§ 2.3. Обеспечение социально-материальных условий службы и правовой защиты служащих органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации : Административно-правовое регулирование службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации Братановский С.Н. : Книги по праву, правоведение

§ 2.3. Обеспечение социально-материальных условий службы и правовой защиты служащих органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 
РЕКЛАМА
<

В современной России служащие государственных органов находятся под защитой государства. Степень социальной защищенности тех или иных работников напрямую зависит от характера и условий их труда, связанного с осуществлением полномочий, сложностью и напряженностью, различного рода нагрузками, особыми режимами работы, общественным значением деятельности и т. д. Социальное и материальное обеспечение законодательно установлено и гарантировано государством, от него зависит престиж государственной службы.

Как отмечает Е. В. Охотский, гарантии по государственной службе – это совокупность мер правового, социально-экономического, организационно-управленческого и морально-психологического характера, которые создают благоприятные условия для эффективного исполнения государственной должности, усиливают привлекательность государственной службы, обеспечивают стабильность социального и правового статуса государственного служащего.

[190]

По мнению Д.Д. Семенчукова, служба в федеральных органах власти полностью реализуется только в случае предоставления государством в полном объеме чиновникам всех предусмотренных законом гарантий.

[191]

В последние годы наряду с понятием «гарантия» в научный оборот прочно вошло понятие «социальная защита». А. Тараканов говорит о том, что в российской научной литературе данный термин начал активно использоваться с 1992 года, хотя понятие «социальная защита населения», или «социальная безопасность», впервые появилось в США в 1935 году. В последующем оно распространилось во всех западных странах для обозначения системы мер, защищающих любого жителя страны от экономической и социальной деградации вследствие безработицы, потери или резкого сокращения дохода, болезни, рождения ребенка. У нас же в стране под ним начали понимать систему органов власти различных уровней, предприятий и учреждений, обеспечивающих государственную поддержку различным категориям граждан: многодетным семьям, материнству, отцовству, детству, ветеранам, инвалидам, военнослужащим, уволенным из армии, и их семьям, пенсионерам, работникам социальной сферы, безработным.

[192]

В Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля слово «защита» имеет несколько значений. Это и «всякая вещь, предмет, скрывающий, охраняющий, ограждающий кого или что», и «оборона, охрана, щит, скрывище», и «заступничество, покровительство».

[193]

Елбаева Н. А. указывает на то, что социальная защита, основные составляющие содержания которой закреплены в статье 7 Конституции Российской Федерации, является важнейшим элементом социальной политики государства. В целом социальную защиту можно представить как систему социальных мер, призванных ограждать людей от различных неблагоприятных для их жизни воздействий со стороны социальной среды и смягчать последствия таких воздействий.

[194]

По мнению П. П. Глущенко, под социально-правовой защитой принято понимать совокупность политических, идеологических, экономических, социальных и юридических мер, направлений в деятельности государственных и негосударственных органов, организаций и объединений, санкционированных и не запрещенных законом и подзаконными актами, используемых, применяемых юридическими и физическими лицами в целях реализации, восстановления и защиты прав, свобод и интересов граждан.

[195]

А. В. Стремоухов указывает, что социально-правовая защита – это защита социально-экономических отношений правовыми средствами.

[196]

X. X. Лойт характеризует социально-правовую защиту как властную и управленческую деятельность компетентных органов и должностных лиц по созданию условий для реализации сотрудником своих прав как государственного служащего экономическими и организационно-юридическими средствами.

[197]

На наш взгляд, стоит согласиться с высказанным в литературе мнением о том, что нельзя считать социальной защитой только удовлетворение минимальных потребностей работников прокуратуры в обмундировании, денежном содержании и пенсионном обеспечении.

К середине 20-х годов XX в. произошла апробация ряда механизмов социальной защиты государственных служащих. В том числе были установлены правовые основы пенсионного обеспечения, которые по сравнению с предшествующим периодом претерпевают существенную трансформацию. Сохраняется пенсионное обеспечение лиц, получивших трудовое увечье, хотя в отличие от предыдущего периода инвалидам труда пенсии выплачивались вне зависимости от имущественного положения пенсионера, а ее размер зависел от тяжести болезни. Для ряда профессий (медицинские, ветеринарные и судебные работники сельской местности, агрономы, учителя, преподаватели и научные работники, военнослужащие, работники милиции и уголовного розыска) вводятся пенсии по выслуге лет, а также (при соответствующем трудовом стаже, в том числе и в советский период) пенсии по достижении предельного возраста.

