4.1. Понятие собирания доказательств и его содержание : Теория доказывания в уголовном судопроизводстве – А.Р. Белкин : Книги по праву, правоведение

4.1. Понятие собирания доказательств и его содержание

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 
РЕКЛАМА
<

 

Все правила достойного поведения давным-давно известны, остановка за малым - за умением ими пользоваться (Блез Паскаль).

Чтобы доказательства могли быть использованы как средства доказывания, их следует собрать, т.е. тем или иным путем получить в распоряжение субъекта доказывания именно как доказательства, выделить из всего необозримого множества фактических данных по признаку их значения для дела.

Собирание доказательств - необходимая фаза процесса доказывания, сущность которой в процессуальной и криминалистической литературе определяется по-разному.

А.И. Винберг обычно останавливался на понятии собирания доказательств при анализе предмета криминалистики. Он рассматривал собирание доказательств как "совокупность действий по обнаружению, фиксации, изъятию и сохранению различных доказательств"*(260). Н.В. Терзиев не включал в собирание доказательств их обнаружение и закрепление и рассматривал в одном ряду обнаружение, собирание, фиксацию и исследование доказательств*(261). Аналогичная позиция отражена в работах С.П. Митричева, В.П. Колмакова, Л.М. Карнеевой*(262).

А.М. Ларин рассматривал в качестве самостоятельных стадий процесса доказывания поиск и обнаружение доказательств и их закрепление (фиксирование)*(263), И.Б. Михайловская - обнаружение, собирание и закрепление доказательств*(264), М.С. Строгович - обнаружение доказательств, их рассмотрение и процессуальное закрепление*(265). А.Р. Ратинов включает в понятие собирания доказательств их поиск (розыск), обнаружение и получение (извлечение) содержащейся в них информации*(266), С.А. Шейфер - отыскание, восприятие и закрепление доказательственной информации*(267). Наконец, П.А. Лупинская определяет собирание доказательств, как "совершение лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судом предусмотренных законом процессуальных действий, направленных на обнаружение, истребование, получение и закрепление в установленном порядке доказательств"*(268).

Отделять обнаружение доказательств от их собирания нельзя уже потому, что эти понятия выражают две стороны одной и той же деятельности, не имеющие смысла друг без друга. Включать же в собирание доказательств их "рассмотрение" (М.С. Строгович) или "получение (извлечение) содержащейся в них информации" (А.Р. Ратинов) означает дублирование следующей фазы доказывания - исследования доказательств. Нет необходимости выделять в собирании доказательств специально их восприятие (С.А. Шейфер), поскольку восприятие - предпосылка и условие и обнаружения, и фиксации доказательств.

Определение А.И. Винберга нам представляется наиболее точным, оно требует лишь некоторого восполнения за счет определения П.А. Лупинской.

Собирание доказательств - понятие комплексное. Оно включает в себя их обнаружение (розыск, поиск), получение, фиксацию, изъятие и сохранение доказательств*(269).

Обнаружение доказательств - их отыскание, выявление, обращение внимания на те или иные фактические данные, которые могут приобрести доказательственное значение. Это начальная и необходимая стадия их собирания. Собрать можно только то, что разыскано, обнаружено, стало известным субъекту доказывания. Мы уже неоднократно замечали, что на данной стадии собирания доказательств субъект доказывания фактически имеет дело не с доказательствами, а с фактическими данными, которые (по его предположению) еще только могут стать доказательствами, т.е. с отпечатками события, еще не имеющими процессуального статуса доказательств. Именно поэтому обнаружение таких фактических данных требует их оценки как будущих доказательств, и оценка эта носит сугубо предварительный характер, ибо о доказательственном значении обнаруженных данных можно судить лишь после их исследования.

Фиксация доказательств - это закрепление, т.е. запечатление, фактических данных в установленном законом порядке*(270), что только и позволяет после этого считать их доказательствами по делу. Сам процесс фиксации является сложным и имеет две взаимосвязанные стороны: криминалистическую и процессуальную.

В употреблении термина, обозначающего рассматриваемое понятие, в литературе наблюдаются различия. Процессуалисты чаще пишут о "закреплении доказательств", об их "процессуальном оформлении". Под этим понимают "отражение в процессуальных актах обнаруженных следователем фактических данных", "процессуальное удостоверение и документирование собранных доказательств", закрепление доказательств в установленных процессуальных формах*(271). В криминалистической литературе акцент делается на указание объектов фиксации - преимущественно на материальные образования, а также на средства и методы фиксации.

