Глава IV. Особенности производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении в отношении живых лиц : Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» Ефимичев С.П. : Книги по праву, правоведение

Глава IV. Особенности производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении в отношении живых лиц

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 
РЕКЛАМА
<

Комментарий к главе IV

Глава IV является ключевой во всем Законе, т.к. в ней в наиболее полной форме отражено главное направление российского правосудия, основанное на Всеобщей декларации прав человека и Конституции Российской Федерации, а именно: гарантия прав, свобод и законных интересов личности. Все статьи этой главы составлены в сопряженности с данным основополагающим принципом. В ней использованы соответствующие положения, предусмотренные законами и актами Российской Федерации о здравоохранении, такими как Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993г. N 5487-1 (с изм. от 2 марта 1998г., 20 декабря 1999г., 2 декабря 2000 г.) и Закон РФ от 2 июля 1992г. N 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (с изм. от 21 июля 1998г., 25 июля 2002 г.), а также положения других федеральных законов, указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ и иных нормативно-правовых актов.

Все функционально-организмические структуры человека и его юридически значимая социальная деятельность, определяемая психической сферой, могут быть подвергнуты судебной экспертизе. Исходя из этого, экспертиза в отношении живых лиц (лицо, в отношении которого назначена и производится экспертиза, в дальнейшем будет именоваться подэкспертным) может относиться ко всем уровням измерения человека: биологическому, психологическому и духовному.

1. На биологическом уровне измерения человека судебно-экспертную деятельность осуществляют судебные медики. При этом судебно-медицинская экспертиза устанавливает факт (или его отсутствие) телесного повреждения, его характер (механическое, химическое, термическое, интоксикационное и др.), причины (способы причинения повреждения, непосредственное или отсроченное проявление этих повреждений и др.), а также тяжесть нанесенных телесных повреждений, что является главным при судебной оценке вреда, причиненного личности. Судебно-медицинская экспертиза может быть проведена и в отношении обвиняемого (подсудимого) не только для определения тяжести полученных им телесных повреждений, но и для определения возможности при этих повреждениях совершить инкриминируемое ему общественно опасное деяние. В соответствующих случаях при инкриминируемых деяниях, связанных с изнасилованием и другими противоправными сексуальными действиями, проводится судебно-медицинская сексологическая экспертиза на предмет физической способности, например, к изнасилованию. Судебно-медицинская экспертиза может проводиться и для оценки соответствия физического развития паспортному возрасту подэкспертного.

2. Экспертиза на психологическом уровне измерения человека проводится судебными психологами и судебными психиатрами. Судебные психологи определяют параметры нормативности психической деятельности, особенности личности подэкспертного, его эмоционального состояния (физиологический аффект и др.) и их значение в совершении инкриминируемого деяния. Судебные психиатры выявляют признаки психических расстройств, их формы и степень выраженности для решения вопросов о вменяемости/невменяемостии, дее- и недееспособности и др. Эти экспертизы могут проводиться по отдельности или комплексно как психолого-психиатрическая экспертиза. Например, в ч.3 ст.20 УК РФ говорится: «Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного первой и второй частью настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности». В этих случаях судебные психологи определяют сам факт отставания в психическом развитии несовершеннолетнего, а психиатры решают, есть или нет те психические расстройства, которые могли быть причиной отставания в психическом развитии. Когда этих расстройств нет или их незначительность не дает основания к применению ч.1 (невменяемость) и, соответственно, ч.2 ст.21 УК РФ (назначение принудительных мер медицинского характера), то данный несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности, если он во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие имеющегося отставания в психическом развитии, что и устанавливается судебными психологами. Это нововведение в УК РФ, вступившее в действие с 1997г., является прямым отражением гуманных принципов российского правосудия, поскольку находит новое обоснование гарантии прав и законных интересов несовершеннолетних граждан, что в полной мере включается в гл. IV Закона.

На психологическом уровне измерения человека судебно-психологическая экспертиза может определять и особенности личностной мотивации противоправного действия у психически здорового или лица без выраженных (психотических) психических расстройств. Собственно экспертную оценку психических расстройств определяют судебные психиатры, проецируя эти расстройства на возможность подэкспертного лица в полной или не в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо возможности руководить ими (ст.ст.21 и 22 УК РФ), понимать значение своих действий и руководить ими (ст.29 ГК РФ), а также другие вопросы по ГК РФ, УПК и ГПК РФ, в том числе возможность давать правильные показания и защищать в суде свои гражданские права и интересы. В последние годы все чаще востребуется наркологическая и комплексная нарколого-психиатрическая судебная экспертиза, а также комплексная сексолого-психиатрическая экспертиза.

3. Что касается высшего — духовного (нравственного, мировоззренческого) уровня измерения человека, то необходимость проведения судебных экспертиз по этому уровню выявилась лишь в самом конце ХХ в., и осуществляется оно совместно с судебными психиатрами и экспертами-религиоведами (в качестве последних могут выступать, в частности, специалисты Института государственно-конфессиональных отношений и права, а также кафедр религиоведения университетов). Тенденция к росту потребности в такого рода экспертизах отмечается, по крайней мере, в двух основных аспектах, что объясняется рядом негативных социально-нравственных (духовных) изменений, происходящих в обществе.

Первый аспект касается экспертизы призывников на военную службу. Практика показывает, что некоторые лица призывного возраста стали уклоняться от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от этой службы, совершая тем самым наказуемое деяние, предусмотренное ч.1 ст.328 УК РФ. В ряде случаев этот отказ мотивируется имеющимися религиозными убеждениями, исключающими возможность несения воинской службы. С последнего десятилетия прошлого века в Российской Федерации отмечается неуклонный рост числа адептов вероучений, предусматривающих запрет к воинской службе, основанный на сущности своих догм. Здесь возможны следующие варианты:

а) убеждения подэкспертного действительно соответствуют учению зарегистрированного в органах Минюста РФ религиозного объединения, запрещающего воинскую службу, что определяется религиоведческой экспертизой;

б) религиозные утверждения подэкспертного носят декларативный характер, и он не является истинным адептом данного вероучения, что также определяет религиоведческая экспертиза;

в) высказывания подэкспертного только носят форму религиозных убеждений и представляют вероятность религиозного бреда, и тогда необходима судебно-психиатрическая экспертиза, в некоторых случаях проводится комплексная психиатрическая и религиоведческая экспертиза. Правильное экспертное решение в приведенных вариантах судебных экспертиз на духовном уровне измерения человека — гарантия защиты прав, свобод и законных интересов лиц, что отражает суть комментируемой главы Закона.

Второй аспект, обусловливающий потребность в судебных экспертизах по духовному уровню измерения человека, связан с тем, что в настоящее время в Российской Федерации быстро растет число различных религиозных сект, в том числе деструктивно-тоталитарного характера (детально описано более 500 религиозных культовых новообразований). Психические изменения и ранее не свойственный данной личности характер поведения у адептов некоторых из этих сект явно имитируют психические расстройства даже на уровне тяжелых психических заболеваний, а иногда и провоцируют психопатологические состояния, приводя к хроническим психическим расстройствам. В последних случаях возможно проведение судебно-психиатрической экспертизы на предмет определения причинения вреда здоровью граждан от деятельности данного религиозного объединения. Если на экспертизе устанавливается причинно-следственная связь имеющегося психического расстройства с деятельностью данного религиозного объединения («секты»), то помимо судебного производства по ч.1 ст.239 УК РФ (Организация объединения, посягающего на личность и права граждан) может быть инициировано производство по ч.2 ст.14 Федерального закона от 26 сентября 1997г. N 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях», предусматривающей в этих случаях судебное определение о ликвидации религиозной организации и запрет на деятельность религиозного объединения.

В уголовном судопроизводстве все чаще встречаются случаи ритуальных убийств, которые совершаются как психически больными, так и психически здоровыми, исполняющими предписания своих сект (например, сатанинских). В гражданском судопроизводстве участились случаи передачи сектам своего имущества адептами с психическими расстройствами. Эти расстройства используются сектами для внушения необходимости такой передачи имущества во исполнение предписаний данного вероучения. Практика показывает, что без знания сути религиозного учения и предписываемых сектами своим адептам особенностей поведения последние могут быть ошибочно оценены судебными психиатрами как психические расстройства, исключающие вменяемость, дееспособность и т.д., в то время как они являются нормативными для адептов данной секты. Во избежание таких ошибок в соответствующих случаях должна быть рекомендована комплексная судебно-психиатрическая и религиоведческая экспертиза. Вопрос о таких экспертизах становится особо актуальным в практике применения Федерального закона от 26 сентября 1997г. N 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» (с изм. от 26 марта 2000г., 21 марта 2002г., 25 июля 2002 г.) и других основополагающих документов о свободе совести. Во всяком случае межгосударственные (ОБСЕ и др.) и международные общественные правозащитные организации допускают возможность признания в России инаковерующих невменяемыми, недееспособными якобы без явных признаков собственно психических расстройств.

В уголовном процессе достаточно часто возникает необходимость проведения различных судебных экспертиз по факту смерти и экспертной оценки прижизненного состояния лица, уже умершего ко времени проведения экспертизы. В гражданском процессе экспертизы о прижизненном психическом состоянии лица, оставившего завещание, совершившего имущественную сделку и др., являются повседневной практикой. Упомянутый приоритет гарантии прав и законных интересов личности, который является основополагающим в гл. IV о судебной экспертизе в отношении живых лиц, по своему смыслу и назначению дает основание для более широкого толкования слов «экспертиза живых лиц».

Речь должна идти не только о живых непосредственно в период экспертизы лицах, но и об экспертизе прижизненного состояния лица, умершего после совершения юридически значимого деяния, иными словами — это экспертиза состояния лица еще живого при совершении им данного действия. Достаточно часто суд должен устанавливать физическое и психическое состояние лица, мотивы его действий в фактический период его жизни, хотя этого лица уже нет в живых. Также к производству судебно-медицинской экспертизы живого лица следует относить определение прижизненности или посмертности причиненных повреждений. Посмертные, но по существу относящиеся к прижизненному состоянию случаи, требующие экспертной судебно-медицинской оценки, возникают, когда, например, необходимо определить, могло ли лицо при данном физическом дефекте или прижизненно полученном телесном повреждении совершить деяние, которое ему инкриминировалось. Судебно-медицинское заключение о невозможности совершения данным лицом инкриминировавшегося ему деяния сохраняет, пусть и посмертно, честь и достоинство данного лица, одновременно стимулируя поиск фактически виновного лица.

Число судебно-психиатрических экспертиз прижизненного состояния уже умерших лиц неизменно растет. В первую очередь это объясняется ростом имущественного благосостояния населения страны, широким спектром ценных объектов, которые, согласно воле еще живого лица, должны после его смерти перейти во владение другого физического или юридического лица. Практика экспертиз по гражданскому судопроизводству для решения прижизненной дее- или недееспособности, сделкоспособности лица, уже умершего после составления завещания, увеличивается из года в год.

Частыми являются психолого-психиатрические экспертизы прижизненного состояния лица, совершившего суицид, особенно если оно было военнослужащим. Психическое расстройство, стрессовое состояние, аффект, измененные психологические состояния как результат доведения до самоубийства — все это определяется при посмертной психолого-психиатрической экспертизе прижизненного состояния данного лица. Ответы на эти и другие экспертные вопросы могут иметь прямое отношение к чести и достоинству умершего лица, гарантиям сохранения его прижизненных прав и законных интересов, а в отношении военнослужащих — и защита прав и законных интересов семьи погибшего, если он имел психическое расстройство, приведшее к суициду.

Посмертные экспертизы по своей правовой сущности, по гарантиям прав и законных интересов подэкспертных лиц не могут быть вне рамок гл. IV Закона, а по процедуре производства они не отличаются от проведения экспертизы реально живых и непосредственно обследуемых лиц со всеми соответствующими правилами и требованиями, в первую очередь конфиденциальности проведения экспертизы, соблюдения охраны гражданского достоинства подэкспертного лица, а также допустимости присутствия при производстве экспертизы только тех лиц, которые являются участниками процесса и т.д. Отличие производства посмертных судебных экспертиз от экспертиз в отношении реально живых лиц состоит лишь в том, что они проводятся только на основании представленных экспертам материалов дела (медицинские документы о состоянии здоровья, различные свидетельства об особенностях социального фукционирования, о конкретной прижизненной ситуации при совершении подэкспертным лицом юридически значимого действия и др.).

Таким образом, необходимость данной главы вызвана тем, что объектом производства экспертизы является лицо, которое обладает правами, свободами и законными интересами, регламентированными соответствующим законодательством (международные правовые акты, Конституция РФ, федеральные законы, нормативно-правовые акты Президента РФ, нормативно-правовые акты Правительства РФ и др.). Права, свободы и законные интересы, закрепленные в указанных нормативно-правовых актах, в ходе производства экспертизы действуют в полном объеме, за исключением тех, которые могут быть ограничены действующим федеральным законодательством.

