Глава 6. Руководитель судебно-экспертного учреждения, его функции и полномочия : Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе – Е.Р. Россинская : Книги по праву, правоведение

 Глава 6. Руководитель судебно-экспертного учреждения, его функции и полномочия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 
РЕКЛАМА
<

 

 Судебные экспертизы могут производиться в государственных и негосударственных судебно-экспертных учреждениях, сотрудниками неэкспертных учреждений, частными экспертами. Организация производства экспертиз в судебно-экспертных учреждениях существенно облегчает для органов субъектов, назначающих экспертизы, подбор экспертов и проверку их компетентности. Если экспертиза производится вне экспертного учреждения, решение этих вопросов нередко сопряжено со значительными трудностями. Затруднения могут возникнуть и при определении рода или вида судебной экспертизы. Трудности многократно возрастают при назначении комплексных экспертиз. В судебно-экспертном учреждении подбор эксперта осуществляется руководителем этого учреждения. Компетентность экспертов гарантируется существующей системой подготовки кадров, которая предполагает получение экспертом специального квалификационного свидетельства на право производства экспертиз.

 Основная масса судебных экспертиз производится в государственных судебно-экспертных учреждениях РФ. Согласно ст. 11 ФЗ ГСЭД государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов РФ, созданные для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, дознавателей, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебной экспертизы.

 Организация и производство судебной экспертизы могут осуществляться также экспертными подразделениями, созданными федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов РФ. Причем, если производство судебной экспертизы поручается указанным подразделениям, они осуществляют функции, исполняют обязанности, имеют права и несут ответственность как государственные судебно-экспертные учреждения.

 Выполнение судебных экспертиз в подобных учреждениях обладает рядом преимуществ. В государственных экспертных учреждениях:

 а) имеется соответствующее оборудование, без которого зачастую невозможно производство экспертиз на современном научном уровне;

 б) организована подготовка и переподготовка экспертных кадров, контроль над качеством выполняемых исследований;

 в) возможно проведение сложных многообъектных, комплексных и комиссионных экспертиз;

 г) осуществляются научные разработки новых методик экспертного исследования.

 Руководитель государственного судебно-экспертного учреждения (его начальник, заведующий или директор, абз. 5 ст. 9 ФЗ ГСЭД) имеет особый статус, закрепленный в ст. 14, 15 ФЗ ГСЭД.

 В его обязанности входит поручение производства судебной экспертизы конкретному эксперту или комиссии экспертов данного учреждения. Заметим, что лицо, осуществляющее функции по распределению экспертных заданий, само должно обладать высшей экспертной квалификацией, широким кругозором и специальными знаниями в различных родах или видах экспертиз данного направления. Чтобы решить, кому из подчиненных поручить выполнение той или иной экспертизы, ему необходимо хорошо знать возможности своих подчиненных, представлять, кто из них наилучшим образом справится с решением данных задач. Руководитель должен ориентироваться в судебно-экспертных методиках и правильно оценивать сложность предстоящего исследования. Особенно это важно при решении вопроса, в каком случае экспертиза будет выполняться единолично, а когда комиссией экспертов. Если по одному объекту назначен комплекс экспертиз, руководитель решает, какова оптимальная последовательность их производства. В случае необходимости назначения комиссионной или комплексной экспертизы руководитель назначает эксперта-организатора, координирующего процесс экспертного исследования.

 Статья 14 ФЗ ГСЭД предписывает руководителю государственного судебно-экспертного учреждения разъяснить эксперту или комиссии экспертов их обязанности и права, а также по поручению органа или лица, назначивших судебную экспертизу, предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, взять у него соответствующую подписку и направить ее вместе с заключением эксперта в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу (ч. 2 ст. 80 ГПК, ч. 4 ст. 82 АПК, ч. 2 ст. 26.4 КоАП). Но в государственном судебно-экспертном учреждении производство экспертиз может быть поручено только лицам, имеющим соответствующее квалификационное свидетельство, а теперь еще и диплом о высшем экспертном образовании. Такая подготовка предусматривает детальное изучение будущим экспертом своих прав и обязанностей, ответственности, к которой этот эксперт может быть привлечен. Так стоит ли вообще постоянно разъяснять все это государственному эксперту? Законодатель не требует разъяснения прав и обязанностей судье, следователю, дознавателю. На практике таких разъяснений не делали и не делают, и норма закона превращается, таким образом, в формальность.

 Подтверждением этого суждения служит ст. 199 "Порядок направления материалов уголовного дела для производства судебной экспертизы" УПК, в ч. 2 которой указывается, что руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК. Представляется, что разъяснение прав и обязанностей необходимо только для частных экспертов или лиц, привлекаемых в качестве экспертов руководителем государственного экспертного учреждения к выполнению каких-то исследований совместно с государственными судебными экспертами.

 По нашему мнению, нет необходимости при назначении каждой экспертизы (некоторые государственные судебные эксперты делают по 200 судебных экспертиз в год) предупреждать эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ. Это предупреждение опять-таки должно касаться лиц, не работающих в судебно-экспертных учреждениях и не знакомых с нормами уголовного права. Его можно заменить, например, присягой судебного эксперта, даваемой при получении диплома о высшем экспертном образовании (по аналогии с клятвой Гиппократа) или свидетельства на право самостоятельного производства экспертиз.

 Руководитель государственного судебно-экспертного учреждения перед отправкой заключения эксперта контролирует полноту и качество исследования, т.е. проверяет, все ли объекты, представленные на экспертизу, были изучены; на все ли поставленные вопросы ответил судебный эксперт в заключении; использовал ли эксперт необходимые методики и приборную базу; соответствуют ли выводы эксперта содержанию исследовательской части, анализирует заключение эксперта с точки зрения ошибок объективного и субъективного характера *(132). Большое внимание уделяется приложениям к экспертному заключению: фототаблицам, спектрограммам, рентгенограммам и др., которые позволяют получить более полное представление о процессе исследования. Согласно закону эксперт независим в своих суждениях, но это не означает, что руководитель судебно-экспертного учреждения не может указать ему на недостатки и вернуть заключение эксперта, например, если не все объекты исследованы, не использована рекомендованная методика, обнаружены ошибки. Но поскольку судебный эксперт - фигура процессуально самостоятельная и дает заключение от своего имени, он не обязан в спорных случаях учитывать замечания руководителя экспертного учреждения.

