3. Классификация и типология преступников : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

3. Классификация и типология преступников

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

С одной стороны, все лица, совершившие преступления, отличаются друг от друга по демографическим, правовым, психологическим и иным признакам, а с другой – они по тем же признакам схожи между собой, образуют устойчивые группы. Поэтому возникает необходимость классификации и типологии преступников.

В советской юридической науке эти вопросы вначале решались с позиций уголовного и исправительно-трудового права. В связи с этим за основу классификации брались социально-демографические (пол, возраст, род занятий и т. д.) и правовые критерии. Последние включают в себя характер и степень тяжести совершенных преступлений, длительность преступной деятельности, повторность совершения преступлений, объект преступного посягательства, форма вина и т. д. Классификации, предлагаемые криминологами, обычно исходят из нравственных и психологических признаков личности преступника, степени общественной опасности правонарушителей, ее глубины, стойкости, содержания.

Чтобы правильно решить вопросы классификации и типологии преступников, имеющие большое научное и практическое значение, необходимо определить принципиальные методологические подходы научного познания. Прежде всего, отметим, что классификация и типология при всей их схожести не одно и то же.

Классификация, являясь более низким уровнем обобщения, представляет устойчивую группировку исследуемых объектов по их отдельным признакам и строится на весьма жестких критериях групп и подгрупп, каждая из которых занимает четко фиксированное место. Типология же не содержит такой жесткой дифференциации.

Классификация – это система соподчиненных понятий, классов объектов, какой-либо области знания или деятельности человека, используемая как средство для установления связи между этими понятиями или классами объектов. Классификация содействует движению науки от эмпирического накопления знаний до их теоретического осмысления, в частности, с помощью типологического анализа. При классификации объекты всегда разделяются по единым основаниям. Так, в одной и той же классификации нельзя, например, выделить часть преступников по признакам возраста, а часть – по повторности совершенных преступлений. Кроме того, в классификации должны быть представлены все группы классифицируемых объектов, а не их часть. Например, классификация преступников по возрастному признаку не может принимать во внимание только несовершеннолетних преступников и лиц в возрасте 25–30 лет. Классификация по этому признаку должна включать следующие разделы: лица до 18 лет, от 19 до 25 лет, от 26 до 30 лет, от 31 года до 40 лет, старше 41 года, учитывая, таким образом, все возрастные группы. Разумеется, за основу может быть принято и иное возрастное деление: до 18 лет, от 19 до 30 лет и т. д.

Типология – метод научного познания, в основе которого лежит вычленение систем объектов и их группировка с помощью обобщенной, идеализированной модели или типа. Типология опирается на выявление сходства и различия изучаемых объектов, стремится отобразить их строение, выявить их закономерности. В теоретическом отношении типология по сравнению с классификацией – более высокий уровень познания. Типология, в отличие от классификации, не требует вычленения всех без исключения типов, составляющих части познаваемого объекта. Так, возможно выделение и изучение одного типа преступников, например личности насильственного преступника. Собственно типологический анализ личности преступника вообще допускает обращение к этой личности как к единому и самостоятельному типу. В качестве такового он может быть выделен среди других социальных типов, причем не предполагается, что при этом должна быть составлена типология всех без исключения социальных типов, существующих в обществе. Самым же важным отличием классификации от типологии является то, что первая дает описание изучаемого объекта, а вторая (наряду с другими методами) – его объяснение, т. е. позволяет успешнее вскрыть его природу, причины, закономерности зарождения и развития, составить прогноз. Напомним, что основная функция любой науки – объяснение.

Классификация преступников может основываться на разных критериях, среди которых следует выделить две большие группы: социологические, в том числе социально-демографические, и правовые. K первым из них относятся пол, возраст, уровень образования, уровень материальной обеспеченности, социальное положение, наличие семьи, социальное происхождение, занятость в общественно-полезном труде, род занятий, наличие специальности, место жительства; к правовым – характер, степень тяжести совершенных преступлений, совершение преступления впервые или повторно, в группе или в одиночку, длительность преступной деятельности, объект преступного посягательства, форма вины.

На основе данных критериев могут быть выделены и отдельные типы, например несовершеннолетние преступники, женщины-преступницы, насильственные преступники, преступники – городские жители и т. д. Типология же представляет собой расчленение целого на отдельные группы по наиболее важным, сущностным признакам.

В отечественной криминологии имеется опыт создания типологий преступников по мотивам совершенных преступлений. Почему в основу типологии был положен именно мотив?

Мотив – внутреннее побуждение к поведению, это то, ради чего оно осуществляется, в нем заключается его субъективный смысл. Поэтому можно сказать, что мотив наиболее ярко характеризует человека и личность такова, каковы ее мотивы.

