ИНВЕРСИОННЫЕ ФАКТОРЫ : Введение в американское право – Фридмэн Л. : Книги по праву, правоведение

ИНВЕРСИОННЫЕ ФАКТОРЫ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 
РЕКЛАМА
<

Мы обсудили различные внутренние мотивы правового поведения: мораль, справедливость, доверие, гражданственность, законность. Каждый из них имеет свою противоположность: недоверие, незаконность, чувство несправедливости и т. д. Мы предполагаем, что, чем больше будет сделано для того, чтобы люди считали право моральным, заслуживающим доверия и законным, тем более вероятно, что они будут ему подчиняться. Точно так же усиление чувства несправедливости или незаконности права может ослабить чувство долга, привести к меньшему подчинению (или неподчинению) или — если соображения морали достаточно сильны — к действенному неприятию или сопротивлению.

Это простой здравый смысл. Это также подтверждается опытом. В настоящее время (1984) закон обязывает юношей регистрироваться на призывных пунктах. Многие остро чувствуют, что закон неправилен по тем или иным причинам, и отказываются регистрироваться. Некоторые открыто игнорируют закон. В нашем обществе есть узаконенные способы выражения этих чувств. Была попытка, например, опротестовать вербовку в суде; она провалилась. Отказ регистрироваться есть более сильная и более опасная форма протеста. Те, кто протестует против ядерного оружия, исходя из гражданских мотивов, и кто выражает недоверие правительству, использовали различные тактики — мрачного принятия до актов саботажа.

Таким образом, «эффект перелива» достаточно сомнителен. Потеря веры — это не обязательно переход всех границ. Если люди начинают чувствовать отвращение или утрачивают доверие к одному закону или части правительства, они не обязательно отрицают все право. Некоторые — да, многие — нет. Некоторые люди выходят на улицу, чтобы выразить протест. Всегда могут быть, и часто есть, легальные каналы. Таким образом, имеет место перенос законности. Люди, потерявшие доверие к Конгрессу, муниципалитету или бюрократическим организациям, могут обратиться в суд, например. Это значит, что они «узаконивают» свои проблемы.

Во время критической ситуации с бабочкой в Калифорнии правительство штата объявило, что оно будет распылять пестицид в округах возле бухты Сан-Франциско. Они уверяли публику, что этот пестицид безвреден. Опрыскивание (говорили они) необходимо; альтернатива ему — ужасное экономическое бедствие. Некоторые люди, конечно, поверили каждому слову. Многие не поверили. Лгало ли правительство, чтобы защитить урожай фруктов за счет граждан?

Случилось так, что опрыскивание было проведено согласно плану. Оппозиция не смогла разоблачить ложь. Тогда она обратилась в суд. Это общая стратегия всех раздраженных; во многих случаях она просто единственная. Это тот способ, которым ведется борьба против смертной казни. Как показало дело о пестициде, стратегия эта не всегда успешна (дело было проиграно), но она позволяет как минимум добиться отсрочки. Борьба против ядерных вооружений продолжается и продолжается; судебная тактика делает ядерное оружие все более дорогим через отсрочки и обструктивные меры, которые все абсолютно легальны, хотя иногда и чересчур легализованы. Противники смертной казни тоже рассчитывают на отсрочку. Они принимают одну меру за другой, чтобы сохранить человеку жизнь.

Но в каком-то смысле сказанное означает (как ни странно) большее, а не меньшее доверие, — доверие к судам. Сьерра-клуб и другие группы из нашего окружения не стали бы тратить время и деньги на тяжбы, если бы они были настроены доверять судам столь же мало, сколь и министру внутренних дел. Направление узаконивания — это сигнал уменьшения законности и доверия в отношении к правительству в целом. Это также сигнал о переносе или сдвиге законности в сторону судов.


<