 По нашему мнению, вопрос о последствиях несогласия руководителя государственного судебно-экспертного учреждения с выводами государственного судебного эксперта законодателем урегулирован недостаточно. Закон не наделяет руководителя государственного судебно-экспертного учреждения правом назначить другого эксперта (по аналогии с начальником следственного отдела в уголовном процессе, который может отстранить следователя и передать дело другому - п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК), поскольку экспертиза уже произведена. Если проводить ее вновь, то она фактически будет являться повторной, а повторную судебную экспертизу может назначить только следователь, суд, иной субъект, но никак не руководитель государственного судебно-экспертного учреждения.

 С другой стороны, как может руководитель осуществлять свои контрольные функции по данной конкретной экспертизе и при этом не давать эксперту указания, предрешающие, как сказано в ст. 14 ФЗ ГСЭД, содержание выводов? Руководитель, давая вполне обоснованные и правильные указания эксперту, может в одних случаях предвидеть, что изменение методики исследования повлияет на вывод, а в других - не знать, каков будет этот вывод.

 Представляется, что в законе должна быть предусмотрена возможность для руководителя государственного экспертного учреждения при его несогласии с выводами эксперта либо назначить другого эксперта и, если в результате их выводы не совпадут, направить лицу или органу, назначившему экспертизу, оба заключения, либо высказать свое мнение по поводу данного заключения в качестве сведущего лица в сопроводительном письме к экспертному заключению *(133).

 Действенным средством в обеспечении качества экспертных заключений является их регулярное рецензирование как внутри данного учреждения, так и внутриведомственное и межведомственное рецензирование с последующим обсуждением выводов рецензента. Отрицательные рецензии на экспертные заключения данного сотрудника могут быть основанием для направления его на досрочную аттестацию.

 При отправке заключения адресату руководитель должен обеспечить контроль над правильной упаковкой и опечатыванием вещественных доказательств после исследования. Этот, казалось бы, мелкий вопрос очень важен, поскольку на практике вещественные доказательства после экспертного исследования часто вообще не упаковываются и не опечатываются, хранятся небрежно, что приводит к их порче, утрате и, вследствие этого, невозможности их представления в суд, осуществления при необходимости повторных и дополнительных экспертиз.

 Законодатель вменяет в обязанность руководителю государственного экспертного учреждения не разглашать сведений, ставших ему известными в связи с организацией и производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну. Это фактически может трактоваться как предупреждение о недопустимости разглашения данных предварительного расследования без согласия прокурора, следователя или лица, производящего дознание. В соответствии со ст. 310 УК РФ это деяние наказывается штрафом в размере от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

 Обеспечение конфиденциальности экспертиз и их результатов в современных условиях информатизации и компьютеризации судебно-экспертных исследований предполагает не только ограничение физического доступа к заключениям экспертов, наблюдательному производству и помещениям, где производятся экспертизы, к экспертной технике, но и создание компьютерной системы информационной безопасности. В настоящее время экспертная аппаратура часто представляет собой компьютеризированные рабочие места экспертов, позволяющие не только осуществлять сбор и обработку экспериментальных данных, производить расчеты, но и подключаться к базам данных, в диалоговом режиме создавать тексты экспертных заключений *(134). Поэтому копии заключений экспертов обычно хранятся не только в отпечатанном на бумаге виде в наблюдательном производстве экспертного учреждения, доступ к которому посторонних лиц практически исключен, но и в электронном виде на магнитных носителях компьютеров экспертов, их составивших. Компьютеры могут быть организованы в локальную сеть в пределах данного учреждения. Тогда, если система ограничения доступа не предусмотрена, вся информация в сети делается доступной сотрудникам учреждения, а возможно, и другим лицам при подключении каких-то компьютеров к глобальной сети Интернет. Поэтому для обеспечения конфиденциальности необходимы системы защиты информации, а также выход в Интернет только с определенных компьютеров, не имеющих связи с локальной сетью.

 Современные судебно-экспертные исследования невозможны без соответствующей приборной базы, расходных материалов и информационного обеспечения судебно-экспертной деятельности. Причем, как уже неоднократно отмечалось, поскольку многие методы, используемые при производстве судебных экспертиз, являются общеэкспертными, многие приборы и аппаратура универсальны и могут применяться при производстве различных судебных экспертиз. В зависимости от загруженности оборудования руководитель экспертного учреждения решает, необходимы ли, например, инфракрасные спектрометры в каждом отделе, где их будут эксплуатировать судебные эксперты, специализирующиеся в производстве определенного рода экспертиз (экспертиза лакокрасочных покрытий и материалов) или можно создать группу экспертов-методников, обслуживающих все направления экспертной деятельности.

 Руководитель государственного судебно-экспертного учреждения отвечает и за соблюдение правил техники безопасности при эксплуатации оборудования для экспертных исследований во вверенной ему организации. Многие из перечисленных в  главе 3 методов исследования, во избежание нанесения ущерба жизни и здоровью людей требуют для своей реализации определенных условий, специально оборудованных помещений. Так, например, рентгеновское излучение, а также озон и окислы азота, образующиеся при работе установок, оказывают вредное воздействие на организм человека, в связи с чем при использовании рентгеновских методов анализа необходимо предусмотреть целый комплекс защитных мероприятий. Радиационная безопасность достигается с помощью специальных защитных устройств, а также путем регламентации времени пребывания в зоне облучения и расстояния до источников излучения. При осуществлении защиты от рентгеновского излучения уровни облучения должны быть снижены до величин, установленных в законодательном порядке соответствующими документами. Безопасность работы с рентгеновскими установками определяют Основные санитарные правила обеспечения радиационной безопасности (ОСПОРБ-99) в п. 2.6.1.799-99 "Ионизирующее излучение, радиационная безопасность" *(135).

