Глава 24. Судебная фоноскопическая экспертиза : Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе – Е.Р. Россинская : Книги по праву, правоведение

 Глава 24. Судебная фоноскопическая экспертиза

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 
РЕКЛАМА
<

 

 Судебная фоноскопическая экспертиза проводится в целях установления личности говорящего по признакам голоса и речи, записанной на фонограмме, выявления признаков стирания, копирования, монтажа и иных изменений, привнесенных в фонограмму в процессе или после окончания звукозаписи, определения условий, обстоятельств, средств и материалов звукозаписи, а также иных фактов, имеющих значение судебных доказательств *(260). К числу основных задач фоноскопической экспертизы относятся идентификация человека по голосу, а также отождествление звуко- и видеозаписывающей аппаратуры.

 На разрешение диагностической фоноскопической экспертизы ставятся следующие вопросы.

 1. Сколько лиц участвовало в разговоре, записанном на представленной фонограмме?

 2. Каково дословное содержание текста? Каково содержание неразборчивой записи на представленной фонограмме?

 3. Является ли речь, представленная на фонограмме, или ее фрагменты заученной, прочитанной или свободной?

 4. Являются ли исполнитель (диктор, произносящий текст) и автор фонограммы на данном носителе (или начинающейся словами "..."), одним или разными лицами?

 5. Имеются ли на фонограмме (на кассете, на стороне..., начинающейся словами "..." и кончающейся словами "..."), признаки изменения первоначального содержания текста разговора, нарушения его лингвистической целостности?

 6. Каковы источники и характер звуков, сопутствующих основной записи? Какова была окружающая обстановка в момент изготовления фонограммы (характер помещения, в котором происходила запись, запись на открытой местности и т.д.)?

 7. Является ли представленная фонограмма (видеофонограмма) оригиналом (копией), а если копией, то какой: первой, второй и др.?

 8. Содержит ли фонограмма (видеофонограмма) непрерывную запись или она осуществлялась с остановками (магнитофона, видеомагнитофона, видеокамеры)? Имеются ли признаки нарушения непрерывности записи, стираний, дописок, монтажа на фонограмме (на конкретных носителях или начинающейся словами "...")?

 9. Каков тип носителя, с использованием которого изготовлялась данная запись? Использовался ли для записи новый или ранее уже содержащий запись (какую) носитель?

 10. Подвергалась ли представленная фонограмма (видеофонограмма) монтажу (склейке, электроакустическому монтажу и проч.), а если да, то какая ее часть смонтирована?

 11. Имеются ли признаки иных изменений, привнесенных в процесс записи или после ее окончания, - мистификации, редактирования звуковых файлов (цифровых фонограмм, изготовленных при помощи компьютерных технологий)? Одновременно ли производилась запись звука и изображения на представленной видеофонограмме?

 12. Изготовлена ли представленная фонограмма на одном или нескольких звукозаписывающих аппаратах?

 13. На магнитофоне (видеомагнитофоне, диктофоне) какого типа, марки, класса, страны-производителя осуществлена данная магнитная запись? Микрофон какого типа использовался для производства звукозаписи?

 14. Имели ли, судя по записи, звукозаписывающие аппарат или микрофон какие-либо неисправности, какие именно? Не использовались ли технические средства для преднамеренного искажения голоса говорившего?

 15. Каков технический уровень навыков изготовителя фонограммы?

 16. Каковы пол, возраст, анатомические особенности рече- образующего тракта, психофизиологические характеристики лица, речь которого представлена на фонограмме?

 17. Каково эмоциональное состояние лица в период записи его устной речи?

 На разрешение идентификационной фоноскопической экспертизы ставятся следующие вопросы.

 1. Принадлежит ли зафиксированная на фонограмме устная речь определенному лицу, лицам? Какие фрагменты звукозаписи каким лицам принадлежат?

 2. Изготовлена ли данная фонограмма на представленном звукозаписывающем аппарате? Воспроизводилась ли данная фонограмма на таком-то магнитофоне (видеомагнитофоне, диктофоне)? На каком из представленных магнитофонов (видеомагнитофонов, диктофонов) записывалась или воспроизводилась данная фонограмма?

 3. Является ли данная видеофонограмма копией, изготовленной путем записи с лазерного диска на данный видеомагнитофон?

 4. Являются ли фрагменты фонограммы частями одной первичной фонограммы или они были записаны в различное время и в разных обстоятельствах, т.е. фрагментами из различных фонограмм?

 5. Является ли видеофонограмма 1 полностью или частично копией видеофонограммы 2? Являются ли данные видеофонограммы 1 и 2 дубликатами, изготовленными путем копирования с одной и той же видеофонограммы 3?

 6. Составляли ли склеенные фрагменты данной магнитной ленты ранее одно целое?

 Объектами фоноскопической экспертизы являются звуковая, особенно речевая, информация, записанная на различных носителях, средства звукозаписи (магнитофоны, видеомагнитофоны, диктофоны, магнитные, оптические и прочие носители и др.). Следует подчеркнуть необоснованность бытующего мнения, что фонограммы на цифровых носителях не принимаются судами в качестве доказательств. Чтобы не утратить важную информацию, но, не зная возможности судебной экспертизы, граждане зачастую сами перезаписывают на стандартную компакт-кассету фонограмму, полученную исходно в цифровом виде (например, с помощью портативного цифрового диктофона). Такая копия на аналоговом носителе иногда приобщается к материалам дела под видом оригинала. В дальнейшем при производстве судебной фоноскопической экспертизы факт перезаписи устанавливается, выявляются признаки цифровой обработки, или определяется несоответствие между параметрами фонограммы и техническими характеристиками якобы использованного магнитофона, условиями и обстоятельствами производства звукозаписи. Если факт перезаписи не был надлежаще процессуально оформлен, то по результатам экспертного исследования могут возникнуть сомнения в подлинности и достоверности записанной на фонограмме информации. Это, в свою очередь, может явиться поводом для признания фонограммы недопустимым доказательством.