[198]

Социально-материальная и правовая защита сотрудников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации – сложное явление и понятие. Являясь предметом исследования административного, уголовного, гражданского, трудового, конституционного права, данная проблема в то же время объективно требует общетеоретического анализа. Возможности теории государства и права позволяют разработать целостную теорию социально-правовой защиты и тем самым избежать издержек узкоотраслевого подхода в оценке содержания, направлений правового регулирования, гарантий, обосновать с учетом федерального устройства Российской Федерации предложения по совершенствованию этой деятельности.

В научной литературе давались различные по объему определения терминам «охрана» и «защита». Так, например, под охраной субъективных прав Д. М. Чечот понимает все средства, которые обеспечивают реальное осуществление гражданами своих субъективных прав, а под защитой – средства, применяемые в случае нарушения субъективных прав граждан.

[199]

О защите может идти речь только тогда, когда права и свободы оказались нарушенными или имеется реальная опасность их нарушения. Охрана предполагает как предупреждение от нарушения, так и активную защиту. Защита всегда производится по отношению к правам и свободам конкретных граждан, в то время как другие средства охраны реализуются, как правило, безотносительно к конкретным гражданам.

[200]

Рассматривая в рамках научного исследования вопрос о соотношении терминов «охрана» и «защита», П. П. Сергун приходит к выводу, что под «охраной» понимаются различные меры организационного, профилактического, защитного, предупредительного значения, которые направлены на создание условий для реализации гражданами своих прав.

[201]

Понятие государственной охраны содержится в Федеральном законе от 27 мая 1996 года № 57-ФЗ «О государственной охране»

[202]

и определяется как функция федеральных органов государственной власти в сфере обеспечения безопасности объектов государственной охраны, осуществляемая на основе совокупности правовых, организационных, охранных, режимных, оперативно-розыскных, технических и иных мер.

Следствием социально-правовой защиты является социально-правовая защищенность. Она есть состояние обеспеченности сотрудника основными правами и надежным механизмом их реализации, результат действия которых выражается в высоком уровне благосостояния человека, в его правовой комфортности и безопасности.

Необходимо отметить, что социально-материальные и трудовые гарантии и средства правовой защиты прокурорских работников отражены в большом количестве нормативно-правовых актов,

[203]

вместе с тем, основные из них закреплены в Законе о прокуратуре.

Так, в соответствие с Федеральным законом от 15 июля 2005 года № 85-ФЗ «О внесении изменений в статью 44 Федерального закона „О прокуратуре Российской Федерации“ и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации»

[204]

часть 1 данной статьи Закона о прокуратуре изложена в новой редакции. В ней отмечается, что денежное содержание прокурорских работников состоит из должностного оклада, доплат за классный чин, за выслугу лет, за особые условия службы (в размере 50 процентов должностного оклада), за сложность, напряженность и высокие достижения в службе (в размере до 50 процентов должностного оклада, процентных надбавок за ученую степень и ученое звание по специальности, соответствующей должностным обязанностям, за почетное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации», премий по итогам службы за квартал и год, других выплат, предусмотренных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Доплата за сложность, напряженность и высокие достижения в службе устанавливается в соответствии с решением руководителя органа или учреждения прокуратуры с учетом объема работы и результатов службы каждого прокурорского работника.

Денежное вознаграждение Генеральному прокурору РФ устанавливается Президентом Российской Федерации. В соответствие с Указом Президента РФ от 26 июля 2005 года № 877 «Об оплате труда Генерального прокурора Российской Федерации»

[205]

денежное вознаграждение первого лица прокуратуры России состоит из должностного оклада, доплаты за классный чин и доплаты за выслугу лет. Индексация или повышение денежного вознаграждения Генерального прокурора Российской Федерации осуществляется в размерах и сроки, которые предусмотрены для индексации или повышения заработной платы судей.

Должностные оклады прокурорским работникам устанавливаются Правительством Российской Федерации по представлению Генерального прокурора РФ в процентном отношении к должностному окладу первого заместителя Генерального прокурора РФ, который составляет 80 процентов должностного оклада Председателя Верховного Суда Российской Федерации.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 27 января 2005 г. № 42 «Об увеличении должностных окладов прокурорских работников органов прокуратуры Российской Федерации»

[206]

с 01 января 2005 г. в 1,2 раза увеличены должностные оклады прокурорских работников органов прокуратуры Российской Федерации. В дальнейшем также происходило увеличение должностных окладов.

