ЗНАНИЕ ПРАВА : Введение в американское право – Фридмэн Л. : Книги по праву, правоведение

ЗНАНИЕ ПРАВА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 
РЕКЛАМА
<

Что знают американцы о своей собственной правовой системе? Опрос, проведенный в Мичигане (1973), показал, что в основном население знает о законах меньше, чем студенты-юристы, и что более образованные люди больше информированы в этой области, чем менее образованные, что не было большим сюрпризом. Как минимум это подтвердило имеющиеся предположения. Исследование также прояснило некоторые детали. Люди оказались более информированными в уголовных вопросах, чем в гражданских. Возьмем, например, вопрос: «Если человек сохраняет молчание, когда его спрашивает полиция, может ли его молчание быть использовано против него в суде?» Правильный ответ—«нет», и 82 % опрошенных это знали. С другой стороны, людей спрашивали, может ли продавец автомобилей просто взять назад машину, стоящую на улице, если покупатель не заплатил, 71% сказали «да», а это неверно.

Опрос, проведенный в Техасе чуть раньше, обнаружил важные классовые различия в том, что люди знают о праве. Удручает то, что бедные люди очень мало знают о своих правах. Например, около 40% мало зарабатывающих негров, которые были опрошены, думали, что полиция имеет право обыскивать их дома, когда бы она ни захотела, что, конечно, незаконно. Эти ответы могут быть отражением либо простого невежества, либо (к сожалению) реального положения дел. То есть люди с низким - заработком могут по опыту знать закон с такой стороны, что это знание заставляет их ожидать несправедливости. Их ответы технически неправильны, но соответствуют их опыту. Мы не очень удивляемся, обнаружив, что люди довольно-таки невежественны в правовых вопросах. Но они вполне могут обойтись теми знаниями, которые у них есть. В целом люди склонны знать больше те законы, которые имеют отношение к ним, их группе, их профессии и работе. Водители такси, вероятно, знают (более или менее) правила движения и нормы, относящиеся к водительским правам. Полисмен знает законы об аресте лучше, чем водопроводчик. Водопроводчик больше знает о нормах строительства, чем полисмен. Служащий фирмы по экспорту-импорту знает очень мало о правилах вождения такси, арестах и нормах прокладки труб, зато хорошо знает законы экспорта-импорта. И так далее.

Что сказать о законах, относящихся ко всем? Некоторые из них общеизвестны. Это в основном те аспекты права, которые наиболее примитивны, наиболее тесно связаны с общественными привычками и нормами. Каждый начиная примерно с пяти лет знает, что общество запрещает воровство, что грабить бензоколонку — преступление. Детали закона, где найти закон, точную его формулировку — всего этого большинство может и не знать. Люди также, вероятно, не знают и не понимают технических различий — таких, как разница между убийством первой и второй степени, или нюансов, позволяющих отличить грабителей от воров. Они знают, что чек нужно индорсировать (расписаться на обороте) перед его передачей; но они могут не понимать различных тонкостей концепции, выходящих за пределы практики индорсемента. Тем не менее существенная часть этих правил есть часть нашей повседневной жизни в обществе.

Эти основополагающие, очень простые правила есть часть общего и раннего обучения. Даже школьники начальных классов имеют представление о нормах права и их содержании. В одном исследовании детей разного возраста спрашивали, что такое закон. Мальчик из первого класса дал такой ответ: «Закон— это не убегать, ни с кем не драться и ничего не разбивать». Другой вопрос был: «Что бы случилось, если бы не было законов?» Девочка-второклассница сказала: «Люди бродили бы кругом, и убивали других людей, и воровали бы вещи, и похищали бы людей». У этих маленьких детей есть, как видно, ясное понимание того, что некоторые поступки (убийство и воровство) запрещены. Они узнали об этом в раннем детстве от родителей, учителей, друзей или по телевизору.

Но, конечно, не все законы узнаются таким образом; и большинство вообще остается неизвестным. Другими словами, они могут быть и не нужны юристам и другим экспертам. Фактически никто не может знать не только все законы, но даже один процент их. Только федеральное правительство издает ежегодно сотню новых правил, некоторые из них чрезвычайно сложны. Новые нормы и правила печатаются в «Федеральном регистре», к которому каждый год добавляется по тысяче страниц. Книга эта очень специальная и очень скучная, вовсе не из тех, что читают на ночь. Но юристы должны знать новые нормы и правила в области их деятельности. Юрист, специализирующийся по делам, касающимся питания и лекарств, или адвокат налоговой корпорации делает все, чтобы быть уверенным в том, что он знает все последние нововведения в законах по своему предмету; у него также есть блокнот с новейшими данными. Может быть, он читает статьи о новых, наиболее важных случаях.

Такие юристы важны для делового мира. Они—посредники, маклеры информации. Они накапливают сведения о нормах права и передают их клиентам тогда и так, когда и как это нужно. В этом смысле, конечно, они похожи на других экспертов: врачей, автомехаников, инженеров. Юристы—эксперты в области права. Они, конечно, не единственные в обществе специалисты в области законов. Налоговые инспекторы—специалисты по налоговым законам: они конкурируют с адвокатами по вопросам бизнеса. Есть и много других примеров. В любой крупной компании есть, вероятно, много людей, работающих на нее, чья профессия связана с теми или иными нормами и правилами: лабораторные правила, нормы коммерческого права, предписания иного вида. Некоторые из этих людей— юристы, некоторые—нет.

Большинство людей довольствуются сведениями о наиболее важных нормах права; юристы и маклеры информации заботятся об остальных. Но, как показал опрос в Техасе, нет оснований предполагать, что всё к лучшему. Существуют большие проблемы в правовых знаниях, и они могут быть социально деструктивными. В общем, нужна была бы большая изощренность права и правовых процессов, но с одним условием: надо воспитать избирателей и сделать их лучшими знатоками политики. Невежество и дезинформированность могут быть опасными для здоровья общества.

Иногда ошибки в правовых знаниях могут привести к ужасным последствиям. Книга Джозефа Уомбо «Луковое поле» (1973)—это история преступления, жестокого убийства полисмена в Калифорнии. Убийца, согласно книге, недопонял «маленький закон Линдберга», действующий в штате. Это был закон о наказании за похищение. Убийца думал, что он уже совершил преступление, за которое может пойти в газовую камеру, только похитив полисмена. Если бы это было так, то, убив человека, он бы не ухудшил своего положения (хуже некуда, а выгода убийства очевидна: устранить свидетеля. Это было ошибочное толкование закона, которое привело к бессмысленному убийству.

Вероятно, у людей есть немало неверных представлений и суждений о праве. Это в каком-то смысле что-то вроде правового фольклора, который есть в любом обществе, включая наше. Фольклор состоит из суждений о праве, которые по тем или иным причинам безосновательны или искажены. Некоторые думают, что незаконно подписывать документы карандашом. На самом деле это совершенно нормально, хотя по соображениям здравого смысла не слишком удобно. Или кто-то может подумать, что не разрешается покидать больницу, не оплатив счет. В действительности это разрешено. Больница не тюрьма и не имеет права держать людей как заключенных. Фольклор об американском праве — увлекательный предмет исследования, который пока никем не изучался систематически.


<