66. СОГЛАСИЕ ВОЛИ И ЕЕ ВНЕШНЕГО ВЫРАЖЕНИЯ. ЗАБЛУЖДЕНИЕ В МОТИВАХ, ПРИНУЖДЕНИЕ, ОБМАН. ПОРОКИ ЮРИДИЧЕСКИХ СДЕЛОК

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

Воля (voluntas) – желание лица получить какую-либо выгоду, достичь желаемой цели с помощью заключения сделки.

Волеизъявление – воля, выраженная вовне.

Воля к заключению сделки должна быть выражена лично, представительство не допускалось.

Полностью отсутствовала воля:

– в волеизъявлении, сделанном детьми, безумными;

– при заключении сделки вследствие шутки (jocus);

– при заключении мнимой сделки (simulatio), прикрывающей какие-то другие действия.

В этих случаях отсутствие воли к действительному соглашению презюмировалось и побочные мотивы волеизъявления не устанавливались.

Пороки юридических сделок – несоответствие волеизъявления по тем или иным мотивам действительному намерению лица.

Волеизъявление не соответствовало воле, если сделка была заключена:

1) под влиянием заблуждения (error) одной из сторон: «Ошибка лишает силы любую двустороннюю сделку». (В одностороннем волевом акте, например составлении завещания, наличие ошибки не признавалось.) Правовым заблуждением признавались:

– ошибка в личности контрагента (думал, что заключает сделку с полноправным лицом, оказалось, что с подвластным или вообще недееспособным);

– ошибка в характере сделки (полагал, что продает, оказалось, что отдает в безвозмездное пользование);

– ошибка в предмете сделки (не та вещь);

– ошибка в мотиве обязательства (незнание каких-то важных фактических или юридических обстоятельств). В основном римская юстиция отдавала предпочтение фактическим ошибкам при заключении сделки;

2) вследствие обмана (dolus) с другой стороны: «Когда для виду делается одно, а совершается другое». Обман мог заключаться как в действии – активном стремлении получить выгоду в ущерб другого, из чего, например, вытекало требование не расхваливать свой товар по недействительным качествам (купи зубной порошок – вылечишься от всех болезней), так и в бездействии (например, не отвечать, когда спрашивают, или уклоняться от участия в необходимых для определения предмета обязательства действий);

3) вследствие принуждения (под угрозой или вследствие насилия) со второй стороны или во имя второй стороны (metus). Принуждение могло быть и физическим, и психологическим, касаться не только лица, заключающего сделку, но и членов его семьи, родственников, быть адресовано не только личности, но и имуществу договаривающегося. Главное было – вызвать «душевный трепет перед настоящей или будущей опасностью». Вместе с тем эта опасность должна быть реальной (не представлять угрозу типа: «Не подпишешь – погашу звезды на небе») и существенной (не такого вида: «Не сделаешь – побью стекла в доме»), составляя «не опасение, но страх перед значительным злом». Личная субъективная пугливость не могла служить нарочитым извинением: психическое принуждение должно было составить «не опасение робкого человека, а страх, который с полным основанием охватывает и смелого человека». Принуждение не делало сделку изначально недействительной, но расценивалось наряду с причинением ущерба, и потерпевшая сторона получала право на особый иск в размере четырехкратного взыскания против стоимости предмета принудительно заключенного договора.