 В обязанности руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, где используются рентгеновские методы, входит:

 1) создание условий работы с источниками излучения, соответствующие указанным выше правилам, правилам по охране труда, технике безопасности, другим санитарным нормам и правилам, действие которых распространяется на данную организацию;

 2) планирование и осуществление мероприятий по обеспечению и совершенствованию радиационной безопасности в экспертном учреждении;

 3) систематический контроль радиационной обстановки на рабочих местах и в помещениях;

 4) контроль и учет индивидуальных доз облучения персонала;

 5) регулярное информирование персонала об уровнях излучения на рабочих местах и о величине полученных им индивидуальных доз облучения;

 6) проведение инструктажа и проверку знаний персонала в области радиационной безопасности;

 7) проведение предварительных (при поступлении на работу) и периодических медицинских осмотров персонала;

 8) выполнение постановлений и предписаний должностных лиц органов исполнительной власти, осуществляющих государственное управление, государственный надзор и контроль в области обеспечения радиационной безопасности.

 Судебно-экспертные исследования с применением химико-аналитических методов должны осуществляться в соответствии с "Межотраслевыми правилами по охране труда при использовании химических веществ" ПОТ Р М-004-97 *(136).

 Эти правила включают требования к технологическим процессам, производственным помещениям, веществам и материалам, их хранению и транспортировке, оборудованию, его размещению и организации рабочих мест.

 Лица, работающие с химическими веществами, должны пройти профессиональный отбор, предусматривающий медицинское освидетельствование работающих *(137). Предварительные при поступлении на работу и периодические в процессе работы медицинские осмотры должны проводиться лечебно-профилактическими учреждениями. Лица, допускаемые к работе с химическими веществами, должны иметь соответствующую характеру работы профессиональную подготовку, в том числе и по безопасности труда. Ответственность за своевременное и качественное обучение и проверку знаний в целом по государственному судебно-экспертному учреждению, а также своевременное прохождение предварительных и периодических медицинских осмотров возлагается на его руководителя, а в подразделениях - на руководителя подразделения.

 Для осуществления охраны труда экспертов необходимо также строго руководствоваться "Правилами технической эксплуатации электроустановок потребителей" *(138). В соответствии с этими правилами руководитель судебно-экспертного учреждения должен обеспечить:

 1) содержание электрического и электротехнологического оборудования и сетей в работоспособном состоянии и его эксплуатацию в соответствии с требованиями указанных правил, "Правил техники безопасности при эксплуатации электроустановок", "Правил пользования электрической энергией" и других нормативно-технических документов;

 2) своевременное и качественное проведение профилактических работ, ремонта, модернизации и реконструкции энергетического оборудования;

 3) обучение персонала и проверку знаний правил эксплуатации, техники безопасности, должностных и производственных инструкций;

 4) надежность работы электроустановок и безопасность их обслуживания;

 5) разработку должностных и производственных инструкций для персонала;

 6) выполнение предписаний органов государственного энергетического надзора, учет и анализ нарушений в работе электроустановок, несчастных случаев и принятие мер по устранению причин их возникновения.

 Для непосредственного выполнения функций по организации эксплуатации электроустановок руководитель предприятия должен назначить ответственного за электрохозяйство, а также лицо, его замещающее.

 В целях обеспечения сохранности представленных объектов, что также вменено в обязанность руководителю государственного судебно-экспертного учреждения в каждом структурном подразделении этого учреждения, должны быть предусмотрены специальные столы для осуществления экспертного осмотра. Объекты после экспертного исследования следует тщательно упаковать, снабдить пояснительными надписями и опечатать. Необходимо предусмотреть специальные помещения для хранения громоздких объектов, которые не могут быть отправлены лицу или органу, назначившему экспертизу, по почте.

 Судебная экспертиза может выполняться только по поручению компетентных лиц или органов, которое направляется в государственное экспертное учреждение вместе с материалами, необходимыми для производства экспертизы. До официального получения постановления или определения, даже если в порядке непроцессуальной справочно-консультационной деятельности с руководителем государственного экспертного учреждения обсуждался вопрос о возможности производства судебной экспертизы в данном учреждении, он не вправе истребовать объекты исследований и материалы дела, необходимые для производства судебной экспертизы, ни для ускорения производства по делу, ни с какой-либо иной, пусть даже самой благой целью.

 Законодатель запрещает руководителю государственного экспертного учреждения самостоятельно, без согласования с органом или лицом, назначившим судебную экспертизу, привлекать к производству этой экспертизы лиц, не работающих в данном учреждении. Как нам представляется, данное положение нуждается в детализации. Так, рассмотрим некоторые наиболее часто встречающиеся случаи, когда возникает потребность в привлечении к производству экспертизы лиц, не являющихся сотрудниками данного экспертного учреждения.

 Судебный эксперт необходимого профиля в штате учреждения отсутствует, болен, находится в отпуске, занят выполнением других экспертных заданий. Однако в государственных экспертных учреждениях этого ведомства имеются такие специалисты. Один из них может быть направлен в данное экспертное учреждение для выполнения судебной экспертизы. Например, в Экспертно-криминалистический центр УВД Южного административного округа г. Москвы направлено постановление о назначении многообъектной судебной почерковедческой экспертизы, и для ее выполнения в установленные сроки необходимо привлечение четырех экспертов-почерковедов. В штате ЭКЦ числятся только три эксперта, но для выполнения этого экспертного задания начальник ЭКЦ может выделить только двоих - третий эксперт находится в командировке. Поэтому по просьбе начальника ЭКЦ и по согласованию с вышестоящим руководителем - начальником Экспертно-криминалистического центра ГУВД г. Москвы - для производства этой экспертизы привлечены два эксперта-почерковеда из ЭКЦ УВД Юго-западного административного округа г. Москвы. Заметим, что это разные государственные экспертные учреждения.

 Нам представляется, что нет необходимости согласовывать этот вопрос со следователем, назначившим экспертизу. Обязанности выбора эксперта, как указано в ч. 1 ст. 14 ФЗ ГСЭД, лежат на руководителе государственного экспертного учреждения. В данном случае выбор эксперта осуществляется руководителем другого государственного экспертного учреждения того же ведомства. Доверяя выполнение экспертизы экспертно-криминалистическому центру одного ОВД, следователь, очевидно, не имеет оснований не доверять ее выполнение экспертам ЭКЦ другого ОВД. На практике этот вопрос в настоящее время именно так и решается.