Статья 26.

Производство судебной экспертизы в отношении живых лиц

Судебная экспертиза в отношении живых лиц производится в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве. Круг лиц, которые могут быть направлены на судебную экспертизу, определяется процессуальным законодательством Российской Федерации.

Комментарий к статье 26

Данная статья содержит общую информацию о круге лиц, в отношении которых может быть осуществлено производство судебной экспертизы. Представленное в статье конкретное перечисление видов судопроизводства — гражданское, административное, уголовное — по существу предопределяет круг лиц, которые могут быть направлены на судебную экспертизу согласно процессуальному законодательству Российской Федерации. Соответственно с этим производство судебной экспертизы может быть инициировано в отношении всех лиц, проходящих по данным судопроизводствам.

Из этого положения следует, что в гражданском судопроизводстве экспертизе могут подвергаться гражданский истец и гражданский ответчик. Обязательно проведение судебно-психиатрической экспертизы, когда решается вопрос о признании дееспособного лица недееспособным и наоборот. Судебно-психиатрической экспертизе может подвергаться лицо, принесшее в суд жалобу, рассматриваемую в порядке гражданского судопроизводства.

При административном судопроизводстве экспертизе (практически это всегда судебно-психиатрические экспертизы) может подвергаться лицо, привлекаемое к административной ответственности, а также пострадавший от его противоправных действий.

В производстве по уголовному делу экспертизе может быть подвергнут подозреваемый, обвиняемый, подсудимый для решения вопроса о возможности в полной или не в полной мере (ст.22 УК РФ) осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо признании способности руководить своими действиями или полной потери этой способности (ст.21 УК РФ); о необходимости в отношении «вменяемых не в полной мере» (ч.2 ст.22 УК РФ) и невменяемых (ч.2 ст.21 УК РФ), а также лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания (ст.81 УК РФ), принятия принудительных мер медицинского характера (ч.ч.«а», «б», «в» ст.97 УК РФ), о видах принудительного лечения (ст.99 УК РФ), о необходимости его продления, изменения или прекращения (ст.102 УК РФ), а также в отношении осужденных решения вопроса о возможности/невозможности по состоянию здоровья отбывать дальнейшее наказание и применении к ним принудительных мер медицинского характера в случаях хронического психического расстройства (ст.81 УК РФ).

Нарколого-психиатрическая экспертиза в отношении вменяемых, страдающих алкоголизмом или наркоманией, решает вопрос о необходимости назначения принудительных мер медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в местах лишения свободы (п.«г» ст.97, ч.2 ст.99, ст.102 УК РФ).

Помимо субъектов, по поводу совершения деяния которых ведется судопроизводство, экспертизе могут подвергаться также потерпевшие по данному делу. В последних случаях может определяться ущерб их физическому и/или психическому здоровью, а также может решаться вопрос об их возможности по своему психическому состоянию защищать в суде свои права и законные интересы. Этот вопрос может возникать и в отношении подсудимого.

Особая необходимость проведения судебно-психиатрической экспертизы возникает при появлении сомнений в психической полноценности субъекта судопроизводства, т.к. наличие психического расстройства может повлиять на его юридически значимое поведение и на весь ход судопроизводства. Практика показывает, что при отсутствии экспертного разрешения этих сомнений происходят серьезные судебные ошибки.

Во всех видах судопроизводства на экспертизу может быть направлен свидетель при возникающих предположениях о наличии у него психических расстройств, которые могут лишить его способности давать правильные показания.

Важно указать, что у всех перечисленных лиц установленные при судебно-психиатрической экспертизе психические расстройства могут иметь разные юридически значимые последствия. Например, один и тот же диагноз, установленный подэкспертному, в уголовном судопроизводстве может исключать его вменяемость, но не исключать его дееспособность в гражданском процессе.

При производстве судебных экспертиз в отношении живых лиц могут также решаться иные вопросы, для ответа на которые требуются специальные познания, при этом исключается выход экспертов в своих ответах за рамки профессиональной компетенции. Вместе с тем эксперт имеет право в пределах своей компетенции давать заключение по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении или определении о назначении экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования (право экспертной инициативы). Например, при решении вопроса о прекращении принудительного лечения у экспертов могут возникнуть сомнения в самой обоснованности проведения этого лечения и предположение о том, что судебно-психиатрическая комиссия, на основании заключения которой лицо было признано невменяемым с применением принудительных мер медицинского характера, ошиблась. В таком случае эксперты могут проявить инициативу и рекомендовать суду рассмотреть вопрос о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы по вопросу вменяемости/невменяемости в связи со вновь отрывшимися обстоятельствами (несоответствие наблюдаемого в период принудительного лечения состояния установленному диагнозу психического расстройства, давшего основание к заключению о невменяемости с применением принудительных мер медицинского характера).

Статья 27.

Условия и место производства судебной экспертизы в отношении живых лиц

Судебная экспертиза в отношении живых лиц может производиться в медицинском или ином учреждении, а также в другом месте, где имеются условия, необходимые для проведения соответствующих исследований и обеспечения прав и законных интересов лица, в отношении которого проводятся исследования.

В случае возникновения при производстве судебной экспертизы необходимости стационарного обследования лица оно может быть помещено в медицинский стационар в порядке, предусмотренном статьями 28 — 30 настоящего Федерального закона и процессуальным законодательством Российской Федерации.

Доставка в медицинское или иное учреждение лица, направленного на судебную экспертизу, обеспечивается органом или лицом, назначившими судебную экспертизу.

Комментарий к статье 27

Часть 1 статьи определяет необходимый перечень условий для качественного осуществления судебно-экспертной деятельности. Перечислим основные:

а) обеспечение экспертов соответствующим для решения поставленных задач местом проведения экспертизы, предусматривающим помещение для конфиденциального проведения обследования и экспертного обсуждения его результатов, а также для хранения относящихся к производству экспертизы материалов и документов, исключающего допуск к ним лиц, не имеющих отношения к данной экспертизе;

б) обеспечение экспертов всей необходимой информацией для решения поставленных задач (материалы гражданского, административного или уголовного судопроизводства, медицинская документация на подэкспертного и др., возможность ознакомления с его личным делом), а также предоставление дополнительных, необходимых для производства экспертизы материалов и документов;

в) применение установленных стандартов экспертного исследования, которые различаются в зависимости от задач экспертизы;

г) создание условий содержания лиц во время производства экспертизы, которые должны гарантировать соблюдение их прав и законных интересов;

д) соответствующий уровень безопасности самих экспертов и лиц, обслуживающих производство экспертизы в местах ее производства.

Местом организации государственной экспертной деятельности является специализированное федеральное учреждение или экспертные учреждения субъектов Федерации. Местом же непосредственного проведения экспертного исследования могут быть не только эти учреждения, но и места фактического пребывания лица, в отношении которого назначено производство экспертизы: следственный изолятор; помещение, в котором производится судебное разбирательство; больничный стационар, в котором проводится лечение подэкспертного; место его непосредственного проживания, если он по своему физическому или психическому состоянию является нетранспортабельным для прибытия в экспертное учреждение.

В практике экспертных исследований сложилось разделение экспертизы в специализированном учреждении на стационарную и амбулаторную. В остальных местах проведение экспертных исследований по существу является амбулаторным, т.к. подэкспертный исследуется однократно, без возможности динамического наблюдения. Возможности экспертизы в амбулаторных условиях (амбулаторная экспертиза) ограничиваются минимальным набором применяемых стандартов исследования.

Судебно-медицинские экспертизы проводятся специальными подразделениями бюро судебно-медицинской экспертизы, они являются амбулаторными, даже если подэкспертный находится в больничном стационаре на лечении.

Если при производстве амбулаторной судебной экспертизы возникает необходимость стационарного обследования, подэкспертное лицо может быть помещено в медицинский стационар. Необходимым основанием для этого является заключение эксперта (экспертов) о невозможности решения поставленных перед экспертами вопросов в амбулаторных условиях и с указанием мотивации для производства стационарной экспертизы. Процессуальным основанием является постановление (определение) органа, назначившего экспертизу.

Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза в государственном судебно-экспертном учреждении производится в специализированных судебно-психиатрических экспертных стационарах — судебно-психиатрических экспертных стационарах для лиц, не содержащихся под стражей, и судебно-психиатрических экспертных стационарах для лиц, содержащихся под стражей.

Лица, не содержащиеся под стражей, могут также помещаться для прохождения стационарной экспертизы в иные психиатрические стационары при условии, что это существенно не затруднит производство экспертизы.

Иными (неспециализированными) психиатрическими стационарами, в которые могут помещаться подэкспертные для прохождения стационарной экспертизы, являются общие (неэкспертные) стационарные отделения психиатрических учреждений. Решение о помещении в такое отделение подэкспертного, не содержащегося под стражей, решается каждый раз индивидуально руководителем экспертного учреждения, который вправе поместить подэкспертного, не содержащегося под стражей, в одно из стационарных (неэкспертных) отделений возглавляемого им психиатрического учреждения.

Когда явка подэкспертного в экспертное учреждение исключается из-за его нетранспортабельности, обусловленной тяжелым соматическим расстройством, экспертиза может быть проведена на дому у подэкспертного. Вопрос о необходимости производства экспертизы на дому у подэкспертного решается органом (лицом), ведущим производство по делу. О том, что экспертиза должна проводиться на дому у подэкспертного, указывается в постановлении (определении) о ее назначении.

Экспертиза на дому у подэкспертного проводится комиссионно. Оплата экспертам транспортных расходов, связанных с выездом на дом к подэкспертному, осуществляется только через орган (лицо), назначивший экспертизу.

В ходе производства экспертизы на дому у подэкспертного эксперт не вправе совершать действия, которые могут поставить под сомнение их заинтересованность в исходе дела. Также эксперты не могут сообщать кому-либо из присутствующих в доме подэкспертного лиц сведения, которые стали известны экспертам в связи с производством экспертизы. Перед началом проведения экспертизы присутствующим в доме подэкспертного лицам при необходимости должно быть разъяснено, что всю информацию, относящуюся к проводимой экспертизе, включая сведения о ее результатах, эти лица могут получить в установленном законом порядке только через орган (лицо), назначивший экспертизу. В случае совершения кем-либо из присутствующих в доме подэкспертного лиц действий, которые препятствуют проведению экспертизы или могут поставить под сомнение независимость экспертов, либо действий, которые угрожают безопасности экспертов, последние немедленно прекращают производство экспертизы, о чем письменно уведомляют орган (лицо), ее назначивший.

Экспертиза может проводиться экспертами государственного судебно-психиатрического экспертного учреждения за пределами последнего не только в суде или на дому у подэкспертного, но и в другом месте, если подобная необходимость обусловливается обстоятельствами дела. Однако такого рода экспертизы допустимы лишь в случае, если по месту их производства имеются приведенные выше условия, позволяющие качественно провести все требуемые для дачи заключения экспертные исследования, и отсутствует возможность проведения необходимых исследований в местах, специально для этого предназначенных.

В случае обнаружения признаков заболевания у подэкспертного, которое при неоказании надлежащей специализированной медицинской помощи угрожает его жизни или способно привести к серьезному ухудшению здоровья заболевшего, а также невозможности оказания указанной помощи в данном экспертном учреждении, в котором находится подэкспертный, последний направляется в соответствующее медицинское учреждение. Время, проведенное таким подэкспертным вне экспертного учреждения, не включается в срок его пребывания на стационарной экспертизе, а срок производства стационарной экспертизы соответственно этому времени корректируется.

Во время нахождения подэкспертного в медицинском стационарном отделении производство следственных действий с его участием допускается лишь в исключительных случаях. Во всяком случае уголовно-процессуальное законодательство не содержит указаний на недопустимость их производства. Если возникает необходимость производства следственных действий, должен действовать принцип разумности. Так, эксперты-психиатры вправе отказать в предоставлении подэкспертного для его участия в следственных действиях при наличии к тому медицинских противопоказаний (наличие у подэкспертного тяжелого психического или соматического расстройства, угроза серьезного ухудшения состояния психического здоровья подэкспертного и пр.). В случаях, когда производство следственного действия затрудняет проведение экспертиз, в производстве экспертизы может быть отказано с указанием причин такого решения. Данный отказ в предоставлении подэкспертного для его участия в следственном действии должен быть письменным и мотивированным. Отказ подписывается руководителем экспертного учреждения.

Проведение экспертизы осуществляется последовательно и состоит из нескольких этапов:

подготовка к назначению экспертизы;

назначение экспертизы;

организация экспертизы;

осуществление экспертных исследований;

составление экспертного заключения;

оценка заключения эксперта лицом или органом, назначившими экспертизу.

