КОДЕКСЫ И ЕДИНООБРАЗНЫЕ ЗАКОНЫ : Введение в американское право – Фридмэн Л. : Книги по праву, правоведение

КОДЕКСЫ И ЕДИНООБРАЗНЫЕ ЗАКОНЫ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 
РЕКЛАМА
<

Система общего права внутренне беспорядочна; для того чтобы понять, что же представляет собой это право, необходимо (теоретически) перерыть многие тома опубликованных дел. Право, создаваемое судьями пятидесяти штатов, особенно разорвано, неединообразно, непоследовательно. Кодекс, состоящий из норм права, более определенен и сжат. Возможно, он и более справедлив, поскольку заранее дает четкое представление о сущности права. Как отмечал в начале 19 века английский философ И. Бентам, судьи, создающие систему общего права, создают законы так же, «как человек создает законы для своей собаки. Когда ваша собака делает что-то, что вам не нравится, вы ждете, пока она не закончит, а затем бьете ее за это». Система гражданского права, с ее ясными, логичными кодексами, выглядит по крайней мере более рациональной.

Ряд ученых-юристов в Соединенных Штатах в 19 веке также были поглощены идеей кодификации права — они намеревались отобрать излишек власти у судей и закрепить основные нормы права в современных кодексах. Эта идея в первую очередь ассоциируется с нью-йоркским адвокатом Дэвидом Д. Филдом (1805—1894). Филд разработал и создал наброски целой серии кодексов. Наиболее ценным из них является, пожалуй, Кодекс гражданской процедуры. В 1848 году Нью-Йорк одобрил этот кодекс. С одной стороны, Филд свел системы общего права справедливости в единую систему, с другой — упростил и модернизировал систему судопроизводства. Но Нью-Йорком были отвергнуты все остальные кодексы Филда, которые касались сущности права. Эти кодексы, не принятые в Нью-Йорке, нашли свое пристанище в некоторых западных штатах, таких, как Калифорния и Монтана. Но даже в этих штатах судьи и адвокаты так и не приобрели привычку ссылаться на писаные законы. Мысли и мнения по поводу гражданского кодекса Калифорнии сильно отличаются от мыслей и мнений французских судей и адвокатов в отношении своего гражданского кодекса.

В конце 19 века возникло еще одно мощное, но коренным образом отличающееся по направленности от описанного выше движение за введение кодификации. Это движение сфокусировало все свое внимание на коммерческом праве. Соединенные Штаты вступили в эру железных дорог, телеграфа, телефона, бизнеса, сразу захватившую многие штаты. Товарные и трудовые ресурсы свободно пересекали границы штатов, тогда как законы были лишены этого. Компаний, имеющие филиалы в нескольких штатах или производящие сбыт своих товаров на территории многих штатов, должны были пытаться как-то подладиться под целый сонм не очень сильно, но все же различающихся законов штатов.

Движение за «единообразные законы» было интеллектуальным продуктом деятельности профессоров права, юристов и адвокатских коллегий, но причина успеха его практического воплощения определенно состоит в том, что деловые люди почувствовали настоятельную необходимость в этом. В 1892 году была основана Конференция уполномоченных по единообразным законам Соединенных Штатов; уполномоченных назначили губернаторы штатов. Первым «единообразным» законом, предложенным конференцией, стал касающийся чеков, биржевых бумаг и долговых обязательств Закон о документах переговоров (1896). Этот закон имел успех: практически все штаты одобрили его. Следующий шаг в законотворчестве — Единый акт о продажах (1906) — добился успеха в тридцати четырех штатах. Уполномоченные продолжали свою работу и создали еще немалое количество и других законов, некоторые из которых также приобрели популярность. Одним из таких примеров может служить Единообразный закон об одновременной смерти. Этот закон рассматривает неопределенность, возникающую, например, в результате одновременной гибели супружеской пары во время несчастного случая, катастрофы, если их права на владение имуществом были сильно переплетены между собой. Этот единообразный закон был одобрен большинством штатов.

Но нигде не зафиксировано, что штат должен строго следовать духу и букве «единообразного закона», и на практике законы могут не стать такими единообразными, как выглядят на бумаге. Интерпретации таких законов, как правило, для каждого штата свои, и практически всегда существуют местные поправки к этим законам. Не остановившись на достигнутом, в 1940-х и 1950-х годах ученые занялись решением более сложной задачи: разработкой (и внедрением) целого коммерческого кодекса. Лидером этого движения стал один из самых известных и авторитетных ученых-правоведов — Карл Ллевеллин. Созданный в результате этой деятельности Единообразный коммерческий кодекс, разбитый на десять разделов («статей») охватывает поле деятельности как минимум дюжины старых законов. Он заменяет собой Закон о документах переговоров, Акт о продажах и другие старые «единообразные» законы. Внедрение этого кодекса было нелегким и встретило значительное сопротивление со стороны торговцев. Тем не менее Массачусетс и Пенсильвания одобрили его, и в конце концов после нескольких интенсивных попыток он был принят повсюду. В настоящее время лишь Луизиана является воздержавшейся. Однако формально каждый штат волен (если такое желание появится) отказаться от использования этого кодекса или изменить его. Кодекс наглядно демонстрирует путь, по которому можно приблизиться к правовому единству в огромной стране, — путь, пролегающий через кооперациюи параллелизм штатов. Но вполне очевидно, что подобный вид единообразия никогда не сможет стать столь же стабильным и полным, как то единообразие, которое исходит из единого центрального правительства.


<