Глава 5. Классификация судебных экспертиз : Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе – Е.Р. Россинская : Книги по праву, правоведение

 Глава 5. Классификация судебных экспертиз

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 
РЕКЛАМА
<

 

 Классификация (деление) судебных экспертиз может производиться по различным основаниям: объему исследования, последовательности проведения, численности и составу экспертов, характеру (отрасли) специальных знаний.

 По объему исследования экспертизы делятся на основные и дополнительные *(91). Дополнительная экспертиза назначается при неполноте или неясности выводов основной экспертизы. Это экспертиза того же рода, вида и подвида, что и первичная. Неясность заключения выражается в том, что по нему нельзя судить о конкретных фактах, установить, является ли вывод положительным или отрицательным, категорическим или вероятным.

 Дополнительная экспертиза назначается и в тех случаях, когда после экспертного исследования возникают новые вопросы, связанные с исследованием того же объекта, которые ранее не ставились перед экспертом. Именно последнее основание назначения дополнительной экспертизы чаще всего встречается на практике. В суде дополнительная экспертиза назначается лишь после дачи экспертом заключения в стадии судебного разбирательства дела и если неясность или неполноту заключения не представилось возможным устранить путем допроса эксперта.

 Если эксперт исследовал не все предоставленные в его распоряжение объекты, а только часть их или решил только некоторые из поставленных перед ним вопросов, такая экспертиза является неполной. Например, из представленных эксперту для установления их подлинности 30 подписей исследовано только 28, а относительно двух других в экспертном заключении не содержится ответов на заданные вопросы. Вторая, третья и т.д. экспертизы того же, что и первичная, рода, вида и подвида, назначенные по делу для решения новых вопросов по новым объектам, дополнительными не являются - это первичные экспертизы.

 Так как дополнительная экспертиза назначается не ради опровержения результатов основной экспертизы, а для разъяснения, уточнения, конкретизации, она в большинстве случаев поручается тому же эксперту, уже знакомому с обстоятельствами дела. Однако может быть назначен и другой эксперт.

 По последовательности проведения экспертизы подразделяются на первичные и повторные *(92). Повторной называется экспертиза, производимая по тем же объектам и решающая те же вопросы, что и первичная экспертиза, заключение которой признано необоснованным или вызывает сомнения. Это возможно, например, в случаях, если:

 1) заключение первичной экспертизы противоречит объективно установленным фактам или сделано без учета фактов, относящихся к предмету экспертизы;

 2) выводы эксперта не согласуются с другими достоверными обстоятельствами дела;

 3) возникают сомнения в достоверности полученных результатов и сделанных выводов;

 4) были допущены нарушения процессуальных норм, регламентирующих назначение и производство судебных экспертиз, в частности, поручение производства экспертизы лицу, заинтересованному в исходе дела, или некомпетентному *(93);

 5) необоснованно отклонены ходатайства участников процесса в связи с экспертизой (например, о назначении эксперта из числа указанных лиц, о постановке перед экспертом тех или иных вопросов).

 Повторная экспертиза может быть назначена как в то же экспертное учреждение, в котором выполнялась первичная, но другому эксперту (группе экспертов), так и в иное экспертное учреждение. При назначении повторной судебной экспертизы в гражданском и арбитражном процессе в резолютивной части постановления обязательно указывается, что данная экспертиза является повторной, приводятся вопросы, поставленные на разрешение первичной экспертизы, и полученные в результате ее проведения выводы.

 В уголовном процессе законодателем предусмотрена специальная законодательная форма - бланк протокола о назначении дополнительной и повторной экспертизы - Приложение 120 к УПК. К сожалению, в этом бланке не предусмотрено указание вопросов, разрешенных первичной экспертизой, и экспертных выводов. Как правило, назначение повторной экспертизы является последствием отрицательной оценки экспертного заключения субъектами, назначившими экспертизу. Если в результате производства повторной судебной экспертизы эксперт придет к иным, чем в первичной экспертизе, выводам, желательно было бы иметь в тексте экспертного заключения объяснение этого результата. Безусловно, судебные эксперты не вправе оценивать заключения друг друга - это прерогатива следователя и суда. Однако эксперт может прокомментировать использованную в первичной экспертизе методику с точки зрения ее научной состоятельности и корректности применения при исследовании данных объектов, а также дать другую полезную для следователя и суда информацию. Противоречия в выводах первичной и повторной судебных экспертиз могут быть разъяснены субъекту, назначившему экспертизы при допросе экспертов.

 Следует при этом иметь в виду, что назначение повторной экспертизы - это право, а не обязанность следователя, дознавателя, суда. Повторная экспертиза может быть назначена и в том случае, когда заключение эксперта противоречит другим доказательствам, собранным по делу, поскольку заключение эксперта не является каким-то особым доказательством и отдавать априорно преимущество экспертным выводам нельзя. Типичной ошибкой, встречающейся в следственной и судебной практике, является назначение повторной экспертизы только на том основании, что выводы эксперта не устраивают следователя или суд либо по своей форме (вероятные), либо потому, что "не укладываются" в ту версию, которой отдается предпочтение. Вероятная форма выводов сама по себе не является основанием для назначения повторной экспертизы, если только при оценке заключения не возникают сомнения относительно научной обоснованности последнего или компетентности эксперта. Что же касается противоречий между выводами эксперта и следственной или судебной версией, то при отсутствии иных оснований для назначения повторной экспертизы разрешение противоречий лежит в плоскости корректировки или замены версии.