Необходимо отметить, что Президентом Российской Федерации для лиц, замещающих отдельные должности прокурорских работников в Генеральной прокуратуре Российской Федерации, а также для лиц, замещающих отдельные государственные должности федеральной государственной гражданской службы в Генеральной прокуратуре Российской Федерации, может устанавливаться ежемесячное денежное поощрение (пункт 1 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»). Доплата за классный чин производится ежемесячно и устанавливается в процентном отношении к должностному окладу прокурорского работника в следующих размерах:

• действительный государственный советник юстиции – 30 процентов;

• государственный советник юстиции 1 класса – 27 процентов;

• государственный советник юстиции 2 класса – 25 процентов;

• государственный советник юстиции 3 класса – 23 процента;

• старший советник юстиции – 21 процент;

• советник юстиции – 20 процентов;

• младший советник юстиции – 19 процентов;

• юрист 1 класса – 18 процентов;

• юрист 2 класса – 17 процентов;

• юрист 3 класса – 16 процентов;

• младший юрист – 15 процентов.

Доплата за выслугу лет производится ежемесячно и устанавливается в процентном отношении к должностному окладу и доплате за классный чин прокурорского работника в следующих размерах:

• от 2 до 5 лет – 20 процентов;

• от 5 до 10 лет – 35 процентов;

• от 10 до 15 лет – 45 процентов;

• от 15 до 20 лет – 55 процентов;

• свыше 20 лет – 70 процентов.

Процентные надбавки за ученую степень и ученое звание выплачиваются кандидатам наук или доцентам в размере 5 процентов должностного оклада, докторам наук или профессорам – 10 процентов должностного оклада, за почетное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации» – в размере 10 процентов должностного оклада.

Необходимо отметить, что согласно пункту 2 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» пенсионное обеспечение прокуроров и следователей, научных и педагогических работников и членов их семей осуществляется применительно к условиям, нормам и порядку, которые установлены законодательством Российской Федерации для лиц, проходивших службу в органах внутренних дел, и членов их семей.

В соответствие с Конституцией Российской Федерации и Трудовым Кодексом РФ, а также со статьей 41

Закона о прокуратуре работники органов и учреждений прокуратуры имеют право на ежегодный оплачиваемый отпуск. Также предусмотрено увеличение отпуска в связи с выслугой лет. Согласно статье 128 ТК РФ работнику по семейным обстоятельствам и другим уважительным причинам также может быть предоставлен отпуск без сохранения заработной платы. Однако, продолжительность такого отпуска, как правило, невелика, не превышает 10 дней. Кроме случаев, специально оговоренных в Трудовом Кодексе РФ (например, в случае рождения ребенка, регистрации брака и других), такой отпуск предоставляется исключительно по усмотрению руководителя. К сожалению, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» даже в общих чертах не предусматривает и не определяет случаев, когда может идти речь о предоставлении прокурорскому работнику отпуска без сохранения содержания независимо от его продолжительности. По-видимому, предполагаются те же основания, что установлены в статье 128 ТК РФ – семейные обстоятельства: например болезнь или кончина близкого родственника работника прокуратуры, а также иные уважительные причины, которые признаются таковыми в каждом конкретном случае отдельно по усмотрению руководства. Кроме того, законодательно не установлено, при каких обстоятельствах руководитель прокуратуры, обладающий правом предоставления отпуска, обязан предоставить такой отпуск или же этот вопрос он должен решить с учетом конкретных обстоятельств и имеет право ответить отказом. Уважительные причины, по которым работник прокуратуры претендует на неоплачиваемый отпуск, должны рассматриваться объективно и поэтому оставлять решение данного вопроса целиком на усмотрение руководителя вряд ли целесообразно. Так, не предоставление такого отпуска прокурорскому работнику, у которого возникла необходимость ухода за тяжело больным членом семьи (если нет других членов семьи, способных за ним ухаживать) может повлечь негативные последствия.

Необходимо отметить, что в России имеются определенные правовые основания для предоставления государственному служащему различных специальных (особых) отпусков, например для реализации закрепленного в части 2 статьи 32 Конституции Российской Федерации права быть избранным. Правда, такое право предоставляется ему на общих основаниях с другими гражданами. Приходится признать, что само понятие «специальный (особый) отпуск» в данном случае не употребляется. В частности, статья 41 Федерального Закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»

[207]

устанавливает обязанность администрации государственного органа освободить гражданина, в том числе государственного служащего, по его заявлению от работы со дня его регистрации в качестве кандидата в депутаты соответствующей избирательной комиссией и до дня официального опубликования результатов выборов. Причем срок, на который освобождается от работы зарегистрированный кандидатом государственный служащий, может оказаться довольно продолжительным.