 Заметим, что действующее законодательство не содержит норм, запрещающих приобщать к материалам гражданского или уголовного дела фонограммы на цифровом носителе записи. Так, например, в ст. 77 "Аудио- и видеозаписи" ГПК прямо указано на возможность приобщения к материалам дела фонограммы на электронном или ином носителе - следует только указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. Нет ограничений на использование каких-либо носителей фонограмм и в других кодексах (ч. 2 ст. 89 АПК, ст. 186 УПК). На практике, если запись телефонных или иных переговоров осуществляется с помощью цифровых регистраторов, то по существу к материалам дела всегда приобщается копия (на аналоговой кассете или цифровом носителе) исходной фонограммы, содержащейся на жестком диске компьютера.

 Успех фоноскопической экспертизы во многом определяется качеством и количеством образцов для сравнительного исследования, предоставленных в распоряжение эксперта. С целью получения качественных экспериментальных образцов на фонограмме устанавливаемого лица выявляют индивидуальные лингвистические и фонетические признаки говорящего. При этом материалы, представляемые для сравнительного исследования, должны содержать, в первую очередь, слова и фразы, в которых наиболее ярко проявляются особенности произношения, патологии речи или иные отклонения от общепринятых норм литературного языка.

 Для успешного решения экспертных задач желательно установить заранее, с помощью какой записывающей аппаратуры и в каких акустических условиях производилась исследуемая магнитофонная запись. Высококачественные экспериментальные образцы получаются при соблюдении следующих условий: микрофон располагают на расстоянии около 0,5 метра от рта человека, запись образца голоса которого производится; окна и двери помещения, где производится запись, должны быть плотно закрыты, телефонные аппараты отключены, устранены и другие источники возможных посторонних шумов; на магнитной ленте должно быть записано, когда, кем и в чьем присутствии производился отбор сравнительного материала. Желательно для отбора образцов приглашать специалиста.

 Процесс получения сравнительных образцов осуществляется таким образом, чтобы при записи фонограммы испытуемый был вынужден произносить те же самые фразы и слова, что и в исследуемой записи. При этом необходимо по возможности соблюдать те же условия записи, которые имели место при получении исследуемой фонограммы. Однако основное требование к таким фонограммам - высокое качество звукозаписи и запись речевого сигнала в наиболее присущей данному человеку речевой манере, чтобы эксперт смог выделить и оценить индивидуализирующие признаки голоса и речи.

 Для выполнения такого требования запись сравнительных образцов голоса и речи должна производиться на звукозаписывающей технике не ниже 1 класса, длительность записываемых образцов желательна 15-20 минут свободного рассказа об обстоятельствах дела или на любую тему, определенную лицом, отбирающим образцы. Важно, чтобы сравнительные образцы речи были максимально сопоставимы по эмоциональному состоянию и форме речевого представления. Не следует перебивать лицо, у которого отбираются сравнительные образцы голоса, или требовать прочитать письменный текст, повторять за ним определенные слова, фразы и выражения. Запись экспериментальных образцов речи в виде чтения письменного текста может быть представлена в качестве дополнения к свободным образцам речи. Если магнитофон, на котором была выполнена спорная фонограмма, имеет ярко выраженные индивидуальные признаки, влияющие на идентификационные параметры речевого сигнала, то эксперту дополнительно могут быть представлены сравнительные образцы, полученные на этом магнитофоне. Такие фонограммы нужно рассматривать как дополнительные. При невозможности получения экспериментальных образцов в качестве материала для сравнительного исследования могут быть представлены свободные образцы - магнитные записи бесед, где проверяемый ходом разговора вынуждается произносить определенные слова и обороты речи, такие записи можно делать, например, при производстве следственных действий.

 Эксперту также необходимо сообщить, когда производилась опытная звукозапись, какое оборудование для этого использовалось и каково его техническое состояние, вид электропитания при записи (электросеть, аккумулятор, батарея), план помещения с указанием местонахождения магнитофона, микрофона и участников записи.

 Фоноскопические экспертизы уже перестали быть редкими уникальными исследованиями. В настоящее время они проводятся в государственных экспертных учреждениях Минюста и МВД России и негосударственных экспертных учреждениях. Надо отметить, что при выборе негосударственного судебно-экспертного учреждения или конкретного эксперта особое внимание важно уделить проверке его компетентности и наличию оборудования, отвечающего современным требованиям, предъявляемым российским законодательством к средствам измерений. Спецификой судебной фоноскопической экспертизы является то, что для решения многих вопросов эксперт должен обладать широким спектром знаний из разных областей науки и техники (лингвистики и акустики, математики, радиотехники и др.).

 Судебные фоноскопические экспертизы часто производятся комплексно с судебными лингвистическими экспертизами устных текстов, как, например, в следующем случае.

 В одной из фирм Санкт-Петербурга был записан на пленку голос вымогателя. Комплексная экспертиза позволила установить, что звонил мужчина в возрасте 40-45 лет, по национальности молдаванин, со средним культурным уровнем, выходец из сельской местности, русским языком владеет удовлетворительно. Эксперты отметили, что говоривший, скорее всего, обладает импульсивным, неуравновешенным характером. Путем осуществления оперативно-розыскных мероприятий были получены образцы устной речи десяти человек, составлявших круг подозреваемых. Идентификационное исследование позволило установить, что вымогателем являлся один из подозреваемых - выходец из города Бендеры.

 


<