 Хотя в новом КоАП, как и в КоАП РСФСР, законодатель особо не оговаривает права судьи, органа или должностного лица, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, назначать дополнительную или повторную экспертизы, основания их назначения в практике производства по делам об административном правонарушении имеются *(94) и соответствуют общему положению ст. 26.4 КоАП, согласно которому определение о назначении экспертизы выносится тогда, когда при производстве по делу возникает необходимость в использовании специальных знаний. Практика рассмотрения дел об административных правонарушениях свидетельствует, что в ряде случаев судьи, органы и должностные лица, в производстве которых находится дело, фактически назначают такие экспертизы. Нередко это происходит по ходатайствам лиц, в отношении которых ведется производство по делу, потерпевших, защитников и представителей.

 Поскольку в результате обжалования и опротестования постановления об административном правонарушении возможно новое рассмотрение дела, в КоАП, как нам представляется, все-таки должен быть предусмотрен порядок назначения и производства повторных и дополнительных экспертиз.

 По численности исполнителей судебные экспертизы подразделяются на единоличные и комиссионные. Единоличную экспертизу проводит один эксперт, комиссионную - комиссия, состоящая из двух или более экспертов, специализирующихся в одном или различных родах или видах экспертизы *(95). Законодатель не определяет, когда именно должна назначаться комиссионная экспертиза, хотя указания на возможность поручения производства судебной экспертизы комиссии экспертов содержатся в соответствующих кодексах *(96).

 Этот вопрос решается органом или лицом, ее назначившим, либо руководителем судебно-экспертного учреждения в зависимости от содержания и сложности экспертного задания, а также степени разработанности экспертной методики. Согласно ст. 14 ФЗ ГСЭД руководитель государственного экспертного учреждения обязан поручить производство экспертизы конкретному эксперту или комиссии экспертов. В свою очередь, эксперт, которому поручено производство экспертизы, имеет право ходатайствовать перед руководителем государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, т.е. фактически о производстве комиссионной экспертизы (ст. 17 ФЗ ГСЭД). Если экспертиза выполняется вне экспертного учреждения, по логике вещей, казалось бы, что эксперт должен иметь право заявить аналогичное ходатайство лицу или органу, назначившим экспертизу. Однако такая возможность предусмотрена только в ч. 3 ст. 85 ГПК и п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК, ни АПК, ни КоАП не предоставляют эксперту подобного права. Как мы уже упоминали выше, отказ от дачи заключения возможен только при наличии определенных условий, в число которых не входит необходимость производства комиссионной экспертизы. Поэтому представляется, что следует дополнить ст. 17 ФЗ ГСЭД правом эксперта заявлять лицу или органу, назначившему судебную экспертизу, ходатайство о привлечении к производству других экспертов.

 В КоАП прямо не предусмотрена возможность назначения комиссионной экспертизы, но поскольку согласно ч. 1 ст. 26.4 определение о назначении экспертизы направляется в экспертное учреждение, то далее руководитель экспертного учреждения может самостоятельно решить вопрос о выполнении экспертизы одним экспертом или комиссией экспертов. Однако, если экспертиза назначена конкретному судебному эксперту, как это обычно на практике и бывает по делам об административных правонарушениях, эксперт не вправе самостоятельно привлекать к производству экспертизы других экспертов. Вопросы, выносимые на разрешение экспертизы по делам об административных правонарушениях, могут быть сложными и требовать участия групп экспертов, специализирующихся в одном или различных родах судебной экспертизы. Поэтому КоАП необходимо дополнить нормой, регламентирующей порядок осуществления комиссионной и комплексной экспертизы *(97).

 Ответственность за организацию комиссионной судебной экспертизы возлагается на руководителя судебно-экспертного учреждения. Если в комиссию экспертов входят государственные эксперты - сотрудники нескольких государственных экспертных учреждений, организацию комиссионной экспертизы осуществляют руководители этих учреждений. В том случае, когда хотя бы один из экспертов комиссии является сотрудником государственного экспертного учреждения, по смыслу ФЗ ГСЭД организация производства комиссионной экспертизы является обязанностью руководителя государственного экспертного учреждения, поскольку только от него государственный эксперт может получить экспертное задание. Представляется, что это вряд ли целесообразно и, к тому же, противоречит процессуальному законодательству, о чем уже упоминалось выше. Большая часть экспертов, которых необходимо привлечь в комиссию, может оказаться сотрудниками негосударственного экспертного учреждения. Там же может быть сосредоточено основное оборудование. В этом случае было бы логично возложить обязанность по организации комиссионной экспертизы на руководителя негосударственного экспертного учреждения.