[208]

В данном случае гражданин в лице прокурорского работника реализует свое конституционно закрепленное право быть избранным в представительные органы власти. Таким образом, одним из видов специального (особого) отпуска можно рассматривать отпуск работника органов и учреждений прокуратуры на период участия в предвыборной кампании в качестве кандидата в депутаты представительных органов власти любого уровня.

Кроме того, в качестве еще одной разновидности данного отпуска может рассматриваться отпуск, предоставленный для обучения. Так, например, прокурорский работник может изъявить желание пройти обучение на курсах бухгалтерского учета или же повысить свою квалификацию в области информационных технологий, полученные знания впоследствии помогут ему при проведении прокурорских проверок. В данном случае ему необходим соответствующий отпуск, который Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» специально не предусматривает.

Отпуск для работы над диссертацией на соискание ученой степени также можно рассмотреть как разновидность специального (особого) отпуска. Возможность его предоставления будет дополнительно стимулировать помощников, заместителей прокуроров, следователей Следственного комитета, а также межгоррайпрокуроров на повышение таким способом их профессионального уровня, что, в конечном счете, скажется на качестве исполнения должностных обязанностей. Так, в соответствие с частью 7 статьи 19 Федерального Закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» государственные служащие из числа аспирантов заочной формы обучения на общих основаниях имеют право на ежегодные дополнительные отпуска продолжительностью тридцать календарных дней с сохранением средней заработной платы. Таким образом, необходимо законодательно предусмотреть данный вид специального (особого) отпуска в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации», также законодательно установить отпуск, необходимый для сдачи кандидатских экзаменов, завершения работы над диссертацией, ее защиты.

В связи с этим необходимо разработать перечень оснований, при наличии которых предоставляются отпуска без денежного содержания, установить конкретную их продолжительность, а также установить случаи, при которых руководитель обязан предоставить подобный отпуск. Данные положения необходимо отразить в Федеральном Законе «О прокуратуре Российской Федерации», законодательно решить вопрос о включении его в трудовой стаж. Целесообразно также установить случаи, при которых данный отпуск или же его часть может быть оплачиваемым. Подобное будет являться дополнительной социальной гарантией работникам органов и учреждений органов прокуратуры и, следовательно, повысит авторитет службы в прокуратуре.

Указанные выше виды специальных (особых) отпусков, на наш взгляд, нуждаются в правовом закреплении, они повышают престиж органов прокуратуры, гарантируют прокурорским работникам реализацию их конституционных прав. В связи с этим представляется необходимым закрепить указанные виды отпусков в статье 41

Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации».

Статьей 11 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов „О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон „Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“,

[209]

получившем неофициальное название «О монетизации льгот», отменены льготы по бесплатному проезду работников прокуратуры в общественном транспорте (кроме такси). В соответствие с пунктом 3 статьи 44 действующего Закона о прокуратуре прокурорские работники в служебных целях обеспечиваются проездными документами на проезд всеми видами транспорта общего пользования (кроме такси) в городском, пригородном и местном сообщении, приобретаемыми органами прокуратуры у соответствующих транспортных организаций в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 52 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» финансовое обеспечение деятельности органов и учреждений прокуратуры, а также гарантий и компенсаций работникам этих учреждений, установленных данным нормативным актом, является расходным обязательством Российской Федерации. В пункте 3 указанной статьи отмечено, что техническими средствами органы прокуратуры обеспечиваются в централизованном порядке Правительством Российской Федерации.

Оценивая современное состояние материально-технического обеспечения работы органов прокуратуры можно сделать вывод об отсутствии должного законодательного внимания к данной проблеме. В сегодняшний век информационных технологий, компьютеризации работы государственных органов межгоррайпрокуратуры нуждаются в высококачественной компьютерной технике. Однако, приобретение компьютеров, сканеров, принтеров, копировальных аппаратов в органах прокуратуры осуществляется стихийно в централизованном порядке по мере поступления федерального финансирования, имеющаяся компьютерная техника безнадежно устаревает. Кроме того, как показывает проведенный нами анализ, нехватка современной компьютерной техники в прокуратурах республик Саха (Якутия), Коми, Марий Эл, а также Саратовской, Волгоградской, Воронежской, Самарской, Челябинской, Астраханской, Тюменской, Ростовской, Свердловской, Челябинской, Амурской, Тамбовской, Тульской и других областей сопровождается отсутствием их централизованного обслуживания и ремонта, постоянной нехваткой расходных материалов. В отдельных случаях оперативные работники вынуждены за свой счет приобретать картриджи к принтерам и копировальным аппаратам. Правовая регламентация указанных вопросов отсутствует.