 Если к выполнению судебной экспертизы по указанным выше причинам привлекается сотрудник государственного судебно-экспертного учреждения другого ведомства, следователь, безусловно, должен быть уведомлен об этом. Необходимо согласовать также условия оплаты труда эксперта. Однако между государственными экспертными учреждениями, находящимися в одном регионе, но принадлежащими разным ведомствам, часто имеются договоренности о совместном производстве некоторых экспертиз, закрепленные межведомственными актами, в которых может быть предусмотрен согласованный со следственными и судебными органами порядок выбора экспертов в данном регионе.

 В случае привлечения к производству судебной экспертизы частного эксперта или эксперта - сотрудника негосударственного экспертного учреждения, руководитель государственного экспертного учреждения в обязательном порядке уведомляет об этом следователя или суд. Обычно следователь или суд соглашаются с выбором руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, поскольку тот значительно лучше осведомлен об уровне профессиональной компетентности привлекаемых судебных экспертов, многие из которых постоянно сотрудничают с государственными экспертными учреждениями. Согласуются также условия оплаты труда эксперта.

 При необходимости производства комплексной судебной экспертизы для решения нестандартных экспертных задач, требующих участия уникального специалиста, руководитель государственного экспертного учреждения либо сам находит такого специалиста (тогда вопрос должен быть согласован с лицом или органом, назначившим экспертизу), либо просит об этом следователя или суд.

 Руководителю государственного экспертного учреждения запрещается давать эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной судебной экспертизе, т.е. оказывать влияние на содержание экспертных выводов. Корыстное понуждение эксперта к даче определенного вывода по экспертизе со стороны руководителя государственного экспертного учреждения может быть квалифицировано как уголовное преступление по ст. 285 "Злоупотребление должностными полномочиями" или 290 "Получение взятки" УК.

 Злоупотребление должностными полномочиями, т.е. использование руководителем государственного экспертного учреждения своих служебных полномочий вопреки интересам службы, например понуждение эксперта формулировать определенные выводы по экспертному заключению, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, наказывается штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

 Объективная сторона злоупотребления должностными полномочиями руководителя государственного экспертного учреждения характеризуется следующими обязательными признаками в их совокупности:

 1) деяние в виде использования им своих служебных полномочий вопреки интересам службы;

 2) наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов участников гражданского, арбитражного или уголовного процесса, производства по делам об административных правонарушениях либо охраняемых законом интересов общества или государства при осуществлении судопроизводства;

 3) причинная связь между деянием и последствием.

 С субъективной стороны злоупотребление должностными полномочиями - всегда умышленное преступление. Умысел может быть как прямым, так и косвенным. Субъект сознает общественную опасность злоупотребления должностными полномочиями и желает их наступления или не желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично. Наличие мотива преступления, определенного в законе как корыстная или личная заинтересованность, в составе, предусмотренном ст. 285 УК, обязательно.

 Субъектом злоупотребления должностными полномочиями может быть только должностное лицо (в данном случае руководитель государственного судебно-экспертного учреждения), которое кроме общих признаков субъекта преступления обладает рядом специальных, относящихся к характеру осуществляемых этим лицом постоянно, временно или по специальному полномочию функций, вытекающих из его служебного положения или должности, на которую он временно назначен специальным поручением вышестоящего начальника.

 Другим преступным деянием руководителя государственного судебно-экспертного учреждения может являться получение взятки (ст. 290 УК) лично или через посредника в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе. Например, получение взятки за производство судебной экспертизы по гражданскому делу за минимальную плату или бесплатно либо за затягивание сроков предварительного следствия путем направления большого количества запросов на дополнительные материалы, удовлетворить которые, как заранее известно, не удастся, либо за отказ в производстве экспертизы, если предполагается, что ее результат будет неблагоприятным для взяткодателя. Данное деяние наказывается штрафом в размере от 100 до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Получение руководителем государственного судебно-экспертного учреждения как должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие), например за оказание давления на эксперта, наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Если получение взятки совершалось группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо сопряжено с вымогательством взятки, либо в крупном размере, оно наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до 1 млн. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового *(139).

 Закон определяет предмет рассматриваемого преступления собирательным термином "взятка" и содержит указание на ее разновидности в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера. Известны и другие завуалированные способы дачи или получения взятки, например "продажа" за бесценок дорогостоящего имущества, фиктивное зачисление на должность и систематическая выплата взяткополучателю зарплаты без фактического выполнения соответствующей работы. В последнем случае, если должностному лицу выплачиваются государственные денежные средства, содеянное требует дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 160 "Присвоение или растрата" УК в отношении как взяткодателя, так и взяткополучателя. С объективной стороны рассматриваемое преступление выражается в получении руководителем государственного экспертного учреждения как должностным лицом лично или через посредника взятки за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство по службе.

 Для состава получения взятки не имеет значения, когда руководителю государственного судебно-экспертного учреждения передана взятка - до или после совершения им обусловленных действий, а также оговаривались ли заранее служебные действия, которые он должен был совершить или уже совершил за получение незаконного вознаграждения. Различают взятку-подкуп, при получении которой действия должностного лица предварительно оговариваются с взяткодателем, и взятку-вознаграждение, когда материальные ценности вручаются субъекту уже после совершения им заранее не обусловленных предварительной договоренностью действий как бы в "благодарность за труды". Получение взятки является умышленным преступлением - виновный сознает, что получает взятку, и желает этого.

 Получение взятки признается оконченным деянием с момента принятия должностным лицом хотя бы части взятки. В случаях, когда заранее обусловленная взятка не была получена по обстоятельствам, не зависящим от воли взяткополучателя, содеянное им должно квалифицироваться как покушение на получение взятки по ч. 3 ст. 30 и ст. 290 УК. Поскольку получение взятки может совершаться только специальным субъектом, группу могут образовать не менее двух должностных лиц, например руководитель государственного судебно-экспертного учреждения и его заместитель. При этом преступление должно признаваться оконченным с момента принятия взятки хотя бы одним из должностных лиц. Иные, не являющиеся должностными, лица, входящие в состав группы, например, эксперты - сотрудники государственного судебно-экспертного учреждения, должны нести ответственность за соучастие в получении взятки со ссылкой на ст. 33 УК.