 Таким образом, налицо явное противоречие. С одной стороны, вопрос о комиссионном характере судебной экспертизы определяется органом или лицом, ее назначившим, а с другой - если производство такой экспертизы поручено негосударственному экспертному учреждению, субъект, назначающий экспертизу, не может привлечь к участию в комиссии конкретного эксперта - сотрудника государственного экспертного учреждения. Если следовать букве закона, необходимо вынесение двух постановлений по назначению одной и той же комиссионной экспертизы: одного в адрес негосударственного экспертного учреждения, а другого в адрес государственного. Ни в одном кодексе не предусмотрен подобный порядок. Кроме того, руководитель государственного судебно-экспертного учреждения может воспользоваться своим правом назначать экспертов и создать комиссию совсем из других лиц.

 Спецификой комиссионных экспертиз является совместная работа во временном коллективе в течение определенного срока. Поэтому руководитель экспертного учреждения при формировании комиссии экспертов руководствуется не только соображениями о профессионализме экспертов, их опыте и компетентности в решении поставленных вопросов, но учитывает и психологическую совместимость экспертов, возможность их совместной работы.

 Для успешного решения поставленных задач комиссия экспертов, как и любая иная рабочая группа, должна согласованно подойти к цели исследования, объему и последовательности предстоящих изысканий. Хотя каждый из членов комиссии, которой поручено производство судебной экспертизы, независим, существует необходимость координации интеллектуальной деятельности всех членов комиссии экспертов и принятия коллективного решения. Судебные эксперты - члены комиссии самостоятельно проводят исследования, оценивают результаты и принимают решения, но для формулирования единого мнения (если в результате производства экспертизы члены комиссии придут к общему выводу) необходимо согласовывать эти самостоятельные решения экспертов друг с другом и вырабатывать коллегиальное мнение комиссии.

 В группе эксперты работают в условиях формального равенства. Однако, как справедливо отмечает Ю.Г. Корухов, нельзя игнорировать трудности групповой деятельности экспертов *(98). В ряде случаев у некоторых членов комиссии может возникнуть необходимость принимать решения в условиях преодоления эмоционального напряжения, связанного с расхождением в оценке выявленных признаков членами комиссии. Возможна также боязнь менее опытных или менее уверенных в себе экспертов обнаружить недостаток знаний и умений. Эти и другие обстоятельства требуют организации работы в условиях сплоченности коллектива, обусловливающей сочетание индивидуальных и совместных действий членов комиссии экспертов *(99). При производстве комиссионных экспертиз в равной степени недопустимы как конформизм, беспринципность или легкая внушаемость членов комиссии, так и излишняя самоуверенность, авторитарность, навязывание собственного мнения *(100).

 Для успешной работы комиссии один из экспертов может играть роль эксперта-организатора. Эксперт-организатор ранее в литературе назывался ведущим экспертом *(101), но этот термин представляется нам неточным, поскольку ни при каких условиях процессуальные функции организатора экспертного исследования не могут отличаться от функций каждого из членов экспертной группы. Любое неравноправие экспертов, наделение одного из них обязанностью (и правом) производить окончательную оценку результатов исследований, проведенных другими экспертами, разрушает гарантии объективности и достоверности экспертизы, обезличивает процесс формирования экспертных выводов.

 Поскольку эксперт-организатор не является процессуальной фигурой и не обладает какими-либо дополнительными процессуальными полномочиями, в сравнении с другими членами комиссии, его деятельность должна быть регламентирована соответствующим положением (инструкцией) о производстве комиссионных экспертиз.

 Законодатель не указывает, кто конкретно назначает эксперта-организатора. По нашему мнению, если судебная экспертиза производится в экспертном учреждении, он должен назначаться руководителем этого учреждения. Поскольку ФЗ ГСЭД предусматривает назначение экспертов руководителем государственного судебно-экспертного учреждения, возлагая на последнего вопросы организации судебной экспертизы, то представляется логичным, чтобы он назначал и эксперта-организатора. К тому же руководитель экспертного учреждения имеет представление об организационных способностях своих подчиненных, их психологической совместимости, опыте, авторитете и личных качествах. С учетом этих данных он и возлагает функцию эксперта-организатора на одного из экспертов. Такое указание, как представляется, должно быть дано в письменной форме.

 В случае выполнения судебной экспертизы экспертами нескольких экспертных учреждений эксперта-организатора должен назначать руководитель того экспертного учреждения, куда субъект, назначивший экспертизу, направил материалы экспертизы. Если комиссия состоит из частных экспертов, эксперта-организатора, по нашему мнению, должен определить субъект, назначающий судебную экспертизу.

 Эксперт-организатор назначается в целях координации деятельности экспертов, разработки общего плана исследования и руководства совещанием экспертов. Кроме этих основных обязанностей он должен определить последовательность изучения объектов экспертизы, когда она связана с уничтожением или видоизменением вещественных доказательств, составить конкретный план исследования.

 При производстве комиссионной судебной экспертизы группой (не менее двух) экспертов, специализирующихся в одном роде или виде судебных экспертиз, например в судебной транспортно-трасологической, судебно-бухгалтерской, судебной пожарно-технической экспертизе, каждый из них проводит исследования в полном объеме и они совместно анализируют полученные результаты. Придя к общему мнению, эксперты составляют и подписывают совместное заключение или сообщение о невозможности дачи заключения. В случае возникновения разногласий между экспертами каждый из них или эксперт, который не согласен с другими, дает отдельное заключение *(102).

