9.5. Реализация в доказывании положений криминалистического учения о розыске : Теория доказывания в уголовном судопроизводстве – А.Р. Белкин : Книги по праву, правоведение

9.5. Реализация в доказывании положений криминалистического учения о розыске

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 
РЕКЛАМА
<

 

Разыскать древнюю Трою, доказать истинность всего рассказанного древними поэтами - стало с детских лет целью моей жизни (Генрих Шлиман).

Розыскная деятельность*(545)  есть функция органов дознания и предварительного следствия. Ее содержание составляют обнаружение замышляемых, готовящихся и совершенных преступлений, установление и обнаружение виновных, объектов (лиц и предметов) - носителей доказательственной информации, предметов преступного посягательства и иных объектов, имеющих значение для дела. В общей форме ее отличие от расследования заключается в том, что цель розыскной деятельности состоит в установлении и обнаружении, а цель расследования - в доказывании. Такое разграничение носит самый общий, приблизительный характер, оно не дает представления о структуре этих видов деятельности.

Розыскная деятельность осуществляется путем проведения розыскных и оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, расследование - путем проведения следственных действий, розыскных и организационно-технических мероприятий. Если рассматривать эти оба вида деятельности как системы действий, станет очевидным совпадение друг с другом двух элементов каждой системы. Что означает это совпадение? Можно ли на его основе делать вывод о том, что между розыскной деятельностью и расследованием следует поставить знак равенства? Одинаковую ли функциональную нагрузку в этих случаях несут совпадающие элементы обеих систем?

Попытаемся ответить на эти вопросы.

Оперативно-розыскные меры есть специфический вид розыскной деятельности. Правом их проведения закон наделяет ограниченный круг государственных органов, в который органы предварительного расследования не входят. Оперативно-розыскные меры носят непроцессуальный (преимущественно поисковый) характер и осуществляются специальными средствами. Это позволяет четко отграничить их как от следственных действий, так и от иных мероприятий органов дознания.

Целью оперативно-розыскных мер может быть и розыск скрывшегося преступника, похищенного имущества, возможных свидетелей и т.д. С этой точки зрения их цель может совпадать с целью розыскных мероприятий органов расследования. Но последние выполняются следователем только с указанной целью и только процессуальными или организационно-техническими средствами, тогда как основное назначение оперативно-розыскных мер - предотвращение, обнаружение и пресечение преступлений. Они осуществляются только оперативным работником и преимущественно негласными средствами.

Поскольку розыскные мероприятия и следственные действия, осуществляемые в розыскных целях, проводятся следователем в процессе расследования, они выступают элементами данного процесса, и в этом смысле и только в данной части розыскную деятельность можно считать элементом доказывания. Оперативно-розыскные меры в содержание доказывания непосредственно не входят, играя в соответствующих случаях лишь обеспечивающую доказывание роль. Без такой оговорки включение розыскной деятельности в процесс расследования ошибочно.

Итак, розыск, розыскная деятельность в целом состоит из двух частей, двух видов деятельности: ОРД компетентных органов и розыскной деятельности следователя. Если известные объекты, несущие информацию о преступлении и преступнике, находятся вне пределов досягаемости следователя и суда, а доказывание и процессуальная процедура в целом требуют реального (физического или психического) взаимодействия с ними и если при этом их местонахождение неизвестно в данный момент, то данные объекты становятся объектами розыска.

Поскольку мы исходим из того, что целью розыскной деятельности следователя служит обнаружение установленных лиц, предметов и т.п., следует выяснить, что понимается под установлением предметов розыска.

В обыденном словоупотреблении термин "установленный" равнозначен термину "известный". В сущности, эта равнозначность сохраняется и в аспекте рассматриваемого вопроса, но требует некоторых комментариев.