Составление экспертного заключения по результатам непосредственного экспертного обследования живого лица, а также составление заключения по заочной и посмертной экспертизе (о состоянии лица в период его жизни) или составление иных документов (сообщения о невозможности дать экспертное заключение, ходатайства, жалобы, уведомления и пр.) осуществляются только в экспертном учреждении. Исключение составляет лишь экспертное заключение по результатам обследования подсудимого в зале суда, которое составляется в помещении суда, исключающем какое-либо влияние на эксперта и на содержание его выводов.

Обязанность по доставке лица, подлежащего экспертизе, в экспертное учреждение налагается на орган (лицо), назначивший экспертизу. Лица, содержащиеся под стражей, доставляются в экспертное учреждение для прохождения стационарной экспертизы в порядке, согласованном между руководителем экспертного учреждения и администрацией мест содержания под стражей, в которых находятся подэкспертные, ожидающие экспертизы, а также правоохранительными органами и судами, входящими в зону обслуживания данного экспертного учреждения.

При помещении лица в стационарное отделение необходимо соблюдать ряд требований. Данные требования связаны с обеспечением безопасности (например, обязательная сдача медицинских анализов перед доставкой в стационарное отделение). Конкретные вопросы, связанные с прибытием подэкспертных в экспертное учреждение (фиксированные дни и часы приема в стационарное отделение и другие технические вопросы), решаются по согласованию между руководителем экспертного учреждения (его заместителем по экспертной работе) и обслуживаемыми этим учреждением органами предварительного расследования и судами. В случае неприбытия лица, в отношении которого назначено производство экспертизы, в экспертное учреждение в надлежащий (согласованный) срок руководитель экспертного учреждения обязан известить об этом орган (лицо), назначивший экспертизу.

Во всех случаях выписки из стационарного экспертного учреждения подэкспертного, содержащегося под стражей, его направляют в следственный изолятор, из которого он доставлялся на экспертизу, или в иной следственный изолятор.

Статья 28.

Добровольность и принудительность при производстве судебной экспертизы

Судебная экспертиза в отношении живых лиц может производиться в добровольном или принудительном порядке.

В случае, если судебная экспертиза производится в добровольном порядке, в государственное судебно-экспертное учреждение должно быть представлено письменное согласие лица подвергнуться судебной экспертизе.

Если лицо, в отношении которого назначена судебная экспертиза, не достигло возраста 16 лет или признано судом недееспособным, письменное согласие на производство судебной экспертизы дается законным представителем этого лица.

Круг лиц, которые могут быть направлены на судебную экспертизу в принудительном порядке, определяется процессуальным законодательством Российской Федерации. В случае, если в процессуальном законодательстве Российской Федерации не содержится прямого указания на возможность принудительного направления лица на судебную экспертизу, государственное судебно-экспертное учреждение не вправе производить судебную экспертизу в отношении этого лица в принудительном порядке.

Комментарий к статье 28

Необходимым условием проведения экспертизы является разграничение случаев добровольного и принудительного порядков ее производства. Отметим, что «добровольность» и «принуждение» не являются противоположными друг другу. Возможно применение принудительного порядка производства экспертизы с изъявлением желания самого подэкспертного. Указанные порядки производства экспертизы различаются в необходимости волеизъявления лица, в отношении которого назначена экспертиза. При применении порядка добровольного производства необходимо согласие подэкспертного. В случае его отсутствия экспертиза производиться не может. В ходе принудительного порядка производства экспертиза производится вне зависимости от желания подэкспертного или его законных представителей.

Без указания на принудительный порядок производства экспертизы в соответствующем отраслевом законодательстве экспертиза производится только в добровольном порядке. В случае несогласия с производством экспертизы и невозможности ее проведения в принудительном порядке ввиду отсутствия указания на данную возможность в отраслевом законодательстве это влечет неустановление фактов, являющихся следствием состояния и возможностей живых лиц.

Как уже отмечалось, условием добровольного порядка производства экспертизы является согласие подэкспертного, которое изъявляется на этапе ее назначения. Добровольное согласие может быть отозвано на любом из этапов судебной экспертизы (в том числе и в ходе проведения экспертных исследований). В случае согласия на участие в производстве экспертизы и отказа от участия в диагностических процедурах экспертное заключение выносится только в случае достаточной информативности полученных результатов. При их недостатке выносится сообщение о невозможности вынесения экспертного заключения.

Согласие на производство экспертизы в добровольном порядке дается самим лицом или его законным представителем в указанных ниже случаях. Оно обязательно должно быть оформлено в письменном виде. По форме данный документ выполняется произвольно, однако в нем должно быть указано, кто, когда, где, в связи с чем, в каких условиях (амбулаторно или в стационаре), на какой период согласен подвергнуться экспертным исследованиям. В случае невозможности выполнить письменное согласие собственноручно по причинам физических или иных недостатков возможно выполнение данного документа стороной, назначающей экспертизу, в присутствии лица, которое дает свое согласие, и лиц, подтверждающих добровольность указанного согласия (законный представитель, защитник). Возможно также приглашение понятых. В обязательном порядке должно быть удостоверено, что:

а) подэкспертному разъяснены цель и условия производства экспертизы;

б) им высказано добровольное согласие;

в) имеются уважительные причины невозможности оформить это согласие в письменном (собственноручном) виде.

В случаях недостижения лицом, в отношении которого назначена экспертиза, 16 лет или признания его недееспособным согласие дается законным представителем.

Законное представительство должно быть надлежащим образом установлено и оформлено. Не является законным представителем попечитель подэкспертного, признанного ограниченно дееспособным вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, т.к. ограничение дееспособности по этим причинам устанавливается в имущественных правах и не соотносится в полном объеме с установленным попечительством по другим основаниям.

Законными представителями, которые правомочны дать согласие на проведение экспертизы, являются: родители (усыновители) или опекуны — в отношении несовершеннолетних до 14 лет; родители (усыновители) или попечители — в отношении несовершеннолетних от 14 до 16 лет; опекуны — в отношении лиц, признанных судом недееспособными; воспитательное, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты населения и др. — в отношении лиц, содержащихся в них; органы опеки и попечительства.

В уголовно-процессуальном законодательстве для решения вопросов, связанных с применением принудительных мер медицинского характера, указан более широкий круг законных представителей (ч.1 ст.437 УПК РФ). К ним могут относиться, кроме родителей, и другие родственники: братья, сестры, дедушка, бабушка, дети. Однако последние лица могут быть допущены к участию в деле как законные представители только после соответствующего решения органа (лица), назначившего экспертизу.

Гражданско-процессуальное законодательство устанавливает только добровольный порядок производства экспертизы. Исключением является особое производство о признании гражданина недееспособным, когда при явном уклонении лица от производства судебно-психиатрической экспертизы суд назначает ее производство в принудительном порядке (ст.283 ГПК РФ).

Производство по делам об административных правонарушениях не предусматривает производство экспертизы в принудительном порядке.

Статья 29.

Основания и порядок помещения лица в медицинский стационар

В случае возникновения при назначении или производстве судебно-медицинской либо судебно-психиатрической экспертизы необходимости стационарного обследования лица оно помещается в соответствующий медицинский стационар на основании постановления или определения о назначении судебной экспертизы. Порядок помещения лица в медицинский стационар определяется процессуальным законодательством Российской Федерации.

Лица, содержащиеся под стражей, помещаются для производства судебной экспертизы в медицинские стационары, специально приспособленные для содержания в них указанных лиц.

Для производства судебно-психиатрической экспертизы лицо помещается в психиатрический стационар или судебно-психиатрический экспертный стационар только на основании определения суда или постановления судьи. Судебно-психиатрические экспертные стационары могут быть предназначены для помещения в них лиц, не содержащихся под стражей, или для помещения в них лиц, содержащихся под стражей.

Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу и поместившие лицо в медицинский стационар в принудительном порядке, обязаны в течение 24 часов известить об этом кого-либо из членов его семьи, родственников или иных лиц по его указанию, а при отсутствии таковых сообщить в орган внутренних дел по месту жительства указанного лица.

Комментарий к статье 29

В данной статье установлены фактические и процессуальные основания для назначения и производства экспертизы в стационарных условиях.

Фактическими основаниями для помещения в медицинский стационар является невозможность производства полноценной судебной экспертизы в иных условиях. Необходимость стационарного обследования должна быть обоснованной. Обоснованность определяется следующим образом. Во-первых, наличие в стационаре средств, способов и условий, при которых может быть дано качественное экспертное заключение; во-вторых, отсутствие иных возможностей (реализации всех имеющихся) вынести объективное экспертное решение (например, производство амбулаторной экспертизы и невозможность дачи заключения).

Заблуждением является утверждение о том, что экспертиза в амбулаторных условиях является поверхностной, некачественной и т.д. Различие состоит в невозможности применения ряда методов исследования в амбулаторных условиях. Амбулаторное обследование может и не ограничиваться одноразовой доставкой подэкспертного в экспертное учреждение. В необходимых случаях (для рентгенографического, электроэнцефалографического и других лабораторных и параклинических методов исследования) его можно доставлять в экспертное учреждение не один раз. Однако и при таком производстве амбулаторной экспертизы обследование вне стационарных условий не всегда может быть достаточным для точной диагностики клинически сложных состояний, особенно при сложных формах патологии, при симулятивных или, наоборот, диссимулятивных тенденциях подэкспертного. В случае выявления признаков симулятивного поведения возможны случаи неоднократного помещения в стационар для более полного, а главное, динамического круглосуточного наблюдения подэкспертного, которое может быть осуществлено только при производстве стационарной экспертизы.

Однако не стоит переоценивать результативность и необходимость производства стационарной экспертизы. Практика показывает, что на стационарную судебную экспертизу не всегда поступают действительно сложные в клинико-диагностическом отношении подэкспертные и поставленные в отношении их экспертные вопросы вполне могли бы быть решены в амбулаторных условиях, что существенно сокращает сроки судопроизводства.

Рекомендуется первичное проведение именно амбулаторной экспертизы, и, если при этом сами судебные эксперты придут к заключению о необходимости стационарной экспертизы, они должны это обосновать в экспертном заключении для органа (лица), назначившего экспертизу. Это обоснование должно лечь в основу постановления (определения) о производстве стационарной судебной экспертизы. Стоит рекомендовать воздерживаться в практике от назначения только амбулаторных экспертиз, даже в очевидных ситуациях. В любом случае необходимо тесное взаимодействие экспертных служб с органами, назначающими экспертизу, для консультации перед принятием процессуального решения.

Процессуальным основанием для назначения экспертизы является только постановление следователя, прокурора, органа дознания, дознавателя, судьи или определение суда. В случае возникновения необходимости в производстве экспертизы участники судопроизводства заявляют ходатайства, которые подлежат обязательному рассмотрению с вынесением мотивированного решения.

Соответствующее процессуальное законодательство определяет порядок помещения лиц в условия стационара. Так, лицо, в отношении которого решается вопрос о его гражданской дееспособности, может быть принудительно направлено на экспертизу только по определению суда, вынесенному на судебном заседании с обязательным участием прокурора и врача-психиатра (ст.283 ГПК РФ).

В уголовно-процессуальном законодательстве помещение обвиняемых и подозреваемых в стационар для производства экспертизы производится на основании постановления следователя (ст.195 УПК РФ), постановления судьи или определения суда на основании ст.283 УПК РФ. Несколько иная ситуация с обвиняемым или подозреваемым, к которому не избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В ходе досудебного производства на основании п.3 ч.2 ст.29 и в соответствии со ст.165 УПК РФ следователь с согласия прокурора возбуждает ходатайство перед судьей соответствующего суда, о чем выносит соответствующее постановление. Не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства оно должно быть рассмотрено и по нему вынесено постановление о разрешении экспертизы в стационарных условиях или отказе в этом.

Выделение лиц, к которым избрана мера пресечения под стражу, не случайно. Особый порядок содержания указанной категории граждан налагает особые требования к их размещению в ходе производства экспертизы. Запрещено помещение лиц, содержащихся под стражей, в стационары, не приспособленные для содержания лиц, к которым применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Для этих целей созданы специализированные отделения в судебно-психиатрических и общепсихиатрических стационарах. Лица, не содержащиеся под стражей, могут помещаться в общие отделения, что не исключает надзор за ними, однако правовое положение этих лиц существенно отличается от правового положения лиц, к которым мера пресечения применена.

Доставка и прием в стационарное отделение могут быть ограничены в связи с организационными трудностями. Прием производится при наличии в отделении свободных коек. При отсутствии свободных коек прием подэкспертных в отделение производится в порядке очередности.

Порядок прибытия в экспертное учреждение для прохождения стационарной экспертизы подэкспертных, не содержащихся под стражей, определяется руководителем экспертного учреждения с учетом мнения правоохранительных органов и судов, входящих в зону обслуживания данного экспертного учреждения. Подэкспертный в этом случае может прибыть и самостоятельно в сопровождении следователя или лиц, назначенных им, или приводом. Подэкспертный или его законный представитель должны быть заранее извещены сотрудниками экспертного учреждения о времени прибытия на экспертизу.