 Комиссионные экспертизы назначаются в особо сложных случаях, а также при производстве повторных экспертиз. Некоторые роды экспертиз выполняются только как комиссионные. Однако далеко не всегда назначение комиссионных экспертиз обосновано. В некоторых случаях комиссии экспертов поручается исследование большого количества однородных объектов, и каждый из экспертов исследует свою группу объектов. Причем исследования экспертов, включенных в комиссию, никак не связаны между собой.

 Например, на экспертизу представлено 1600 монет из желтого металла, и на разрешение судебной экспертизы был поставлен вопрос: из какого металла или сплава изготовлены монеты, а если они содержат золото, то какой пробы? Судебная экспертиза была поручена четырем экспертам-металловедам, которые, разделив поровну монеты и промаркировав их, произвели каждый свое исследование и составили общее заключение. В выводах последовательно были указаны составы и пробы золота для каждой монеты. Эта экспертиза, будучи оформлена как комиссионная, на самом деле по своей сути таковой не является, поскольку отсутствует коллегиальность в решении вопросов. Вместо одной комиссионной надо было назначить четыре единоличных.

 При производстве комиссионной судебной экспертизы экспертами разных специальностей (далее - комплексная экспертиза) каждый из них проводит исследования в пределах своих специальных знаний. В заключении экспертов, участвующих в производстве комплексной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Каждый эксперт, участвующий в производстве комплексной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность.

 Общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов и формулировании данного вывода *(103).

 Принятие ФЗ ГСЭД, а также процессуальная регламентация производства комплексных экспертиз *(104) положили конец многолетней дискуссии в криминалистической литературе о правомерности комплексной судебной экспертизы, поскольку такая экспертиза получила прямое законодательное закрепление. В этой связи, с нашей точки зрения, необходимо конкретизировать используемые в следственной, судебной и экспертной практике понятия: "комплекс экспертиз", "комплексное исследование в рамках одной экспертизы", "комплексная экспертиза" *(105). Эти понятия гносеологически однозначны и указывают на комплексный подход к предмету исследования.

 По одному гражданскому или уголовному делу можно производить комплекс различных судебных экспертиз, как в отношении одного и того же объекта, так и группы объектов. Например, по документу, содержащему рукописный текст, подпись и печать, возможно назначение целого комплекса судебных экспертиз:

 1) судебная дактилоскопическая экспертиза следов рук на документе (не оставлены ли эти следы конкретными лицами);

 2) судебная почерковедческая экспертиза рукописного текста (не выполнен ли текст данным лицом);

 3) судебно-техническая экспертиза документов (для проверки подлинности подписи и печати).

 При этом судебные экспертизы выполняются самостоятельно и каждая оформляется отдельным заключением. Обязанностью руководителя экспертного учреждения является решение вопроса о последовательности производства этих судебных экспертиз, поскольку при осуществлении экспертных исследований в объект экспертизы могут быть внесены изменения. Так, если производить почерковедческую экспертизу ранее, чем дактилоскопическую, эксперт-почерковед может уничтожить следы пальцев рук на документе или оставить собственные следы.

 В рамках экспертизы одного вида может выполняться комплексное исследование одних и тех же вещественных доказательств с использованием различных методов, однако такое исследование не является комплексной экспертизой, даже если оно выполнено комиссией экспертов. Поясним это примером.

 По делу о пожаре изъяты провода. Решение вопроса о том, произошли ли их оплавления в результате коротких замыканий (до или во время пожара) или термического действия пожара, осуществляется с использованием таких современных инструментальных методов, как растровая электронная микроскопия, рентгеноструктурный, металлографический и газовый анализ *(106). Исследование может производиться как одним экспертом-металловедом, владеющим этими методами, так и разными экспертами, каждый из которых специализируется в каком-то одном методе, но все они, являясь специалистами в области металловедческих экспертиз, владеют и другими методами исследования.

 Несмотря на то что в постановлениях о назначении подобных экспертиз часто фигурирует термин "комплексные", они, по нашему мнению, таковыми не являются и представляют собой экспертизы с использованием комплекса методов в пределах одного и того же вида судебной экспертизы.

 Комплексной является такая экспертиза, при производстве которой решение вопроса невозможно без одновременного совместного участия специалистов в различных областях знания в формулирования одного общего вывода *(107). Следует подчеркнуть, что в значительной степени комплексная экспертиза - это понятие процессуальное. Каждый судебный эксперт, участвующий в производстве комплексной экспертизы, производит исследования и подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность.

 Выводы, сделанные экспертом самостоятельно, без участия специалистов иных областей знания, подписываются им единолично. Выводы по общим вопросам, которых, как правило, в комплексной экспертизе немного, подписываются всеми участвовавшими в экспертизе экспертами. При этом предполагается, что каждый эксперт обладает не только узкой специализацией, но и знаниями в пограничных областях наук, которые использованы при даче заключения.