В основу понятия фиксации доказательственной информации Н.Н. Лысов кладет такие существенные признаки этого понятия, как:

- непосредственная задача фиксации (сохранение доказательственной информации, содержащейся в различных источниках);

- предмет фиксации (сведения о фактах, фактические данные: предметы, статичные изображения объектов или субъектов, динамические процессы развития преступной деятельности, действий и т.п.);

- способы фиксации (тактические приемы и научно-технические средства, используемые субъектом деятельности по выявлению и раскрытию преступлений);

- конечная цель фиксации - получение процессуально оформленных фактических данных, необходимых для рассмотрения и разрешения материалов дела*(272).

С гносеологической точки зрения, фиксация доказательств представляет собой отражение предварительно оцененного их содержания. Результат отражения должен давать максимально полное представление об отражаемом объекте, адекватно передавать те его свойства и признаки, которые делают его доказательством. Полнота отражения зависит от условий и средств отражения. Однако поскольку в данном случае отражение представляет собой целенаправленный процесс, то его полнота зависит, кроме указанных объективных факторов, от тех целей, которые преследует субъект, осуществляющий процесс отражения. Поэтому отражение при фиксации носит избирательный характер; отражается только то и в таком объеме, что представляется необходимым для субъекта фиксации*(273).

Поскольку доказательства суть отражения преступления в среде, результат их фиксации будет отражением отражения, или производным отражением. В информационном аспекте речь идет о переносе информации с одного объекта на другой: с доказательства на материальное средство фиксации. Всякая передача, перенос, перекодирование информации неизбежно сопровождается ее потерей, при этом имеется в виду значение потери не всякой информации, а доказательственной; потерей иной информации можно пренебречь.

Информационная сущность фиксации доказательств заключается в том, что:

а) производится перекодировка доказательственной информации, содержащейся в ее материальном носителе, и перенос ее на средство доказывания;

б) обеспечивается сохранение доказательственной информации для неоднократного ее использования в процессе доказывания;

в) благодаря сохранению зафиксированной порции информации обеспечивается ее накопление до пределов, выражающих полное установление предмета доказывания, т.е. до момента доказанности всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания;

г) получает свое материальное выражение отбор информации о событии: фиксируется не вся информация, поступающая к субъекту доказывания, а лишь относящаяся к предмету доказывания (относимая информация), допускаемая законом (допустимая информация) и существенная с точки зрения предмета доказывания;

д) запечатлевается не только сама доказательственная информация, но и информация о путях, способах и средствах ее получения как необходимое условие ее допустимости по делу.

Здесь уместно еще раз отметить, что определение относимости и допустимости информации в этой фазе доказывания (т.е. оценка) носит предварительный характер.

В процессуальном плане фиксация доказательственной информации есть выражение удостоверительной деятельности субъекта доказывания. Когда говорят об удостоверительной стороне доказывания, имеется в виду процессуальное удостоверение фактов, облечение их в требуемую законом форму как необходимое условие их существования в качестве судебного доказательства, а не логического доказательства истинности знания.

Но фиксация доказательств, помимо удостоверения фактов, преследует цель запечатления фактических данных. Причем на первый план в процессуальном понимании фиксации доказательств выступает процессуальная форма удостоверения и запечатления, поэтому процессуальное определение понятия фиксации доказательств в известном смысле можно считать формальным. Отсюда и распространенное среди процессуалистов представление о фиксации доказательств как об их оформлении в установленном законом порядке, т.е. придании им законной формы. В отличие от процессуального, криминалистический аспект понятия фиксации доказательств носит содержательный характер. Здесь делается упор на действия по фиксации доказательств и средства этих действий.