Доставку лиц, содержащихся под стражей, осуществляют сотрудники МВД РФ и уголовно-исполнительной системы Минюста России, входящие в состав специальных подразделений, на которые возложена указанная функция.

Прием в учреждение осуществляется на основании требований, установленных в данных учреждениях. Все лица, прибывающие в экспертное учреждение для прохождения стационарной экспертизы, принимаются и осматриваются врачом этого учреждения. После врачебного осмотра и изучения документов, в том числе обязательно — личного дела содержащихся под стражей, прибывшее лицо помещается в стационарное отделение либо ему отказывается в приеме по нижеперечисленным основаниям:

1) отсутствие постановления (определения) о назначении стационарной экспертизы в отношении данного лица;

2) отсутствие материалов уголовного, гражданского или административного дела, в рамках которого назначена данная экспертиза;

3) отсутствие личного дела арестованного (для лиц, содержащихся под стражей);

4) невозможность на основании представленных документов удостовериться в том, что в экспертное учреждение прибыло действительно то лицо, в отношении которого назначена данная экспертиза;

5) истечение к моменту доставки в экспертное учреждение лица сроков его содержания под стражей;

6) отсутствие постановления судьи о помещении данного лица в психиатрический стационар при направлении подозреваемого или обвиняемого, не содержащихся под стражей, на стационарную экспертизу дознавателем, следователем или прокурором;

7) наличия медико-санитарных противопоказаний к помещению лица в стационарное экспертное отделение (обнаружение у него опасного для окружающих инфекционного заболевания, иного тяжелого соматического расстройства, делающего невозможным стационирование в непрофилированное по этому заболеванию отделение) или невыполнение иных медико-санитарных условий стационирования (отсутствие необходимых прививок, лабораторных анализов и пр.);

8) отказ самого подэкспертного или его законного представителя на проведение стационарной экспертизы, если ее производство возможно только с добровольного согласия указанных лиц.

Об отказе в приеме делается отметка в специальном журнале учета лиц, прибывших в экспертное учреждение. В личном деле лиц, содержащихся под стражей, делается запись об отказе с указанием его оснований. По просьбе лица, которому отказано в приеме, или сопровождающего его законного представителя им может быть выдана на руки справка об отказе с указанием его оснований.

Важным условием объективного исследования является процедура назначения конкретных исполнителей экспертного задания. В случае, если орган, назначивший экспертизу, в постановлении (определении) о назначении экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении конкретно указывает лиц, которые должны производить исследование, руководитель экспертного учреждения обязан обеспечить участие указанных лиц. В случае, если указанные в постановлении (определении) лица не могут произвести экспертизу (по причине болезни, отпуска и т.д.) или отсутствуют указания на конкретных лиц, руководитель экспертного учреждения, в которое помещен подэкспертный, в день его приема в стационарное отделение назначает эксперта, которому поручается производство данной стационарной экспертизы. При назначении комиссионной экспертизы в день приема подэкспертного руководитель экспертного учреждения должен назначить эксперта-докладчика. Полный состав экспертной комиссии определяется графиком работы экспертного учреждения или определяется персонально руководителем экспертного отделения. Каждый назначенный эксперт должен быть представлен подэкспертному до проведения экспертных исследований.

В процессе изучения материалов дела, медицинской документации и обследования лица, направленного на экспертизу, может быть установлено, что дать ответ на экспертные вопросы невозможно. В этих случаях составляется письменное сообщение о невозможности дать экспертное заключение, и подэкспертный в день принятия такого экспертного решения подлежит выписке из стационарного отделения.

После того как эксперт (при единоличной экспертизе) или эксперты (на заседании комиссии) приняли экспертное решение, подэкспертный подлежит выписке из стационарного экспертного отделения в этот же день или в ближайшее возможное время.

Орган (лицо), назначивший судебную экспертизу и поместивший лицо в медицинский стационар в принудительном порядке, обязан в течение 24 часов известить об этом кого-либо из членов его семьи, родственников или иных лиц по его указанию, а при отсутствии таковых сообщить в органы внутренних дел по месту жительства (регистрации) указанного лица. Более подробно гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых проводится судебная экспертиза, рассматриваются в ст.31 данного Закона.

Статья 30.

Сроки пребывания лица в медицинском стационаре

Лицо может быть помещено в медицинский стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30 дней.

В случае необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания лица в медицинском стационаре может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту нахождения указанного стационара еще на 30 дней.

Ходатайство эксперта или комиссии экспертов о продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре должно быть представлено в районный суд по месту нахождения указанного стационара не позднее чем за три дня до истечения 30-дневного срока.

Судья выносит постановление и уведомляет о нем эксперта или комиссию экспертов в течение трех дней со дня получения ходатайства.

В случае отказа судьи в продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре оно должно быть выписано из него.

Руководитель медицинского стационара извещает о заявленном ходатайстве и вынесенном судьей постановлении лицо, находящееся в указанном стационаре, а также орган или лицо, назначившие судебную экспертизу.

В исключительных случаях в том же порядке возможно повторное продление срока пребывания лица в медицинском стационаре. При этом общий срок пребывания лица в указанном стационаре при производстве одной судебной экспертизы не может превышать 90 дней.

Нарушение сроков пребывания лица в медицинском стационаре, установленных настоящей статьей, может быть обжаловано лицом, его защитником, законным представителем или иными представителями, допущенными к участию в деле, а также руководителем медицинского стационара в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации. Нарушение сроков пребывания лица в медицинском стационаре может быть обжаловано также непосредственно в суд по месту нахождения указанного стационара.

Комментарий к статье 30

При назначении и производстве экспертизы в отношении живых лиц должны быть обеспечены повышенные требования к гарантиям прав, свобод и законных интересов подэкспертного лица в ходе проведения экспертных исследований. Рассматривая пребывание в условиях стационарного обследования как ограничение прав и свобод личности, законодатель устанавливает пределы пребывания лица в условиях указанной экспертизы. Нарушение сроков пребывания является серьезным нарушением, и именно поэтому в статье специально указывается, что нарушение сроков пребывания лица в медицинском стационаре может быть обжаловано. Обжалование может осуществляться как самим подэкспертным, так и его защитником, законным представителем или иными представителями, допущенными к участию в деле. Также правом обжалования сроков наделен и руководитель медицинского стационара. Порядок обжалования предусмотрен в соответствующем процессуальном законодательстве Российской Федерации (например, ст.ст.123 — 127 УПК РФ). Нарушение сроков пребывания лица в медицинском стационаре может быть также обжаловано непосредственно в суд по месту нахождения данного стационара, такие жалобы рассматриваются в рамках Закона РФ от 27 апреля 1993г. N 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (с изм. от 14 декабря 1995 г.).

Предельный срок пребывания в стационарных условиях рекомендован на основании практики производства экспертиз и, как правило, является оптимальным для выяснения всех интересующих вопросов, требующих своего разрешения в ходе судопроизводства. Установление срока до 30 дней не означает, что в случае возможности решения экспертных вопросов и вынесения заключения экспертиза не может окончиться ранее указанного срока. Однако, как показывает практика, такие случаи редки.

В большинстве случаев экспертизы укладываются в отведенные им сроки, однако бывают особо сложные экспертизы, требующие большего времени для завершения их производства. В практике производства судебно-психиатрических и комплексных с ними экспертиз к ним относятся: проведение повторной стационарной экспертизы с предполагаемым расхождением в экспертной оценке с предыдущими исследованиями; клинически сложные варианты сочетанных форм патологии; невозможность получить от подэкспертного необходимой диагностической информации ввиду его болезненного состояния; возникшая в ходе стационарной экспертизы необходимость проведения дополнительных методов исследования или получения дополнительных материалов по данному судопроизводству и т.д. В связи с этим в законе предусмотрена возможность продления срока пребывания лица в стационаре в ходе производства экспертизы.

В комментируемом Законе установлен судебный контроль за обоснованностью продления срока этого пребывания в стационарных условиях. Установленный регламент в 30 дней может быть превышен только на основании приведенных объективных аргументов. Ходатайство о продлении срока стационарной судебной экспертизы оформляется в виде соответствующего письменного экспертного заключения, вынесенного экспертом (экспертной комиссией), которое должно содержать полную обоснованность данного ходатайства. Ходатайство направляется согласно установленному порядку документооборота между учреждениями (через канцелярию и с сопроводительным письмом, подписанным руководителем судебно-экспертного учреждения или лицом, на которое возложены обязанности руководителя производства судебно-экспертной деятельности).

Судья единолично рассматривает представленное ходатайство и выясняет, насколько полно эксперты его мотивировали, что именно явилось причиной невозможности вынести заключение в срок и не отпала ли необходимость для продления срока пребывания подэкспертного в стационаре. Такое рассмотрение осуществляется в районном суде по месту расположения стационара, производящего судебную экспертизу данного лица. Возможность рассмотрения экспертного ходатайства в районе расположения экспертного стационара, а не в судебных инстанциях, которые вынесли определение о производстве экспертизы, исходит из необходимости оперативного проведения этой процедуры.

Процедура рассмотрения ходатайства о продлении сроков пребывания в медицинском стационаре предусматривает возможность судьи в случае сомнений лично удостовериться в необходимости продления. Продление срока стационарной экспертизы осуществляется как в здании суда, так и по месту нахождения экспертного стационара, поэтому в случае сомнений в обоснованности продления судья может очно наблюдать подэкспертного и условия, в которых он содержится. Кроме того, судья может затребовать дополнительные документы, подтверждающие обоснованность продления сроков.

В комментируемой статье Закона установлен также срок представления экспертами мотивированного ходатайства в суд о продлении производства стационарной экспертизы. Это ходатайство экспертная комиссия не позднее чем за три дня до истечения 30-дневного срока пребывания подэкспертного в стационаре должна представить в суд в письменной форме как экспертное заключение. Данный срок является максимальным для подготовки и принятия судьей постановления о необходимости продления производства экспертизы не позднее 30-дневного пребывания подэкспертного в стационаре.

После принятия судьей решения об этом уведомляются руководитель экспертного учреждения и эксперты, по ходатайству которых судья принял решение. В тот же день об этом решении эксперты сообщают подэкспертному. Последнему разъясняется необходимость дальнейшего пребывания в стационаре, уведомление об этом подэкспертного отмечается в его истории болезни.

О принятом судьей решении по ходатайству экспертов о продлении срока производства стационарной экспертизы руководитель медицинского стационара извещает орган (лицо), назначивший экспертизу. Экспертное заключение о необходимости продления срока стационарной экспертизы и решение судьи по этому поводу вкладываются в историю болезни, уголовное и личное дело содержащегося под стражей лица, в остальных случаях продления производства стационарной экспертизы — в историю болезни и в материалы дела.

Отказ судьи в продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре влечет только выписку подэкспертного из него. В зависимости от процессуального статуса, меры пресечения и т.д. лицо, пребывавшее в стационаре, направляется в место, откуда оно прибыло. Если у этого лица не истек срок содержания под стражей, оно направляется по месту применения меры пресечения (обычно через региональный следственный изолятор). Если стационарная экспертиза производилась в отношении лица, к которому была избрана иная мера пресечения, то оно по согласованию с органом, назначившим экспертизу, выписывается по месту его усмотрения. При выписке подэкспертный по просьбе органа, назначившего экспертизу, может быть выдан представителю данного органа только в случае неистечения срока указанного в постановлении судьи и при наличии меры пресечения, связанной с ограничениями в перемещении (например, наблюдение командования воинской части, домашний арест и т.д.).

В случае отказа в продлении стационарной экспертизы, принятого судьей по месту расположения учреждения подэкспертного, руководство учреждения, в котором проводилось стационарная экспертиза, должно проинформировать орган, назначивший производство экспертизы.

Лица, в добровольном порядке поступившие на стационарную экспертизу, выписываются самостоятельно или в сопровождении уведомленных об этом законных представителей или родственников. Если этому лицу затруднительно по состоянию своего здоровья выписаться из стационара самостоятельно, а для прибытия за ним сопровождающих лиц требуется время, то на этот период оно с разрешения руководства экспертного учреждения (главного врача больницы) может быть добровольно оставлено в стационаре в общем отделении как нуждающийся в медицинской помощи, но уже не как подэкспертный. Пребывание таких больных в психиатрической больнице обычно продолжается до решения судом вопросов об их вменяемости/невменяемости и применения мер медицинского характера (ст.ст.97, 99, 101 УК РФ).

Однако в случае необходимости лицо, в отношении которого производилась экспертиза, может быть оставлено и без его волеизъявления. Это происходит, когда при истечении срока пребывания подэкспертного в стационарном экспертном отделении (в том числе и по завершении производства экспертизы) оно может быть задержано из-за выраженности психических расстройств (т.е. как больной, страдающий тяжелым психическим расстройством, а не как подэкспертный) в больничном стационаре в порядке применения к нему положения о недобровольной госпитализации, предусмотренного ст.29 Закона РФ от 2 июля 1992г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (с изм. от 21 июля 1998г. и 25 июля 2002г. — здесь и далее Закон о психиатрической помощи). Данным Законом предусмотрена процедура недобровольной госпитализации, которая допустима в следующих случаях.