 Следует отметить, что зачастую далеко не все эксперты комиссии участвуют в формировании окончательного ответа на поставленный вопрос. Некоторые из экспертов исследуют обстоятельства, выяснение которых необходимо для решения вопроса, поставленного на разрешение экспертизы, но при этом вопросы, которые ими исследуются, могут отсутствовать в постановлении. В этом случае эксперты пользуются своим правом давать заключение в пределах своей компетенции по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования *(108). Поскольку фактически они не участвуют в производстве комплексной экспертизы, то и не должны подписываться под общими выводами. При этом в заключении комплексной экспертизы указывается, что общий вывод базируется и на фактах, установленных этими экспертами.

 Проиллюстрируем это примером.

 По делу о дорожно-транспортном происшествии была назначена комплексная транспортно-трасологическая и дорожно-транспортная судебная экспертиза, на разрешение которой был вынесен вопрос о механизме дорожно-транспортного происшествия. В ходе исследования возникла необходимость анализа горюче-смазочных материалов, следы которых были изъяты с проезжей части на месте происшествия. Выводы этого исследования, осуществленного экспертом, специализирующимся в экспертизе нефтепродуктов, послужили основанием для суждения о местонахождении транспортных средств после аварии и, в совокупности с другими фактическими данными, явились отправной точкой для рассуждений экспертов, производивших комплексную экспертизу. Вывод о механизме дорожно-транспортного происшествия был сделан и подписан трасологом и автотехником, а третий эксперт поставил свою подпись только под выводом, касающимся состава горюче-смазочных материалов.

 Как показывает анализ следственной и экспертной практики, по большому количеству уголовных дел комплексная экспертиза часто назначается неоправданно в случаях, когда логичнее и правильнее назначить несколько отдельных экспертиз.

 Так, по делу об изнасиловании была назначена комплексная медико-криминалистическая экспертиза и экспертиза веществ и материалов для исследования найденного на месте происшествия окурка со следами губной помады. На разрешение экспертизы были поставлены два вопроса: 1) какова половая принадлежность слюны на окурке и 2) является ли вещество красного цвета на окурке губной помадой и имеют ли общую групповую принадлежность эта помада и помада, изъятая у потерпевшей? По первому вопросу исследование проводил медик-криминалист, второй вопрос разрешался экспертом, специализировавшимся в исследовании веществ и материалов. Для исследования окурок был разделен на две части, и каждый специалист анализировал свою часть отдельно. Очевидно, что хотя на практике подобные экспертизы часто называют комплексными, имеет место комплекс экспертиз.

 В связи с законодательной регламентацией комплексной судебной экспертизы возникает вопрос: возможно ли выполнение комплексной экспертизы одним экспертом единолично, если он обладает специальными знаниями в различных родах и классах судебных экспертиз? В настоящее время законодатель дает на этот вопрос отрицательный ответ, поскольку под комплексной судебной экспертизой он понимает экспертизу, производимую комиссией экспертов разных специальностей. Заметим, что термин "специальность эксперта" на законодательном уровне не получил должного закрепления. Его содержание не разъясняется и в ст. 9 ФЗ ГСЭД, где даются используемые в нем основные понятия. Выше мы уже указывали, что подготовка экспертов производится по родам и видам экспертиз. Из этого же исходят, определяя компетентность эксперта при назначении судебных экспертиз. Но один и тот же эксперт может овладеть знаниями и навыками, необходимыми для производства экспертиз нескольких видов и родов. Этот тезис давно подтвержден практикой экспертных учреждений. Более того, высшее экспертное образование предусматривает овладение несколькими экспертными специальностями.

 Вопрос о том, можно ли считать комплексной судебную экспертизу, проведенную одним экспертом, оживленно дискутировался в литературе еще в 70-80-е гг. XX в. Г.П. Аринушкин, поднимая вопрос о необходимости процессуальной регламентации комплексной экспертизы, в качестве одного из признаков указывал, что она всегда выполняется не менее чем двумя экспертами, т.е. является комиссионной *(109).

 Возражая ему, Н.А. Селиванов указывал, что деление экспертизы на виды должно осуществляться по гносеологическому основанию, а не по количеству лиц, участвующих в исследованиях; исследование двух или большего числа видов экспертиз комплексно, даже если его проводит одно лицо, обладающее знаниями в нескольких смежных областях *(110). Эту точку зрения разделяли *(111) и разделяют многие другие криминалисты *(112).

 В настоящее время дипломированный эксперт с высшим судебно-экспертным образованием имеет право производить от трех до семи родов судебных экспертиз уже по окончании высшего учебного заведения. Таким образом, полагаем, что комплексная судебная экспертиза совсем не обязательно должна быть комиссионной, а может выполняться и одним экспертом, обладающим познаниями в необходимых родах судебной экспертизы, что и должно быть отражено в процессуальном законодательстве.

 По характеру специальных знаний, используемых в них, судебные экспертизы многообразны, поскольку вопросы, возникающие в ходе судопроизводства, могут относиться к любой сфере человеческой деятельности. В общей теории судебной экспертизы их принято подразделять на классы, роды и виды, причем основания такой классификации в течение длительного времени являлись, да и поныне являются предметом ожесточенных научных дискуссий.