 Неоднократность как квалифицирующий признак означает получение взятки не менее двух раз как от нескольких лиц, если в отношении каждого совершается отдельное действие, так и при разновременном получении взяток, когда виновный реализует отдельно возникший умысел на получение второй или последующих взяток. Получение взятки за выполнение (невыполнение) действий, обеспечивающих наступление желаемого для взяткодателя результата, в несколько приемов представляет собой единое длящееся преступление *(140).

 Руководители государственных судебно-экспертных учреждений за служебный подлог, т.е. внесение в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности, в соответствии со ст. 292 УК наказываются штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

 Предметом преступления в рассматриваемом случае являются только официальные документы - заключения судебных экспертов, запросы в следственные и судебные органы и проч.

 Законодатель детализирует собирательное понятие "служебный подлог", как: 1) внесение в официальные документы заведомо ложных сведений, 2) внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание. Любое из названных деяний образует объективную сторону состава рассматриваемого преступления. В юридической практике различают два вида подлога: 1) интеллектуальный, когда изложенные в документе сведения не соответствуют действительности, например, сфальсифицированы и отражены в экспертном заключении результаты исследований; и 2) материальный, когда производится внесение изменений в подлинный документ, например, в заключение и выводы эксперта без его ведома внесены изменения, существенно влияющие на содержание, или взамен подлинного полностью изготовлено поддельное заключение эксперта.

 Служебный подлог есть формальный состав преступления, которое признается оконченным с момента внесения в документ заведомо ложных сведений или каких-либо исправлений. Данное преступление совершается с прямым умыслом: виновный сознает, что он подделывает официальный документ, и желает этого. Заметим, что корыстная или иная личная заинтересованность является обязательным признаком субъективной стороны рассматриваемого преступления.

 Халатность руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, т.е. неисполнение или ненадлежащее исполнение им как должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба, наказывается штрафом в размере до 120 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев *(141) (ст. 293 УК).

 Объективную сторону халатности руководителя государственного судебно-экспертного учреждения составляют следующие обязательные признаки:

 1) общественно опасное деяние в виде бездействия (действия) - неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей, например, поручение производства судебной экспертизы стажеру, не имеющему квалификационного свидетельства, или отсутствие надлежащего контроля над качеством экспертных заключений или проведением регулярных поверок измерительной аппаратуры в данном учреждении;

 2) общественно опасное последствие (экспертные ошибки, приведшие к неправосудным приговорам) - причинение крупного ущерба гражданам или юридическим лицам;

 3) наличие причинной связи между общественно опасным деянием и общественно опасным последствием.

 Ненадлежащим исполнением руководителем государственного судебно-экспертного учреждения своих обязанностей является их неполное, несвоевременное, неточное исполнение. Причем неисполнение обязанностей может быть полным и частичным и выражаться в бездействии при наличии обязанности и реальной возможности выполнять определенные функции, вытекающие из служебного положения. Действий, которые не входили в обязанности указанного должностного лица, нельзя вменять ему в вину.

 Субъектом данного преступления является только должностное лицо. С субъективной стороны халатность характеризуется неосторожной виной. Неосторожная вина может быть выражена преступным легкомыслием, а также преступной небрежностью. При преступном легкомыслии руководитель государственного судебно-экспертного учреждения предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своих действий или бездействия, но самонадеянно безосновательно рассчитывает на предотвращение этих последствий. При преступной небрежности он не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своих действий или бездействия, хотя должен был и мог предвидеть эти последствия. Объективная возможность для надлежащего исполнения обязанностей определяется, в первую очередь, внешними условиями, которые непосредственно не зависят от субъекта. К субъективным возможностям для надлежащего исполнения обязанностей следует относить личные особенности должностного лица (опыт, уровень профессиональной подготовки, состояние здоровья и т.д.). Должностное лицо не может подлежать уголовной ответственности при отсутствии либо объективной, либо субъективной возможности для надлежащего исполнения своих служебных обязанностей *(142).

 Судебные экспертизы по гражданским и уголовным делам, делам об административных правонарушениях весьма разнообразны. В силу этого нет возможности организовать в государственных судебно-экспертных учреждениях производство всех родов и видов экспертиз. Обычно там проводятся экспертизы, наиболее часто востребуемые судебной и следственной практикой, наиболее распространенные.

 В этой связи достаточно большой объем экспертной работы выполняется лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами и выступающими в роли частных экспертов или сотрудников негосударственных экспертных учреждений. Как правило, к ним обращаются в случаях, если:

 а) судебные экспертизы этих родов или видов не выполняются в государственных судебно-экспертных учреждениях России или данного региона;

 б) судебные экспертизы этих родов или видов в государственных судебно-экспертных учреждениях выполняются, но эксперты очень сильно загружены другими экспертизами или отсутствуют в данный момент (отпуск, болезнь, неукомплектованность штатов) и могут приступить к производству только через некоторое время, а дело не терпит отлагательства;

 в) стороны, суд, следователь, дознаватель хотят назначить судебную экспертизу конкретному лицу - известному специалисту в данной области знания, или в данное негосударственное судебно-экспертное учреждение;

 г) у подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, сторон и других участников процесса имеются сомнения в беспристрастности и объективности сотрудников данного государственного судебно-экспертного учреждения или даже государственных судебных экспертов вообще.

 Согласно ст. 79 ГПК, ст. 82 АПК РФ, ст. 195 УПК, ст. 26.4 КоАП судебная экспертиза назначается как в экспертные учреждения, так и лично экспертам. В качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения. Таким образом, законодатель не требует, чтобы экспертные учреждения были обязательно государственными. За исключением случаев, особо оговоренных в ФЗ ГСЭД, судебные экспертизы могут производиться частными экспертами-профессионалами, у которых эта деятельность является основной; сотрудниками неэкспертных учреждений и организаций, выступающих в качестве судебных экспертов; сотрудниками негосударственных судебно-экспертных учреждений. К сожалению, вследствие запрета, наложенного ст. 16 ФЗ ГСЭД, сотрудники государственных судебно-экспертных учреждений не могут осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта. Как уже указывалось в  главе 4, мы считаем, что данный запрет должен быть отменен.