Когда о таких объектах розыска, как люди, мы говорим как об "установленных", то имеем в виду наличие в распоряжении субъекта розыска данных, позволяющих индивидуализировать личность разыскиваемого и отождествить его при обнаружении. Сюда относятся: комплекс демографических сведений, информация о его внешних признаках и иных свойствах личности. Данные подобного рода могут быть получены как путем проведения ОРМ, так и в результате следственных действий, направленных на обнаружение "отпечатков" преступления, несущих информацию о причастных к расследуемому событию людях. Разыскиваемый следователем человек - это всегда конкретное, определенное лицо. В большинстве случаев так же можно охарактеризовать и другие объекты розыска. Однако существуют и исключения из этого общего правила.

Объектами розыска могут быть предметы, в отношении которых известна лишь их групповая принадлежность (например, документы определенного вида, продукция, изготовленная из неучтенного сырья, различные фальсификаты и др.), причем иногда объем группы, к которой мы их относим, может быть чрезвычайно велик, что, однако, не препятствует их розыску (например, группа "ценности", группа "тяжелые тупые предметы" и т.д.). Термин "установленный" в подобных случаях означает зафиксированную принадлежность предмета к определенной группе.

К числу объектов, признанных установленными и подлежащими розыску, могут быть отнесены:

1) люди - подозреваемые, обвиняемые, осужденные, бежавшие из мест лишения свободы или с предписанного места жительства; потерпевшие; свидетели;

2) трупы и их части;

3) животные (как предмет преступного посягательства или орудие преступления) и их трупы;

4) вещественные доказательства (в том числе орудия преступления);

5) транспортные средства или их части (как предмет преступного посягательства или орудие преступления);

6) имущество и иные ценности;

7) личные и иные документы, не являющиеся вещественными доказательствами.

Информация, служащая основой для розыскной деятельности следователя, по своему характеру неоднородна.

Это, во-первых, информация, возникшая как изменение среды под воздействием расследуемого преступления. По своему содержанию это информация о возможном местонахождении объекта розыска, содержащаяся в нем самом или в других "отпечатках" события.

Во-вторых, это информация о разыскиваемом объекте, носителями которой являются иные объекты, как связанные, так и не связанные с событием преступления (свидетели, потерпевшие, родственники или знакомые виновного, архивные документы и уголовные дела и др.); собирание информации из этих источников входит в компетенцию следователя и составляет элемент его розыскной деятельности.

В-третьих, это ориентирующая информация, представляемая следователю оперативным работником и полученная последним в результате осуществления оперативно-розыскных мер.

Информация всех трех видов служит базой для организации розыска и его планирования, логической основой которого служит розыскная версия.

Розыскная версия может быть разновидностью как следственной, так и оперативно-розыскной версии - в зависимости от субъекта ее выдвижения. Содержание розыскной версии - это предположение об образе действий того или иного лица по сокрытию разыскиваемого объекта и, в конечном счете, предположение о местонахождении объекта розыска. "Поведенческие" элементы розыскной деятельности, наличие взаимно противоположных интересов субъектов обусловливают важность психологических основ розыска.

В психологическом плане розыскная деятельность следователя предполагает решение таких мыслительных задач, как:

а) формирование представлений о психологическом облике разыскиваемого субъекта, а также лица, действия которого направлены на сокрытие объектов розыска;

б) прогнозирование с учетом указанных представлений поведения и действий указанных лиц и определение вероятных мест нахождения объектов розыска;

в) моделирование поведения и действий субъекта розыска;

г) прогнозирование ответных действий лиц, противостоящих субъекту розыска, - как разыскиваемых, так и иных, связанных с объектами розыска.

Решение первой из перечисленных задач требует, помимо собирания информации о чертах характера разыскиваемого, его связях - родственных, дружеских, профессиональных, интимных, - получения данных о том, какими профессиями владеет скрывшийся и к какой профессии он питает особую склонность, не думал ли он переменить место жительства или переехать на жительство к кому-либо, а если да, то куда.

