2. Состояние преступности в России : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

2. Состояние преступности в России

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

В последнее время в нашей стране совершается более 3 млн преступлений ежегодно, но не стоит ограничиваться простой констатацией этого факта. Надо подчеркнуть, что происходят существенные количественные и качественные изменения преступности. Прежде всего, идет рост преступности, начавшийся примерно с 1990–1991 гг. и достигший пика в 1994–1996 гг. В последующие годы преступлений совершалось несколько меньше. Еще в 1999 г. криминологи полагали, что в 2000 г. количество преступлений снизится по сравнению с 1999 г., и в общем-то они не ошиблись: в 2000 г. было совершено несколько меньше преступлений, чем в предыдущем, в том числе и самых опасных – преступлений против человека. Думается, это снижение, пусть и незначительное, связано со стабилизацией обстановки в стране, с тем, что стали решаться некоторые важные экономические и социальные проблемы. Хотелось бы подчеркнуть, что снизилась тревожность людей. Тревожность как фактор, порождающий преступность, будет подробно рассматриваться ниже, а сейчас просто отметим, что тревожность является криминогенным фактором, значение которого в последние годы несколько снизилось.

В 2001 г. произошел скачок преступности, в том числе насильственной, увеличилось число изнасилований, хотя в начале 90-х годов наблюдалось его снижение. За последние 10 лет возросло в три раза количество наиболее опасных преступлений: убийств, нанесения тяжкого вреда здоровью, грабежей и разбоя. Имелись все основания полагать, что в ближайшие годы рост преступности будет продолжаться, однако в 2002 г. статистическая картина преступности оказалась иной. По итогам этого года общий объем преступности составил 2526 тыс. зарегистрированных преступных посягательств, что на 14,9 % меньше, чем в предыдущем, 2001 г. Темпы снижения объема тяжкой преступности (–23,9 %) несколько превысили темпы снижения общего массива регистрируемой преступности. В 2002 г. было зарегистрировано 1347,2 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений, удельный вес которых составил 53,3 %. Наряду с этим необходимо отметить рост количества умышленных причинений тяжкого вреда здоровью – на 4,9 %, похищений человека – на 8,3 %. Высоким остается уровень убийств и покушений на убийство – более 32 тыс. таких преступлений.

Снижение преступности в 2002 г. произошло не в силу значительного улучшения жизни людей и их воспитания или (и) решительного повышения деятельности правоохранительных органов, в результате искусственных шагов, предпринятых государством. Во-первых, часть краж (а это наиболее распространенные преступления) была переведена из разряда уголовно наказуемых деяний в административные проступки. Число регистрируемых краж сократилось на 27,2 %. Во-вторых, уголовно-процессуальное законодательство, вступившее в силу в 2002 г., существенно затруднило возможности органов внутренних дел возбуждать уголовные дела и брать под стражу обвиняемых, в том числе, и в совершении тяжких и особо тяжких преступлений.

Существенно снижается раскрываемость преступлений. По итогам 2002 г. из 2526 тыс. совершенных в стране уголовно наказуемых деяний раскрыто лишь 1541 тыс., что на 25,5 % меньше, чем в 2000 г. Раскрываемость тяжких и особо тяжких преступлений составила 47,9 %.

Из числа преступлений экономической направленности, уголовные дела по которым находились в производстве, в суд направлены 212044, что на 18 % ниже, чем в 2000 г. Их удельный вес от всех оконченных расследований экономических преступлений составил 67,3 %.

В 2002 г. выявлено 1257,7 тыс. лиц, совершивших преступления (–23,5 %). Эта цифра также свидетельствует об уменьшении числа раскрытых преступлений. А такая тенденция не может не тревожить.

О существенном социальном неблагополучии общества свидетельствует и социально-криминологическая характеристика лиц, совершающих преступления. Так, количество женщин, совершивших преступления, составило в 2002 г. 223,3 тыс. человек (17,8 % общего числа выявленных лиц.), количество лиц, не имеющих постоянного источника дохода, – 658,5 тыс. человек (52,4 % общего числа выявленных лиц). Весьма показательно, что каждое шестое преступление совершено лицами, ранее привлекавшимися к уголовной ответственности, каждое седьмое – лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения, каждое девятое – в группе.

