10.1. Соотношение и связь процессуального и тактического аспектов доказывания : Теория доказывания в уголовном судопроизводстве – А.Р. Белкин : Книги по праву, правоведение

10.1. Соотношение и связь процессуального и тактического аспектов доказывания

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 
РЕКЛАМА
<

 

После овладения основными приемами можно осилить противника, обрушив на него водопад приемов, которые вытекают один из другого (Сэйкити Уэхара).

Рассмотрение соотношения и связи процессуального и тактического аспектов доказывания требует их предварительного анализа, уяснения их содержания. В первых главах настоящей работы достаточно детально было показано процессуальное содержание процесса доказывания, в известном смысле сводимое к работе с доказательствами: их собиранию, исследованию, оценке и использованию в рамках процедур, установленных уголовно-процессуальным законом. Теперь же следует обратиться к анализу тактического аспекта доказывания, научным отражением которого служит раздел криминалистической науки, именуемый криминалистической тактикой, и "продукт" этого раздела - предлагаемые практике рекомендации осуществления деятельности по доказыванию, работы с доказательствами.

Криминалистическая тактика как раздел науки представляет собой систему научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и планированию предварительного и судебного следствия, определению линии поведения лиц, их осуществляющих, и приемов проведения отдельных следственных и судебных действий, направленных на собирание и исследование доказательств, на установление обстоятельств, способствовавших совершению и сокрытию преступлений*(552).

В этом определении содержания криминалистической тактики, принципиально отличающем его от иных определений, впервые содержится указание на базу формирования тактических рекомендаций - систему определенных научных положений. Ими служат отдельные частные криминалистические теории: учение о криминалистической версии и планировании расследования, криминалистическое учение о розыске, некоторые структурные подразделения иных частных теорий.

В содержание криминалистической тактики входит, далее, ряд теоретических концепций, еще не достигших уровня теорий: концепции следственных ситуаций, тактического решения и тактического риска, тактического приема и тактической комбинации (операции). Наконец, в систему научных положений тактики входит ряд положений организационного характера, существенных для реализации тактических рекомендаций: принципы организации взаимодействия следователя с оперативными работниками органов дознания, принципы и формы использования специальных познаний при собирании и исследовании доказательств и др.

На основе системы этих научных положений формируется ядро криминалистической тактики - те тактические приемы проведения отдельных следственных действий и тактические комбинации, которые служат средством решения задач доказывания.

Тактический прием представляет собой самый рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразную линию поведения при собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств и предотвращении преступлений. Из этого определения следует, что тактические приемы могут быть деятельностными, операциональными (способ действия) или поведенческими (определенная линия поведения).

При анализе определения тактического приема могут возникнуть вопросы: чем обусловлена рациональность и эффективность именно этого способа действий? Какие объективные и субъективные факторы влияют на признание способа действий "наиболее эффективным и рациональным"?

К числу таких факторов, по нашему мнению, относятся:

- системность операций, составляющих в своей совокупности способ действий, которая устанавливает последовательность их выполнения с целью решения поставленной задачи;

- разрешающая способность используемых технико-криминалистических средств и иных технических устройств, обязательное соблюдение правил обращения с ними, что необходимо для достижения должного эффекта;

- параметры используемых технических средств (размеры, вес, возможность перемещения и т.д.);

- физические и психические возможности человека, от которых зависит содержание и условия применения приема;

- индивидуальные особенности субъекта, использующего прием, обусловливающие выбор, формирование приема и его использование.

В некоторых случаях тот или иной прием представляет собой результат личного опыта субъекта, совершенствования выработанных им навыков, особого склада его характера. Такой прием в известном смысле может быть уникальным, недоступным для другого субъекта, так как он не сможет обеспечить эффективность в силу отсутствия необходимых личностных свойств. Этот субъективный фактор особенно сильно влияет на формирование и выбор поведенческих приемов.

Сочетание тактических приемов в рамках конкретного следственного или судебного действия образует одну из разновидностей тактической комбинации. Такое сочетание всегда преследует цель решения конкретной задачи и обусловливается этой целью и следственной ситуацией.