При воссоздании психологического облика лица, укрывающего или способствующего сокрытию объектов розыска, важна информация об отношениях этого лица с разыскиваемым, о его способности ради последнего пойти на риск конфликта с окружающими, на правонарушения. Если же речь идет о розыске не людей, а иных объектов, то приобретает значение информация о привычках, профессиональных навыках, способности владеть собой в острых ситуациях, об изобретательности и иных качествах лица, скрывающего объект розыска или способствующего его сокрытию.

Воссоздание психологического облика интересующего следователя лица - не самоцель, а средство решения второй из названных задач. Прогнозирование поведения и действий данного лица лежит в основе розыскной версии о местонахождении искомого объекта. Для такого прогноза*(546)  существенное значение имеет изучение следователем тех уловок и ухищрений, которые используют преступники в целях уклонения от следствия и суда или для сокрытия объектов розыска. Прогнозирование поведения разыскиваемых свидетелей и потерпевших связано с проверкой предположения об умышленном уклонении этих лиц от следствия.

Моделирование субъектом розыска на основе решения указанных мыслительных задач своего поведения и действий выражается в планировании путей проверки розыскных версий. Если розыск представляется не одномоментным актом (например, обнаружение и изъятие похищенных вещей у родственника обвиняемого), а "многоходовой" операцией, в процессе которой возможна смена разыскиваемым мест укрытия или перепрятывание разыскиваемых предметов, то успех розыска зависит от умения следователя предвидеть ответные действия противостоящих ему лиц.

Для такого предвидения необходимо проникнуть во внутренний мир этих лиц, понять ход их рассуждений и основания принимаемых ими решений. Как известно, подобная мыслительная деятельность при противоборстве сторон именуется в психологии "рефлексией". Как пишет И.И. Артамонов, "следователь лишь тогда сможет получить преимущество в борьбе - этом своеобразном поединке, если будет обладать более высоким уровнем рефлексии, т.е. более высокими имитационными способностями, если он наиболее верно отражает обстановку реальной борьбы, более точно оценивает информацию, которая поступает к нему в ходе расследования"*(547).

Приоритет в исследовании путей приложения теории рефлексивных игр к следственной практике принадлежит А.Р. Ратинову*(548). Теория рефлексивных игр предполагает не только предвидение решений противника, но и оказание влияния на формирование этих решений в желательном для следователя направлении. Способами воздействия следователя на формирование решений разыскиваемым лицом или лицом, принимающим меры к сокрытию объектов розыска, могут служить:

1) передача следователем информации, влияющей на формирование у противостоящей стороны желательных для следствия решений, которые могут заключаться в следующем:

- в отказе от дальнейших попыток уклонения от следствия и суда или от дальнейшего сокрытия искомых объектов; разновидность такого решения - явка с повинной;

- в выборе определенного, уже известного следователю места дальнейшего пребывания разыскиваемого или места сокрытия объектов розыска;

- в совершении действий, изобличающих пособников разыскиваемого или укрывателей искомых объектов;

- в совершении действий, желательных для следователя и приводящих к успешному окончанию розыска;

2) "побуждение к действиям в затрудненной обстановке при ослабленных силах. Например, лишая разыскиваемого преступника надежного убежища, следователь вынуждает его скрываться без документов, в ненадежных укрытиях"*(549). Аналогичными будут действия следователя по блокированию мест, удобных для сокрытия объектов розыска;

3) использование в желательном для следователя направлении влияния родственных и иных связей противостоящей стороны. Это фактически метод косвенного убеждения, оказывающийся особенно эффективным в тех случаях, когда противостоящая сторона испытывает сомнения в правильности своих действий и неуверенность в них.

Метод рефлексии эффективен при розыске искомых объектов путем обыска. Еще В.И. Громов в этой связи отмечал: "Опытом лиц, занимавшихся специально розыскной деятельностью, выработано... правило, которым рекомендуется пользоваться при обыске: нужно поставить себя в положение обыскиваемого, учесть его психологию, профессию, уклад его жизни, характер и привычки и задать себе вопрос: куда бы догадался или попытался сам производящий обыск спрятать разыскиваемый предмет, если бы сам жил в обстановке и условиях обыскиваемого и обладал бы одинаковой с ним степенью развития, одинаковыми профессиональными навыками и способностями"*(550).