Продолжает оставаться высокой криминализация в среде лиц без гражданства и иностранных граждан, находящихся на территории Российской Федерации.

Какие же изменения качественного характера произошли в преступности?

Первое – стало больше преступлений, связанных с наркоманией. Однако, стремясь к объективности, следует обратить внимание на то, что наша страна намного отстает по потреблению наркотиков от остального мира: по выборочным данным, в 60–150 раз в зависимости от вида наркотиков. Но это, конечно же, не должно успокаивать, поскольку преступность, связанная с наркоманией, у нас в стране в целом растет. Это обстоятельство связано со вторым фактором, который нужно выделить.

Второе – это рост организованной преступности. Организованная преступность в нашей стране возникла не с ликвидацией Советского Союза, она существовала уже при советской власти. Просто сначала о ней боялись говорить, а потом начали ее интенсивно изучать; первые исследования и их результаты появились еще в конце 1980-х годов. Необходимо подчеркнуть, что организованная преступность появилась при советской власти, имея источниками коррумпированную советско-партийную номенклатуру, расхитителей государственного и общественного имущества и элиту общеуголовных преступников. Эти составные части в соединении дали организованную преступность, которая сейчас получила самостоятельное развитие и ускорение, активно влияя на другие виды преступности, на политику и общественную жизнь. В силу этого отрицательного влияния организованная преступность вполне может расцениваться как самостоятельная и весомая социальная сила, разрушающая жизнь и здоровье людей, в частности, за счет поддержки наркомании.

С ростом преступности, связанной с наркоманией, и ростом организованной преступности связан рост числа преступлений, совершенных с применением оружия. В 2002 г. в России зарегистрировано 26142 преступления, совершенного с использованием оружия, из них 12285 – с использованием взрывчатых веществ и взрывных устройств. Я не имею в виду только те преступления, которые совершают с оружием в руках, в первую очередь огнестрельным, представители организованной преступности. Наиболее опасно то, что, торгуя оружием, организованные преступники распространяют его среди населения. Оно часто используется представителями и неорганизованной преступности, обычными, если можно так выразиться, преступниками. В целом оружие стало сейчас намного более доступным, чем раньше, особенно при советской власти.

Третье обстоятельство, на которое хотелось бы обратить внимание и которое красноречиво характеризует современную российскую преступность, – это ее связь с войнами и военными действиями, происходящими на территории России (особенно в Чечне) или на сопредельных территориях, например в Афганистане. Связь преступности с войной и военными действиями наиболее полно проявилась в действиях чеченских боевиков и террористов, которые часто прибегают к самым изуверским способам совершения насильственных преступлений.

Четвертое обстоятельство, характеризующее качественные изменения преступности, заключается в следующем: в последние годы отмечается стойкий рост числа насильственных преступлений, который нельзя не замечать, даже несмотря на наметившееся в 2002 г. снижение числа зарегистрированных преступлений, достигнутое, как уже упоминалось, искусственными мерами. Кстати, обратная тенденция постоянного снижения насильственной преступности отмечается в местах лишения свободы. Вообще тюрьма, как ни парадоксально звучит, оказалась единственным местом в России, где более или менее обеспечивается безопасность. В целом же, если иметь в виду ее фактическое состояние, насильственная преступность характеризуется негативными тенденциями. По имеющимся данным, в Соединенных Штатах Америки на единицу населения совершается в три раза меньше убийств, чем в нашей стране. Особенно много насильственных преступлений совершается на Урале и к востоку от него. Я бы даже рискнул утверждать, что весь Урал и Восточная часть России перенасыщены насилием. И это обстоятельство не может не внушать тревоги. Разумеется, имеются причины столь высокого уровня насилия именно в восточных регионах, но простого выявления их, наверное, недостаточно. Необходимо применять соответствующие знания на практике, чтобы воздействовать на состояние преступности и, самое главное, изменять условия жизни людей.