 Традиционно среди судебных экспертиз до сих пор принято выделять класс криминалистических и отграничивать их от всех прочих. Причем в течение многих лет ученые-криминалисты дискутируют на тему отнесения вновь возникающих видов и родов судебных экспертиз к криминалистическим. Некоторые ученые, например 3.И. Кирсанов *(113), большинство судебных экспертиз называют криминалистическими, основываясь на критериях отграничения, предложенных А.И. Винбергом *(114). По мнению последнего, основным критерием разграничения криминалистических и прочих экспертиз являлась индивидуальная идентификация, которую он считал возможной только в криминалистической экспертизе. Производный критерий определял степень близости к основной науке - криминалистике или физике, химии, биологии и др. В дальнейшем, однако, основной критерий подвергли сомнению и была доказана принципиальная возможность индивидуальной идентификации с использованием физических, химических, биологических и многих других методов *(115).

 Многие практикующие судебные эксперты, особенно не имеющие систематического юридического образования, все экспертизы называют криминалистическими, но совершенно по другой причине. Не очень четко представляя себе предмет криминалистической науки, такие эксперты считают криминалистическими любые методики исследования вещественных доказательств, поскольку эти методики предназначены для решения задач раскрытия и расследования преступлений. Они не видят никакой разницы между криминалистической наукой и судебно-экспертной деятельностью.

 По нашему мнению, формирование общей теории судебной экспертизы практически подвело черту под этими долгими и бурными дискуссиями, а также положило конец дискуссии о существовании предметных судебных наук, о которых в 1980 г. писали А.И. Винберг и Н.Т. Малаховская *(116). За прошедшие 20 с лишним лет так и не были разработаны судебная физика, судебная биология и др. Стало очевидно, что не может быть никакой особой судебной физики, а есть использование выявленных физической наукой закономерностей и физических методов в судебно-экспертной деятельности. Таким образом, доказано, что естественные и технические науки, так же как и криминалистика, являются обосновывающим знанием для судебно-экспертной деятельности.

 Что касается методов экспертного исследования, то за последние 40 лет именно в силу интеграции и дифференциации научных методов об их принадлежности конкретной науке уже нельзя говорить столь определенно и, тем более, строить на этом классификации судебной экспертизы, как вида практической деятельности. Вспомним, что интеграция физики и химии привела к возникновению физической химии и активному использованию физико-химических методов в производстве судебных экспертиз. Эти же методы могут использоваться и в экспертных исследованиях почвы, объектов растительного и животного происхождения, т.е. являются общими (общеэкспертными) для различных родов судебной экспертизы. И это не прерогатива только физико-химических методов.

 А.Р. Шляхов считал, что судебные экспертизы "подразделяются на области знания по совокупности трех существенных признаков: предмет, объект и методика экспертного исследования" *(117), причем под методикой экспертного исследования он понимал содержание и логическую последовательность входящих в нее методов *(118). Таким образом, он допускал использование одних и тех же методов в экспертизах разных классов и еще 15 лет назад отрицал до сих пор употребляемую (особенно практическими работниками) классификацию судебных экспертиз по методам экспертного исследования *(119). Согласно этой классификации существуют, например, судебно-химические экспертизы, т.е. экспертизы, выполняемые исключительно химическими методами. Но, как было показано выше, использование того или иного метода не является прерогативой класса или рода экспертиз. Заметим, что многие ученые - в прошлом сторонники этой классификации - изменили свою точку зрения и в трудах последних лет отказались от классификации судебных экспертиз по методам исследования *(120).

 Соглашаясь с Шляховым, Р.С. Белкин высказал мнение, что признаком, отграничивающим один вид экспертизы от другого, "является опять-таки характер специальных знаний, играющих доминирующую роль при решении задач данного вида экспертизы" *(121), т.е. для криминалистических экспертиз отличительной особенностью является доминирующая роль криминалистических методов. Экспертизы стали подразделять на традиционные криминалистические и новые нетрадиционные виды. Такое деление представляется нам нелогичным. Действительно, как определить, в течение какого периода времени вид или род экспертизы остается новым. Некоторые судебные экспертизы, например, наркотических веществ или лакокрасочных покрытий, производившиеся уже несколько десятков лет и имеющие специфические методики, продолжали считаться новыми и нетрадиционными.

 В современных условиях сказать, что такая традиционная криминалистическая экспертиза, как, например, дактилоскопическая, базируется в основном на чисто криминалистических методах, - уже совершенно неверно. В той же степени, что и на положениях криминалистической науки, она базируется и на информационных методах, методах анализа изображений и др. *(122)

 Видоизменились с точки зрения используемых методов и многие другие традиционно криминалистические роды и виды экспертиз. Методы исследования изображений используются в трасологической экспертизе наряду с методами электронной микроскопии. Вообще в силу усложнения и комплексирования общеэкспертных методов становится все труднее выделять из их числа чисто криминалистические.

