38. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В РИМСКОМ ПРАВЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 

Первоначально в Римском праве (при легисакци-онном процессе) действовал принцип, согласно которому никто не мог искать по закону от чужого имени. В период параллельного действия его с формулярным появилась возможность представительства в суде лиц, имевших обоснованные основания отсутствия в момент слушания дела перед магистратом.

Формы представительства:

pro populo – за народ, где представителями выступали магистраты (magistrates). Предполагало защиту интересов городских общин, которые были неспособны самостоятельно участвовать в гражданском обороте и защищать свои интересы;

pro libertate – за свободу. Имело место в случае стремления к восстановлению свободы несвободным, который был уверен, что его неволя установлена противозаконным путем. Самостоятельная подача иска в данном случае исключалась, поскольку римское право признавало правоспособными только свободных людей. Несвободному было предоставлено право обращаться к суду через представителя assertor libertatus;

pro tutela – по опеке (от tutor – «опекун»);

pro captrio (представительство за находящихся в плену или отсутствующих по государственным делам) – после принятия закона Гостилия около 175 г. до н. э.

С окончательным утверждением формулярного процесса получила свое развитие идея полного представительства. Например, на стадии in iure стороны могли выставить заместителей.

Виды заместителей:

когнитор (cognitor), который был формальным представителем и открыто выступал от имени дееспособных лиц. Когнитор назначался заинтересованной стороной (dominus litis) в стадии in jure обращением к противной стороне: «Назначаю тебе когнитора» (tibi cognitorem do). С момента состоявшегося соглашения о его допущении к процессу когнитор считался назначенным, при этом его присутствие при указанной процедуре было необязательным.

Когнитор вел дело от своего имени, поэтому претор составлял формулу с перестановкой лиц, в интенции которой было указано имя представляемого, а в кондемнации – имя когнитора. В приговоре в таком случае указывалось имя когнитора и actio iudicati давалась ему или против него (если он представлял ответчика). Представляемый при этом получал от претора иск, аналогичный иску из судебного решения;

прокуратор (procurator ad litem) допускался в процесс на основании неформального поручения, данного без ведома противной стороны, а также претора или судьи. Достаточно даже было фактического выступления в процессе без поручения. Прокуратор мог действовать и на основании договора поручения, заключенного с представляемым.

Прокуратором мог быть специально назначаемый заместитель или управляющий всем имуществом представляемого, а также те, кто сам взял на себя функции прокуратора «по доброй совести».

При представительстве за свой счет – procurator in rem suam – прокуратор выступал в процессе аналогично, но в этом случае претор не выдавал представляемому аналогичного иска, как при участии когнитора;

curator или опекун – в отношении лиц с ограниченной дееспособностью.

В качестве заместителей в суде не могли выступать: женщины, солдаты, духовенство и чиновники первых трех классов. Представительство также не допускалось в делах о бесчестии.