Пятое обстоятельство – тесная связь преступности с уже упоминавшимися фоновыми явлениями: бродяжничеством, попрошайничеством, проституцией, алкоголизмом, наркоманией. Зачастую люди, бездомные, страдающие алкоголизмом или наркоманией, совершают преступления, иногда тяжкие; но выборочные исследования дают основания считать, что, если из их числа исключить наркоманов, в основном они совершают преступления, не представляющие значительной общественной опасности. Это мелкие кражи, иногда грабежи, наверное, некоторые проститутки участвуют в ограблениях и разбойных нападениях, но в массе своей преступления, совершаемые алкоголиками, бродягами и проститутками, не представляют большой общественной опасности. Между тем проституция является одним из главных источников доходов для организованной преступности. Именно поэтому влияние проституции, как и наркомании, на преступность столь значительно.

Шестое обстоятельство заключается в значительном по сравнению с советскими временами сдвиге в экономической преступности. Появились преступления, до этого неизвестные нашему уголовному закону, например незаконное предпринимательство, незаконная банковская деятельность, лжепредпринимательство, злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии), неправомерные действия при банкротстве, заведомо ложная реклама и др. Принципиально новыми для России стали преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Намного больше стало совершаться преступлений коррупционного характера, причем их латентность очень высока. Коррупцией поражены многие ветви государственной власти и управления, правоохранительные органы в центре и на местах. Коррупционная преступность получила широкое распространение в сфере предпринимательства, кредитно-финансовой сфере, в сфере шоу-бизнеса, при уклонении от уплаты налогов и т. д.

Такова общая картина изменений преступности в нашей стране.

3. Концепция причин преступности

Под концепцией следует понимать совокупность научно обоснованных взглядов на природу и причины явления, в данном случае преступности. О ее причинах стали задумываться давно, ее первые концепции возникли во второй половине XIX в. Концепция причин преступности продолжает активно разрабатываться и совершенствоваться на базе социологических, психологических и иных исследований. Но прежде разберемся в том, что такое причина и что такое условие вообще.

Причина – это явление, обладающее генетическими способностями, т. е. способностями порождать то, что называется следствием. Причина всегда предшествует следствию.

Условие – это явление, способствующее действию причины. При отсутствии условия причина может быть блокирована.

Полная причина – это совокупность причин и условий.

Наряду с названными терминами часто используют такие понятия, как криминогенный (антикриминогенный) фактор, обстоятельство, способствующее (препятствующее) преступности или совершению преступлений. Эти понятия менее определены, поскольку в них не отражается их криминологическая значимость, т. е. остается неизвестным, относятся ли они к числу условий или к числу причин. Между тем понимание их значимости очень важно и для теории, и для практики: от этого во многом зависит объем, масштабы и характер профилактических усилий.

В науковедении существуют два понятия, позволяющие судить о том, насколько глубоко изучаются явления, ставшие объектом научного познания. Это два уровня описания: феноменологический, т. е. описание феномена, явления, и нефеноменологический, т. е. выявление причин того или иного явления. Особенностью и достоинством криминологии является то, что эта наука пытается не только описать явление преступности, но и объяснить, почему совершаются преступления. Это второе направление научных усилий, включающее в себя поиск причин и отдельных видов преступности и преступного поведения, имеет исключительно важное практическое значение, поскольку, не зная причины совершения преступлений, причины преступности, с нею чрезвычайно сложно бороться.

Нефеноменологический уровень изучения преступности, предполагающий выявление причин совершения преступлений, самый сложный, и только криминология занимается изучением причин преступности. Никакая другая наука не делает этого, как и никакая другая наука не занимается изучением личности преступника, природы, причин и механизма преступного поведения.

Актуальна проблема соотношения причин преступности и причин индивидуального преступного поведения. Здесь нельзя ограничиваться утверждением, что они соотносятся друг с другом как общее и единичное, которое богаче и разнообразнее общего, поскольку обладает индивидуально неповторимыми чертами. Причины преступности включают в себя наиболее общие, типичные и часто встречающиеся факторы, порождающие преступное поведение. Иными словами, причины единичного представлены среди тех, которые обуславливают эти явления в целом. Но действует и обратная тенденция: то, что вызывает преступность, в той или иной мере действует и среди обстоятельств, детерминирующих конкретное преступление. Так, если в числе причин преступности большинство криминологов отмечают материально-экономическое неблагополучие людей, то это же негативное явление можно обнаружить и в жизни отдельного человека, решившегося на преступный шаг.