К розыскной деятельности предъявляется ряд требований, к числу которых относятся оперативность розыска, его тактическая, логическая и психологическая обоснованность, согласованность розыскных мероприятий с оперативно-розыскными мерами органов дознания и сочетание тех и других со следственными действиями, осуществляемыми в розыскных целях. Оперативность розыска понимается как система качеств, его характеризующих: быстрота и непрерывность розыска, активность субъекта розыска, массированность привлекаемых сил и средств.

Динамизм следственных ситуаций, быстрота рассеивания доказательственной информации и "старения" информации ориентирующей, процессы отчуждения и ослабления коммуникабельности жителей современных больших городов, возможности средств сообщения и связи требуют незамедлительной реализации принятых решений о проведении розыскных мероприятий. Дефицит времени становится постоянно действующим фактором розыска. Он диктует необходимость быстроты розыска, непрерывности осуществления розыскных мероприятий, привлечения для их одновременного производства массированных сил и средств в целях максимального расширения "фронта" розыска в минимальном временном интервале.

Оперативность розыска должна обеспечить предельно возможное сокращение промежутка между установлением и обнаружением объекта розыска. Когда эта задача решается на начальном этапе расследования, она становится элементом деятельности, обозначаемой в практике как розыск "по горячим следам". Это понятие охватывает комплекс неотложных следственных действий, розыскных и оперативно-розыскных мероприятий, позволяющих не только установить и обнаружить, но и изобличить преступника в течение нескольких суток с момента обнаружения преступления.

Тактическая обоснованность розыска выражается в учете складывающихся следственных ситуаций, определении круга и последовательности розыскных мероприятий и проводимых в розыскных целях следственных действий, в выборе момента их осуществления и предвидении ожидаемых результатов. Тактическая обоснованность розыска связана с его психологической обоснованностью, о которой уже шла речь. К числу качеств, которые должен проявить субъект розыска, следует отнести целеустремленность и настойчивость в достижении цели розыска, что особенно важно, когда розыск принимает затяжной характер или осуществляется после приостановления производства по делу.

Логическая обоснованность розыска заключается в логической непротиворечивости планируемых мер, логичности плана розыска и вносимых в него по ходу дела изменений, обоснованности розыскных версий, принимаемых в процессе розыска решений, в логическом анализе действий противостоящей стороны.

Согласованность между элементами розыскной деятельности следователя и оперативно-розыскными мерами органов дознания означает:

1) единство целей розыскных мероприятий и следственных действий, осуществляемых в процессе розыска, дополнительный характер тех и других по отношению друг к другу, комплексность их планирования и проведения;

2) тесное взаимодействие и деловое непрерывное сотрудничество между субъектами розыскной деятельности в целом - следователем и оперативными работниками.

Содержательную сторону розыска составляют его организация и планирование, розыскные мероприятия и розыскные возможности следственных действий.

Организация розыска предполагает учет и расстановку наличных сил и средств, определение форм и методов взаимодействия с оперативными аппаратами органов дознания, анализа исходной информации. С организацией неразрывно связано планирование розыска, осуществляемое на основе выдвинутых розыскных версий.

Существенный элемент организации розыска - определение форм и методов взаимодействия следователя и участвующих в розыске оперативных работников.

Известно, что после возбуждения уголовного дела орган дознания вправе предпринимать какие-либо действия, направленные на установление истины, лишь по поручению следователя. Следователь дает поручения оперативным работникам, определяет задачу их розыскных мероприятий, но не предписывает пути и методы решения этой задачи. Это поручение следователя составляет правовую основу взаимодействия при розыске. Основной формой такого взаимодействия являются согласованные действия следователя и оперативного работника. Взаимодействие в такой форме может иметь четыре уровня.

На первом уровне следователь и оперативный работник проводят параллельно одноименные розыскные мероприятия, например преследование преступника по разным возможным путям его ухода с места преступления. Взаимодействие осуществляется путем обмена информацией о ходе мероприятий.