Применение тактических приемов в доказывании обусловлено их правомерностью и научной обоснованностью.

Правильное определение правовых основ применения тактических приемов при доказывании - залог соблюдения требований законности при раскрытии и расследовании преступлений, судебном разбирательстве уголовных дел. Под правовыми основами применения тактических приемов в уголовном судопроизводстве надо понимать систему установленных законом и подзаконными актами принципов и правил, определяющих условия допустимости, содержание, цели и порядок применения этих приемов следователем и судом.

Ни закон, ни подзаконные акты не могут дать исчерпывающего перечня тех технических средств и тактических приемов, которые используются или могут быть использованы при доказывании. Не могут они содержать и всеобъемлющих указаний на порядок применения этих средств и приемов. Поэтому важное значение приобретают общие принципы допустимости применения в доказывании технических средств и тактических приемов.

Допустимость как принцип применения технических средств и тактических приемов заключается либо в том, что по своему характеру, содержанию и целенаправленности эти средства и приемы должны соответствовать установлениям закона, либо в том, что они не должны противоречить духу и букве закона, а их применение - требованиям законности. Нормами, определяющими общие принципы допустимости применения технических средств и тактических приемов, являются нормы:

а) содержащие требования полноты, всесторонности, объективности, быстроты и активности расследования, т.е. реализации его принципов;

б) устанавливающие права граждан, соблюдение которых при доказывании гарантируется законом;

в) указывающие на пределы доказывания как на фактические пределы использования технических средств и тактических приемов - по объекту приложения (фактические данные), во времени и в пространстве.

Требованиям времени отвечала бы разработка законоположений, устанавливающих общие условия допустимости использования технических средств и тактических приемов работы с доказательствами, общие правила их применения в доказывании и критерии оценки получаемых с их помощью результатов.

Допустимость применения технических средств и тактических приемов зависит не только от того, насколько они соответствуют закону или не противоречат ему, но и от научной обоснованности как их самих, так и их применения, являющейся залогом достоверности получаемых с их помощью результатов. Естественно, что закон не дает определения научной обоснованности применения технических средств и тактических приемов, ибо это вопрос факта, а не права. Научная обоснованность средства или приема, их применения определяется:

- научностью источника происхождения средства или приема (результат научных изысканий) или средства их проверки (научная проверка рекомендаций практики);

- соответствием средства или приема современным научным представлениям, современному состоянию науки и техники;

- возможностью научного предвидения результатов применения средства или приема и установления степени точности этих результатов;

- возможностью заблаговременного обоснованного определения наиболее оптимальных условий применения средства или приема.

Помимо научной обоснованности применения средства или приема надо иметь в виду и их практическую обоснованность, т.е. целесообразность применения средства или приема, исходя из значения достижения возможного результата соотносительно с затратой необходимых сил, времени и средств.

Принцип целесообразности не является решающим при определении правомерности применения средства или приема. Он играет существенную роль только при выборе средства или приема из числа тех, которые с точки зрения закона допустимы в любом случае или в конкретной ситуации. Таким образом, противоречия между законностью и целесообразностью не может быть, так как целесообразным признается только то, что законно.

С принятием УПК 1960 г. получили законодательную регламентацию отдельные приемы криминалистической тактики, ранее в законе не упоминавшиеся. В связи с этим возник вопрос: сохранили ли данные положения значение тактических приемов или же в силу их обязательности утратили его? Возникла дискуссия, суть которой заключалась в определении того, может ли тактический прием обладать таким признаком, как обязательность; иными словами, всегда ли применение тактического приема зависит от усмотрения следователя, или в некоторых случаях он не волен в выборе.

Мнения участников дискуссии разделились. Часть их полагала, что тактические приемы признаком обязательности не обладают и обладать не могут. Следовательно, если закон предписывает тот или иной способ действий, не оставляя следователю свободы выбора, то и этот способ не может рассматриваться как тактический прием. Другая же часть считала, что тактический прием, ставший нормой закона, не перестает оставаться приемом и не утрачивает своего криминалистического содержания*(553).