О том, что же порождает преступность, в криминологии высказывались самые различные суждения. Причем они стали формироваться и высказываться не со второй половины XIX в., когда появилась наука криминология, а гораздо раньше. Выше упоминалась фамилия Ч. Ломброзо, который сформулировал несколько ортодоксальное учение о том, что биологические факторы порождают преступления. Впоследствии автор сам отказался от крайностей своей теории, но у нее имелись последователи в разных странах, в том числе и в России. В СССР сторонники Ломброзо старались, так сказать, держаться в тени, поскольку биологизаторство в социальных науках считалось ужасной ересью и выжигалось каленым железом. Научные споры о соотношении социальных и биологических факторов получили распространение только в конце 1960-х годов. Честно говоря, происходившее в те годы трудно назвать дискуссией, поскольку все сводилось к изложению позиции, что никакие биологические факторы не могут повлиять на преступное поведение и не порождают его. Дело в том, что те, кто это утверждал, не имели эмпирических данных, позволяющих доказать это положение. Исследователи, в 1970–80-х годах утверждавшие, что биологические факторы все-таки играют существенную роль в порождении преступного поведения, тоже не обладали эмпирическими фактами.

Я имею в виду, в частности профессора И.С. Ноя, который в своей работе «Актуальные проблемы криминологии» пытался доказать, что поскольку в социальной жизни Советского Союза отсутствуют конфликты, которые бы порождали преступное поведение и преступность, то биологические факторы более важны, чем социальные. Из этого вытекает, что биологические факторы заметно ослабевают по мере усиления криминогенной роли социальных факторов. Противники И.С. Ноя тоже не располагали эмпирическими данными, поскольку не проводили соответствующих исследований. Думается, что в целом это была не полемика между сторонниками и противниками биологических теорий, а пустой, ни к чему не обязывающий и бесплодный для науки диспут, поскольку ничего нового в нее не вносил. И та, и другая сторона ограничивалась приведением общих соображений о влиянии биологических факторов на человека и человеческое поведение, оставляя преступников в стороне. А науке требуются конкретные исследования.

Рассматривая соотношение биологических и социальных причин, хотелось бы обратить внимание на то, что любые причины: внешние или внутренние, биологические, социальные и др. – определяются мышлением человека. Они взаимодействуют друг с другом в зависимости от психологического склада человека, определяя тем самым его поведение. Поэтому необходимо постоянно помнить о психологическом характере причин, вызывающих преступное поведение. Поэтому изучение психологии преступника, совершающего насильственные, корыстные или должностные преступления, актуально и жизненно необходимо, поскольку ни один фактор, внутренний или внешний, не будет действовать, не преломившись в психологии и психике человека. Изучение психологических особенностей преступников имеет первостепенное значение для понимания того, почему совершаются преступления.

В гл. I этой книги говорилось о том, что преступления совершались всегда, и в древности, и в первобытной дикости, несмотря на отсутствие писаных законов. Причиной приверженности людей к преступлению является их постоянная обеспокоенность своим положением. Во все времена она вызывала у людей негативные переживания и потребность изменить условия своего существования, улучшить жизнь так, как они считали полезным и нужным для себя. Ведь человек может принять себя только в определенном качестве, только при достижении определенного положения среди других людей. Иное способно вызвать психотравмирующие переживания потери самого себя, унижения, крушения надежд и т. д., что в свою очередь порождает противоправное поведение. Недовольство собой или (и) своим положением может иметь самый широкий диапазон проявлений – от интимных, межличностных, в том числе сексуальных, отношений до общественных, например на политическом поприще. Но природа человека такова, что он склонен искать причины своих провалов и неудач не в самом себе, это было бы слишком травматично, а в окружающих. Этим окружающим он иногда начинает мстить или пытается исправить свое положение, посягая на их права и интересы.