1. Если лицо страдает тяжелым психическим расстройством и его состояние представляет непосредственную опасность для него самого или окружающих.

2. Когда психическое расстройство обусловливает беспомощность (неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности).

3. Когда его здоровью может быть причинен существенный вред вследствие ухудшения психического состояния без психиатрической помощи и лечения, возможного только в стационарных условиях.

В случае установления хотя бы одного из трех перечисленных критериев может инициироваться процедура госпитализации лица в недобровольном порядке.

Срок пребывания подэкспертного в стационаре может быть продлен еще раз по той же процедуре, однако общая продолжительность его нахождения в стационаре по одной экспертизе не должна превышать 90 дней.

В случае назначения дополнительной или повторной экспертизы срок пребывания лица в стационаре надлежит исчислять без учета сроков ранее произведенных экспертиз. Если за период времени поступления на стационарную экспертизу лицо выбывало из экспертного учреждения (например, при тяжелом инфекционном заболевании, для проведения срочного хирургического вмешательства и т.п.), то время, проведенное вне экспертного учреждения, не учитывается при исчислении сроков пребывания в стационаре.

Статья 31.

Гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых производится судебная экспертиза

При производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц запрещаются:

ограничение прав, обман, применение насилия, угроз и иных незаконных мер в целях получения сведений от лица, в отношении которого производится судебная экспертиза;

испытание новых лекарственных средств, методов диагностики, профилактики и лечения болезней, а также проведение биомедицинских экспериментальных исследований с использованием в качестве объекта лица, в отношении которого производится судебная экспертиза.

Лицо, в отношении которого производится судебная экспертиза, вправе давать эксперту объяснения, относящиеся к предмету данной судебной экспертизы.

Эксперт не может быть допрошен по поводу получения им от лица, в отношении которого он проводил судебную экспертизу, сведений, не относящихся к предмету данной судебной экспертизы.

Свидания лица, помещенного в медицинский стационар, с его защитником, законным представителем или иными представителями, допущенными к участию в деле, организуются в условиях, исключающих возможность получения информации третьими лицами.

Медицинская помощь лицу, в отношении которого производится судебная экспертиза, может оказываться только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Лицу, помещенному в медицинский стационар, должна быть предоставлена реальная возможность подачи жалоб, заявлений и ходатайств. Жалобы, поданные в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации, цензуре не подлежат и в течение 24 часов направляются адресату.

Лица, не содержащиеся под стражей, имеют право на возмещение расходов, связанных с производством судебной экспертизы, по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации.

Комментарий к статье 31

Необходимость данной статьи вызвана потребностью закрепления механизмов, обеспечивающих соблюдение прав и законных интересов лиц в ходе производства экспертизы. Поэтому совершенно закономерно, что данная статья начинается с прямого запрета на ограничение прав, обман, применение насилия, угроз и иных незаконных мер в целях получения сведений от лица, в отношении которого производится судебная экспертиза.

Производство экспертизы является процедурой, при которой происходит ограничение прав и свобод подэкспертного. Однако без этих ограничений невозможно проведение экспертных исследований. Поэтому запрет на ограничение прав означает, что не могут быть введены дополнительные ограничения, кроме необходимых при производстве конкретной экспертизы. Такие ограничения устанавливаются в зависимости от условий нахождения (стационарная, под стражей и т.д.). Также в случае ухудшения психического состояния лица, направленного на экспертизу, к нему могут применяться ограничения свобод (в том числе с применением мер физического стеснения), направленные исключительно на безопасность как его самого, так и экспертного (медицинского) персонала. Все вышеуказанные ограничения, которые могут быть применены к лицу, никаким образом не связаны с целью получения сведений от подэкспертного.

Обман также относится к запретным действиям. Обман может проявляться в виде представления ложных сведений относительно методов и последствий экспертных исследований, возможных обещаний в случае «правильного» поведения и т.д. От обмана следует отличать действия, направленные на достижение безопасности здоровья лица, подвергаемого экспертным исследованиям (применительно к тяжелым психическим приступам). В ходе производства экспертизы недопустима практика обследования лица без представления себя государственным судебным экспертом. Например, в ходе производства следственных действий эксперт осуществляет наблюдение за действиями лица, в отношении которого назначена экспертиза, не представляясь, кем он является, и не сообщая, что в данный момент осуществляется обследование. Тем более запрещается выдавать себя за другое лицо, скрывая истинную должность и предназначение наблюдения и беседы.

Недопустимо применение мер физического стеснения в отношении подэкспертного с целями иными, чем обеспечение безопасности жизни и здоровья лиц, в отношении которых производится экспертиза, и лиц, ее производящих, а также в восстановлении нарушенного установленного нормативно-правовыми и ведомственными актами порядка работы учреждения.

Применение мер физического стеснения и специальных средств является крайней мерой и используется, если все возможные способы уже исчерпаны и иными средствами, чем применение физической силы, достичь вышеуказанных задач невозможно. Подчеркиваем, что здесь не идет речь о насилии или угрозах его применения, т.к. применение мер физического стеснения осуществляется в целях обеспечения прав и свобод граждан (например, принудительное кормление в случае длительного отказа от еды в протестной форме, агрессивные психотические действия, сопровождающиеся нанесением себе или окружающим повреждений, и т.д.). Применение физической силы является исключительным случаем, всегда осуществляется соразмерно возникшей опасности и является предметом тщательного последующего изучения. Тем более недопустимо использование данных приемов в целях получения сведений, необходимых для производства экспертизы. Рабочие отношения, возникающие между подэкспертным и экспертом, основываются на доверии, авторитете эксперта и его высоком профессионализме. Не может быть использовано насилие над личностью ради решения экспертных задач, этим подрывается доверие в отношении эксперта.

В пункте 1 ч.1 ст.31 комментируемого Закона не устанавливается ограничение на запрет на применение мер, используемых в целях получения сведений. Данный перечень является открытым и может содержать любые иные не вошедшие в комментируемую статью меры.

Пункт 2 ч.1 ст.31 Закона содержит запрет на апробирование и испытание новых методов лечения и диагностики, где объектом исследования является лицо, в отношении которого назначена экспертиза. Указанный пункт закрепляет требование ч.3 ст.29 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993г. N 5487-1 (с изм. от 2 марта 1998г., 20 декабря 1999г., 2 декабря 2000 г.).

Перечисляются способы, подлежащие прямому запрету (применение лекарственных средств, методов диагностики, профилактики и лечения болезней, биомедицинских экспериментальных исследований), которые еще не апробированы современной отечественной медицинской практикой (даже если данные способы нашли свое применение за рубежом). Даже несмотря на получение согласия от лица, направленного на экспертизу, и его желание на использование указанных методов, их применение запрещено. Данное положение обусловлено возможными злоупотреблениями в отношении лиц в связи с их зависимым статусом, которым они обладают в ходе экспертизы. «Новые» — нельзя толковать буквально. Здесь идет описание тех методов, которые не опробованы в ходе экспериментальных исследований и не одобрены соответствующими органами в области здравоохранения. «Биомедицинские экспериментальные исследования» означают как раз форму проведения тестирования и получения данных о ходе и результатах осуществления указанных методов.

Совсем не означает данная формулировка указание на запрет применения методов, получивших в медицинской практике название «экспериментальных». Зачастую экспериментальными исследованиями называются методы, в производстве которых человек ставится в ситуацию, в которой необходимо получить данные о вариантах его ответов на экспертные вопросы (например, проведение экспериментально-психологического исследования). Поэтому не допускается буквальная трактовка термина «экспериментальные» без соотнесения его содержательной стороны.

Эксперт обладает двойным статусом (врача и лица, обладающего специальными познаниями). Являясь врачом по образованию и профессии, эксперт в силу своего процессуального положения в своей деятельности отдает приоритет установлению обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения судебного дела, а не оказанию испытуемому медицинской помощи, за исключением случаев, когда отсутствие таковой может привести к угрозе жизни или серьезному ущербу для здоровья подэкспертного. В таких случаях эксперт обязан действовать как врач, принимая все необходимые меры для оказания больному медицинской помощи, даже если это может отрицательно повлиять на проведение экспертизы, вплоть до ее прекращения или приостановления.

Перед началом проведения экспертных исследований эксперт должен разъяснить испытуемому, с учетом его психического состояния, цель исследования. Также разъясняются условия его проведения, возможные процессуальные последствия, а также права испытуемого и обязанности эксперта, установленные законом.

Все требования к практической деятельности эксперта не могут быть изложены в данном законодательном акте. Требования к производству экспертизы и к самому эксперту содержатся в нормах профессиональной этики, изложенных в достаточно отработанной форме в Своде этических принципов и правил проведения судебно-психиатрической экспертизы

[13]

. Отмеченные там положения в полной мере применимы и к другим экспертизам в отношении живых лиц. Среди этих принципов и правил особое место занимает вопрос о конфиденциальности.

Конфиденциальность при производстве судебной экспертизы является одной из основ гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых производится экспертиза. Однако возможности конфиденциальности отношений врача и подэкспертного ограничены юридическими требованиями. Эксперт обязан поддерживать конфиденциальность в отношениях с подэксперным только в той мере, в какой это позволяет ему закон.

Эксперт не вправе предлагать конфиденциальность там, где он не может ее гарантировать. Зная об ограничениях конфиденциальности, эксперт должен сообщить испытуемому о вероятности раскрытия конфиденциальной информации в ситуации экспертизы и о тех юридических основаниях, по которым он вынужден это делать. При этом эксперт должен учитывать, что у испытуемого есть право самостоятельно определять как объем сообщаемых эксперту сведений, так и меру сокрытия информации, а также право знать, какая информация, сообщенная эксперту конфиденциально, может быть передана органам расследования и суду. Кроме того, испытуемый волен отказаться от этого права.

Для соблюдения конфиденциальности эксперту целесообразно следовать принципу разумной достаточности сведений. Сведения, не относящиеся к поставленным перед экспертизой вопросам, не служащие аргументом для экспертных выводов и не усиливающие их доказательности, не обязательно вносить в заключение и предавать огласке, особенно если сам испытуемый просит об этом и если эти сведения касаются его личной, интимной жизни либо затрагивают интересы других лиц. Эксперт должен уважать право испытуемого на конфиденциальность и неприкосновенность частной жизни и по возможности учитывать его просьбы.

Согласие испытуемого на раскрытие информации личного характера в значительной мере снижает моральную ответственность эксперта за нарушение конфиденциальности. Однако в каждом случае необходимо убеждаться в том, что испытуемый понимает специфику отношений с экспертом и осознает возможные последствия своих действий, и не трактовать полученное согласие излишне расширительно — за пределами того, что испытуемый имел в виду и ожидал от такого раскрытия.

Гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых была произведена экспертиза, должны соблюдаться и по завершении всей процедуры экспертизы. Прекращение контакта с испытуемым (и даже его смерть) не освобождает эксперта от обязанности сохранения конфиденциальности.

Необходимо учитывать, что при знакомстве лица, находившегося на экспертизе, с экспертным заключением в процессе судопроизводства изложенные в нем сведения и суждения о характере, диагнозе и прогнозе установленных экспертами расстройств могут быть для него психотравмирующим фактором и причинить тем самым вред его психическому здоровью. Данное обстоятельство обязывает эксперта проявлять осторожность и такт, особенно в тех случаях, когда констатируются нарушения в сексуальной сфере и психической полноценности. Такая же деликатность требуется и при изложении экспертом сведений о личной жизни испытуемого. Эксперту следует избегать оценочных суждений. Не допускать оскорбительных замечаний и выражений, унижающих человеческое достоинство.

В исключительных случаях, когда сообщенные испытуемым сведения существенно важны для предотвращения серьезного вреда, угрожающего другим людям или обществу, либо для раскрытия серьезного преступления, эксперт вправе передать эти сведения органу (лицу), назначившему экспертизу, по собственной инициативе, независимо от согласия испытуемого. Принятие экспертом такого решения, представляющего собой моральный выбор, должно основываться на его убеждении в том, что в данном конкретном случае интересы раскрытия информации для общества превалируют над интересами соблюдения конфиденциальности.

При необходимости раскрытия конфиденциальной информации эксперту следует придерживаться следующих этических правил.

1. Сообщить испытуемому о своем намерении и о побудительных мотивах.

2. Попытаться убедить испытуемого сделать самостоятельное заявление или доверить это заявление эксперту; вовлечь испытуемого в процесс раскрытия информации.

3. Раскрывать конфиденциальную информацию только в той мере, какая необходима для цели раскрытия.

4. Не использовать информацию для иных целей.

5. По возможности принимать решение о раскрытии информации коллегиально, после тщательного всестороннего обсуждения сложившейся ситуации.

