7. Ответственность сотрудников милиции за неправомерное применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 

Решение о применении физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия сотрудник милиции принимает, как правило, самостоятельно и поэтому полностью отвечает за последствия их применения. Закон РФ «О милиции» не устанавливает особых правил применения сотрудником милиции специальных средств и оружия, в зависимости от того действует он в составе отдельной группы или подразделения (например, во время проведения специальных операций в условиях чрезвычайных происшествий криминального характера). В таких случаях они применяются, как правило, по команде руководителя операции, но это не снимает ответственности с непосредственного исполнителя за правомерность соответствующих действий.

В соответствии с ч. 3 ст. 25 Закона РФ «О милиции» при получении приказа или указаний, явно противоречащих закону, сотрудник милиции обязан руководствоваться законом. Следовательно, сотрудник милиции, выполнивший явно для него незаконный приказ о применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, привлекается к ответственности наряду с должностным лицом, отдавшим подобный приказ.

Согласно ч. 4 ст. 12 Закона «О милиции» применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия с превышением полномочий влечет для сотрудника милиции ответственность, установленную законом. В зависимости от характера правонарушения и тяжести наступивших последствий такая ответственность может быть дисциплинарной, материальной, уголовной.

Специальной нормы, устанавливающей ответственность за незаконное применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия сотрудниками милиции в Уголовном кодексе Российской Федерации, нет. С учетом обстоятельств происшедшего сотрудникам вменяется, как правило, совершение умышленного либо неосторожного преступления против личности, должностного преступления либо превышение пределов необходимой обороны, крайней необходимости или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

Если сотрудник милиции, незаконно, вне связи с возложенными на него служебными обязанностями, применяет против кого-либо физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие (мотивы могут быть различными: ревность, месть, хулиганский или корыстный мотив и т. п.), то он несет ответственность за содеянное как частное лицо по ст. 105 «Убийство», ст. Ш «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», ст. 112 «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью», ст. 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», ч. 3 ст. 213 «Хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия» УК РФ. В зависимости от обстоятельств дела такие действия могут быть также квалифицированы по ст. 107 «Убийство, совершенное в состоянии аффекта», ст. 113 «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта», ст. 117 «Истязание». Если указанные деяния имели место в ходе совершения иных преступлений против личности, собственности и т. п., то необходима квалификация по совокупности преступлений.

Умышленное нарушение установленных законом оснований и порядка применения сотрудником милиции физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия в связи с возложенными на него обязанностями влечет уголовную ответственность за превышение должностных полномочий в соответствии с ч. 3 ст. 286 УК РФ.

При анализе содержания п. «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, в соответствии с которым «применение оружия» является квалифицирующим признаком, отягчающим ответственность должностного лица в связи с превышением им должностных полномочий, следует исходить из более широкой трактовки данного юридического понятия, в сравнении с Законом РФ «О милиции». Под «применением огнестрельного оружия» здесь понимается использование его как для физического воздействия на потерпевшего путем причинения ему смерти или нанесения телесных повреждение в том числе и в результате ударов оружием, так и для психического воздействия путем угрозы причинения такого вреда, если у потерпевшего имелись основания считать, что его жизни и здоровью грозила реальная опасность

. Примером подобного рода должностного преступления может быть ситуация, когда сотрудник милиции, домогаясь у задержанного лица показаний, извлекает пистолет из кобуры или служебного сейфа и угрожает им этому лицу.

Если, исполняя служебные обязанности, сотрудник милиции обнажит огнестрельное оружие, а затем в результате собственных неумелых или неосторожных действий произведет случайный выстрел при отсутствии для этого законных оснований, причинивший кому-либо вред, то он будет нести уголовную ответственность по ст. 109 («Причинение смерти по неосторожности») или 118 («Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности») УК РФ.

Незаконное применение сотрудником милиции физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, если в момент применения указанных мер он превысил пределы необходимой обороны, крайней необходимости или мер по задержанию лица, совершившего преступление, влечет уголовную ответственность по ст. 108 («Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление»), ст. 114 («Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление») УК РФ.

Использование полномочий по применению особых мер воздействия является правом сотрудника милиции. Поэтому, сам по себе факт неприменения огнестрельного оружия сотрудником милиции в ситуации, когда для этого имелись основания, учитывая исключительный характер данных мер, не должен влечь дисциплинарную ответственность, а тем более уголовную ответственность по ст. 285 УК РФ или по ст. 293 УК РФ (халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе), даже если предпринятые сотрудником иные меры воздействия не смогли предотвратить существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

На практике имеют место случаи применения физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия сотрудниками милиции в условиях мнимой обороны.

Пленум Верховного Суда СССР в этой связи указал, что необходимо «различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство, и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства. В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны... Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности».

Из этого разъяснения Пленума следует, что сотрудник милиции, применивший физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие, не несет юридической ответственности за причиненный вред, если он находился в состоянии так называемой «извинительной» мнимой обороны.

Говоря об «извинительной» мнимой обороне, следует иметь в виду, что добросовестно заблуждающееся лицо обязано соблюдать все условия правомерности причинения вреда в таком состоянии. Как указал Пленум Верховного Суда СССР в п. 13 вышеназванного постановления, «если ... лицо превысило пределы защиты в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны».

Если же сотрудник милиции, применивший физическую силу, специальные средства или огнестрельное оружие, находился в состоянии «неизвинительной» мнимой обороны, когда он не сознавал, но должен был и мог сознавать ошибочность своего предположения о наличии оснований для применения оружии, он будет привлечен к ответственности за неосторожное преступление.

Поскольку в то же время покушения на совершение неосторожного преступления быть не может, поскольку применение сотрудником милиции физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия в состоянии «неизвинительной» мнимой обороны, которое не повлекло вредных последствий, ни при каких условиях не должно влечь уголовной ответственности сотрудника милиции (возможна дисциплинарная ответственность).

Наряду с привлечением к уголовной ответственности к сотруднику милиции, незаконно применившему физическую силу, специальные средства или огнестрельное оружие, потерпевшим может быть предъявлен гражданский иск о возмещении ущерба в связи с полученными телесными повреждениями, а также морального вреда в порядке гражданского судопроизводства. Как указывается в ч. 2 ст. 40 Закона РФ «О милиции», вред, причиненный гражданам и (или) организациям сотрудником милиции, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

Говоря о гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный в результате применения или использования огнестрельного оружия, следует отметить, что в соответствии со ст. 1066 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы, возмещению не подлежит.

Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами, должен быть возмещен лицом, причинившим вред (ч. 1 ст. 1067 ГК).

Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

Если же ущерб причинен третьим лицам сотрудником милиции в результате его профессиональной деятельности (при исполнении), то ответственность за него несет по нормам гражданского законодательства орган внутренних дел (ст. 1068 ГК), который, возместив причиненный ущерб, может предъявить регрессный иск своему сотруднику о возмещении сумм, выплаченных по его вине, По нормам материальной ответственности сотрудника милиции.

Вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей службы в милиции, возмещается по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ (

2), если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

За нарушение правил применения и использования огнестрельного оружия, если это не повлекло существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, сотрудники милиции несут дисциплинарную ответственность вплоть до увольнения из органов внутренних дел.