4. Формирование личности преступника : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

4. Формирование личности преступника

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

Процесс формирования личности принято рассматривать как социализацию – как процесс наделения личности общественными свойствами, выбора жизненных путей, установления социальных связей, формирования самосознания и системы социальной ориентации, вхождения в социальную среду, приспособление к ней, освоение определенных социальных ролей и функций. В этот период возникают и закрепляются типичные реакции на возникающие жизненные ситуации, наиболее характерные для данного человека.

Социализация личности как активный процесс длится не всю жизнь, а лишь период, необходимый для восприятия комплекса норм, ролей, установок и т. д., т. е. в течение времени, необходимого для становления индивида как личности. Можно выделить первичную социализацию, или социализацию ребенка, и промежуточную, которая знаменует собой переход от юношества к зрелости, т. е. период от 17–18 до 23–25 лет.

Особенно важную роль в формировании личности играет первичная социализация, когда ребенок бессознательно усваивает образцы и манеру поведения, типичные реакции старших на те или иные проблемы. Как показывают психологические исследования личности преступников, повзрослев человек часто воспроизводит в своем поведении то, что запечатлелось в его психике в период детства. Например, он может пытаться разрешить конфликт с помощью грубой силы, как это делали его родители. Таким образом, преступное поведение можно считать своеобразным продолжением, следствием первичной социализации.

Дефекты первичной, ранней социализации в родительской семье могут иметь криминогенное значение в первую очередь потому, что ребенок еще не усвоил другие положительные воздействия, он полностью зависим от старших и совершенно беззащитен от них. Поэтому вопросы формирования личности в семье заслуживают исключительного внимания криминологов. Семья – главное звено той причинной цепочки, которая ведет к преступному поведению.

Сейчас накоплено значительно данных о семьях правонарушителей и методах родительского воспитания, в них бытовавших. В основном это социологические и социально-демографические данные о семье. Однако на нынешнем этапе развития науки и запросов правоохранительной практики становится ясно, что подобной информации (о составе родительской семьи будущих правонарушителей, внутрисемейных отношениях, уровне культуры родителей, совершении ими и другими родственниками аморальных или противоправных действий и т. д.) недостаточно, чтобы объяснить происхождение преступного поведения.

Так, при всей ценности многочисленных данных о неблагополучных или неполных семьях, остается непонятным, почему многие «выходцы» из таких семей никогда не совершают противоправных действий. К числу же неблагополучных семей относят только те, в которых родители совершают противоправные или аморальные действия. Отсутствие, например, отца или его аморальное поведение далеко не всегда формирует личность правонарушителя. Поэтому следует считать, что решающую роль играет не только состав семьи, не только отношения между родителями, даже не их объективно неблаговидное, а то и противоправное поведение, сколько их эмоциональное отношение к ребенку, его принятие или, напротив, отвержение. Можно обнаружить немало семей, в которых родители совершают правонарушения (например, хищения), но их эмоциональное отношение к детям отличается теплотой и сердечностью. Дети из таких семей менее склонны к совершению преступлений. Поэтому есть все основания считать, что именно отсутствие подобных отношений в детстве в решающей степени определяет ненадлежащее поведение человека в будущем.

Условия жизни ребенка не оказывают прямого влияния на его психическое и нравственное развитие. В одних и тех же условиях могут формироваться разные особенности личности, все зависит от того, в каких взаимоотношениях со средой находится человек. Влияние же среды воспринимается в зависимости от того, через какие ранее возникшие психологические свойства ребенка они преломляются.

Имеется множество убедительных доказательств того, что в семьях с прочными, теплыми эмоциональными контактами и уважительным отношением к детям активнее формируются такие качества, как коллективизм, доброжелательность, внимательность, способность к сопереживанию, самостоятельность, инициативность, умение разрешать конфликтные ситуации и др. Все это делает детей коммуникабельными, обеспечивая высокий престиж в группе сверстников. Напротив, чем меньше тепла, ласки, заботы получает ребенок, тем медленнее он формируется как личность. Недостаточное внимание, низкая частота общения родителей и детей (гипоопека), вызванная самыми разными причинами, в том числе объективными, нередко вызывают у последних эмоциональный голод, недоразвитость высших чувств и инфантильность личности.

Дефицит общения с негативными последствиями может возникнуть и по таким уважительным причинам, как загруженность родителей работой, их длительные служебные командировки, хронические болезни и т. д.

Психологическое отчуждение родителей от ребенка – не единственная причина формирования личности преступника. Нередко оно происходит иным путем: у ребенка и подростка имеются необходимые эмоциональные связи с родителями, но именно последние демонстрируют ему пренебрежительное отношение к нравственным и правовым запретам, образцы противоправного поведения (например, постоянно пьянствуют, учиняют хулиганские действия и т. д.). Поэтому подросток сравнительно легко усваивает эти образцы и соответствующие им взгляды и представления, которые вписываются в его стереотипы мышления и начинают стимулировать его поступки.

Криминогенные последствия может иметь и такое семейное воспитание, когда при отсутствии теплых эмоциональных отношений и целенаправленного нравственного воспитания окружающие заботятся лишь об удовлетворении материальных потребностей ребенка, не приучая его с первых лет жизни к выполнению простейших обязанностей перед окружающими, соблюдению нравственных норм. По существу, здесь проявляется равнодушие к нему.

