Нарушители авторских и смежных прав : Авторское право. Вводный курс - Козырев В.Е, Леонтьев К.Б. : Книги по праву, правоведение

Нарушители авторских и смежных прав

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 
РЕКЛАМА
<

В соответствии с определением, закрепленным в Законе, нарушителями авторских и смежных прав признаются любые лица, которые не выполняют его требования.

Стремление охватить все возможные случаи незаконного использования и перекрыть как можно надежнее все лазейки для обхода законодательных положений привело к тому, что формально нарушениями авторских и смежных прав признаются даже такие действия, за совершение которых никто и никогда не пытается привлечь кого-либо к ответственности.

Например, формально нарушителем авторских прав может быть признан любой человек, который поет на улице или в гостях, ксерокопирует даже для личных целей нотные тексты, переводит какой-либо отрывок в качестве домашнего задания. Нарушителем авторских прав формально может быть признан даже школьник, читающий в классе выученное по заданию учителя стихотворение.

При определении понятий «нарушение авторских прав» и «нарушители авторских прав» многое зависит от истолкования отдельных положений Закона, сложившейся судебной практики и даже существующей практики предъявления претензий и формулирования исковых требований.

Например, нарушителями авторских прав может быть признано как издательство, издавшее книгу без согласия автора, так и типография, осуществившая печать такого издания. Однако на практике типографиям иски, как правило, не предъявляются.

Довольно парадоксальная ситуация сложилась с принятием положений, направленных на предоставление правовой охраны от обхода технических средств защиты и несанкционированного удаления или изменения информации об управлении правами. Включенные в Закон новые ст. 481 и 482, основанные на формальном перенесении в российское законодательство положений ст. 11 и 12 Договора ВОИС об авторском праве и ст. 18 и 19 Договора ВОИС об исполнениях и фонограммах, для российских юристов, привыкших к более или менее четким законодательным правилам, пригодным для формального толкования и основанным на применении определенных терминов, выглядят довольно странно. По-видимому, на их толкование придется потратить еще немало времени.