ПРАВО И ЭКОНОМИКА : Введение в американское право – Фридмэн Л. : Книги по праву, правоведение

ПРАВО И ЭКОНОМИКА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 
РЕКЛАМА
<

Следующий аспект американской правовой системы, в период после Революции и вплоть до Гражданской войны, тесно связан с только что описанным:

доминирующей целью правовой политики было увеличение благосостояния страны. Право служило инструментом для развития страны, для обеспечения экономического роста с целью сделать каждого человека богатым. Дж. Виллард Харст использовал термин «освобождение энергии», для того чтобы описать основные функции права в этот период. Мы часто слышим, как люди говорят, что право консервативно. В первом столетии нашей независимости следовало бы сказать, следуя профессору Харту, что право было динамичным, люди приводили право в соответствие с практикой быстро и смело, когда видели и ощущали реальные знаки улучшения конкретной производительности. Это означает, что люди, влияющие на жизнь страны,—избиратели, владельцы собственности—сознательно использовали право во всех его формах, для того чтобы подтолкнуть экономический рост. Они (и право), конечно же, уважали право собственности, но в основном потому, что собственность являлась главной причиной динамичного движения. Ценили они не старых и толстых, покрытых коростой консерватизма «аристократов» из помещиков, а молодых, быстрых, худощавых и подвижных представителей молодой страны в деле. Правовая система была для дела. Люди желали выбросить прочь старые статьи законов, если они стояли на пути прогресса.

Вот, например, дело о мосте через Чарльз-Ривер. Это крупное дело, рассматривавшееся Верховным судом в 1837 году, технически упиралось в очень узкий вопрос. Легислатура Массачусетса даровала в 1785 году группе людей право на строительство платного моста через Чарльз-Ривер в Бостоне. Они построили этот мост и вполне успешно получали пошлину в течение многих лет. Затем в 1828 году легислатура решила строить параллельно существующему еще один мост; этот мост, после того как он был бы построен, стал бы бесплатным, и за проезд по нему пошлина бы не взималась. Два этих моста находились весьма близко друг к другу, и было ясно, что бесплатный мост выводил платный из дела. Владельцы старого моста подали иск в суд. Они утверждали, что постановление о постройке нового моста противоречит первоначальному положению о старом мосте и находится вне пределов компетенции местной легислатуры.

Дело рассматривалось в Верховном суде. Вопрос этот вызвал горячие обсуждения; но большинство, мнение которого высказал Роджер Брук Тэйни, вынесло решение в пользу легислатуры Массачусетса и бесплатного моста. В первом постановлении, разрешающем строительство платного моста, в нескольких словах говорилось о том, что легистратура обещает не давать разрешения на строительство какого-либо конкурирующего моста. Роджер Тэйни отказался «прочитать» это обещание в акте легислатуры. Этим было отказано в иске владельцев платного моста через Чарльз-Ривер к легислатуре Массачусетса.

В данном случае существовали скрытые технические моменты, но также это было и своего рода критерием, определяющим отношения к собственности и предпринимательству. Для Тэйни сущность вопроса состояла в конфликте между старыми, когда-то полученными правами и потребностями нового предпринимательства—требованиями прогресса. Столкнувшись с таким выбором, американское право и американский судья решили выбрать направление, ведущее к изменениям,—направление, которое выглядело как направление к прогрессу.

Мы часто полагаем, что 19 век был веком невмешательства, то есть общественная политика и общественное мнение в целом были абсолютно против правительственного регулирования и вмешательства в частный бизнес. По современным стандартам, правительство того времени действительно было достаточно «слабым». Годовой бюджет штата, подобного Массачусетсу, к концу 18 века был меньше, чем сегодня его столица тратит каждый день. Правительство Массачусетса тратило 215 000 долларов в 1794 году; и более половины из этой суммы ушло на выплату процентов по долгам. Миллионы людей сегодня находятся на правительственном содержании, тогда как в ранние годы существования республики их было раз, два и обчелся. Выплата всех зарплат обходилась Массачусетсу в 1794 году в 54 000 долларов.

Но неправильно думать, что правительство было полностью инертным или что общество в большой степени состояло из людей, которые сегодня бы назывались либералами. Простые люди, напротив, были сильно обеспокоены тем, чтобы помогать государству, пока это им приносит пользу (это бы никого не удивляло);

в частности, они ждали от правительства действия, которые могли бы еще больше оживить национальную экономику. Правительство (федеральное или штата) делает все возможное, чтобы строились дороги, магистрали, мосты и переправы. Позднее возник бум в деле помощи железным дорогам. Пенсильвания истратила более 100 миллионов долларов—астрономическую сумму по тем временам—на содержание и строительство системы магистралей и железных дорог.

Пенсильвания не являлась исключением. Некоторые штаты использовали свои ресурсы для создания банков; все они использовали «дареные» земли, чтобы содействовать предпринимательству, особенно развитию транспортных связей. После 1850 года федеральное правительство выделило огромные участки земли, чтобы помочь строительству железных дорог. Такая форма безвозмездной передачи земли была очень популярной в те времена, чтобы последующие поколения и не думали об этом. Фермер не мог бы процветать, не мог бы торговать своим урожаем, если бы не было способа доставить его на рынок. То, чего хотел типичный землевладелец из Айовы или Канзаса, определялось достаточно просто: удачное время, хорошие цены на его муку или зерно и все возрастающая ценность земли. Фермеры знали, что единственный способ стать богатым состоял в том, чтобы связать свои фермы с рынками Востока страны сетью транспортных артерий. Только стальной конь мог справиться с выполнением этой задачи. Те же самые массы людей, принадлежавшие к среднему классу, которые заставляли упрощать юридические документы и облегчали развод, были ответственны за великую политику,—политику раздачи земли.


<