Решение спорного вопроса, по-нашему мнению, кроется в самой сущности тактического приема. Все предложенные определения тактического приема сходны в одном: это наиболее рациональный и эффективный способ действий или наиболее целесообразная линия поведения субъекта доказывания. Но такое определение сущности тактического приема не дает оснований считать, что, получив законодательную регламентацию, прием перестает быть приемом, способом действий.

Законодательная регламентация приема означает, что прием признан законодателем наиболее целесообразным, наиболее эффективным способом действий для достижения определенной цели, настолько целесообразным, настолько эффективным, что его предписывается применять или можно применять во всех случаях. Обязательность или необязательность применения тактического приема не определяет его сущности. Обязательность есть выражение оценки приема законодателем как наиболее эффективного средства доказывания в конкретном случае. Тактика вовсе не означает обязательную свободу выбора, тактика - правильный выбор. Если его делает законодатель, то это тоже тактика, так как критерием правильности выбора служит многолетняя научно обоснованная практика применения данного приема, что не лишает выбранный прием, способ действия их тактических свойств. Законодательная регламентация тактического приема и есть осознанно необходимый выбор данного приема - во всех случаях при такой ситуации.

Отметим по этому поводу, что новый УПК РФ по целому ряду вопросов выглядит значительно менее регламентирующим тактические действия следователя. Особенно показательна в этой связи ч. 2 ст. 189, просто констатирующая: Задавать наводящие вопросы запрещается. В остальном следователь свободен при выборе тактики допроса, что явственно контрастирует с детальной регламентацией ст. 159 УПК РСФСР.

Иногда полагают, что всякий тактический прием есть научная рекомендация, применение которой зависит от следователя, и что, став нормой закона, непременной для исполнения, он утрачивает характер научной рекомендации. Однако это не соответствует действительности по следующим основаниям.

Во-первых, не всякий тактический прием представляет собой научную рекомендацию. Значительное число тактических приемов своим происхождением обязано практике и вовсе не является результатом научных изысканий. Вообще не следует смешивать понятие научной обоснованности приема с его научным происхождением или научным характером: понятие научной обоснованности, как уже указывалось, шире понятия научного происхождения приема и включает в себя научную апробацию, научную проверку приемов, возникших на практике.

Во-вторых, норма закона может быть принятой законодателем рекомендацией науки, ибо одна из задач правовой науки как раз и есть обеспечение научности правотворчества.

В-третьих, та или иная рекомендация науки, получив законодательное признание, не утрачивает своей научной обоснованности. Это, кстати, одна из форм применения положений науки в законодательной практике. Признак научности тактического приема, следовательно, не дает оснований считать, что в процессуальных нормах не содержится никаких элементов тактики.

Таким образом, криминалистическая тактика не суживается, не "исчезает" по мере того, как ее рекомендации становятся нормой закона. Не суживается и предмет криминалистики, ибо, как известно, одну и ту же норму закона могут изучать разные науки - каждая в своем аспекте и в своих целях. Поэтому нет смысла делить нормы УПК на те, которые имеют тактический характер, и те, которые его не имеют: любая норма может стать объектом изучения любой отрасли знаний.

Вопрос о соотношении и связи процессуального и тактического аспектов доказывания в общем виде решается в контексте соотношения и связи процессуальной процедуры и тактических приемов работы с доказательствами.

Процессуальная процедура - это законодательная регламентация порядка, содержания, целей следственного действия и отражения его хода и результатов в процессуальном документе, играющем роль источника доказательств. Именно в рамках этой процессуальной процедуры в целях обеспечения полноты, значимости и эффективности ее результатов и применяются тактические приемы работы с доказательствами. Каждой процессуальной процедуре соответствует своя система тактических приемов, специально разрабатываемых для этой процедуры или приспособленных к ее специфике и целям. Эта система образует тактику следственного действия.