Некоторые люди пребывают в вечном ожидании несчастий, катастроф, бед. Если в глубокой древности беды грозили со стороны природы, зверей или других диких племен, то сейчас источников бед стало еще больше. Это и болезни, и безработица, и неблагополучная экология, и стрессы, и террористы и многое другое. Поэтому хотелось бы высказать гипотезу о том, что многие люди совершают преступления в силу высокого уровня тревожности, иногда переходящей в страх смерти. Особенно высокий уровень тревожности наблюдается у преступников, совершивших насильственные преступления, он ниже у совершивших корыстные преступления, но все равно превышает уровень законопослушного населения. Лет 15 тому назад обследовали большую группу преступников (около 500 человек) с помощью теста MMPI (многофакторный миннесотский опросник) и сравнили с опросами людей, не совершавших никаких преступлений. Оказалось, что уровень тревожности и дезадаптации у первых значительно выше, чем у вторых. Причем наиболее высокий уровень тревожности был выявлен у лиц, виновных в грабежах, разбоях, убийствах и нанесении тяжких телесных повреждений.

Во все времена и во всех странах социальный слой наименее экономически обеспеченных, наименее образованных и культурных людей традиционно проявлял склонность к нарушению уголовного закона, что нередко приобретало характер социального протеста. Этот слой всегда был основным «поставщиком» преступников, алкоголиков, наркоманов, проституток и бродяг. Иногда его численность удавалось снизить, но он проявлял и проявляет необыкновенную живучесть, неизменно воссоздавая себя несмотря ни на что.

На поведение людей, в том числе преступное, огромное влияние оказывают экономические условия их существования. Недовольство этими условиями, доходящее до протеста, имеет самое широкое распространение. Эти условия порождают тревожность, неуверенность людей в завтрашнем дне, беспокойство за материальное обеспечение своих близких, наконец, страх перед нищетой и острой нуждой. По наблюдениям отечественных социологов, в начале и середине 1990-х годов в России наблюдался высокий уровень тревожности и беспокойства среди населения. На этот же период времени, что совсем не случайно, приходится значительный рост преступности.

Тем не менее совершенно недопустимо видеть причины преступности только в материальной нужде. Это вульгарно-материалистический подход, заслоняющий подлинные причины преступности, которые всегда сложны, многослойны, противоречивы.

Ведь преступность существует в любой стране, даже в самой богатой и благополучной, а преступления совершают и очень богатые, и обеспеченные люди. Преступность существует и среди представителей менее обеспеченного, так называемого среднего класса, а представители беднейших слоев населения, вытолкнутых за рамки нормальной жизни, совершают больше всего преступлений. Иными словами, преступления совершают представители всех групп населения. А синдром тревожности связан не только с боязнью потерять работу или угрозой уличного ограбления, но и с глубинными внутренними, субъективными переживаниями, природа и источники которых отдельному человеку могут быть просто непонятны.

Переживания подобного рода наблюдались, например, у лиц, совершивших убийства и сексуальные преступления. Они испытывали повышенную тревожность, проистекавшую из опасения, что проявится их сексуальная несостоятельность. Эти опасения зачастую оказывались обоснованными. Надо заметить, что большая часть так называемых серийных сексуальных убийств совершается преимущественно сексуальными банкротами, не встречающими понимания, поддержки и признания со стороны женщин и чувствующими себя полными неудачниками. Тот же Чикатило, известный всему миру, был импотентом, который не изнасиловал ни одну убитую им женщину. Поэтому тревожность надо воспринимать в самом широком смысле слова как острое недовольство собой, своим существованием, отношением к себе, наконец, своим положением в этом мире. Тревожность может породить опасность социальных бедствий, техногенных, природных катастроф и т. д. Подобные переживания травмируют человека, заставляют ощущать хрупкость собственного бытия, свою беспомощность, некую ущербность или полную несостоятельность в сравнении с другими людьми. А ведь многие, разуверившись в своей способности быть полноценными, начинают мстить всему свету.

Причины убийства женщин нередко кроются именно в недовольстве убийц своими физиологическими возможностями, в их сомнениях в своей мужской состоятельности, из-за которых они ощущают себя неполноценными личностями.