Анализ содержания понятия фиксации доказательств в уголовном судопроизводстве и криминалистике позволяет следующим образом определить это понятие: фиксация доказательств - это система действий по запечатлению в установленных законом формах фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, а также условий, средств и способов их обнаружения и закрепления*(274). Из этого определения следует, что:

1) фиксация доказательств - это, в известном смысле, физическая деятельность, система действий, а не чисто мыслительная процедура запоминания каких-то фактов, явлений, процессов;

2) объектом фиксации выступают не всякие фактические данные, а лишь те сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ст. 74 УПК РФ);

3) эта деятельность направлена на запечатление объекта фиксации в определенных (процессуальных) формах. Следовательно, не всякая, пусть даже материальная, форма запечатления удовлетворяет требованиям фиксации доказательств, отвечает этому понятию, а только установленная процессуальным законом;

4) в понятие фиксации доказательств входит не только запечатление самих фактических данных, но и действий по их обнаружению, ибо допустимость доказательств зависит от допустимости их источников, средств и способов их обнаружения как тех, так и других. Для суждения же об их допустимости необходима соответствующая информация, запечатление которой и осуществляется при фиксации доказательств;

5) наконец, поскольку фиксация доказательств есть облечение фактических данных в соответствующую процессуальную форму, необходимо запечатлеть информацию о самом процессе фиксации (об условиях, применявшихся средствах и способах фиксации), без чего невозможно достаточно полно и объективно оценить результаты фиксации, т.е. решить вопрос о полноте и адекватности отражения.

Из сказанного можно заключить, что объектами запечатления при фиксации доказательств являются:

а) сами фактические данные;

б) действия по их обнаружению и фиксации;

в) условия их обнаружения и фиксации;

г) средства и способы обнаружения и фиксации фактических данных и остальных объектов запечатления.

Следует также отметить, что процессуальная форма фиксации доказательств требует указания и на субъекты фиксации.

Доказательственная информация и данные о ее получении и запечатлении - это основные объекты фиксации в процессе доказывания. Однако наряду с основной информацией при доказывании используется и информация дополнительная, играющая существенную роль в установлении истины по делу. К ней относятся: во-первых, ориентирующая информация, полученная путем осуществления оперативно-розыскных мер органами дознания*(275), а также в результате организационно-технических и розыскных действий следователя либо его консультаций со специалистами; во-вторых, вспомогательная информация, служащая целям идентификации и розыска, содержащаяся в данных криминалистической регистрации и образцах для сравнительного исследования. Такую вспомогательную информацию С.А. Ялышев подразделяет на три вида.

1. Актуально криминалистически значимая информация, которая находится в прямой причинно-следственной связи с событием преступления (информация, характеризующая способ совершения, предметы преступного посягательства, приметы лиц, его совершивших, орудия преступления и др.).

2. Условно криминалистически значимая информация, которая хотя и не находится в прямой причинно-следственной связи с событием преступления, но характеризует лиц, попавших в сферу интересов правоохранительных органов, их связи и взаимоотношения и другие факты, события, отношения или состояния, которые могут быть полезны при проведении следствия.

3. Потенциально криминалистически значимая информация, которая не имеет и прямой причинно-следственной связи с событием преступления, не входит в предмет доказывания, но объективно необходима для правильного разрешения дела, способствует решению диагностических, классификационных и идентификационных задач (например, сугубо справочная информация об источниках происхождения и составе известных веществ и материалов, их физических, химических и иных свойствах и др.)*(276). С.В. Зуев, в целом соглашаясь с такой классификацией, предлагает объединить вторую и третью группы под общим названием: криминалистически значимая информация, не имеющая причинно-следственной связи с событием преступления*(277) - и с этим вполне можно согласиться.

Фиксация ориентирующей информации заключается в ее запечатлении в порядке и формах, установленных подзаконными ведомственными актами. Что касается вспомогательной информации, то фиксации подлежат порядок и способы ее получения, характеристика объекта-носителя, а в последующем - ее содержание в сопоставлении с доказательственной информацией и результаты такого сопоставления.

Правильное процессуальное закрепление доказательств во время их собирания имеет существенное значение при доказывании. Процессуальный закон регулирует порядок фиксирования имеющих значение для дела фактических данных с учетом специфики каждого вида доказательств: предусматривается процессуальная форма, в которую должны быть облечены результаты фиксации, ее реквизиты, последовательность, способ приобщения к делу результатов фиксации, способ их удостоверения, порядок последующего использования их в процессе доказывания. Закон содержит перечень технических приемов фиксации, но в нем, естественно, нет перечня технических средств фиксации.

