§ 2. Пределы компетенции прокуратуры

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

В ст. 4 Закона о прокуратуре Российской Федерации от 17 ян­варя 1992 г. указывалось, что органы прокуратуры осуществля­ют полномочия в пределах своей компетенции. В том же зако­не, но в редакции от 17 ноября 1995 г., это указание отсутству­ет, однако анализ содержания закона позволяет сделать вывод о наличии таких пределов. Полномочия прокуратуры очень широки, но не безграничны. В законе названы два ограничения: первое касается круга субъектов, за соблюдением законности которыми надзирает прокуратура, второе связывается с право­выми актами, за исполнением которых она надзирает.

Все субъекты, обязанные соблюдать законность, подразделя­ются на поднадзорные и не поднадзорные прокуратуре. Можно выделить три уровня органов надзора, за соблюдением закон­ности которыми прокуратура осуществляет надзор.

Первый уровень — федеральные органы. В соответствии со ст. 1 Закона о прокуратуре Российской Федерации от 17 ноября 1995 г. Генеральный прокурор и подчиненные ему прокуроры надзирают за исполнением законов всеми федеральными министерствами, их структурными подразделениями, подчиненными им органами государственного управления. Надзор распростра­няется и на все федеральные ведомства, под которыми пони­маются системы различных органов, обособленные от минис­терств, но приравненные к ним (Государственный таможенный комитет, Федеральная служба безопасности РФ, Главное управ­ление охраны и т. д.). Надзор касается всех органов, входящих в систему этих ведомств.

Второй уровень — органы субъектов РФ. Согласно п. 2 ст. 1 того же закона прокуратура осуществляет надзор за соблюдени­ем законности представительными (законодательными) и ис­полнительными органами субъектов РФ, краев и областей. Представительные органы — это всевозможные законодательные собрания, краевые, областные думы, избирающиеся народом и издающие законы, обязательные для исполнения на соответ­ствующей территории. Надзор касается не только самих орга­нов, но и их структурных подразделений (комитетов, комис­сий). Но главное — обеспечение законности органами, принима­ющими законы, т.е. исполнительными органами (президентами республик, губернаторами, главами администраций краев, об­ластей, а также правительствами субъектов РФ). Правительст­ва сложны по своему составу, в них входят различные департа­менты, управления, отделы, иные структурные подразделения, принимающие, издающие различные правовые акты, которые должны соответствовать действующему законодательству и по­тому являются предметом прокурорского надзора. В некоторых областях (например, в Свердловской) созданы управленческие округа с соответствующими органами исполнительной власти, на которые тоже распространяется прокурорский надзор.

Третий уровень — органы местного самоуправления. В соот­ветствии с Конституцией РФ они не являются государственны­ми органами, но тем не менее располагают широкими (в том числе властными) полномочиями: принимают различные право­вые акты нормативного и ненормативного характера, которые также должны соответствовать действующему законодательству, а потому входят в предмет прокурорского надзора. К органам местного самоуправления относятся главы администраций рай­онов, городов, сел, поселков, деревень, а также сама админи­страция (ее управления, отделы, иные структурные подразделе­ния).

В Законе о прокуратуре Российской Федерации в числе поднадзорных субъектов указаны органы военного управления, контроля и их должностные лица. Но в этом не было необхо­димости. Органы военного управления выполняют свои функ­ции не обособленно от Министерства обороны или других ве­домств, они входят в их состав. Если прокуратура осуществляет надзор за соблюдением законности указанным министерством или ведомством, то он распространяется и на все входящие в него органы. Органы контроля также находятся в подчинении конкретных министерств, ведомств. Например, Контрольно-ревизионное управление — структурное подразделение Мини­стерства финансов, Управление санитарно-эпидемиологическо­го надзора — составная часть Министерства здравоохранения. Контрольные органы могут быть объединены в одно обособлен­ное ведомство. Надзор за соблюдением законности ведомствами распространяется на все входящие в них органы.