 Среди частных экспертов-профессионалов можно выделить бывших сотрудников государственных судебно-экспертных учреждений. Их квалификация может быть подтверждена ведомственными свидетельствами на право производства определенных родов или видов экспертиз, хотя срок действия этих свидетельств не более пяти лет. Другая группа частных экспертов, число которых все время возрастает, - это лица, получившие высшее судебно-экспертное образование. И, наконец, эксперты-практики, специализирующиеся в родах и видах экспертиз, производство которых явно недостаточно обеспечено в судебно-экспертных учреждениях, например строительно-технические, финансово-экономические, экологические и проч.

 Процессуальный закон не требует аттестации и регулярной переаттестации судебных экспертов и определение компетентности эксперта возлагает на субъекта, назначающего экспертизу. Последний при решении этой задачи сталкивается с большими трудностями, поскольку не является специалистом в данной отрасли знания и, как правило, свой выбор осуществляет по формальным основаниям, в зависимости от образования и стажа экспертной работы. Однако наличие специального образования - это необходимое, но недостаточное условие компетентности.

 Выше уже упоминалось, что экспертные задачи весьма специфичны, и для их успешного решения разрабатываются специальные методики исследования вещественных доказательств, знание которых является обязательным условием компетентности. На практике нередко при назначении экспертиз этот фактор не учитывается. Например, инженеру-электрику, окончившему Московский энергетический институт, может быть назначена судебная электротехническая экспертиза, на разрешение которой поставлен вопрос о причине оплавления кабеля (пожар или короткое замыкание?). Для ответа на подобный вопрос, несомненно, необходимы знания в области электротехники, однако специалисты-электрики обычно решают прямую задачу: что надо сделать, чтобы не произошло короткого замыкания? Здесь же мы имеем обратную задачу: по оплавленному кабелю определить причину этого оплавления. Для решения этого вопроса существует специально разработанная судебно-экспертная методика, но инженер-электрик, не прошедший специального обучения, об этом не знает и производит экспертизу, руководствуясь только общими соображениями. На практике это оборачивается либо отказом от решения вопроса, либо экспертными ошибками.

 При производстве экспертиз частными экспертами отсутствует и контроль качества экспертиз, который имеется в судебно-экспертных учреждениях. Хотя качество выполнения экспертиз может быть очень высоким, если в качестве эксперта приглашен какой-либо известный специалист в данной отрасли знания. Реальная оценка компетентности частного эксперта, впрочем, нередко и государственного, возможна только в суде при осуществлении реальной состязательности сторон, каждая из которых приглашает эксперта или специалиста.

 Но все-таки очевидно, что субъекту, назначающему экспертизу, гораздо удобнее поручать ее производство учреждению, а не частному эксперту. Сложилась практика выполнения судебных экспертиз некоторыми государственными и негосударственными учреждениями, не являющимися судебно-экспертными. Так, сотрудники испытательных пожарных лабораторий Государственной противопожарной службы МЧС России производят пожарно-технические, электротехнические и металловедческие экспертизы. Многие аудиторы производят экономические экспертизы. Сотрудники строительных и проектных организаций берутся за выполнение строительно-технических экспертиз.

 Если судебная экспертиза назначается конкретно лицу, работающему в неэкспертном учреждении, то при назначении экспертизы в соответствии с существующим законодательством ему хотя бы разъясняют его права и обязанности. Однако, к сожалению, во многих случаях следователь, а иногда даже суд, обращается непосредственно к директору государственного или негосударственного учреждения. Поскольку судебно-экспертная деятельность не подлежит лицензированию, за ее выполнение берутся многие организации без всяких на то оснований, не видя разницы между судебно-экспертной и исследовательской деятельностью.

 Это может быть фирма, занимающаяся, например, аудиторской или оценочной деятельностью. Ее сотрудники понятия не имеют, чем несудебная экспертиза отличается от судебной, и представляют вместо экспертного заключения отчет об аудиторской проверке или оценке, подписанный директором. При производстве судебной экспертизы они обычно руководствуются не процессуальным законодательством и ФЗ ГСЭД, а иными нормативными актами, например Федеральным законом "Об оценочной деятельности в Российской Федерации". Конечно, лицо, обладающее познаниями оценщика, как и любое иное сведущее лицо, может быть привлечено к производству судебной экспертизы, но при этом оно должно руководствоваться процессуальным законодательством. Эти лица нередко предъявляют для подтверждения своей компетенции разнообразные свидетельства. Например, эксперт Н., произведший судебно-экономическую экспертизу по уголовному делу, предъявил Свидетельство о том, что он за два дня прослушал курс лекций об "Оценке для целей судопроизводства в арбитражном суде". Очевидно, такое обучение не дает оснований утверждать, что Н. может выступать в качестве эксперта в уголовном процессе, где совершенно иная процедура назначения и производства судебных экспертиз, и неудивительно, что его заключение изобилует процессуальными и фактическими ошибками и неточностями. Подготовленные некомпетентными специалистами документы не удовлетворяют ни по форме, ни по содержанию требованиям, предъявляемым к заключению эксперта в процессуальном законодательстве, и не могут использоваться в доказывании.

 Это явилось причиной организации в ряде регионов России негосударственных экспертных учреждений. В ФЗ ГСЭД об их существовании умалчивается, хотя возможность функционирования этих учреждений подразумевается в новом процессуальном законодательстве, где законодатель говорит об экспертном учреждении вообще, но не о государственном экспертном учреждении (ст. 79 ГПК, ст. 82 АПК, ст. 195 УПК, 26.4 КоАП).

 Уровень этих учреждений разный, но во многих из них работают высококвалифицированные эксперты, как правило, имеющие свидетельства на право производства экспертиз или высшее судебно-экспертное образование. Коллективы штатных экспертов там весьма невелики, однако в каждой из этих организаций имеются картотеки судебных экспертов, привлекаемых при необходимости для решения сложных экспертных задач, причем диапазон специальных знаний, которые могут быть востребованы, значительно шире, чем в государственных экспертных учреждениях. В принципе, ими могут быть осуществлены любые экспертизы, как достаточно часто встречающиеся, так и неординарные.