Следующей проблемой, на которую, на наш взгляд, следует обратить внимание, является обеспечение жильем прокурорских работников. В соответствии с пунктом 4 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокуроры и следователи, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, обеспечиваются отдельными жилыми помещениями, приобретаемыми за счет средств федерального бюджета, выделяемыми на эти цели органам Прокуратуры Российской Федерации, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. Нуждающимися в улучшении жилищных условий с учетом положений настоящей статьи признаются работники прокуратуры, не обеспеченные жилой площадью в соответствии с требованиями и нормами, установленными жилищным законодательством Российской Федерации и жилищным законодательством субъектов Российской Федерации.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 6 декабря 2005 года № 737 «О порядке обеспечения судей, прокуроров и следователей прокуратуры, нуждающихся в улучшении жилищных условий, отдельными жилыми помещениями в 2005 году»

[210]

ассигнования, предусмотренные в федеральном бюджете на 2005 год Верховному Суду Российской Федерации, Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации, Генеральной прокуратуре Российской Федерации и Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации на улучшение жилищных условий судей, прокуроров и следователей прокуратуры, используются этими органами на приобретение (строительство) на конкурсной основе отдельных жилых помещений для указанной категории лиц с отнесением к специализированному жилищному фонду Российской Федерации. Вместе с тем, в соответствие с Письмом Федерального казначейства от 26 июля 2005 года № 42-7.1-01/5.1-205 до настоящего времени порядок обеспечения жильем прокуроров и следователей Правительством Российской Федерации не утвержден, предоставление указанных субсидий возможно только после его утверждения в установленной форме.

Обеспечение жильем работников прокуратуры – важный вопрос, который до настоящего времени положительно не решен. В соответствие с Жилищным Кодексом РФ первоочередное предоставление жилья прокурорским работникам не предусматривается. Законодательно порядок предоставления жилых помещений работникам органов и учреждений прокуратуры до настоящего времени не установлен. Органами местного самоуправления жилье молодым и вновь назначенным сотрудникам, а также работникам прокуратуры, нуждающимся в улучшении жилищных условий, не предоставляется. Подобное не способствует закреплению кадров на местах, кроме того, данная проблема, не урегулированная федеральным законодательством, подрывает авторитет прокуратуры в глазах граждан. Молодым специалистам, приехавшим на работу в другую местность, приобрести в собственность жилое помещение практически не представляется возможным ввиду значительных материальных затрат. Не решают данную проблему и реализующиеся сейчас национальные проекты и областные целевые программы. В связи с этим можно предложить несколько решений данного вопроса.

Как уже было отмечено выше, отдельные жилые помещения работникам прокуратуры должны предоставляться за счет средств федерального бюджета. Для реализации этих положений закона необходимо разработать и внедрить программу приобретения «ведомственного» жилья для сотрудников прокуратуры, которое будет являться собственностью прокуратуры субъекта Федерации. Эти жилые помещения не подлежат приватизации, квартиры, должны находиться в благоустроенных домах, имеющих все необходимые удобства и расположенных в центральных районах населенных пунктов, по возможности быть максимально приближенным к месту работы. Текущий и капитальный ремонт данного жилья должен осуществляться за счет его собственника. Работники прокуратуры в данном случае должны заключить с собственником договор социального найма жилого помещения. В крупных городах возможно строительство «ведомственных» домов, в которых будут проживать работники прокуратуры и члены их семей.

В городах и районных центрах, где осуществляется строительство жилья, можно предусмотреть долевое строительство квартир для проживания прокурорских работников на льготной для них основе.

За счет средств федерального бюджета также можно разработать порядок выделения льготных ссуд на приобретение жилья молодым сотрудникам прокуратуры, имеющим детей. Использование средств областных и местных бюджетов для этих целей не рекомендуется, поскольку это противоречит принципу независимости органов прокуратуры. Целесообразно также разработать программу ипотечного кредитования для работников органов и учреждений прокуратуры.

