КЛАСС, РАСА, ПОЛ И УГОЛОВНАЯ ЮСТИЦИЯ : Введение в американское право – Фридмэн Л. : Книги по праву, правоведение

КЛАСС, РАСА, ПОЛ И УГОЛОВНАЯ ЮСТИЦИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 
РЕКЛАМА
<

Система уголовного правосудия представляет собой ту область, где право наиболее открыто показывает свои зубы. Вот полицейский клуб, железные решетки Сан-Квентина, газовая камера, здесь вот здание тюрьмы, отряд для подавления мятежей. Полиция имеет на вооружении слезоточивый газ и огнестрельное оружие. Полицейские являются врагами преступности, но они также могут повернуть свою силу против несогласных или против слабых и беззащитных. История, увы, открывает, что общество может и на самом деле использует власть для злых дел. Полицейское государство весьма реальная вещь во многих частях света.

Что известно о Соединенных Штатах? Справедливо ли обращается с людьми уголовное правосудие? Или оно предвзято относится к бедным и беззащитным? К черным и другим меньшинствам? К женщинам по сравнению с мужчинами? Многочисленные исследователи пытались найти на этот вопрос ответ с научной точки зрения. Как уже было отмечено, результаты являются удивительно неубедительными, особенно по вопросу расы. Возможно, существуют определенные пристрастия в системе, но они весьма тонки и скрыты сегодня. Дни линчующих толп, к счастью, прошли. Однако никто бы не удивился, обнаружив расовые предрассудки в уголовном правосудии. Если они существуют в обществе в целом, почему уголовное правосудие должно оказаться свободным от этого проклятия? На первый взгляд аргументация за существование пристрастий в уголовной системе довольно сильна. В 1979 году черные составляли 10,1% взрослого мужского населения, но 48% обитателей тюрем штатов состояло из черных.

Почему же так должно быть? Потому ли, что черные слабее, чем белые, в системе экономической или политической власти? Как отметил Остин Тарк, отсутствие власти объясняет не слишком много. Женщины обладают в обществе меньшей властью, чем мужчины, хотя их доля в преступности весьма незначительна. Действительно, в 1979 году женщины составляли только 4% общего числа заключенных в стране. Эти цифры мало о чем говорят, пока мы не знаем, сколько преступлений женщины (и черные) на самом деле совершают.

Однако мы остались с одним беспокоящим нас вопросом. Что объясняет огромную диспропорцию между опытом черных и белых относительно уголовного правосудия? Можем ли мы реально исключить предубежденность? Одна недавно проведенная программа включала в себя более семидесяти исследовательских проектов, направленных на выявление расовых предрассудков только в процессе вынесения приговора. Некоторые из этих исследований пришли к заключению, что расовая предубежденность существует, некоторые пришли к противоположному заключению. Следовательно, в настоящее время мы должны сказать, что этот вопрос неясен—по крайней мере в том, что касается общего действия системы. Имеются, конечно, отдельные судьи, проявляющие расовую предубежденность.

Почему так трудно ответить на этот вопрос? Одна из причин состоит в том, возможно, что предубеждения выступают в разных формах. Предубеждения могут проявляться в самих нормах. Нормы могут давать преимущества (скажем) домовладельцам, а не жильцам, или штату, а не подзащитным. Эта предрасположенность будет влиять на конечный продукт, даже если судьи, полиция и прокуроры будут просто честно применять эти правила. Или нормы могут классифицировать в качестве преступных некоторые образцы поведения, являющиеся более общепринятыми в одних сообществах по сравнению с другими. Или преступления, возможно, более искушают бедных людей, угнетенных, отчаявшихся, оторванных, отрезанных от легитимных возможностей. Если мы смотрим только на способ применения норм, система может, вероятно, показаться довольно справедливой— гораздо более справедливой, чем она есть на самом деле.

Еще одна возможность состоит в том, что предрасположенность является малозаметной и работает лишь на ранних стадиях процесса. Предположим, что управляющий небольшого магазина ловит хорошо одетую белую женщину во время попытки украсть шляпку. Он может спокойно положить шляпку на место и вывести женщину вон из магазина с твердыми предостережениями, но довольно вежливо. Позже он обнаруживает ворующего темнокожего подростка. На этот раз он прямиком доставляет его в полицию. Если это происходит постоянно по всему городу, статистика арестов покажет, что большинство магазинных краж совершается черными. Эти умозаключения, конечно, могут быть и неверными. Или сама полиция пользуется двойным стандартом в отношении богатых и бедных, белых и черных, решая, зарегистрировать человека или отпустить его. Это не означает, что люди в любом городе ведут себя таким образом—просто возможно, что предубежденность в системе не слишком заметна и ее нелегко измерить и что она может относиться к факторам более тонким, чем простые переменные расы, пола или класса.


<