 Основная масса экспертиз выполняется негосударственными судебно-экспертными учреждениями для гражданского и арбитражного процесса, поскольку государственные экспертные учреждения сильно загружены экспертизами по уголовным делам. Как правило, экспертизы в этих учреждениях производятся куда оперативней, чем в государственных, поскольку загруженность экспертов значительно ниже и очереди отсутствуют, а при большом наплыве экспертиз привлекаются дополнительные эксперты. Негосударственные экспертные учреждения производят не только судебные экспертизы, но и другие экспертизы и исследования по поручению любой организации или частного лица, используя при этом судебно-экспертные методики, дают консультации коммерческим структурам и гражданам.

 Согласно ст. 17 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" на осуществление юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем судебно-экспертной деятельности лицензии не требуется. Однако негосударственные судебно-экспертные учреждения отличаются от неэкспертных учреждений прежде всего тем, что судебно-экспертная деятельность является для них основной и они прекрасно осведомлены о ее процессуальных, организационных и методических особенностях. В принципе, в негосударственном судебно-экспертном учреждении может быть организован контроль над качеством экспертиз (во многих учреждениях это уже делается). Хотя законодатель не говорит о правах и обязанностях руководителя негосударственного экспертного учреждения, но на этого руководителя могут быть распространены многие права и обязанности руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, например, руководитель обязан, если принято решение о производстве судебной экспертизы в данном негосударственном экспертном учреждении:

 1) поручить производство судебной экспертизы тому эксперту или комиссии экспертов, которые обладают специальными знаниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные вопросы; разъяснить эксперту или комиссии экспертов их обязанности и права;

 2) по поручению органа или лица, назначивших судебную экспертизу, предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, взять у него соответствующую подписку и направить ее вместе с заключением эксперта в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу;

 3) обеспечить контроль над соблюдением сроков производства судебных экспертиз, полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принцип независимости эксперта;

 4) по окончании исследований направить заключение эксперта, объекты исследований и материалы дела в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу;

 5) обеспечить условия, необходимые для сохранения конфиденциальности исследований и их результатов;

 6) не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с организацией и производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну.

 С другой стороны, руководитель негосударственного экспертного учреждения вправе требовать от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, возмещения расходов, связанных с:

 1) компенсацией за хранение транспортной организацией поступивших на судебную экспертизу объектов исследований, за исключением штрафов за несвоевременное их получение данным учреждением;

 2) транспортировкой объектов после их исследования, за исключением почтовых расходов;

 3) хранением объектов исследований в государственном судебно-экспертном учреждении после окончания производства судебной экспертизы сверх сроков, установленных нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти;

 4) ликвидацией последствий взрывов, пожаров и других экстремальных ситуаций, явившихся результатом поступления в данное учреждение объектов повышенной опасности, если орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, не сообщили руководителю об известных им специальных правилах обращения с указанными объектами или они были ненадлежаще упакованы.

 Другие права и обязанности, конечно, должны быть откорректированы в соответствии с негосударственным статусом учреждения. Что касается ответственности (по ст. 307 УК) за дачу заведомо ложного заключения, то, если эксперт был о ней официально предупрежден, он несет ее персонально, вне зависимости от того, является ли сотрудником судебно-экспертного учреждения или частным экспертом.

 Руководитель негосударственного судебно-экспертного учреждения согласно договору, заключаемому на производство судебной экспертизы, обычно несет имущественную ответственность за некачественное экспертное заключение, поскольку он подписывает сопроводительные документы на экспертизу и при этом знакомится с содержанием заключения эксперта. В случае если он считает выводы эксперта неверными или необоснованными, возникает коллизия, описанная нами выше для руководителя государственного экспертного учреждения.

 Если судебная экспертиза производилась в негосударственном экспертном учреждении, то подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью этого учреждения, а в заключении необходимо указать сведения об учреждении. Документы, фиксирующие ход, условия и результаты исследований, по согласованию с субъектом, назначившим экспертизу, либо хранятся в судебно-экспертном учреждении, либо предоставляются для приобщения к делу.

 По существующим правилам профилактические предложения эксперта излагаются им в заключении и направляются органу, назначившему экспертизу. Однако поскольку в ходе экспертного исследования может быть установлена возможность чрезвычайных событий, наступление которых предвидит эксперт, например возможность повторного взрыва на предприятии, воспламенения тех или иных веществ, аварии транспортного средства, где установлены бракованные детали, отравления воды, почвы и т.п., как нам представляется, руководителю и государственного экспертного учреждения, и негосударственного должно быть вменено в обязанность в экстренных случаях непосредственное срочное обращение к тем органам или должностным лицам, во власти которых принятие немедленных предупредительных мер.

 С нашей точки зрения, нельзя наделять руководителей неэкспертных учреждений, пусть даже и государственных, сотрудникам которых назначена судебная экспертиза, теми же правами, что и руководителей экспертных учреждений. В этом случае сотрудники негосударственных экспертных учреждений действуют как частные эксперты от своего имени.

 Ответственность частных судебных экспертов и экспертов негосударственных судебно-экспертных учреждений наступает, как и государственных судебных экспертов, по ст. 307 и 310 УК. Если судебный эксперт является сотрудником негосударственного экспертного учреждения, он может быть привлечен к дисциплинарной ответственности в соответствии с Трудовым кодексом РФ, в ст. 192 "Дисциплинарные взыскания" которого указывается, что за совершение дисциплинарного проступка, т.е. неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям. Федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине для отдельных категорий работников могут быть предусмотрены также и другие дисциплинарные взыскания. Частный эксперт может быть в ряде случаев также привлечен к гражданской ответственности согласно ст. 24 "Имущественная ответственность гражданина" ГК.