Высокий уровень тревожности присущ и корыстным преступникам. Его обуславливает ощущение меньших в сравнении с другими людьми возможностей, боязнь утраты статуса и связанных с ним привилегий, страх бедности или падения на низшие ступени социальной иерархической лестницы. В период становления предпринимательства в России бизнесмены боялись всего: конкурентов, которые могли прибегнуть к любым методам борьбы, вымогателей, вытягивавших у них взятки, чиновников, неопределенной экономической и финансовой ситуации в стране и т. д. Они ощущали себя осажденными.

Изложенная концепция причин преступности основывается на эмпирических данных, полученных в результате более чем 25-летних исследований социальных и социально-психологических факторов, имеющих криминогенный характер.

4. Причины преступности в современной России

Здесь речь пойдет не о причинах индивидуального преступного поведения или отдельных видов преступлений, а о причинах общей преступности в современной России, переживающей сложный этап своей истории, России с ее бедами и проблемами, с ее историческим грузом, от которого не просто трудно, а невозможно избавиться, с ее особым местом в системе международных отношений в эпоху глобализации. Криминогенные факторы, которые будут рассмотрены ниже, действуют не разрозненно, а в совокупности, переплетаясь друг с другом, что увеличивает их детерминирующую силу.

Среди факторов, порождающих преступность современной России, хотелось бы в первую очередь отметить следующие.

1. Низкий уровень материального обеспечения некоторых групп населения. Однако не нужно этот фактор абсолютизировать, утверждая, что все преступления, особенно корыстные, совершаются только потому, что люди бедны. На самом деле это совершенно не так. Бедны лишь отдельные слои населения, и при этом хватает зажиточных, обеспеченных, а то и очень богатых людей, которые тоже совершают преступления, в том числе корыстные. Поэтому не следует преувеличивать значение фактора материальной нужды, хотя его криминогенная значимость несомненна.

Вместе с тем весьма неблагоприятной особенностью нашей страны является огромный разрыв между богатыми и бедными, выраженный в западных странах менее отчетливо, и практически полное отсутствие так называемого среднего класса. Сохраняется недопустимая разница в экономическом и социально-культурном обеспечении отдельных регионов страны, столичные города Москва и Санкт-Петербург в этом отношении намного опережают республиканские, краевые и областные центры. Подобные диспропорции несут в себе криминогенный заряд.

Давая криминологическую оценку экономическим условиям жизни людей и экономическим отношениям, необходимо помнить, что преступность порождают не просто любые экономические отношения в аспекте их противоречия. Криминогенна в первую очередь несбалансированность хозяйственного механизма, пороки и недостатки экономической политики, а равно и характер распределительных отношений. Именно эти факторы порождают социальные конфликты, вызывающие преступность.

Сюда же относится и проблема безработицы, но ее оценка с точки зрения криминологии требует осторожности. Безработица у нас, конечно, имеется, особенно в небольших городах и построенных в качестве придатка к крупному предприятию; многие из них сейчас закрываются, оставляя людей без работы. А горизонтальная мобильность, т. е. организованное переселение людей в другие регионы, где требуется рабочая сила, в нашей стране практически не существует. Наверное, подобная мобильность разрешила бы многие проблемы. Что же касается крупных и сверхкрупных городов, то здесь существует проблема, обратная проблеме безработицы: как заставить людей работать. В Москве, например, устроиться на работу не сложно. Но те, кто не хочет работать, не станут никуда устраиваться, порождая тем самым серьезную проблему социальных паразитов, которая существует фактически повсеместно в мегаполисах.

Разумеется, существуют люди, которые после известных преобразований в экономической и социальной жизни страны оказались за бортом и просто не могут найти себе применение. Государство и общество должны были бы помочь им, но не сделали этого. Сейчас такие люди нуждаются в особом внимании.