Организационно данную проблему можно решить следующим образом. Прокуратуры субъектов Федерации с учетом количества лиц, нуждающихся в предоставлении жилья и в улучшении жилищных условий, а также сложившихся цен на жилье в населенных пунктах, возможности строительства, кредитования, формируют заявки на выделение денежных средств и направляют их в Генеральную прокуратуру, которая в свою очередь ставит данный вопрос перед Правительством РФ. Кроме того, на наш взгляд, необходимо на федеральном уровне разработать и принять соответствующую целевую программу по обеспечению жильем работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, для реализации которой ежегодно планировать выделение денежных средств.

Невозможность решения этого вопроса приводит порой к трагическим последствиям. Так, в январе 2006 года в одной из комнат помещения гостиницы, расположенной в с. Балтай Саратовской области, обнаружен труп заместителя прокурора Балтайского района Зудина С.А. 1978 года рождения. В ходе проверки установлено, что причиной смерти Зудина являлось отравление угарным газом, в этой гостинице, находящейся в ветхом состоянии, неоднократно обнаруживалась утечка газа, но должных мер по устранению неисправности отопительного прибора своевременно принято не было. В указанной должности он работал непродолжительное время – с июня 2005 года. Зудину С.А. не было своевременно предоставлено благоустроенное жилое помещение ввиду его отсутствия в с. Балтай, организационно этот вопрос решен не был, что и привело к смерти прокурорского работника.

[211]

По состоянию на 01 июля 2007 г. в органах прокуратуры Саратовской области работало 242 молодых сотрудника, в прокуратуре Самарской области – 278, в прокуратуре Воронежской области – 199, в прокуратуре Астраханской области – 211, большая часть из них проживает в гостиницах, квартирах и частных домах по найму.

[212]

Вместе с тем, в соответствие с пунктом 4 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» отмечено, что прокуроры и следователи имеют право на компенсацию расходов, связанных с наймом (поднаймом) жилых помещений, до предоставления им в установленном порядке жилого помещения для постоянного проживания. На наш взгляд, подобная норма является попыткой законодательного решения жилищной проблемы, однако, она не в состоянии в полном объеме гарантировать социально-правовой статус прокурорского работника.

Необходимо отметить, что в жилых помещениях, занимаемых прокурорами и следователями, во внеочередном порядке осуществляется установка телефона по действующим тарифам. В таком же порядке предоставляются места в детских дошкольных учреждениях, школах-интернатах, летних оздоровительных учреждениях детям прокуроров и следователей (пункт 5 статьи 44 Закона).

Согласно пункту 6 статьи 44 Закона медицинское обслуживание (в том числе обеспечение лекарствами) работников и проживающих с ними членов их семей осуществляется за счет средств федерального бюджета.

Медицинское обслуживание получающих пенсию прокурорских работников и членов их семей, а также родителей, супругов и несовершеннолетних детей погибших (умерших) прокурорских работников осуществляется в лечебных учреждениях, в которых они состояли на учете.

Характер деятельности прокуроров и следователей, ряда иных категорий прокурорских работников по борьбе с преступностью и иными нарушениями законности, условия их службы зачастую связаны с опасностью для жизни и здоровья. Постоянная конфликтность работы по выявлению и пресечению правонарушений, привлечению виновных к ответственности, установленной законом (в том числе работников правоохранительных органов), иные условия требуют дополнительных мер и гарантий их обеспечения и защиты.

[213]

В соответствие со статьей 45 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокуроры и следователи, являясь представителями государственной власти, находятся под особой защитой государства. Под такой же защитой находятся их близкие родственники, а в исключительных случаях также иные лица, на жизнь, здоровье и имущество которых совершается посягательство с целью воспрепятствовать законной деятельности прокуроров и следователей, либо принудить их к изменению ее характера, либо из мести за указанную деятельность, также под защитой находится их имущество. Порядок и условия осуществления государственной защиты прокуроров и следователей определяются Федеральным Закономот 20 апреля 1995 года № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»,

[214]

а также иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В данном случае законодательно закреплена защита лишь прокуроров и следователей, то есть оперативных работников, выполняющих законодательно закрепленные функции по обеспечению законности и защите конституционно установленных прав граждан, общества и государства, за этой чертой остается технический персонал межгоррайпрокуратур. С учетом криминогенной обстановки в стране преступным посягательствам и давлению со стороны лиц антиобщественной направленности могут подвергнуться в связи с исполнением своих должностных обязанностей специалисты, секретари, водители и другие технические работники. С учетом этого представляется необходимым внести изменения в Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» и включить в перечень лиц, находящихся под особой защитой государства абсолютно всех работников органов прокуратуры независимо от занимаемых должностей.