Второй уровень взаимодействия - проведение оперативным работником розыскных мероприятий, обеспечивающих розыскную деятельность следователя (установление местонахождения свидетеля, обнаружив которого следователь впоследствии сможет его допросить и получить информацию о возможных местах нахождения обвиняемого).

Третьим уровнем взаимодействия можно считать передачу оперативному работнику следователем информации, полученной последним при проведении розыскных мероприятий и следственных действий, необходимой для выполнения розыскного требования следователя.

Наконец, четвертый, самый высокий уровень этой формы взаимодействия - проведение розыскной оперативно-тактической комбинации, под которой понимается комплекс взаимосвязанных и взаимообусловленных оперативно-розыскных мер, розыскных мероприятий и следственных действий, преследующих одну общую цель и выполняемых в определенной последовательности.

Следующая форма взаимодействия - передача следователю оперативной информации, полученной оперативным работником. Такая информация передается вместе с рекомендациями о путях и способах ее использования следователем.

Третьей формой взаимодействия можно признать совместное обсуждение результатов розыскной деятельности, выявление недостатков в осуществлении взаимодействия и принятие мер к их устранению. В обобщенной форме слабые стороны этой деятельности выглядят следующим образом:

а) разобщенность в розыскных действиях следователя и органа дознания;

б) отсутствие планирования и четкой координации следственных действий и оперативно-розыскных мер;

в) отсутствие личного контакта между следователем и оперативным работником;

г) постановка перед органом дознания розыскных задач слишком общего, неконкретного характера;

д) поручение следователем оперативному работнику заданий, не имеющих ничего общего с ОРД или невыполнимых в данной конкретной ситуации;

е) самоустранение следователя от розыскной деятельности и возложение розыска целиком на орган дознания.

Обратимся теперь к такой существенной характеристике содержательной стороны розыска, как розыскные мероприятия следователя. Классификация розыскных мероприятий следователя в криминалистике отсутствует, обычно она заменяется более или менее подробным перечнем подобных мероприятий. Полагаем, что такая классификация может быть представлена так:

1) мероприятия, преследующие цель получения исходной информации для розыска;

2) мероприятия, проводимые с целью задержания преступника по "горячим следам";

3) мероприятия блокирующего и "сторожевого" характера;

4) мероприятия, преследующие цель обнаружения объекта розыска;

5) мероприятия, направленные на активизацию розыска и расширение круга его участников.

Считая розыск, осуществляемый следователем, частью предварительного следствия, полагаем, что к нему применимо принятое деление процесса расследования на этапы. Для начального этапа розыска характерны мероприятия первой и второй групп, для последующего - третьей и четвертой. Мероприятия пятой группы могут осуществляться на обоих этапах. Это распределение условно, поскольку применение того или иного мероприятия зависит от конкретной следственной ситуации и момента начала розыска.

Как уже неоднократно отмечалось, розыскные мероприятия не исчерпывают содержания розыскной деятельности следователя. Ее существенным элементом являются следственные действия, обладающие определенными розыскными возможностями.

Известно, что следственное действие любого вида может быть использовано в розыскных целях: для получения розыскной информации, оказания воздействия на разыскиваемого или лицо, укрывающее объекты розыска, для обнаружения искомых объектов. Однако, как свидетельствует практика, наибольшими розыскными возможностями обладают осмотр, допрос, обыск и выемка, проверка и уточнение показаний на месте. При этом в самой общей форме можно сказать, что розыскные возможности осмотра и допроса заключаются в том, что эти следственные действия позволяют получить исходную розыскную информацию, а обыск, выемка, проверка и уточнение показаний на месте - обнаружить объекты розыска. Сказанное, разумеется, не означает, что, например, розыскная информация не может быть получена путем производства обыска, а объекты розыска не могут быть обнаружены в процессе осмотра. Мы имеем в виду лишь типичное розыскное значение перечисленных следственных действий.