 Руководители негосударственных экспертных учреждений при осуществлении судебно-экспертной деятельности порой совершают противоправные деяния, квалифицируемые как преступления по ст. 201 "Злоупотребление полномочиями" и ст. 204 "Коммерческий подкуп" УК. Рассмотрим эти правонарушения более подробно.

 Уголовная ответственность руководителей негосударственных судебно-экспертных учреждений устанавливается по новой для нашего уголовного законодательства статье за злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК) ранее не выделявшихся в качестве специального субъекта лиц, которые к тому же не являются должностными лицами, не занимают государственные должности. Согласно этой статье использование лицом, выполняющим управленческие функции в негосударственном судебно-экспертном учреждении, своих полномочии вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

 То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, наказывается штрафом в размере от 100 до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

 К ст. 201 УК законодатель дает три примечания:

 1. Выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации (негосударственном судебно-экспертном учреждении) признается лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

 2. Если деяние, предусмотренное указанной статьей, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия.

 3. Если деяние, предусмотренное этой либо иной статьей гл. 23, причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях.

 Целью ст. 201 УК является уголовно-правовая охрана установленного правом порядка внутренних отношений между негосударственными организациями и их служащими, а также внешних отношений между служащими этих организаций и иными лицами. Сфера действия статьи охватывает, казалось бы, только внутренние и внешние управленческие отношения в коммерческих и иных организациях, которые не являются объектом публичного права. Однако деятельность негосударственных судебно-экспертных учреждений направлена на оказание правовых услуг, юридическое обслуживание населения и юридических лиц, т.е. она во многом аналогична деятельности государственных судебно-экспертных учреждений, которые решают важные задачи в процессе судопроизводства.

 Субъектом преступления в рассматриваемом нами случае является лицо, выполняющее управленческие функции в негосударственном судебно-экспертном учреждении и, в отличие от руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, не являющееся должностным. Поэтому данное лицо, не обладая соответствующим статусом и правами, не призвано обеспечивать публичные интересы, а должно лишь в установленных законом пределах соблюдать их.

 Негосударственное судебно-экспертное учреждение, как любая коммерческая или иная организация, вправе самостоятельно установить статус лиц, выполняющих организационно-распорядительные обязанности, т.е. обязанности, возложенные на данное лицо на основании и в соответствии с учредительными документами или иными актами. Означенные обязанности обычно состоят в принятии решений, либо непосредственно приводящих к неким правовым последствиям, либо выступающих одним из оснований наступления этих последствий.

 С объективной стороны преступление включает:

 1) деяние в виде использования лицом своих полномочий, например, принятие решения о поручении производства экспертизы эксперту, с которым ранее была достигнута договоренность о нужном клиенту выводе по результатам еще не сделанного исследования, или формирование штата экспертов из лиц, на которых возможно оказание влияния;

 несоответствие деяния законным интересам организации. Руководитель негосударственного судебно-экспертного учреждения использует свои полномочия вопреки интересам этого учреждения, если умышленно нарушает правовой порядок и создает тем самым основания для привлечения организации или ее сотрудников к ответственности либо способствует подрыву деловой репутации собственной организации. Оказывая "нажим" на эксперта, руководитель вынуждает последнего поступать вопреки требованиям статей процессуального законодательства, регламентирующих права и обязанности эксперта. Как крайний случай, возможно даже привлечение эксперта к уголовной ответственности по ст. 307 УК за дачу заведомо ложного заключения. Репутации негосударственного судебно-экспертного учреждения, его коммерческому успеху у законопослушных клиентов, безусловно, повредит информация о возможности с помощью руководителя учреждения получить заранее запланированный результат экспертизы;

 3) преступные последствия в виде существенного вреда, причиненного правам и законным интересам граждан или юридических лиц, интересам государства, поскольку заключение судебного эксперта есть источник доказательств и оказание влияния на его содержание вводит в заблуждение суд и органы предварительного расследования, лиц, участвующих в деле, и т.д.;

 4) причинную связь между деянием и последствиями. Использование полномочий считается состоявшимся при возникновении причинной связи между возможностями и осуществленным деянием (действием или бездействием), выраженном в принятии решения либо в реализации принятых решений.

 Субъективная сторона - это всегда прямой или косвенный умысел, и его цели - извлечение выгоды имущественного характера и преимуществ для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам, например конкурирующим судебно-экспертным учреждениям. Цель нанесения вреда как элемент субъективной стороны не должна подразумевать умышленного совершения иного преступления, в частности угрозы или насильственных действий в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования.

 Руководитель негосударственного судебно-экспертного учреждения может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 204 "Коммерческий подкуп" УК, ч. 3 которой гласит, что незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации (в данном случае руководителем негосударственного судебно-экспертного учреждения), денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением наказываются штрафом в размере от 100 до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

 В ч. 4 ст. 204 УК отмечается, что деяния, предусмотренные ч. 3 этой статьи, если они совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой или сопряжены с вымогательством, наказываются штрафом в размере от 100 до 500 тыс. руб. или иного дохода осужденного за период от одного г. до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

 Эта статья, как и предыдущая, является новой по субъекту преступления. Субъектом незаконного получения имущества или услуг может являться лицо, выполняющее управленческие функции в негосударственном судебно-экспертном учреждении. В отличие от руководителя государственного экспертного учреждения (в случае получения им взятки) как субъекта публичного права, выступающего от имени государства, руководитель частного экспертного учреждения, в отношении которого осуществляется коммерческий подкуп, как субъект частного права выступает в качестве участника договорных или иных отношений, складывающихся в процессе гражданско-правовой деятельности, но подчиняется требованиям публичного права.

 Объективная сторона преступления включает незаконное получение имущества либо незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия), сопряженных с руководством судебно-экспертным учреждением, в интересах дающего, связь ожидаемых действий со служебным положением подкупленного лица - руководителя негосударственного экспертного учреждения. Предметом подкупа может быть любое имущество как объект гражданского права (ст. 128 ГК): деньги, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, а равно работы и услуги. Получение - это принятие предмета подкупа независимо от способа и момента.

 Субъективная сторона коммерческого подкупа предполагает прямой умысел. Преступление является оконченным в момент получения (принятия) предмета подкупа и незаконного пользования услугами имущественного характера.