 В то же время развитие криминалистической науки, ее общей и частных теорий расширяет ранее существовавшие рамки использования криминалистических знаний. Такие частные теории, как, например, теория криминалистической идентификации и теория криминалистической диагностики, являются обосновывающим знанием не только для экспертиз, называемых традиционными криминалистическими, но и для большинства других видов и родов экспертиз *(123). Общими являются и криминалистические рекомендации по собиранию вещественных доказательств - объектов судебных экспертиз, их фиксации и изъятию *(124).

 Синтетическая природа криминалистической науки обусловливает то обстоятельство, что именно криминалистикой формулируются критерии допустимости использования того или иного метода в доказывании, условия применения этих методов, возможности исследования объектов, но никак не создаются конкретные методики экспертного исследования. Криминалистика (криминалистическая техника) в современных условиях уже не является единственной базовой наукой для традиционных криминалистических экспертиз. Но в то же время она становится одной из базовых наук вообще для всех судебных экспертиз.

 Поскольку комплексирование и взаимное проникновение знаний закономерно приводит к стиранию граней между криминалистическими и некриминалистическими экспертизами, интеграции разных родов и видов судебных экспертиз, напрашивается вывод о единой природе судебных экспертиз. Таким образом, утрачивается принципиальное отличие между традиционными криминалистическими и прочими судебными экспертизами, что автоматически приводит к прекращению многолетней дискуссии на эту тему. Более того, отнесение судебной экспертизы к криминалистическим в современных условиях играет негативную роль, поскольку во главу угла ставит именно криминалистические познания.

 Единство интегрированной природы всех видов судебных экспертиз означает, что необходимо уточнить их классификации, принятые в настоящее время в теории и практике. С нашей точки зрения, основаниями подразделения судебных экспертиз на роды и виды являются характер исследуемых объектов в совокупности с решаемыми задачами. В классы же объединяются роды судебных экспертиз, относящиеся к одной или близким отраслям специальных знаний, которые к тому же используют сходный инструментарий. Поэтому объединение в один класс криминалистических экспертиз почерковедческой, дактилоскопической, трасологической и портретной экспертизы не выдерживает никакой критики. Неясно, почему взрывотехническая экспертиза отнесена рядом авторов к криминалистическим, а пожарно-техническая - нет. Такая классификация внутренне противоречива.

 С развитием собственной методической базы эти экспертизы отдаляются друг от друга все больше и больше. Последнее, что их объединяло, кроме базовой науки криминалистики, которая, как было упомянуто выше, является таковой практически для всех классов судебных экспертиз, - это использование результатов экспертиз в раскрытии и расследовании преступлений, розыске преступников. Но экспертизы, называемые традиционными криминалистическими, могут назначаться при рассмотрении гражданских дел, административных правонарушений.

 Вместе с тем, новые недавно сформировавшиеся роды судебных экспертиз часто решают сходные задачи, оперируют теми же диагностическими и идентификационными признаками, что и ранее существующие. Это касается, например, фоноскопической и автороведческой экспертиз, новой судебной лингвистической экспертизы *(125), исследующих соответственно устную и письменную речь, баллистической и взрывотехнической экспертиз и др.

 Процесс формирование новых судебных экспертиз может идти по-разному. В некоторых случаях новый вид или род экспертизы возникает внутри уже существующего рода судебных экспертиз, например трасологическая экспертиза изделий массового производства *(126).

 Другим вариантом является появление новых объектов исследования и необходимость решения новых экспертных задач. Примером возникновения таких новых родов экспертиз является судебная компьютерно-техническая экспертиза. Постепенно, по мере развития рода экспертизы, выделяются специфические объекты исследования - вещественные доказательства, формулируются специфические, свойственные только данной экспертной деятельности задачи, разрабатывается инструментарий. На ранних стадиях формирования рода экспертизы видовое деление, если оно есть, может осуществляться по отраслям знания. Однако по мере развития видовое деление осуществляется уже по исследуемым объектам. Так, в судебно-зоологической экспертизе выделился вид экспертизы волос животных. В дальнейшем некоторые виды данного рода судебных экспертиз могут стать настолько специфичны, что образуют отдельные роды. В качестве примера можно указать дактилоскопическую экспертизу, которая в большинстве учебников пока входит в род трасологических, но, специалисты в области дактилоскопии считают ее отдельным родом экспертиз *(127).

 Многие роды, развившись, образуют новые классы судебных экспертиз. Так, например, трасологическая экспертиза фактически давно выделилась в отдельный класс. То же можно сказать и о компьютерно-технической экспертизе, которая, зародившись как род инженерно-технических экспертиз, в настоящее время явно уже не может оставаться в этих тесных рамках и складывается в отдельный класс со своим родовым и видовым делением.

 С другой стороны, родовое деление многих классов судебных экспертиз, например почвоведческих или экологических, находится на стадии формирования *(128). Пока при производстве этих экспертиз используются в основном методики "большой науки".

 Поскольку все судебные экспертизы находятся на разных стадиях формирования, нельзя говорить о едином основании для их подразделения по классам, родам и видам. Для сложившихся родов судебных экспертиз характерны четко сформулированные задачи и перечень вопросов, выносимых на разрешение экспертов, структурированность по видам, в зависимости от объектов, унифицированные методики экспертного исследования. Формирующиеся роды экспертиз (а иногда и классы) еще не имеют четко выраженного видового (родового) деления.