Должностные лица при выполнении возложенных на них функ­ций реализуют не свои личные права и обязанности, а предо­ставленные им по службе, т.е. полномочия соответствующего органа. В широком смысле слова надзор за законностью дей­ствий должностных лиц, принимаемых ими правовых актов представляет собой надзор за соблюдением законности органа­ми, функции которых последние выполняют. Должностные лица могут быть самостоятельными участниками надзорных отноше­ний только в тех случаях, когда за совершенные правонаруше­ния они привлекаются к установленной законом ответственности. По существу, тремя перечисленными видами субъектов и огра­ничиваются пределы компетенции прокуратуры. Другие субъек­ты (их немало) тоже обязаны соблюдать законность, но про­куратуре они не поднадзорны, например Правительство РФ. Возникает вопрос: как быть в случаях вынесения Правительством незаконного постановления? Незаконные правительственные акты имеют повышенную социальную опасность, ибо способны вызвать множество нарушений законности со стороны различ­ных органов, граждан, обязанных исполнять содержащиеся в них предписания. Чем шире круг обязанных субъектов, тем больше посягательств на права и охраняемые законом интересы граждан, государства и общества.

Для достижения целей, поставленных перед прокуратурой, прокуроры обязаны реагировать на любые нарушения законнос­ти, это отражено в присяге, которую дает лицо, впервые назна­чаемое на должность: «Посвящая себя служению Закону, тор­жественно клянусь ... непримиримо бороться с любыми нару­шениями закона, кто бы их ни совершил, добиваться высокой эффективности прокурорского надзора и предварительного следствия; активно защищать интересы личности, общества и государства...» (ст. 40 Закона о прокуратуре Российской Феде­рации). Таким образом, ограничение пределов компетенции про­куратуры формально. Генеральный прокурор РФ обязан прини­мать меры по отмене или изменению незаконных постановле­ний Правительства РФ: при несоответствии их Конституции и законам РФ он информирует об этом Президента РФ (п. 3 ст. 24 Закона о прокуратуре Российской Федерации).

Генеральный прокурор подконтролен и подчинен Федераль­ному Собранию и Президенту, тем не менее он обязан реагиро­вать на случаи несоответствия Конституции России принимае­мых ими законов, постановлений, указов. Неконституционные акты могут также повлечь за собой множество нарушений законности. Согласно п. 6 ст. 35 Закона о прокуратуре Российской Федерации Генеральный прокурор вправе обращаться в Конституционный Суд РФ по вопросам нарушения конститу­ционных прав и свобод граждан законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. Необходимо рас­ширить полномочия Генерального прокурора, предоставив ему право обращаться в Конституционный Суд, когда принятым за­коном нарушены не только права и свободы граждан, но и пра­ва различных органов, учреждений, предприятий, организаций. Иными словами, Генерального прокурора надлежит уполномо­чить обращаться в Конституционный Суд при несоответствии Конституции РФ любого принятого Федеральным Собранием закона. При несоответствии Конституции и законам указов Пре­зидента Генеральный прокурор информирует его об этом, а при необходимости он должен иметь право обращаться в Конститу­ционный Суд.

Неопределенны также отношения прокурорских органов с судами. С одной стороны, последние не поднадзорны проку­ратуре, а с другой — прокуроры имеют право приносить касса­ционный или частный протест в суд второй инстанции на не­законное или необоснованное решение, приговор, определение или постановление суда (п. 1 ст. 36 Закона о прокуратуре Рос­сийской Федерации). Сам факт опротестования судебных актов указывает на поднадзорность вынесших их судов. При этом предметом надзора оказываются не только сами решения, при­говоры, определения, постановления, но и все предшествующие их вынесению процессуальные действия суда. Иными словами, предметом надзора при осуществлении правосудия является исполнение судами материального и процессуального законода­тельства, следовательно, судебные органы поднадзорны проку­ратуре.