Прокуратура Российской Федерации имеет службу обеспечения собственной безопасности и физической защиты работников. Однако, в ряде прокуратур субъектов Федерации, в частности в прокуратурах Саратовской, Амурской, Астраханской, Воронежской областей подобная служба не создана. Порядок организации и деятельности службы собственной безопасности законодательно не урегулирован. В современных условиях потребность органов прокуратуры в данной службе велика. Ее предназначением является не только обеспечение безопасности работников, но и борьба с коррупцией в системе органов прокуратуры. В связи с образованием Следственного комитета возникает необходимость создания данной службы в этой структуре. По нашему мнению, нормативные акты, регулирующие порядок организации и функционирования служб собственной безопасности в прокуратуре и Следственном комитете при прокуратуре Российской Федерации, должны быть утверждены соответствующими Указами Президента РФ.

Погребение прокуроров и следователей, погибших (умерших) в связи с исполнением служебных обязанностей, а также уволенных со службы прокуроров и следователей, умерших вследствие причинения им телесных повреждений или иного вреда здоровью в связи с исполнением служебных обязанностей, осуществляется за счет средств, выделяемых на финансирование органов прокуратуры.

В соответствие с частью 3 статьи 45 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокуроры и следователи имеют право на постоянное ношение и хранение предназначенного для личной защиты боевого ручного стрелкового оружия (пистолеты, револьверы) и специальных средств, а также на применение их в порядке, установленном Законом РСФСР «О милиции».

[215]

Перечень типов и моделей боевого ручного стрелкового оружия, состоящего на вооружении прокуратуры Российской Федерации и предназначенного для личной защиты прокуроров и следователей, и патронов к нему утвержден постановлением Правительства РФ от 29 июня 1999 г. № 708.

[216]

В данных нормативных актах не говорится о праве на ношение и хранение боевого оружия заместителей и помощников прокуроров. Они, выступая в качестве государственных обвинителей в судах общей юрисдикции, проводя проверки исполнения законов в различных отраслях также могут подвергнуться преступным посягательствам. С организационно-правовой точки зрения жизнь и здоровье с одной стороны прокуроров и следователей, с другой – заместителей и помощников прокуроров защищены неодинаково. По нашему мнению представляется правильным внести изменения в часть 3 статьи 45 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» и предусмотреть право на ношение и хранение боевого ручного оружия заместителями и помощниками прокуроров. Однако, это не означает, что все оперативные сотрудники прокуратуры по своему желанию могут иметь оружие, вопрос о необходимости его предоставления оперативному работнику должен решаться руководителем соответствующей прокуратуры. Вместе с тем, порядок прохождения обучения обращению с боевым ручным оружием прокуроров и следователей законодательно не урегулирован, что является серьезным законодательным пробелом.

Представляет интерес мнение, высказанное В. Сопиным, который, проанализировав Перечень боевого стрелкового оружия, состоящего на вооружении прокуратуры, сделал вывод о непригодности большинства указанных в нем моделей для практического использования.

[217]

Как отмечает автор, Перечень включает шесть моделей пистолетов и одну модель револьвера, три из указанных моделей являются новыми разработками (пистолеты СР-1, СР-2 и револьвер Р-92) и широко не распространены. По сути, на вооружении органов прокуратуры реально могут быть в наличии только остальные четыре модели: 9 мм пистолет Макарова «ПМ», 9 мм пистолет Макарова модернизированный «ПММ», 9 мм пистолет «АПС» и 5,45 мм пистолет «ПСМ». Почти все эти модели разрабатывались как штатное оружие армейского офицера и никогда не предназначались для скрытого ношения. Так, например автоматический пистолет Стечкина («АПС»): магазин вмещает 20 патронов, конструкция пистолета позволяет вести огонь как одиночными выстрелами, так и очередями. Однако, масса этого пистолета составляет 1320 г, он комплектуется кобурой прикладом массой 560 г и несколькими запасными магазинами, масса каждого составляет около 300 г. Из этого автор делает вывод, что постоянно носить с собой это оружие невозможно. Пистолеты «ПМ» и «ПММ» в данном случае немногим лучше – носить их в плечевой кобуре тяжело, а рукоятки таковы, что людям не только с небольшими, но и даже с нормальными кистями рук пользоваться этими пистолетами весьма затруднительно. Единственным пригодным пистолетом для постоянного ношения является пистолет «ПСМ» – «пистолет самозарядный малогабаритный», однако он был и остается «эксклюзивным» оружием. В большинстве прокуратур есть обычные пистолеты Макарова «ПМ», причем в прокуратуре Липецкой области их не хватит даже на всех следователей. В.Сопин высказывается о том, что наиболее эффективным на сегодняшний день не смертельным оружием самообороны, которое можно постоянно носить с собой является огнестрельное бесствольное оружие с патронами травматического и светозвукового действия (например пистолеты ПБ-4-1 «Оса», МР-461 «Стражник»). Оснащение прокуратур этими моделями снизит количество выдаваемого прокурорским работникам боевого огнестрельного оружия, его проще будет применять в психологическом плане.