Было проведено исследование социально-экономических показателей неблагополучных регионов на востоке страны. Оно выявило высокий уровень безработицы в небольших городах, значительно превышающий уровень безработицы в европейской части России. По выборочным данным, уровень безработицы в восточной части страны в 19 раз выше, чем в западной. В Восточной Сибири также высок удельный вес убыточных предприятий, – по нашим данным, 60 %, а, например, в московском регионе – только 30 %. В той же Восточной Сибири низок показатель обеспечения жильем и высок удельный вес населения с доходами меньше прожиточного минимума. Подводя итоги анализу первого фактора – низкого материального обеспечения населения, хотелось бы еще раз обратить внимание, что речь идет только об отдельных слоях населения. Когда мы говорим о социальном явлении, следует подходить к нему дифференцированно.

Люди оказались совершенно не готовы психологически к резкому социальному расслоению общества, у них появилось чувство зависти к богатым и обеспеченным, в том числе к тем, кто добился достатка отнюдь не праведными путями. Это стимулировало совершение грабежей, разбой и бандитизм. К сожалению, государство и общество не приложили стараний, чтобы хоть немного сгладить психологические последствия резкого расслоения общества.

Кроме того, образовалась многотысячная группа мигрантов (по некоторым данным, до 3 млн человек) – беженцев из неблагополучных районов России и ближнего зарубежья. Среди них мало квалифицированных работников, многие не имеют жилья и постоянной работы, плохо адаптированы и психологически готовы к правонарушающему поведению.

2. Традиционная агрессивность, давно присутствующая в нашем обществе, отразившаяся в первую очередь на насильственной преступности, затронувшая экономические преступления. Ведь агрессия – это не только применение физической силы и оружия, но и вербальная агрессия, угроза, грубый натиск. С начала 60-х годов XIX в. в России бурно расцветал терроризм, буквально захлестнувший страну. К террору прибегали народовольцы, эсеры, большевики и их противники. Во время революции и Гражданской войны терроризм приобрел глобальные масштабы. Затем последовал беспрецедентный сталинский террор. Это был государственный терроризм, возведенный в ранг политики государства, – самый опасный вид терроризма. В контексте насилия нельзя не упомянуть две мировые войны, особенно Великую Отечественную, за которой последовало продолжение сталинского террора. Затем были Афганистан, две чеченские войны, вторая из которых все еще не закончилась, терроризм исламских экстремистов. С этим связана возросшая вооруженность населения, незаконный оборот оружия, локальные этнорелигиозные конфликты. Насилие проникло в политику, экономику и финансы, немало конфликтов в этих сферах решается с помощью убийств. Не будет преувеличением утверждение, что Россия – это страна насилия.

3. Депрессия и высокий уровень тревожности людей, о чем подробно говорилось выше. Этот уровень тревожности зафиксирован многими исследованиями, и психологическими и социологическими, результаты которых не оставляют сомнений в том, что тревожность в числе прочих факторов порождает преступность. Во многом в формировании высокого уровня тревожности повинны средства массовой информации: на страницах газет и журналов, на телевидении все время говорится об убийствах, грабежах, взрывах, наводнениях, подлости, гадости, предательствах. Люди начали воспринимать такое положение вещей как норму жизни, но не перестали всего этого бояться. Страшащийся инстинктивно все время готов к обороне, поскольку постоянно ожидает нападения. Но лучшей защитой является нападение. И эмпирические исследования показывают, что большинство людей все время защищаются от действительной или мнимой опасности. Но мнимая в глазах окружающих, она в их глазах совершенно реальна. Поэтому, защищаясь от нее, можно дойти до преступления: похищая, например, человек защищается от нищеты, утраты жизненных благ и т. д.

4. Огрубление нравов, снижение нравственности в отдельных социальных группах в связи с утратой старых идеологических ориентиров и принципов и несформированностью новых, а также дезорганизацией жизни. Имеется в виду ошибочное суждение, что исчезновение прежней коммунистической идеологии означает исчезновение нравственных норм. Это грубое заблуждение: вытеснение идеологической системы, хорошей или плохой, вовсе не говорит о том, что все дозволено. Точно так же как продолжают действовать нравственные нормы и в том случае, если человек не верит в Бога. Каждый из нас знаком с порядочными, высоконравственными людьми, которые не верят в Бога и тем не менее никогда не совершали преступлений. А ведь именем Бога, как и во имя строительства коммунизма, совершались тысячи преступлений. Вера в Бога может удержать людей от совершения преступлений, но может и способствовать совершению преступлений, оправдываемых идеей служения Богу. Наглядным примером являются действия исламских фундаменталистов. Поэтому надо подчеркнуть, что исчезновение идеологии, хорошей или плохой, вовсе не означает разрушения нравственной системы. Никто и никогда в современной России не скажет, что можно воровать, грабить, убивать. В подобных действиях всегда будет присутствовать состав преступления, хоть и могут найтись желающие найти им косвенные оправдания.