В некоторых областях, краях созданы уставные суды, а в рес­публиках — конституционные, назначение которых — обеспечи­вать исполнение уставов, конституций, с тем чтобы издаваемые законодательными органами законы, а исполнительными — под­законные акты соответствовали содержащимся в них требованиям. Прокуроры субъектов РФ осуществляют надзор за закон­ностью правовых актов, выносимых уставными и конституци­онными судами. При несоответствии последних российскому законодательству прокуроры должны приносить протесты в эти суды, а при их отклонении — информировать Генерального про­курора РФ о принятии необходимых мер.

В Законе о прокуратуре Российской Федерации от 17 янва­ря 1992 г. в числе поднадзорных субъектов указывались юридические лица, т. е. учреждения, предприятия, организации, об­щественные объединения (общественные и политические орга­низации и движения). В одноименном законе в редакции от 17 ноября 1995 г. они уже не упоминаются. Следовательно, про­куроры не осуществляют надзор за соблюдением законности юридическими лицами. Видимо, разработчики законопроекта исходили из того, что такой надзор противоречит характеру ры­ночных отношений, в основе которых заложена свобода пред­принимательства, а предприятия, учреждения, организации как участники этих отношений должны располагать полной само­стоятельностью.

Вместе с тем рыночные отношения регулируются правом, и их субъекты (независимо от форм собственности) обязаны исполнять содержащиеся в нем предписания, ибо освобождения от исполнения законов не существует. Прокурорский надзор не посягает на свободу предпринимательства, а вмешивается лишь в той мере, в какой регулирует рыночные отношения закон, ибо, как было сказано выше, в соответствии с присягой про­куроры обязаны реагировать на нарушения законности, допус­каемые предприятиями, учреждениями, организациями, различ­ными общественными объединениями. При этом не имеет зна­чения, обладают ли они статусом юридического лица или нет. Необходимо не только выявить правонарушение, но и устранить его независимо от того, кем оно совершено.

В известной степени это отражено в Законе о прокуратуре Российской Федерации в редакции от 17 ноября 1995 г., где в п. 1 ст. 26 сказано, что предметом надзора является соблю­дение прав и свобод человека и гражданина органами управле­ния и руководителями коммерческих и некоммерческих орга­низаций. Органы управления — это органы юридических лиц, реализующие предоставленные им правомочия, и представляю­щие различные учреждения, предприятия, организации. Если надзор касается органов управления, то он распространяется и на юридические лица. Руководители коммерческих и неком­мерческих организаций выступают участниками надзорных пра­воотношений в случае, когда указанные организации не яв­ляются юридическими лицами.

Надзор за соблюдением законности учреждениями, предпри­ятиями, организациями осуществляется не только в случаях нарушения прав и свобод человека и гражданина, но и охраняе­мых законом интересов государства, общества, учреждений, предприятий, организаций.

В п. 3 ст. 7 Закона о прокуратуре Российской Федерации закреплено право прокурора, его заместителя, а также по их по­ручению других прокуроров участвовать в рассмотрении при­несенных ими представлений и протестов коммерческими и некоммерческими организациями. Представления и протесты — средства реагирования на нарушения законности, следователь­но, прокуратура надзирает за исполнением ими законов. О не­обходимости осуществления такого надзора прямо говорится в приказе Генерального прокурора РФ от 22 мая 1996 г. № 30 «Об организации прокурорского надзора за исполнением зако­нов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина». В его п. 10.1 предписывается: «При проверках на предприятиях и орга­низациях анализировать выполнение работодателями обязанно­стей по своевременной выплате заработной платы и созданию работникам безопасных условий труда».

В Законе о прокуратуре Российской Федерации в числе поднадзорных субъектов не названы граждане, возможно, это вызвано многочисленностью населения страны. Прокуратура не в состоянии надзирать за соблюдением законности каждым гражданином, да в этом и нет необходимости. Надзор должен осуществляться только за теми гражданами, в отношении ко­торых имеются сведения о совершении правонарушений, и если эта информация подтверждается, прокуроры должны принять меры по устранению последствий, восстановлению нарушенных прав и охраняемых законом интересов, привлечению винов­ных лиц к ответственности. На этом основываются поддержа­ние прокурорами государственного обвинения в суде, предъяв­ление и поддержание ими исков в гражданском процессе. Таким образом, прокурор все же наделен полномочиями надзирать за исполнением законов гражданами. Косвенное подтверж­дение этому имеется в п. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре Россий­ской Федерации, где говорится, что прокурор вправе вызывать должностных лиц и граждан для объяснений по поводу нару­шений законов.

