, например, некоторым главарям террористов и преступным тоталитарным правителям, которые, естественно, рассчитывают, что их действия, которые цивилизованный мир воспринимает как преступные, их сторонники и единомышленники расценят иначе. Примером могут служить трагические события 11 сентября 2001 г. в Соединенных Штатах Америки. Пока большинство осуждало террористов, в ряде стран люди бурно возмущались мерами, которые предпринимались против них, и оправдывали преступника Бен Ладена.

Совершая преступные действия, человек и самоутверждается, потому что люди склонны принимать себя только в некоем качестве, иначе они чувствуют себя дискомфортно. Причем потребность в самоутверждении имеет широкий диапазон, затрагивая и социальные отношения, как и общественные, так и в малой социальной группе сверстников или соучастников, мнением которых индивид особо дорожит, и отношения с женщинами. Так, отсутствие надлежащих контактов с женщинами, тем более отвергание ими, часто выступает мотивом нападения на них с целью изнасилования. Нападающий таким образом утверждает себя в качестве мужчины, в своей биологической (физиологической) роли, пытаясь вместе с тем отомстить за свои предшествующие неудачи у женщин.

Игровые мотивы.

Вне мотива игры трудно понять многие виды преступного поведения. Он присутствует в действиях, скажем, квартирных воров, карманных воров, расхитителей, взяточников. Думается, что преступники, совершающие преступления с помощью высоких технологий, взламывающие компьютерные системы, решая сложную техническую проблему, тоже включаются в игру, и в случае успеха испытывают огромное психологическое удовлетворение от своего участия в ней. Вне этой игры им будет очень плохо, они в ней реализуются. Известны случаи, правда, редкие, когда расхитители вообще ничего из похищенного не потратили, довольствуясь зарплатой, но участие в игре имело в их глазах огромное значение.

Мотивы преодоления тревоги и страхов, которые могут иметь прямое отношение к защите.

Подобные страхи способны вызвать социальное неблагополучие, экономические кризисы, а также неудачи в личной жизни. Они могут быть надуманными, носить диффузный, спонтанный характер. Разным категориям преступников тревоги и страхи присущи в разной степени. Самый высокий уровень тревоги и страхов выявлен у людей, совершивших убийства. В гораздо меньшей степени они присущи тем, кто совершил грабежи, разбои и вымогательства, еще меньшей – совершившим кражи и, наконец, в самой незначительной – лицам, которые признаны виновными в хищениях, преступлениях в сфере экономической деятельности и во взяточничестве. У них уровень тревожности и страхов практически такой же, как и у обычного населения.

Уровень тревоги различается и по своему характеру. У воров уровень тревоги, как выяснилось, постоянный; поэтому преступники такого рода все время следят за окружающей обстановкой, контролируют ее и в случае необходимости, при появлении опасности, принимают меры защиты. Что касается убийц, то у них скачкообразный уровень тревоги, и эти скачки проявляются в эмоциональной реакции на определенные ситуации, которые воспринимаются ими крайне болезненно. Это является одной из причин, по которым значительная часть убийств совершается в условиях очевидности, из-за чего такие преступления легче раскрывать и устанавливать виновных, чем, скажем, в случае кражи.

Предложенный перечень мотивов не является исчерпывающим, основной акцент сделан в нем на бессознательных аспектах мотивации. Как уже указывалось выше, можно и нужно различать разные уровни мотивации: внутренний, смысловой и внешний, рациональный. Например, корыстное преступление может быть совершено одновременно по мотивам защиты от внешних экономических опасностей и по мотивам корысти, алчности. Они не только не исключают, но и дополняют, усиливают друг друга. Но чужое имущество или деньги могут похищаться и под влиянием крайней материальной нужды, голода, и здесь трудно предположить наличие корысти. Преступное насилие может совершаться ради самого насилия, случается, что преступник убивает, унижает, причиняет страдания, желая тем самым доставить себе садистское удовлетворение. Такие преступления не столь редки, как может показаться на первый взгляд.