Назначение этих правил состоит в создании такого порядка закрепления доказательств, который гарантирует наиболее точное их отражение в материалах дела, обеспечивает необходимые условия сохранения полученных сведений, а также создает гарантии получения достоверных доказательств. Эти правила ограждают права и законные интересы граждан. Нарушение закона при собирании доказательств лишает полученную информацию юридической силы.

Изъятие доказательств преследует цель обеспечить возможность их использования для доказывания, приобщения их к делу и также служит средством их сохранения для следствия и суда. В тех случаях, когда речь идет о вещественных доказательствах, изъятие которых в натуре по каким-либо причинам нецелесообразно или невозможно, в качестве средств изъятия выступают некоторые формы и способы фиксации, что будет показано далее. Строго говоря, доказательство при этом не изымается, а изымаются, переносятся, переходят на новый объект его доказательственные свойства. Новый объект, носитель этих свойств, является производным вещественным доказательством.

При оставлении объектов, имеющих доказательственное значение, по тем или иным причинам (громоздкие размеры, значительный вес и пр.) на месте их обнаружения принимаются специальные меры по их сохранности (фотографирование во избежание подмены, детальное описание, сдача под сохранную расписку и пр.).

Получение доказательств. Для ряда участников процесса закон предусматривает возможность представления доказательств. Этим правом наделены потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец и их представители; подозреваемый и обвиняемый, их защитники и законные представители, гражданский ответчик и его представители (ст. 42-48, 53-55 УПК РФ). УПК РСФСР содержал также прямое указание на то, что доказательства могут быть представлены... и любыми гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями (ст. 70), однако новый УПК РФ такого прямого указания более не содержит.

Согласно ст. 86 УПК РФ, подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2).

Защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии (ч. 3).

Кроме того, защитнику предоставлено право самостоятельно привлекать специалиста (п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ)*(278).

Ни теория, ни практика не выработали специальных процессуальных правил представления доказательств. УПК РФ никак не формализует и протокол, который, по логике вещей, должен составляться при представлении доказательств. Иногда его именуют "протоколом передачи", "протоколом выдачи", "протоколом предъявления" и т.п. Остается неясным и сам статус представления доказательств: является ли оно следственным действием типа выемки, должно ли оно сочетать в себе осмотр представленных доказательств или быть какой-то иной процессуальной процедурой? В.Д. Арсеньев назвал представление доказательств пассивной формой их получения*(279) - такое наблюдение в свете несовершенства законодательной регламентации этого действия выглядит удивительно метким.

Необходимость унификации процедуры представления доказательств совершенно очевидна. С.А. Шейфер по этому поводу отмечает, что применяемые на практике формы (например, оформление принятия предметов и/или документов выемкой, "изъятием", "добровольной выдачей", осмотром и т.п.) нередко не обеспечивают законные интересы лиц, представляющих доказательственные материалы, и идентификацию этих материалов. Порой "представление объекта вообще не документируется, и о том, что он был вручен следователю (суду) обвиняемым, потерпевшим, можно лишь догадываться, ознакомившись с показаниями этих лиц"*(280).

Нам представляется, что речь должна идти о самостоятельном процессуальном действии, проводимом в присутствии понятых с участием субъекта, представляющего доказательства, или его представителя и составлением специального "протокола представления доказательств". Можно также согласиться с тезисом С.А. Шейфера о том, что подлежит фиксации и ходатайство о приобщении к делу предмета или документа, представляемого в качестве доказательства*(281).

Но, говоря о праве представлять доказательства, нельзя не сказать о том, что этот институт никак не обеспечен соответствующей обязанностью должностных лиц выдавать перечисленным участникам процесса предметы и документы для их представления органу дознания, следователю или суду. Закон ничего не говорит о том, каким путем участники процесса могут получить доказательства для их представления, как обеспечиваются условия их получения ими*(282). Это явный пробел в законе, затрудняющий или вообще делающий невозможным реализацию на практике декларированного права.

Отметим еще, что, помимо представления доказательств, получению доказательств служит и предоставленное дознавателю, следователю, прокурору, суду право истребовать предметы и документы, имеющие значение для дела*(283).