Как уже отмечалось ранее, ограничение компетенции проку­ратуры связывается также с кругом правовых актов, надзор за исполнением которых она осуществляет. Согласно п. 1 ст. 1 Закона о прокуратуре Российской федерации Генеральный прокурор и подчиненные ему прокуроры осуществляют надзор за исполнением законов, действующих на территории РФ, т. е. Конституции РФ, законов, принятых Федеральным Собрани­ем и подписанных Президентом, а также конституций, уставов субъектов РФ, законов, принятых их законодательными органа­ми. Надзор за исполнением всех других нормативных актов выходит за пределы компетенции прокуратуры.

Вместе с тем Государственная Дума Федерального Собрания РФ не только принимает законы, но и выносит постановления. Например, Думой 12 марта 1997 г. принято постановление «Об объявлении амнистий в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в связи с вооруженным конфликтом в Чеченской Республике». Представим, что в отношении че­ченца-боевика, подлежащего амнистии, возбуждено уголовное дело, он привлечен в качестве обвиняемого и в перспективе должен быть наказан. И, естественно, прокурор должен реаги­ровать на нарушение законности — вынести постановление о пре­кращении производства по уголовному делу. А это означает осуществление надзора за исполнением постановления Государ­ственной Думы об амнистии.

В литературе высказано суждение, что прокуратура не над­зирает за исполнением указов Президента РФ, постановлений и распоряжений Правительства России, поскольку это не зако­ны, а подзаконные акты. Контроль за их исполнением должен осуществляться администрацией Президента и Правительства РФ. Правда, делается оговорка, что прокуратура должна надзи­рать за исполнением, если эти акты сформулированы неконкретно, бланкетно, отсылочно. Иными словами, несовершенство законов дает прокурорам право надзирать и за исполнением подзаконных нормативных актов. Но такое пояснение неопре­деленно. Можно по-разному оценивать содержание одного и того же закона, и у прокуроров будет разная реакция. Однако воз­можно и иное: в указах Президента и постановлениях Прави­тельства содержатся правовые нормы, которые вообще отсутст­вуют в законах, но в их исполнении заинтересованы граждане.

Приведем пример. Указом Президента «О мерах по ликви­дации задолженности по выплате зарплаты работникам бюд­жетной сферы и денежного довольствия военнослужащим» от 8 июля 1997 г. предписывается погасить долги бюджетникам до 1 января 1998 г., а военнослужащим — в течение двух месяцев.

Но поскольку указ в полной мере не исполнялся, граждане вы­нуждены обращаться с жалобами на бездействие администраций к прокурорам районов, городов, гарнизонов, воинских частей и просить принять меры по защите их прав. Если рассуждать формально, то прокуроры не должны рассматривать подобные жалобы, поскольку нарушается не закон, а подзаконный норма­тивный акт. Но формализм в работе прокуратуры недопустим и граждане, нуждающиеся в правовой помощи, должны ее по­лучить. Парадоксально, что прокуроры, осуществляющие над­зор за исполнением законов, принятых областными, краевыми думами, не должны обеспечивать исполнение указов Президен­та и постановлений Правительства РФ, хотя последние по своей правовой значимости выше, ибо они действуют на территории всей России, а законы субъектов федерации — лишь в пределах региона.