 Из вышеизложенного ясно, что автор основной единицей классификации считает род экспертиз, который связан с определенными задачами и объектами исследования. Некоторые роды имеют видовое деление. Что касается классов экспертиз, то объединение в них родов почти всегда далеко не бесспорно и вызывает неутихающие дискуссии. Классы экспертиз - это наиболее динамичная, изменяющаяся категория, в наибольшей степени зависящая от интеграции и дифференциации научного знания. Наиболее часто дискутируется отнесение или неотнесение тех или иных родов экспертиз к криминалистическим. Это касается судебных экспертиз веществ и материалов (криминалистические экспертизы веществ и материалов - КЭМВИ), взрывотехнических экспертиз, фоноскопических экспертиз и многих других *(129).

 Как было показано выше, данная дискуссия в настоящее время уже не имеет принципиального значения для развития теории и практики судебной экспертизы, тем более что в новом стандарте высшего профессионального образования по специальности "Судебная экспертиза" предусмотрена квалификация "Судебный эксперт" - общая для всех судебных экспертов. Различается только специализация судебных экспертов *(130).

 Группировка судебных экспертиз по классам используется при составлении программ подготовки и переподготовки судебных экспертов, поскольку на основе этих классов происходит выбор направлений специализации в рамках единой специальности "Судебная экспертиза". Однако обучение экспертов не может быть оторвано от новых теоретических концепций и потребностей судебно-экспертной практики, поэтому специализации и соответствующие программы подготовки должны быть динамичны. В настоящее время в рамках специальности "Судебная экспертиза" пока существуют четыре специализации: "криминалистические экспертизы", "судебные инженерно-технические экспертизы", "судебные экспертизы веществ и материалов", "судебные экономические экспертизы". Хотя эти специализации приняты недавно, уже можно констатировать, что жизнь диктует необходимость их корректировки.

 Как было показано выше, класс так называемых "традиционных криминалистических" экспертиз включает в настоящее время роды экспертиз, весьма далекие друг от друга с точки зрения специальных знаний, такие, например, как портретная, почерковедческая и баллистическая экспертизы. Поэтому на практике, получая специализацию "криминалистические экспертизы", предполагающую овладение семью родами судебных экспертиз, весьма далекими друг от друга по характеру специальных знаний, выпускник реально может производить три, максимум четыре рода экспертиз.

 Таким образом, очевидно, что классы (а следовательно, и специализации экспертов) должны объединять роды судебных экспертиз, близкие по характеру специальных знаний, но не в силу традиции или сферы применения (например, криминалистические экспертизы - при раскрытии и расследовании преступлений).

 Поскольку свидетельства на право производства судебных экспертиз (так называемые "допуски") даются обычно на род или вид судебной экспертизы, принципы объединения экспертиз в классы не так важны при оценке и использовании заключения эксперта субъектом, назначившим экспертизу.

 Существуют и другие проблемы в классификации судебных экспертиз. Выше мы говорили о том, что отнесение судебной экспертизы к тому или иному роду определяется специальными знаниями и зависит от изучаемых объектов и решаемых задач. Но существует целый ряд родов судебных экспертиз, исследующих сходные объекты и решающих однотипные задачи. К таким пограничным случаям относится судебно-медицинская экспертиза, исследующая такие объекты, как кровь, волосы, выделения, костные останки и самого человека, и судебно-биологическая экспертиза, изучающая те же объекты, но относящиеся и к человеку, и к животным. Наркотики растительного происхождения могут с равным успехом исследовать как судебный эксперт-ботаник в рамках судебно-ботанической экспертизы, так и эксперт, специализирующийся в области исследования наркотических, сильнодействующих и ядовитых веществ.

 Приведем далее классификацию судебных экспертиз, в основание которой положены указанные выше критерии (объекты и решаемые задачи для давно существующих судебных экспертиз и специальные знания для формирующихся классов, родов и видов) *(131):

 1) судебные трасологические экспертизы;

 2) судебная экспертиза уничтоженных маркировочных обозначений;

 3) судебные экспертизы документов;

 4) судебные речеведческие экспертизы;

 5) судебная фототехническая экспертиза;

 6) судебная портретная экспертиза;

 7) судебные экспертизы оружия и следов его применения;

 8) судебные экспертизы веществ и материалов;

 9) судебно-почвоведческие экспертизы;

 10) судебно-биологические экспертизы;

 11) судебные экспертизы пищевых продуктов и напитков;

 12) судебно-медицинские экспертизы;

 13) судебно-психиатрические экспертизы;

 14) судебно-психологические экспертизы;

 15) судебно-экономические экспертизы;

 16) судебные инженерно-технические, инженерно-технологические и инженерно-транспортные экспертизы;

 17) судебные компьютерно-технические экспертизы;

 18) судебные экологические экспертизы;

 19) судебные сельскохозяйственные экспертизы;

 20) судебные искусствоведческие экспертизы;

 21) иные судебные экспертизы.

 


<