5. Исчезновение государственного патронажа. На протяжении более 70 лет миллионы людей росли в убеждении, что государство позаботится обо всем и постарается решить за них основные жизненные вопросы работы, быта и т. д. от рождения и до смерти. Государство вмешивалось во все, вплоть до межличностных отношений, в том числе и интимных, поэтому, например, существовала уголовная ответственность за гомосексуализм. Одним словом, жесткий патронаж и давление, характерные для тоталитарного режима, существовали на протяжении многих лет, и вдруг все это разом исчезло. Люди ощутили, что они предоставлены сами себе, подобно маленьким детям, которых выбросили на улицу без попечения родителей. Разумеется, такие дети не знают, что им делать. И эти родительские функции были или не восприняты какими бы то ни было организациями – государственными, общественными, церковными, или взяты, но не в должной мере. Оказалось, что многие люди не знают, как себя вести в условиях свободы, она их страшит. И люди бегут от свободы, совершая преступления, не умея иначе решить свои бытовые и трудовые проблемы, испытывая беспокойство из-за того, что ими теперь не руководят – не водят за руку по жизни.

В этом причина и межнациональных конфликтов. Если бы в России был сильный, эффективно действующий федеральный центр, не появился бы бурлящий чеченский котел и другие, к счастью, менее опасные межнациональные конфликты.

Помимо причин, существует комплекс условий, способствующих действию причин преступности. Среди них можно выделить:

– упущения и ошибки в деятельности государственных органов, школ и других учебных заведений, ответственных за воспитание людей, особенно подрастающего поколения. Школа не только не компенсирует недостатки семейного воспитания, но и сама не обеспечивает должного формирования личности детей и подростков;

– недостатки, а иногда и злонамеренные действия хозяйствующих субъектов (администрации и (или) владельцев предприятий, строек, шахт и т. д.), которые не проявляют необходимой экономической и финансовой инициативы, грубо нарушают права и интересы рабочих и служащих, не выплачивают им заработной платы, закрывают предприятия, не проявляя заботы об обеспечении работой потерявших заработок людей, не оказывая им социальной помощи и т. д.;

– недостатки в деятельности правоохранительных органов, их низкая эффективность в борьбе с преступностью, непринятие должных мер по раскрытию преступлений и наказанию преступников, сокрытие преступлений от учета, а во многих случаях и сращивание с преступниками; коррупция в правоохранительных органах – один из главных пороков нашего общества;

– широкое распространение таких непреступных антиобщественных явлений, как бродяжничество, алкоголизм, наркомания, проституция.

Они будут обстоятельно рассмотрены в заключительной главе данной книги.

Литература

Основная

Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 2002.

Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 2002.

Курс советской криминологии: Предмет. Методология. Преступность и ее причины. Преступник. М., 1985.

Дополнительная

Долгова А.И.

Преступность и общество. М., 1992.

Долгова А.И., Тюрин С.И.

Методика анализа преступности. М., 1986.

Лунеев В.В.

Преступность XX века. М., 1997.

Ли Д.А.

Преступность как социальное явление. М., 1997.

Ли Д.А.

Преступность в России: системный анализ. М., 1997.

Ли Д.А.

Уголовно-статистический учет. М., 1997.

Кудрявцев В.Н.

Преступность и нравы переходного общества. М., 2002.

Кудрявцев В.Н.

Генезис преступления. М., 1998.

Горяинов К.К.

Латентная преступность в России: опыт теоретического и прикладного исследования. М., 1994.

Бабаев М.М., Ситковский А.Л.

и др. Прогноз криминогенной ситуации в России. М., 2003.

Антонян Ю.М., Бабаев М.М., Селиверстов В.И.

Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века. М., 2000.


<