Формирование доказательств. Этот термин неизвестен закону, но встречается в процессуальных работах*(284). Ранее мы уже писали о том, что под "формированием доказательств" следователем иногда ошибочно понимается создание доказательств следователем. Действительно, если встать на точку зрения, что составление протокола следственного действия как источника доказательств есть деятельность следователя по созданию доказательств, то можно признать его их "создателем". Но если признать, что следователь не создает тех фактических данных, которые содержатся в протоколе, а лишь придает им обусловленную законом форму, становится ясно, что ни о каком создании доказательств в данном случае нет и речи. Это именно формирование доказательств, т.е. заключение в законную форму полученных следователем или органом дознания сведений, информации.

Сохранение доказательств заключается в принятии мер по сохранности самих доказательств либо их доказательственных свойств, а также преследует цель обеспечить возможность использования их в любой момент доказывания. Меры по сохранению доказательств могут носить процессуальный характер (например, приобщение к материалам дела), но могут быть и технико-криминалистическими (консервация объектов, имеющих доказательственное значение, покрытие их защитными пленками и т.п.).

Общих правил по хранению доказательств закон не содержит, исключение составляют лишь вещественные доказательства. Статья 81 УПК РФ предписывает осматривать вещественные доказательства и приобщать к делу особым постановлением, а ст. 82 (так и именуемая: "Хранение вещественных доказательств") содержит подробные указания по хранению вещественных доказательств различных видов.

Условия собирания доказательств. Собирание доказательств осуществляется при соблюдении ряда условий, процессуальных и криминалистических.

1. При собирании доказательств необходимо безусловное соблюдение требований законности. Практически это означает:

- собирание доказательств только предусмотренными законом способами;

- использование законных способов собирания доказательств только в рамках такой их процессуальной процедуры, которая установлена законом;

- собирание доказательств только уполномоченным на то законом лицом;

- объективность, беспристрастность в собирании доказательств.

Как уже указывалось, способы собирания доказательств - это те процессуальные действия, проведением которых обнаруживают, фиксируют, изымают и сохраняют доказательства. Но и предусмотренные законом способы собирания доказательств должны применяться в строгом соответствии с нормами уголовно-процессуального права, которые их регламентируют.

Разумеется, закон предусматривает лишь общие правила пользования тем или иным способом собирания доказательств и не может регламентировать многочисленные технические средства и тактические приемы проведения следственных действий, направленные на повышение их эффективности, обеспечение полноты собирания доказательственного материала. К этим техническим средствам и тактическим приемам предъявляется непременное требование: они должны не противоречить закону, соответствовать принципам законодательства, которые иногда именуют "духом закона".

2. Собирание доказательств предполагает обеспечение полноты собранного по делу доказательственного материала. Все процессуальные действия по собиранию доказательств должны проводиться качественно, тщательно; ни одно из доказательств, существенных для дела, не должно оказаться вне поля зрения субъектов доказывания.

3. Весьма важна своевременность действий по собиранию доказательств, заключающаяся в правильном выборе момента проведения того или иного следственного действия по собиранию доказательств. Если это действие по своему характеру является неотложным, то оно и должно проводиться немедленно, как только в нем возникла необходимость; если момент проведения такого действия определяется какими-либо тактическими соображениями, то это также должно учитываться следователем или судом.

Последнее особенно важно в тех случаях, когда несвоевременное проведение следственного действия может привести к расшифровке источника оперативной информации о характере и местонахождении источника тех доказательств, с целью обнаружения которых проводится это следственное действие.

4. Должны быть соблюдены необходимые гарантии достоверности сведений о получаемых фактических данных. Это условие обеспечивается, во-первых, выбором достоверных источников доказательственной информации; во-вторых, соблюдением тех тактических условий и приемов проведения следственных действий, которые создают предпосылки для получения достоверных результатов; в-третьих, применением таких технических средств, которые позволяют полно выявить, точно зафиксировать и надежно сохранить доказательства.

При анализе этого условия особенно заметна важная роль криминалистики. В предмет именно этой науки входит разработка таких технических средств и тактических приемов собирания доказательств, которые призваны обеспечить достоверность получаемых данных. В качестве примера можно сослаться на разрабатываемые криминалистикой правила фотосъемки места происшествия, трупов и живых лиц, которые обеспечивают максимально полную и точную фиксацию фотографическим путем общего вида и индивидуальных особенностей объектов съемки.

 


<