Лицо, в отношении которого производится судебная экспертиза, вправе давать эксперту объяснения, относящиеся, по его мнению, к предмету данной судебной экспертизы. Вместе с тем эксперт имеет моральное право сохранять в тайне сведения, не относящиеся непосредственно к предмету экспертизы, он не может быть допрошен по поводу полученных им от лица, в отношении которого проводил судебную экспертизу, сведений, не относящихся к данной судебной экспертизе.

Эксперт не вправе разглашать данные дознания или следствия, сведения, которые стали ему известны из материалов дела, а также информацию о ходе и результатах экспертизы без разрешения органа, ее назначившего. Эксперт обязан принимать все необходимые меры предосторожности с тем, чтобы конфиденциальная информация не попала в руки не уполномоченных на то лиц — как в процессе экспертизы, так и после ее завершения, четко соблюдая условия хранения документов и иных носителей информации. Недопустимы разговоры об испытуемых во внеслужебной обстановке, особенно если при этом становится возможным опознать личность испытуемого.

Обеспечение прав и законных интересов лиц, помещенных для прохождения судебной экспертизы в медицинский стационар, предполагает возможность подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, иметь право на свидание со своим защитником, законным представителем или иным представителем, допущенным к участию в деле. Для предотвращения декларативности этого права и его реального воплощения государственные учреждения, проводящие стационарную судебную экспертизу, должны создавать для этого все необходимые условия, главным из которых является исключение возможности получения информации третьими лицами в ходе свидания.

Находящееся в стационарном отделении лицо, в отношении которого производится экспертиза, имеет право на свидание со своим защитником, законным представителем или иным представителем. Перечень лиц, относящихся к лицам, указанным в данной статье, указывался ранее. Все лица, перечисленные в данной статье, должны быть допущены к участию в деле. Практика выработала следующую процедуру. Орган, назначивший производство экспертизы, выдает письменное разрешение на свидание, которое предъявляется в учреждении, где производится экспертиза. Решение выдать или не выдавать разрешение лицам, допущенным к участию в деле, не является правом этого органа, а является его обязанностью. Выдача разрешения упрощает процедуру допуска на свидание лиц, имеющих на это право, и запрещает общение лиц, не имеющих права на свидание. Должностные лица экспертного учреждения не вправе устанавливать запреты на свидание лиц, за определенным исключением (физическое и психическое состояние лица не позволяет осуществить процедуру свидания, нахождение на инструментальном обследовании в данное время и т.д.). Случаи отказа должны быть обоснованы и установлены в нормативно-правовых актах. Не является основанием отказа отсутствие необходимых помещений и служебного персонала.

В случае избрания к лицу, в отношении которого назначена экспертиза, меры пресечения в виде заключения под стражу свидание производится в условиях визуального контроля со стороны служебного персонала учреждения и в отсутствии слухового контроля. В любом варианте запрещается применение записывающих, прослушивающих средств для получения информации, содержащейся в беседе встречающихся. Данная норма введена для обеспечения тайны сведений, сообщаемых указанным лицом защитнику, и для обеспечения тактики их защиты.

Находясь в ходе производства экспертизы в стационарных условиях, подэкспертный не лишается права на медицинскую помощь в месте своего пребывания. Условия судебно-экспертного стационара в целом как медицинского учреждения должны предполагать возможность оказания медицинской помощи лицу, в отношении которого производится судебная экспертиза. Эта помощь при проведении судебно-психиатрической экспертизы может быть даже не добровольной. Однако любая медицинская помощь может оказываться только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации о здравоохранении (например, Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан и Закон о психиатрической помощи).

Помещение лица для производства экспертизы в стационар не означает, что эксперт судебно-психиатрического экспертного учреждения может в случае медицинских показаний принудительно лечить данное лицо.

Психиатрическое лечение лица без его согласия осуществляется только в двух случаях:

а) если лицо в момент совершения им общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости или если у лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение (гл. 51 УПК РФ);

б) если лицо помещено в психиатрический стационар в порядке недобровольной госпитализации (ст.ст.29, 32 — 35 Закона о психиатрической помощи).

Поэтому в случае несогласия с лечением в психиатрическом стационаре должна быть осуществлена процедура госпитализации в недобровольном порядке. В указанных в Законе о психиатрической помощи случаях лицо подлежит обязательному медицинскому освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров, которая выносит ходатайство для последующего решения вопроса о госпитализации в суде по месту нахождения стационара.

Если возникла необходимость подэкспертному, находящемуся в экспертном стационаре, оказать срочную специализированную помощь, которую невозможно предоставить в этом стационаре, он, по письменному заключению врачей, должен быть переведен по медицинским показаниям в соответствующее лечебное учреждение. Лицо, содержащееся под стражей, может быть на время необходимого лечения переведено в медицинское подразделение следственного изолятора, если в нем может быть оказана соответствующая медицинская помощь. При отсутствии такой возможности лицо, содержащееся под стражей и нуждающееся в срочной специализированной помощи, может быть переведено в соответствующее гражданское медицинское учреждение, но при этом для его транспортировки и содержания в лечебном учреждении необходимо обеспечение условий, соответствующих статусу лица, находящегося под стражей.

В случаях необходимости оказания срочной медицинской помощи, не связанных с психическими расстройствами, согласно ст.ст.32 — 33 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина. В случаях, когда состояние гражданина не позволяет ему выразить свою волю, а медицинское вмешательство неотложно, вопрос о его проведении в интересах гражданина решает консилиум, а при невозможности собрать консилиум — непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебно-профилактического учреждения.

Право гражданина — отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения. В случае отказа от медицинского вмешательства в доступной форме должны быть разъяснены возможные последствия. Отказ от медицинского вмешательства с указанием возможных последствий оформляется записью в медицинской документации и удостоверяется соответствующими подписями.

Эксперт обязан контролировать соблюдение действующих в здравоохранении санитарно-бытовых норм и правил ухода при содержании подэкспертных в стационарах. Важнейшим принципом соблюдения прав и законных интересов лиц, в отношении которых производится судебная экспертиза, является предоставление реальной возможности подачи жалоб, заявлений и ходатайств. Все жалобы, поданные в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации (гл. 40 ГПК РФ; ст.ст.30.1 — 30.9 КоАП РФ; ст.ст.123 — 127 УПК РФ), цензуре не подлежат и в течение 24 часов направляются адресату.

Дискуссионный вопрос о том, следует ли направлять заведомо нелепые, бредовые жалобы и заявления, адресованные подэкспертным, не находящимся под стражей, Президенту страны, Генеральному прокурору и другим лицам высшего ранга, не должен отрицательно решаться судебными экспертами. Этот вопрос должны решать инстанции, по которым жалобы и заявления направляются к соответствующим адресатам.

Для лиц, содержащихся под стражей, имеются следующие регламентации, установленные ст.21 Федерального закона от 15 июля 1995г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», с изм. от 21 июля 1998г., 9 марта 2001г. (здесь и далее — Закон о содержании под стражей):

— предложения, заявления и жалобы подозреваемых и обвиняемых, адресованные в органы государственной власти, органы местного самоуправления и общественные объединения, направляются через администрацию места содержания под стражей;

— предложения, заявления и жалобы, адресованные прокурору, в суд или иные органы государственной власти, которые имеют право контроля за местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, цензуре не подлежат и не позднее следующего за днем подачи предложения, заявления или жалобы рабочего дня направляются адресату в запечатанном пакете;

— предложения, заявления и жалобы, адресованные в другие органы государственной власти, общественные объединения, а также защитнику, должны быть рассмотрены администрацией места содержания под стражей и направлены по принадлежности не позднее трех дней с момента их подачи.

В отношении предложений, заявлений и жалоб, содержащих сведения, которые могут помешать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, выполненных тайнописью, шифром, содержащих государственную или иную охраняемую законом тайну, применяется порядок, установленный ч.3 ст.20 Закона о содержании под стражей.

Жалобы на действия и решения суда, лица, производящего дознание, следователя или прокурора направляются в порядке, предусмотренном УПК РФ, не позднее трех дней с момента их подачи.

Не допускается преследование в любой форме подозреваемых и обвиняемых, находящихся под стражей в судебно-экспертном стационаре, за обращение с предложениями, заявлениями или жалобами в связи с нарушением их прав и законных интересов. Должностные лица мест содержания под стражей (включая руководителя судебно-экспертного стационара), виновные в таком преследовании, несут ответственность в соответствии с законом.

Комментируемый Закон предусматривает и гарантию возмещения расходов, связанных с производством судебной экспертизы для лиц, не содержащихся под стражей. В первую очередь это относится к возмещению материального ущерба лицу, которое понесло издержки в связи с вынужденной приостановкой трудовой деятельности, а также имело транспортные расходы. Все виды материального возмещения производятся по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации.

Статья 32.

Условия производства судебной экспертизы в отношении лиц, не содержащихся под стражей, в психиатрических стационарах

Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении лиц, не содержащихся под стражей, производится как в судебно-психиатрических экспертных стационарах, так и в иных психиатрических стационарах. Помещение в указанные стационары лиц, содержащихся под стражей, не допускается. Помещение лиц, не содержащихся под стражей, в иные психиатрические стационары не должно существенно затруднять производство судебной экспертизы.

Лица, не содержащиеся под стражей, в период производства судебно-психиатрической экспертизы пользуются правами пациентов психиатрических стационаров, установленными законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

В случае совершения лицом, не содержащимся под стражей, не страдающим тяжелым психическим расстройством, действий, угрожающих жизни и здоровью окружающих или дезорганизующих работу психиатрического стационара, администрация данного стационара сообщает об этом в орган внутренних дел, который должен принять к нарушителю меры, направленные на пресечение указанных действий. В случае, если подобные действия совершены лицом, в отношении которого судебно-психиатрическая экспертиза производится в добровольном порядке, оно может быть выписано из психиатрического стационара, о чем администрация данного стационара в письменной форме извещает орган или лицо, назначившие указанную экспертизу.

Комментарий к статье 32

Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении лиц, не содержащихся под стражей, производится как в судебно-психиатрических стационарах (стационарное отделение для лиц, не содержащихся под стражей), так и в иных психиатрических стационарах. При производстве государственной судебно-психиатрической экспертизы в медицинском психиатрическом учреждении последнее обязательно должно находиться в ведении Минздрава России или в ведении подчиненных ему органов здравоохранения субъектов РФ. Минздрав и подчиненные ему органы здравоохранения имеют сеть экспертных учреждений (экспертных отделений при психиатрических больницах), которые предусматривают содержание лиц, находящихся или не находящихся под стражей. В настоящее время практически каждый субъект Российской Федерации имеет стационарное отделение судебно-психиатрических экспертиз для лиц, не содержащихся под стражей. Обычно эти отделения организуются в одном или, в зависимости от потребности и территориальных условий региона, в нескольких психиатрических учреждениях.

Решение об открытии и ликвидации федерального судебно-психиатрического экспертного учреждения принимается Министерством здравоохранения РФ. Решение об открытии и ликвидации экспертного учреждения субъекта РФ принимается органом управления здравоохранения этого субъекта, исходя из потребностей органов предварительного расследования и судов данной территории в судебно-психиатрических экспертизах. Профиль экспертного отделения (стационарное отделение для лиц, не содержащихся под стражей; стационарное отделение для лиц, содержащихся под стражей; амбулаторное отделение), а также зона его территориального обслуживания определяются для федеральных экспертных учреждений Минздравом РФ, а для экспертных учреждений субъекта Федерации органом управления здравоохранения этого субъекта. Штатные нормативы экспертных учреждений утверждаются Министерством здравоохранения РФ.

Хотя в качестве и объеме собственно медицинского обслуживания и применяемых стандартах экспертного обследования эти отделения практически между собой не различаются, вместе с тем пребывание в стационарном отделении для лиц, содержащихся под стражей, лица, которое не лишено свободы, безусловно, нарушает его права и свободы. Согласно установленным законодательством Российской Федерации о здравоохранении положениям лица, не содержащиеся под стражей, в период производства психиатрической экспертизы пользуются правами пациентов психиатрических стационаров — свободой свиданий, переписки, телефонных переговоров и т.д. Если в каком-либо регионе не создано специальное экспертное отделение для лиц, не содержащихся под стражей, они могут быть помещены в психиатрический стационар, в котором проводится лечение психически больных. Соответственно, не допускается помещение в общие лечебные отделения лиц, содержащихся под стражей. Связано это прежде всего с невозможностью обеспечить строгую меру пресечения имеющимися силами и средствами в связи с отсутствием специализированных помещений, персонала и т.д.

Недопустима практика изменения меры пресечения для производства экспертизы. В связи с высокой загруженностью стационарных отделений для лиц, содержащихся под стражей, и наличием свободных мест в стационарах для лиц, не содержащихся под стражей, для скорейшего производства экспертизы к лицу, содержащемуся под стражей, избирается иная мера пресечения (наблюдение командования воинской части, подписка о невыезде и т.д.).