Как известно, одна из главных целей прокуратуры — защита прав и свобод человека и гражданина, а эти права и свободы закреплены не только в законах, но и в указах Президента и по­становлениях Правительства РФ. Чтобы обеспечить реальность данных актов, прокуроры должны надзирать за исполнением содержащихся в них предписаний. А это значит, что они вправе надзирать за исполнением всех подзаконных актов, поскольку именно в них регулируются права и свободы граждан. Необхо­димость такого надзора обусловлена и другой целью, стоящей перед прокуратурой,— защитой охраняемых законом интересов общества и государства. Подзаконные акты, прежде всего указы Президента и постановления Правительства, направлены именно на это, ибо принимаются в интересах общества и государства, обеспечивая надлежащее правовое регулирование обществен­ных отношений.

Необходимость прокурорского надзора связывается и с та­кой целью, как обеспечение единства законности. Единство за­конности есть не только соответствие принимаемых актов зако­нам, но и исполнение их, претворение в жизнь. Конечно, главное для прокуратуры — надзор за исполнением законов, а надзор за исполнением подзаконных актов должен осуществляться по мере необходимости. Противопоставлять же законы подзаконным актам нельзя, поскольку они связаны между собой единством выражения воли государства. Подзаконные акты выносятся на основе и во исполнение законов, в них конкретизируются и до­полняются содержащиеся в законах нормы. В широком смысле слова надзор за исполнением подзаконных актов есть ничто иное, как надзор за исполнением законов.

Обозначим еще одну категорию правовых актов: правопри­менительные. Они названы так потому, что правовые нормы, содержащиеся в законах и подзаконных актах, применяются компетентными органами к конкретным юридическим фактам и определяют связанные с ними правовые последствия: судеб­ные приговоры, решения, постановления административных ко­миссий, комиссий по делам несовершеннолетних и т. д.

В отношении последних прокурорский надзор проявляется двояко: во-первых, в проверке их законности и опротестовании их при несоответствии действующему законодательству; во-вто­рых, в обеспечении реальности их исполнения. Это прежде всего обусловлено тем, что данными актами предписания зако­на доводятся до конкретных исполнителей. В законе содержат­ся нормы, регулирующие отношения между гражданами, учреж­дениями, предприятиями, организациями. В соответствии с эти­ми нормами судебным решением или иным правоприменитель­ным актом физическое или юридическое лицо обязывается совершить требуемое действие. Например, по ст. 80 Семейного кодекса родители обязаны содержать своих несовершеннолет­них детей, в случае уклонения одного из родителей второй обращается в суд с иском о взыскании алиментов. При призна­нии иска правомерным суд выносит решение об удовлетворе­нии заявленных требований. Таким образом предписание зако­на судебным решением доводится до конкретного гражданина — ответчика по гражданскому делу.

Надзор за исполнением судебного решения — это надзор за исполнением закона, на основе которого оно вынесено. Осу­ществление его обусловлено необходимостью реальной борьбы с нарушениями законности. Если правоприменительные акты не будут исполняться и виновные лица не понесут ответствен­ности, то нарушенные права и охраняемые законом интересы граждан, учреждений, предприятий, организаций окажутся не­восстановленными.

Особенно активным должен быть надзор за исполнением судебных приговоров. Осуществляя уголовное преследование лиц, совершивших преступления, прокуроры принимают меры по обеспечению реальности исполнения определенных судами уголовных наказаний, которые имеют своей целью воспитание и перевоспитание осужденных в духе добросовестного отноше­ния к труду, соблюдения законности, правопорядка.

Прокуратура должна надзирать также за исполнением между­народных договоров, заключенных Россией с другими государствами. Согласно п. 4 ст. 15 Конституции, если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Надзор за исполнением последних осуществляется при усло­вии, что они в установленном порядке ратифицированы нашим государством и приобрели юридическую силу.

Кроме того, прокуратура надзирает и за исполнением ино­странного законодательства, применяемого на территории на­шего государства. Так, в соответствии со ст. 166, 167 Семейного кодекса РФ суд и другие органы при применении норм иностран­ного семейного права обязаны выяснять их содержание согла­сно официальному толкованию, практике применения и доктри­не иностранного государства. Указанные требования относятся и к прокурору, который призван надзирать за их претворением в жизнь.