Глава 15 эпилог: БУДУЩЕЕ ПРАВА В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ : Введение в американское право – Фридмэн Л. : Книги по праву, правоведение

Глава 15 эпилог: БУДУЩЕЕ ПРАВА В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 
РЕКЛАМА
<

Многие полагают, что мир вокруг нас чересчур насыщен огромным количеством права, а американцы во имя собственной пользы слишком увлечены всеми этими законами и юридическими процессами. Можно с полной определенностью сказать, что современное американское общество более, чем любое другое или даже оно само в более ранние времена, оказалось пойманным в сети права. Многие считают, что мы все больше и больше увязаем в зыбучих юридических песках. Один из национальных журналов на своих страницах высказывает сожаление по поводу нашего «тяжущегося общества», в котором «подорвано доверие, а созидание не поощряется» из-за «бесконечных судебных тяжб». Другие же признают, что рост американской правовой системы, скорее, может являться предметом гордости, признаком приверженности во всем справедливости.

Предшествующие четырнадцать глав этой книги являются свидетельством всеобъемлющей роли права, юридического процесса и юридических институтов в Соединенных Штатах. Даже самые простые действия, выполняемые в повседневной жизни, например поход за покупками в бакалейную лавку, несут в себе огромную суперструктуру права. В нашем обществе законы управляют как ординарными, так и экстраординарными событиями. Большая часть новостей обычного дня в удивительной степени связана с новостями права. Большинство событий, являющихся причинами возникновения новостей, — общественные; в наше время можно почти полностью быть уверенным в том, что ни будут относиться к правительству или по крайней мере будут иметь некоторое касательство к правительству или праву. Это верно также и для природных катастроф, проявлений так называемой Божьей воли, — наводнений, ураганов, землетрясений — и для крупномасштабных несчастных случаев — крушений самолетов, пожаров, разрушения зданий. Тем или иным образом право оказывается задействованным во всех этих событиях. Мы не можем отказать в субсидиях Совету по гражданской аэронавтике, воздушным инспекциям, пожарным службам; в выплате пособий для постарадавших в катастрофах, правительственным инспекциям по содержанию дамб и набережных и так далее. Авиационная катастрофа или любая другая трагедия с необходимостью вызывает волну расследований. Несомненно и то, что она вызовет поток судебных исков. Ныне это почти столь же неизбежно, как смерть или налоги.

Все говорят о «сутяжническом обществе», о «слишком большом количестве законов». Является ли это чем-то большим чем просто ощущением? Можно ли сказать об этом объеме права что-либо более систематическое? Может ли оно быть научно измерено? Реального способа для измерения юридической системы не существует. У нее нет определенного начала, середины или конца. Но существуют некоторые довольно приблизительные методы, способные показать, что рост этой системы все же происходит. На сегодняшний день в стране действуют более 600 000 адвокатов. Вполне ощутимые признаки юридической системы — тома статутов как штатов, так и федеральные — объективно существуют, и число их растет. Собрание статутов Нью-Джерси от 1847 года занимало лишь один том объемом приблизительно в 1000 страниц. Сегодня же статуты Нью-Джерси занимают целую полку.

Численность населения Нью-Джерси с 1847 года также выросла. Перепись населения 1850 год зафиксировала в Нью-Джерси 489555 жителей; ныне же численность населения составляет более 7 миллионов человек. Но увеличение объема законодательства штата было вызвано не только ростом численности населения. В 1847 году статуты оставляли незатронутыми 'многие аспекты жизни, которые сегодня весьма плотно регламентируются. Если штат принимает закон, регламентирующий деятельность химчисток, то закон будет применен вне зависимости от того, будет ли 30 или 30 000 химчисток на территории штата. Конечно, регулирование будет несколько иным, если на самом деле в штате будет находиться всего 30 химчисток. Нельзя, конечно, сказать, что рост закондательства вообще не связан с численностью населения, но эта зависимость не так уж и проста.

В 1847 году вообще еще не было химчисток. Также не было и телефонов, компьютеров, автомобилей, ядерных отходов, оральных контрацептивов, телевизионных приемников и тому подобных вещей. Поразительные достижения науки и промышленности с 1847 года раздвинули старые границы закона. До появления автомобилей имелось весьма незначительное транспортное закондательство; но машины, миллионами заполнившие улицы и способные развивать скорость до 100 миль в час, создали проблемы, неизмеримо большие, чем те, которые в свое время создавали лошади и кабриолеты.

Автомобиль расширил также и область личной свободы до такой степени, которую мы теперь воспринимаем как само собой разумеющуюся. В течение многих веков большинство людей в мире были почти буквально привязаны к парусу. И не существовало никаких более или менее легких способов повидать мир, простирающийся далее окрестностей маленького холмика поблизости от семейной хижины или лачуги. В 1847 году фермеры Нью-Джерси или рабочие текстильных фабрик в Лоуэле (штат Массачусетс) были в основной своей массе привязаны к домашнему очагу. Путешествия были трудны и весьма медленны.

Развитие современных технологий сильно увеличило мобильность среднего человека. Железная дорога создавала огромные преимущества; но именно автомобиль явился источником наиболее фантастических перемен в нашей жизни. Сегодня большинство семей владеют или по крайней мере имеют доступ к автомобилю. Они при желании легко могут попасть из города в деревню, из деревни — в город. Автомобиль означает свободу пользоваться парками и музеями, посещать родственников, переехавших в Колорадо, путешествовать, ночуя в палатках, жить в пригородах и при этом работать в городе.

В то же самое время автомобиль вызвал настоятельную потребность в огромном количестве новых норм и правил, — правил об автомобильных происшествиях, о безопасности на автомобильных дорогах; правил о дорогах, дорожном регулировании, ограничениях в парковке; правил о водительских лицензиях и управлении в нетрезвом виде и так далее. Все это является звеньями одной цепи, охватывающей ту ранее недоступную свободу, которую принес нам автомобиль. Таким образом, связь между увеличением числа подобного рода законов и урезанием личных свобод не является столь уж очевидной. Возможно, это верно, возможно, и нет. Возникновение некоего нового уровня регулирования по большей части является продуктом новой технологии — ценой или побочным эффектом машин, расширяющих границы наших свобод или возможностей. Этот вопрос представляется достаточно трудным и сложным. В этой книге сей вопрос затрагивался не один раз, но тем не менее определенно не был разрешен.

Итак, с точки зрения стороннего наблюдателя, все говорит о том, что происходит усиленное нарастание правовой массы. С годами правовая система все больше разбухает, разрастаясь гораздо быстрее, чем увеличивается численность населения; и скорость роста, кажется, тоже увеличивается. Административное право возникло почти что на пустом месте, а ныне является немаловажной силой в обществе. Особенно поразителен взрывной характер роста федерального права за последние два поколения — приблизительно со времен Нового курса. Администрация Рейгана приступила к выполнению своих обязанностей в 1981 году с твердой решимостью урезать и сокращать. Но и она не смогла продвинуться сколько-нибудь заметно вперед. Да никто даже и не помышлял о том, чтобы привести федеральные структуры власти к уровню времен Гардинга и Кулиджа. Никакие возвращения назад невозможны. Консервативное правительство может надеяться только на то, чтобы удержать государство от разбухания, которое может привести к тому, что оно лопнет, как гигантский мыльный пузырь.


<