В случаях проведения экспертизы в этих отделениях администрация больницы должна создавать условия для работы экспертной комиссии (например, обязательно наличие сейфа для хранения материалов уголовного или гражданского судопроизводства, необходимо обеспечение полноценного применения стандартов судебно-психиатрического обследования).

Права пациентов, находящихся в психиатрическом стационаре, закреплены в ст.37 Закона о психиатрической помощи. При помещении в психиатрический стационар должны быть разъяснены основания и цели помещения его в психиатрический стационар, его права и установленные в стационаре правила на языке, которым он владеет, о чем делается запись в медицинской документации. Права пациентов довольно обширны и содержат следующие положения: обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки из психиатрического стационара и соблюдения прав, предоставленных настоящим Законом; подавать без цензуры жалобы и заявления в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру, суд и адвокату; встречаться с адвокатом и священнослужителем наедине; исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, в том числе пост, по согласованию с администрацией иметь религиозные атрибутику и литературу; выписывать газеты и журналы; получать образование по программе общеобразовательной школы или специальной школы для детей с нарушением интеллектуального развития, если пациент не достиг 18 лет; получать наравне с другими гражданами вознаграждение за труд в соответствии с его количеством и качеством, если пациент участвует в производительном труде.

Однако в случае необходимости ряд прав пациентов, связанных прежде всего с состоянием психического здоровья, формой и глубиной психического расстройства и безопасностью самого пациента и других лиц, может быть ограничен заведующим отделением или главным врачом по рекомендации лечащего врача. Права, которые могут быть ограничены, следующие: вести переписку без цензуры; получать и отправлять посылки, бандероли и денежные переводы; пользоваться телефоном; принимать посетителей; иметь и приобретать предметы первой необходимости, пользоваться собственной одеждой. Обоснование ограничения в одном или нескольких правах отображается в медицинской документации. Ограничение не является постоянным. С улучшением состояния возможна отмена ограничения.

Практика показывает, что встречаются случаи, когда находящееся на судебно-психиатрической экспертизе в общем клиническом отделении лицо, не страдающее тяжелым психическим расстройством, может производить действия, которые дезорганизуют работу отделения. Если эти действия не являются обусловленными психическими расстройствами, а исходят от антисоциальных установок пребывающего на экспертизе лица и реально угрожают жизни и здоровью окружающих (больным, персоналу), то администрация данной психиатрической больницы должна сообщить об этом в орган внутренних дел, который примет к нарушителю меры, направленные на пресечение указанных действий. В тех случаях, когда эти действия соотносимы с противоправными деяниями, предусмотренными как наказуемые в рамках УК РФ, в отношении данного лица может быть инициировано уголовное судопроизводство. В иных случаях администрация больницы может в письменном виде информировать орган (лицо), назначивший проведение экспертизы, о недопустимом, фактически криминогенном поведении подэкспертного для изменения ему меры пресечения, в частности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Если указанные действия совершены лицом, в отношении которого судебно-психиатрическая экспертиза проводится в добровольном порядке, то это лицо может быть выписано из психиатрического стационара до завершения производства экспертизы. Об этом администрация данной больницы также должна в письменной форме известить орган (лицо), назначивший проведение экспертизы.

Если находящийся в стационарном отделении для лиц, не содержащихся под стражей, подэкспертный даже при добровольном поступлении начинает вести себя явно неадекватно и по своему психическому состоянию представляет опасность для себя и окружающих и при этом требует выписки из стационара, то в таком случае его следует оставить в больнице с переводом в лечебное отделение, а процедуру экспертного наблюдения продолжить до полного ее окончания. Основанием для такого перевода являются ст.ст.29, 32 — 35 о госпитализации в недобровольном порядке Закона о психиатрической помощи. Данный факт должен быть отражен в экспертном заключении.

Деятельность стационарных судебно-психиатрических отделений регулируется помимо федерального законодательства также Положением о стационарном судебно-психиатрическом экспертном отделении для лиц, не содержащихся под стражей, принятым Минздравом РФ.

Статья 33.

Условия производства судебной экспертизы в отношении лиц, содержащихся под стражей, в психиатрических стационарах

Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении лиц, содержащихся под стражей, производится в судебно-психиатрических экспертных стационарах, предназначенных для помещения в них указанных лиц. Обеспечение безопасности и охрана указанных стационаров осуществляются органами, на которые возложены обеспечение безопасности и охрана мест содержания под стражей.

На лиц, содержащихся под стражей, помещенных в судебно-психиатрические экспертные стационары, распространяются нормы Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». При этом нормы, предусматривающие применение к указанным лицам мер взыскания и их материальную ответственность, не распространяются на лиц с явными признаками тяжелых психических расстройств.

Порядок взаимодействия лиц, обеспечивающих безопасность и осуществляющих охрану судебно-психиатрических экспертных стационаров, с медицинскими работниками указанных стационаров определяется совместно Министерством здравоохранения Российской Федерации и федеральным органом исполнительной власти, на который возложены обеспечение безопасности и охрана мест содержания под стражей.

Комментарий к статье 33

Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении лиц, содержащихся под стражей, производится в судебно-психиатрических стационарах, предназначенных для помещения в них указанных лиц. Государственная судебно-экспертная деятельность в отношении лиц, содержащихся под стражей, для определения состояния их психического здоровья осуществляется в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им В.П.Сербского Министерства здравоохранения РФ, а также в имеющих федеральное подчинение психиатрических учреждениях органов управления здравоохранения субъектов РФ, в которых развернуты стражные судебно-психиатрические подразделения, городов Москвы и Санкт-Петербурга, республик в составе РФ, краев, областей, автономных областей и округов. Иные психиатрические учреждения — городского, межрайонного и районного подчинения, как относящиеся к муниципальной системе здравоохранения (ст.13 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан) государственную судебно-психиатрическую деятельность осуществлять не могут, и в этих психиатрических больницах экспертизы лиц, находящихся под стражей, не производятся.

Хотя во всех психиатрических учреждениях органов управления здравоохранения субъектов РФ могут создаваться государственные судебно-психиатрические экспертные комиссии для освидетельствования лиц, находящихся под стражей, однако в структуре психиатрических больниц такие отделения есть не в каждом субъекте федерального подчинения. По этой причине образуются межобластные судебно-психиатрические отделения при каком-либо определенном психиатрическом стационаре, которые обслуживают смежные области. С учетом мнения и возможностей психиатрических учреждений региональных субъектов федерации Минздрав РФ по согласованию с федеральными правоохранительными органами определяет перечень территорий, которые обслуживаются межобластными судебно-психиатрическими учреждениями. Согласно ч.2 ст.37 комментируемого Закона работа базового судебно-психиатрического учреждения финансируется не только из бюджета соответствующего субъекта Федерации, но и из бюджетов смежных областей на основе заключенных для этой цели межобластных договоров.

Деятельность всех экспертных отделений для лиц, содержащихся под стражей, регламентируется Положением об отделении судебно-психиатрической экспертизы при психиатрической больнице для лиц, содержащихся под стражей, утв. 20 июня 1975г. Минздравом СССР и МВД СССР, однако с вступлением в действие настоящего Закона данное положение утратило силу в части организации охраны и обеспечения безопасности отделения, в котором находятся эти лица, и в настоящее время находится на переработке. Планируется принятие нового положения в 2003 г.

В стационарных отделениях для лиц, не содержащихся под стражей, не могут находиться лица, взятые под стражу. В стационарных отделениях для лиц, содержащихся под стражей, не могут находиться лица, в отношении которых эта мера пресечения не применена. Соответственно в этих отделениях не могут проводиться экспертизы по гражданским делам, экспертизы в отношении свидетелей и потерпевших. Вместе с тем в стационарные отделения для лиц, содержащихся под стражей, могут помещаться осужденные к лишению свободы лица для психиатрического освидетельствования на предмет возможности дальнейшего отбывания наказания (п.1 Положения от 20 июня 1975 г.; Приказ Минздрава РФ и Минюста России от 9 августа 2001г. N 311/242 «Об освобождении от наказания осужденных к лишению свободы в связи с тяжелой болезнью»). Кроме того, в эти отделения могут поступать больные из психиатрических больниц, в которых они по определению суда находились на принудительном лечении. Такие случаи возникают тогда, когда у врачей-психиатров, осуществляющих принудительное лечение, появляются сомнения в правильности установленного экспертами диагноза психического расстройства и обоснованности судебного определения о невменяемости и применении принудительных мер медицинского характера. Если полученная в ходе психиатрического наблюдения и лечения соответствующая информация как вновь возникшее обстоятельство достаточна, врачами-психиатрами составляется медицинское заключение с рекомендацией проведения повторной судебно-психиатрической экспертизы в экспертном учреждении. Этот документ администрацией больницы направляется в суд, а суд может изменить меру пресечения и направить данное лицо в стационарное отделение для лиц, содержащихся под стражей, или в отделение судебно-экспертного учреждения для проведения повторной экспертизы.

К подэкспертным в стационарных отделениях для лиц, содержащихся под стражей, не могут быть применены те нормы законодательства о здравоохранении, которые противоречат законодательству содержания под стражей. Так, эти подэкспертные могут иметь свидания с родственниками или иными лицами только с письменного разрешения органа, назначившего экспертизу. Исключение составляет лишь непосредственное общение с адвокатом, свидание с которым не требует разрешения со стороны этого органа, что, однако, не исключает обязанность защитника предъявить администрации экспертного учреждения от органа, назначившего экспертизу, документ, удостоверяющий, что он действительно является защитником данного испытуемого, допущенным к участию в его деле.

Вся переписка подэкспертных, находящихся в стационарных отделениях для лиц, содержащихся под стражей (письма, обращения, заявления, жалобы и др.), подвергается досмотру и передается органу, назначившему экспертизу. При этом жалобы, поданные в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации, цензуре не подлежат и в течение 24 часов направляются адресату — вышестоящему суду, органу, осуществляющему надзор за следствием. Жалобы, обращения и заявления, адресованные руководителю экспертного отделения или учреждения, по вопросам, непосредственно связанным с условиями содержания в судебно-экспертном стационаре (не удовлетворяющее отношение врачей-экспертов, среднего и младшего персонала, сотрудников, осуществляющих обеспечение охраны и безопасности, недостаточность медицинского обслуживания и питания, плохие санитарно-бытовые условия и др.), должны безотказно приниматься к сведению для проверки и при необходимости принятия соответствующих мер.

Другие заявления и жалобы подэкспертных, адресованные в иные инстанции (органы государственной власти, органы местного самоуправления и общественные объединения), направляются через руководство экспертного учреждения для рассмотрения и последующего (в течение трех дней) направления по принадлежности.

Информация, содержащая сведения, которые могут помешать установлению истины по делу или способствовать совершению преступления, изымается, адресату не передается, а выдается органу, назначившему производство экспертизы.

Подэкспертные стационарных отделений психиатрических больниц для лиц, содержащихся под стражей, в целом обладают (за исключением перечисленного) теми правами, которые предоставлены больным общих психиатрических отделений, однако продуктовые и иные передачи, получаемые ими извне, имеют определенные ограничения и подлежат досмотру для предупреждения попадания в стационарные отделения для лиц, содержащихся под стражей, алкогольных напитков, наркотических веществ и лекарственных препаратов, предметов, возможных для использования при совершении агрессивных действий и побега, а также информации, не проверенной органом, назначившим экспертизу.

По своему психическому состоянию и по факторам риска возникновения опасного или дезорганизующего поведения находящиеся в экспертном отделении лица весьма различны. Если такое поведение обусловлено тяжелым психотическим расстройством, то больным оказывается лечение по стандартам лечения больных в общих психиатрических больницах. Если при этом больными был причинен материальный или иной ущерб, то к ним не применяются нормы, предусматривающие меры взыскания и материальной ответственности.

При получении подэкспертным телесных повреждений его медицинское освидетельствование производится медицинскими работниками безотлагательно. Результаты медицинского освидетельствования фиксируются в установленном порядке и сообщаются пострадавшему. Исключением являются случаи применения мер физического стеснения и невозможность адекватного психологического контакта вследствие обострения психического расстройства.

В тех случаях, когда такое поведение не является следствием психического расстройства, на этих подэкспертных распространяются меры воздействия, исходящие из нормы УПК РФ и Закона о содержании под стражей. Обеспечение безопасности и охрана судебно-психиатрических учреждений и отделений должны осуществляться специальными подразделениями системы Главного управления исполнения наказания Минюста РФ как органа, на который возложено обеспечение безопасности и охрана мест содержания под стражей.

В отличие от условий содержания в отделениях для лиц, не находящихся под стражей, в стационарных отделениях для лиц, находящихся под стражей, могут быть применены ограничения и принудительные меры, предусмотренные законодательством о содержании под стражей, например, изъятие запрещенных к хранению предметов, досмотр одежды, вещей, койки подэкспертного.