Отсутствие родительской заботы и попечения может проявляться в открытой форме. Чаще всего это случаи, когда ребенка бьют, издеваются над ним, иногда очень жестоко, выгоняют из дома, не кормят, не проявляют заботы и т. д., нанося ему незаживающие психические травмы. Неприятие ребенка может быть и скрытым: отношения между родителями и детьми в этих случаях нейтральны, эмоционально не окрашены, каждый живет по-своему и мало интересуется жизнью другого. Такие отношения всегда трудно выявить, их обычно скрывают и родители, и дети, причем делают это, как правило, скорее невольно, непреднамеренно.

Нередко дети предоставлены самим себе в многодетных семьях, если родители слишком заняты работой.

В результате эмоционального отвергания родителями ребенка, его неприятия или лишения родительской ласки и попечения в детской психике на бессознательном уровне формируются тревожность, беспокойство, боязнь утраты себя, своего «я», своего положения в жизни, ощущение враждебности, даже агрессивности окружающего мира. Эти особенности из-за отсутствия надлежащих воспитательных воздействий или, напротив, под влиянием негативных закрепляются в ходе общения в школе, в учебных и трудовых коллективах, среди товарищей многими субъективно значимыми условиями жизни индивида.

Огромное влияние на формирование личности подростка оказывает ее неформальное социальное окружение, сверстники. Неформальные группы молодежи с антиобщественным поведением чаще всего представляют собой объединение детей, в прошлом отвергнутых семьей, – и юношей, и девушек. Обычно их сближение в рамках такой группы происходит очень быстро, так как они представляют друг для друга социальную и психологическую ценность. Групповая сплоченность и постоянное общение позволяют им выстоять перед обществом, которое воспринимается ими как нечто чуждое и враждебное.

Таким образом, существование преступных групп или групп, в которых господствуют отсталые, вредные взгляды и нравы, антиобщественные нормы поведения и которые, в свою очередь, оказывают отрицательное влияние на личность, также обусловлено социальными причинами. Существование подобных групп неизбежно в той же мере, в какой закономерно существование общественных структур, выталкивающих отдельных людей, обрекающих их на отчуждение. Отчужденные же личности обязательно объединяются в группы для защиты собственных интересов и взаимной поддержки.

Под влиянием группы у ее участников формируются установки и ценностные ориентиры, включающие способы разрешения возникающих жизненных ситуаций и проблем. Группа дает им то, что не дала родительская семья, поэтому они очень преданы ей и ее ценностям, следуют, иногда слепо, ее переживаниям. Образно говоря, отвергнутые семьей дети – это часто будущие преступники. Еще более тяжелая судьба уготована тем детям, которые, будучи отвергнуты семьей, в силу разных причин, например из-за умственной отсталости, не смогли примкнуть к какой-нибудь неформальной малой группе сверстников. Такие люди обычно спиваются, постепенно опускаются на дно, становясь бродягами и попрошайками. Если они и совершают преступления, то, как правило, не представляющие большой общественной опасности. У них нет для этого ни сил, ни умений, ни способностей.

Влияние группы значительно постольку, поскольку данный человек ценит свое участие в ее жизнедеятельности. Ее члены находятся в повседневном общении, между ними возникает множество отношений, основанных на чувствах, а их отношение друг к другу и их оценка различных социальных фактов, событий, других людей неизбежно выражаются в эмоциональной форме. Группа осуждает или одобряет, радуется или негодует, и потому общие настроения или мнения приобретают значение социально-психологических и духовных факторов. Настроения и мнения, господствующие в группе, неизбежно передаются ее членам.

Чрезвычайно важно отметить, что отчуждение личности весьма затрудняет усвоение ею позитивных ценностей общества и, напротив, способствует восприятию негативных норм и представлений антиобщественных малых групп, в которых человек, как правило, «ищет» то, в чем отказало ему общество в лице семьи. В целом можно утверждать, что социально-психологическое отчуждение порождает дезадаптацию индивида как личностную позицию и как его социальный статус. И то, и другое в отсутствие соответствующего воспитательного воздействия может иметь существенные криминогенные последствия. Дезадаптация, отчуждение большинства правонарушителей отличает их от законопослушных граждан. Без всестороннего учета этого обстоятельства профилактика их преступных действий, равно как и исправление, и перевоспитание, представляется малоэффективным.

Формирование личности можно представить следующей схемой (рис. 5).

Рис. 5.

Схема формирования личности

Как мы видим, личность формируется под влиянием не только микросреды, ее составных элементов, но и макросреды – общества в целом, в частности с помощью средств массовой информации. При этом макросреда может воздействовать на личность как напрямую, так и через отдельные сферы микросреды: семью, школу и т. д.

Литература

Основная

Криминология. Учебник / Под. ред. А.И. Долговой. М., 2002.

Криминология. Учебник / Под. ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 2002.

Дополнительная

Антонян Ю.М.

Изучение личности преступника. М., 1982.

Антонян Ю.М.

Социальная среда и формирование личности преступника. М., 1975.

Антонян Ю.М., Бородин С.В.

Преступность и психические аномалии. М., 1987.

Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е.

Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996.

Антонян Ю.М.

Психологические отчуждения личности и преступное поведение. Ереван, 1987.

Кириллов С.И.

Личность преступника: проблемы типологии. Курск, 1998.

Курс советской криминологии. Т. I. М., 1985.

Игошев К.Е., Миньковский Г.М.

Семья, дети, школа. М., 1989.

Сахаров А.Б.

О личности преступника и причинах преступности в СССР. М., 1965.

Дубинин Г.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н.

Генетика. Поведение. Ответственность. М., 1992.

Кургузкина Е.Б.

Учение о личности преступника. М., 2002.


<