В соответствии с мотивами преступного поведения можно выделить такие типы:

– «корыстолюбивый»: лица, совершающие преступления из корысти, алчности, жадности;

– «престижный»: лица, совершающие преступления ради того, чтобы занять в жизни более высокое социальное место, завоевать авторитет, быть на виду;

– «игровой»: лица, для которых совершение преступления прежде всего игра, азарт, возможность испытать острые ощущения;

– «защищающийся»: лица, которые с помощью преступления пытаются защититься от действительных или мнимых опасностей, угрожающих их жизни, здоровью, чести, социальному положению, материальному благополучию;

– «насильственный»: лица, которые испытывают удовлетворение от того, что причиняют другим боль и страдание, сеют смерть, т. е. люди, творящие насилие ради насилия;

– «сексуальный»: лица, которые совершают преступления ради удовлетворения сексуальной потребности, подтверждения своего биологического, физиологического статуса.

Среди виновных в корыстных преступлениях, например, заметно выделяется группа людей, совершающих такие действия из соображений престижа, т. е. для того, чтобы занять в жизни более высокое социальное, в первую очередь должностное, положение, завоевать авторитет среди окружающих, быть все время на виду и т. д. Подобные устремления часто сопровождаются неправильным пониманием производственных и иных нужд своего предприятия или учреждения. В качестве дополнительного мотива может выступать корысть, понимаемая в смысле личного обогащения. Таким образом перечисленных преступников можно объединить в «престижный» тип.

Однако желание поддержать престиж способно подвигнуть не только на так называемые корыстные преступления. Давно установлено, что иногда кражи, грабежи, разбои, хулиганство, а также убийства и изнасилования и некоторые другие преступления совершаются ради того, чтобы завоевать авторитет в группе, закрепиться в ней, если членство в группе представляется ценным. Насильственные действия нередко провоцируются желанием самоутвердиться, подчеркнуть собственную значимость. Подобные мотивы весьма характерны для преступников молодежного возраста, причем соображения личного обогащения в случаях, когда насилие сопровождается завладением материальными ценностями, не всегда являются ведущими. Стало быть, и такого рода преступников целесообразно относить к «престижному» либо к «самоутверждающемуся» типу.

Вообще вопрос об определении типа личности преступника, совершающего корыстно-насильственные преступления (разбои, грабежи, вымогательство) достаточно сложен. Для его решения необходимо определить ведущие мотивы. Так, если разбой был совершен в целях обогащения, то субъект должен быть отнесен к «корыстному» типу. Среди несовершеннолетних немало тех, для кого совершение преступлений – игра, напоминающая игру в «казаков-разбойников». Таких лиц надо причислять к «игровому» типу.

Корыстные мотивы доминируют у людей, совершающих кражи или преступные действия, связанные с предпринимательской (финансовой) деятельностью, в том числе с использованием насилия. Не сложной выглядит психолого-типологическая характеристика членов гангстерских организаций, в действиях которых можно обнаружить и престижные (включая сюда самоутверждение), и игровые, и корыстные, и насильственные мотивы.

Мотивы насильственных преступлений (убийство, нанесение вреда здоровью, изнасилование, хулиганство и др.) весьма разнообразны. Вообще, считать насилие мотивом всех насильственных преступлений ошибочно, потому что совершение насильственных действий ради них самих можно наблюдать далеко не всегда. Нередко понятие насилия отражает внешний характер действия, а не его сущностное, внутреннее содержание. Преступления против личности могут совершаться по мотивам личного обогащения, в таких случаях виновных следует относить к «корыстному» типу. Некоторые убийства, нанесение вреда здоровью, изнасилования совершаются из хулиганских побуждений или по мотивам мести и ревности. Лица, действия которых направляются указанными стимулами, могут быть отнесены к «насильственному» типу, а виновные в изнасиловании и других половых преступлениях на почве сексуальных побуждений – к «сексуальному».

Не менее сложна типология по степени общественной опасности (рис. 4).

Рис. 4.

Типология преступников по степени общественной опасности

К абсолютно опасным относятся преступники, совершающие серийные убийства, в том числе наемные и сексуальные; одновременные, убийства нескольких человек, как правило, ранее незнакомых; убийства в ходе совершения террористических актов.

К особо опасным относятся лица, совершающие убийства в конфликтной ситуации; корыстные преступления с причинением большого материального ущерба; корыстно-насильственные преступления. Сюда же следует отнести руководителей преступных организаций.

К опасным относятся лица, совершающие преступления против личности, нарушающие общественный порядок и т. д., но не посягающие на жизнь.

К представляющим незначительную опасность относятся остальные преступники, в первую очередь совершившие преступления непредумышленно или в силу неблагоприятного стечения личных обстоятельств, но не против жизни человека.

Аналогичная схема может стать основой типологии корыстных преступников, однако критерии, определяющие каждый тип, будут, конечно, иными.

Существуют и другие типологии. Например, в «Курсе советской криминологии» (1985 г.) всех лиц, совершающих преступления, разделили на две большие группы: «криминогенный тип» и «случайный преступник»; первая, в свою очередь, состоит из таких подвидов, как «последовательно-криминогенный», «ситуативно-криминогенный» и «ситуативный».

Но подобная типология несколько упрощает проблему. Существование случайных и ситуативных преступников вообще вызывает сомнение, поскольку, как показывает их специальное изучение, это, как правило, люди, которые в силу своих субъективных особенностей попадают в жесткую зависимость от внешних обстоятельств. Выбор же противоправного выхода из создавшихся ситуаций свидетельствует о предрасположенности именно к преступному образу действий.