Согласно пункту 4.6 Инструкции по организации учета, хранения и выдаче боевого ручного огнестрельного стрелкового оружия в органах прокуратуры Российской Федерации, утвержденной приказом Генерального прокурора РФ от 11 августа 1999 года № 56,

[218]

разрешение на выдачу оружия не выдается, а выданное оружие подлежит изъятию в случаях отсутствия достаточных навыков или нарушения правил ношения, хранения и ухода за оружием, отсутствия сейфа для хранения оружия и боеприпасов в домашних условиях. Приобретение сейфа связано со значительными материальными затратами, предоставление их прокурорам и следователям в централизованном порядке не организовано.

Кроме того, прокуроры и следователи подлежат обязательному государственному личному страхованию на сумму, равную 180-кратному размеру их среднемесячного денежного содержания (пункт 4 статьи 45 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Органы государственного страхования выплачивают страховые суммы в случаях:

– гибели (смерти) прокурора или следователя в период работы либо после увольнения, если она наступила вследствие причинения телесных повреждений или иного вреда здоровью в связи с их служебной деятельностью, – их наследникам в размере, равном 180-кратному размеру среднемесячного денежного содержания прокурора или следователя;

– причинения прокурору или следователю в связи с их служебной деятельностью телесных повреждений или иного вреда здоровью, исключающих дальнейшую возможность заниматься профессиональной деятельностью, – в размере, равном 36-кратному размеру их среднемесячного денежного содержания;

– причинения прокурору или следователю в связи с их служебной деятельностью телесных повреждений или иного вреда здоровью, не повлекших стойкой утраты трудоспособности, не повлиявших на способность заниматься в дальнейшем профессиональной деятельностью, – в размере, равном 12-и кратному размеру их среднемесячного денежного содержания.

В соответствие с пунктом 5 статьи 45 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в случае причинения прокурору или следователю в связи с их служебной деятельностью телесных повреждений или иного вреда здоровью, исключающих дальнейшую возможность заниматься профессиональной деятельностью, им ежемесячно выплачивается компенсация в виде разницы между их среднемесячным денежным содержанием и назначенной в связи с этим пенсией без учета суммы выплат, полученных по обязательному государственному личному страхованию. Это положение является важной социальной гарантией, подчеркивающее особую защищенность сотрудников органов прокуратуры в современном Российском государстве.

В случае гибели (смерти) прокурора или следователя в связи с исполнением служебных обязанностей, а также уволенных со службы прокурора или следователя, умерших вследствие причинения им телесных повреждений или иного вреда здоровью в связи с исполнением служебных обязанностей, нетрудоспособным членам их семей, находившимся на их иждивении, ежемесячно выплачивается компенсация в виде разницы между приходившейся на их долю частью денежного содержания погибшего (умершего) и назначенной им пенсией по случаю потери кормильца без учета суммы выплат, полученных по обязательному государственному личному страхованию. Для определения указанной части денежного содержания среднемесячное денежное содержание погибшего (умершего) делится на число членов семьи, находившихся на его иждивении, в том числе трудоспособных. Ущерб, причиненный уничтожением или повреждением имущества, принадлежащего прокурору или следователю или членам их семей, в связи с их служебной деятельностью, подлежит возмещению им или членам их семей в полном объеме, включая упущенную выгоду, в установленном порядке.

Необходимо отметить, что в качестве социальных гарантий Закон о прокуратуре помимо денежных выплат закрепляет обязательственные права. Так, в соответствие с пунктом 5 статьи 45 Закона за семьей погибшего (умершего) сохраняется право на получение благоустроенного жилого помещения на условиях и основаниях, которые имели место на момент гибели (смерти) прокурора или следователя.