В случае, когда во время пребывания подэкспертного в стационарном отделении для лиц, содержащихся под стражей, срок его нахождения под стражей истекает, что делает невозможным окончание экспертизы в отведенное для этого время, подэкспертный не позднее чем за два дня до истечения указанного срока направляется в следственный изолятор, из которого он доставлялся на экспертизу, или в иной следственный изолятор.

Статья 34.

Обеспечение лиц, помещенных в судебно-психиатрические экспертные стационары

Материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение лиц, помещенных в судебно-психиатрические экспертные стационары, осуществляется по нормам и правилам, установленным для психиатрических стационаров законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Комментарий к статье 34

Обеспечение лиц, находящихся в судебно-психиатрическом экспертном стационаре, не может быть ниже норм, установленных для психиатрических стационаров законодательством РФ о здравоохранении, и должно осуществляться по тем же правилам. Если местные бюджеты выделяют средства для улучшения содержания в психиатрической больнице психически больных, то эти средства должны распространяться и на судебно-экспертные отделения. Это же положение относится и к спонсорской помощи частных фирм и организаций.

Эксперт обязан контролировать соблюдение действующих в здравоохранении санитарно-бытовых норм и правил ухода при содержании испытуемых в психиатрических стационарах. Неэтично предлагать испытуемым за согласие на экспертное обследование или на предоставление дополнительной информации улучшение условий его содержания.

Комментируемая статья гарантирует размещение и обеспечение лиц, помещенных для производства экспертизы, по нормам, установленным для пациентов психиатрических стационаров. Ограничения, которые могут быть применены к данным лицам, связаны исключительно со специальными требованиями режима, установленного для содержания в стационарах лиц, находящихся под стражей. Более никаких ограничений, изъятий и иных отличий в содержании указанных лиц быть не может. Здесь имеются в виду положения нормативно-правовых актов о содержании лиц, находящихся под стражей.

Материально-бытовое обеспечение: лица в период пребывания в отделении обеспечиваются по установленным для стационарных психиатрических учреждений нормам индивидуальным спальным местом, постельными принадлежностями, верхним и нижним бельем, обувью, посудой и столовыми приборами. Подэкспертным создаются также иные бытовые условия, установленные для стационарных психиатрических учреждений, отвечающие требованиям гигиены, санитарии и пожарной безопасности. По мере необходимости подэкспертные получают гигиеническую ванну. Смена постельного и нательного белья производится не реже одного раза в 10 дней. Предоставляется бесплатное трехразовое питание. Отделение обеспечивается средствами радиовещания, а по возможности телевизорами, холодильниками и вентиляционным оборудованием. В отделение доставляется литература и издания периодической печати из библиотеки отделения (психиатрического учреждения) и выдаются настольные игры. Подэкспертные вправе слушать радио, смотреть телевизор и играть в настольные игры в свободное от других занятий время, кроме времени, отведенного распорядком для ночного отдыха.

Подэкспертному, с его согласия, может предоставляться возможность участвовать в трудовых процессах внутри отделения или в кабинете терапии занятостью психиатрического учреждения. Разрешается пользование своей одеждой и другими вещами и предметами, перечень и количество которых определяются правилами внутреннего распорядка, при условии, что это не противоречит задачам обеспечения правопорядка и безопасности в отделении, а также медико-санитарным нормам. Правила внутреннего распорядка включают: обязательный восьмичасовой сон в ночное время, ежедневную прогулку продолжительностью не менее одного часа, а для несовершеннолетних — не менее двух часов. Распорядком дня устанавливаются время дневного и ночного отдыха, прогулок, принятия пищи и иные правила, определяющие порядок деятельности отделения и призванные обеспечить надлежащие условия проведения экспертных исследований, оказания медицинской помощи нуждающимся в ней лицам, безопасность находящихся в отделении подэкспертных, врачей, иного персонала отделения и работников охраны при одновременном соблюдении прав каждого помещенного в отделение лица, а также обеспечить нормальные условия для лиц, содержащихся в отделении. Требования распорядка и режима содержания должны быть доведены до сведения каждого подэкспертного в день его поступления в отделение.

Медико-санитарное обеспечение: подэкспертные имеют право на получение медицинской, психиатрической помощи, которая оказывается по медицинским показателям в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

В случае тяжкого заболевания либо смерти лица, находящегося в экспертном стационаре под стражей, об этом должно быть незамедлительно сообщено его близким родственникам и прокурору, который по своей инициативе или заявлению родственников заболевшего либо умершего может проводить проверку по данному факту. Тело умершего после патологоанатомического исследования, а также производства необходимых действий передается лицам, законно его востребовавшим. Захоронение умершего, тело которого не востребовано, осуществляется за счет государства.

Статья 35.

Ограничения в применении методов исследований при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц

При производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц запрещается применять методы исследований, сопряженные с сильными болевыми ощущениями или способные отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства, а также методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством Российской Федерации. Лицо, в отношении которого производится судебная экспертиза, должно быть информировано в доступной для него форме о методах исследований, применяемых в отношении его, включая альтернативные, возможных болевых ощущениях и побочных явлениях. Указанная информация предоставляется также заявившему соответствующее ходатайство законному представителю лица, в отношении которого производится судебная экспертиза.

У лиц, в отношении которых производится судебная экспертиза, в медицинском учреждении берутся образцы, необходимые для проведения исследований, о чем указывается в заключении эксперта. Образцы получает врач или иной специалист в присутствии двух медицинских работников данного медицинского учреждения. Принудительное получение образцов у лиц, направленных на судебную экспертизу в добровольном порядке, не допускается.

Комментарий к статье 35

Общая принципиальная установка, данная гл. IV настоящего Закона о производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц, предопределяет гарантии прав и законных интересов личности. На этой основе ст.35 специально регламентирует применение методов исследований при производстве судебной экспертизы.

Исходя из этого принципа, судебный эксперт должен стремиться получить добровольное согласие испытуемого на все виды необходимого обследования. При этом эксперт должен в доступной форме объяснить испытуемому смысл и назначение этих обследований, а также предусмотреть связанные с ними возможные болевые ощущения и побочные явления, включая степень вероятности риска для здоровья. При возможности альтернативных методов исследования они должны быть обсуждены с подэкспертным. Если психическое состояние подэкспертного делает такое обсуждение невозможным, то об этом делается запись в истории болезни.

Указанная информация о методах обследования и возможных его побочных последствиях предоставляется также заявившему соответствующее ходатайство законному представителю подэкспертного. О произведенном информировании делается соответствующая запись в истории болезни.

В отношении испытуемых, проходящих экспертизу на добровольной основе, указанное требование носит безусловный характер. Для лиц, подвергающихся экспертизе принудительно, несмотря на то что их обследование производится независимо от их согласия, последнее желательно получать там, где это только возможно.

При отказе испытуемого от обследований эксперту следует выяснить мотивы отказа и провести с ним разъяснительную работу: предоставить испытуемому возможность высказать свою точку зрения, проявить к ней серьезное отношение, попытаться развеять неадекватные опасения, вовлечь его в процесс принятия решений, предложить альтернативные варианты, найти компромисс.

Если отказ от обследования обусловлен тяжелым психическим расстройством, эксперту следует избегать принуждения и ограничиться мерой разумной достаточности объема исследований.

Если отказ обусловлен субъективным интересом испытуемого, способного к самостоятельным, осознанным решениям, а все возможности получить добровольное согласие путем разъяснений и убеждений исчерпаны, то эксперту не остается ничего иного, как отразить данное обстоятельство в своем заключении. В случае, когда такой отказ делает экспертную оценку невозможной, эксперт сообщает об этом органу, назначившему экспертизу, и уведомляет самого испытуемого. При указанных обстоятельствах эксперту следует воздерживаться от предположительных оценок, не основанных на достаточной полноте информации, необходимой для окончательного заключения. При выявлении у испытуемого признаков симуляции психических или иных расстройств эксперт может высказать ему свое мнение в деликатной форме, не ущемляющей личного достоинства испытуемого, предупредить его о том, что факт симуляции будет отражен в экспертном заключении, и посоветовать прекратить симулятивное поведение.

При диссимуляции имеющихся расстройств эксперту следует установить ее мотивы, оценить истинный характер патологии и попытаться устранить, насколько это возможно, негативное отношение подэкспертного к обследованию.

Во всех случаях проведения судебной экспертизы живых лиц эксперт должен исходить из принципа разумной достаточности объема исследований, не подвергая испытуемого тем методам, результаты которых не гарантируют получение необходимой для экспертного заключения информации.

При производстве экспертизы эксперт может использовать только те медицинские методы и средства, которые применяются в здравоохранении. Исходя из этого, запрещается применять методы исследований, сопряженные с причинением испытуемому физических и психологических страданий, унижающих его человеческое достоинство, сопряженные с серьезным риском для его здоровья и жизни, методы оперативного вмешательства, а также методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством Российской Федерации.

Взятие в медицинском учреждении образцов, необходимых для экспертного исследования (образцов крови, мочи и пр.), должно производиться врачом или иным специалистом в присутствии двух медицинских работников данного учреждения. Факт взятия образцов обязательно отражается в экспертном заключении. Принудительное получение образцов у лиц, направленных на экспертизу в добровольном порядке, не допускается.

При проведении судебно-психиатрической экспертизы недопустимо:

а) использовать для исследования (в немедицинских целях) методы и средства, существенно модифицирующие сознание испытуемого, нарушающие целостность его личности, парализующие его волю;

б) производить манипуляции с психотропными средствами с целью «провокации», обострения психических расстройств или наблюдения за их спонтанным прогрессирующим развитием без применения адекватного лечения или путем отмены необходимой терапии;

в) проводить испытания новых медицинских методов и средств, а также иные медико-биологические эксперименты, даже если согласие испытуемого могло быть получено.

Статья 36.

Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц

При производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц могут присутствовать те участники процесса, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством Российской Федерации. Присутствие иных участников процесса допускается с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, и лица, в отношении которого производится судебная экспертиза, либо его законного представителя.

При проведении исследований, сопровождающихся обнажением лица, в отношении которого производится судебная экспертиза, могут присутствовать только лица того же пола. Указанное ограничение не распространяется на врачей и других медицинских работников, участвующих в проведении указанных исследований.

Комментарий к статье 36

Право присутствия участников процесса при производстве судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении и возможные ограничения этого присутствия представлены в ст.24 комментируемого Закона. Данная статья дополняет общие положения, закрепленные в названной статье.

При производстве судебной экспертизы в экспертном учреждении согласно процессуальному законодательству вправе присутствовать:

а) дознаватель, следователь, прокурор, судьи, назначившие данную экспертизу, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством;

б) иные участники процесса с письменного разрешения органа (лица), назначившего экспертизу, и с письменного согласия самого подэкспертного либо его законного представителя, давшего согласие на проведение экспертизы, — опекуна (в отношении лиц, признанных судом недееспособными), родителей (усыновителей) или опекуна (в отношении несовершеннолетних до 14 лет), родителей (усыновителей) или попечителей (в отношении несовершеннолетних от 14 до 16 лет), представителей воспитательного, лечебного учреждения, учреждения социальной защиты населения или другого, аналогичного органам опеки и попечительства учреждения, когда у подэкспертного отсутствует законный представитель (ч.1 ст.35 ГК РФ), либо когда местопребывание законного представителя неизвестно, либо в случае разногласий между родителями несовершеннолетнего до 16 лет;

в) близкие родственники и иные лица, которые в соответствии с процессуальным законодательством допущены органом или лицом, ведущим производство по делу, к участию в этом деле в качестве законного представителя (ч.1 ст.437 УПК РФ).

Если участник процесса, допущенный присутствовать при производстве экспертизы и своевременно извещенный о дне и часе, в которые ему следует прибыть в экспертное учреждение, не является туда в указанное время, то экспертиза (заседание экспертной комиссии или завершающее экспертное освидетельствование при единоличной экспертизе) производится в отсутствие неявившегося лица.

Присутствие при производстве судебно-психиатрической экспертизы в экспертном учреждении лиц, не являющихся участниками процесса, запрещается.

Участники процесса, присутствующие при производстве экспертизы, не вправе вмешиваться в ход исследований, но могут давать пояснения и задавать эксперту вопросы, относящиеся к предмету экспертизы. При составлении экспертного заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если экспертиза проводится комиссией экспертов, присутствие участников процесса не допускается.

В случае, если участник процесса, присутствующий при проведении экспертизы, мешает эксперту, последний вправе приостановить исследование и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившим экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве данной экспертизы.

Характерное для комментируемого Закона уважение к личности подэкспертного проявляется и в недопустимости присутствия лиц иного пола при производстве судебной экспертизы, если подэкспертный для целей обследования должен обнажиться. Это ограничение касается всех участников процесса, допущенных к нему согласно процессуальному законодательству Российской Федерации, а также иных лиц, если они не являются экспертами или другими медицинскими работниками, участвующими в проведении данной экспертизы.