9.2.1. Предмет, содержание и форма судебной речи

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 
РЕКЛАМА
<

 

 Способность защитника разработать по результатам судебного следствия и произнести качественную судебную речь зависит, прежде всего, от его умения правильно определить предмет, содержание и форму своей судебной речи.

 Предмет судебной речи. Содержание этого понятия отвечает на вопрос, о чем должны говорить в своей судебной речи государственный обвинитель и защитник. При определении предмета судебной речи адвокат должен учитывать то, что согласно ч. 2 ст. 336 УПК РФ прения сторон проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. Следует исходить прежде всего из содержания предусмотренных ч. 1 ст. 339 УПК РФ основных вопросов:

 1) доказано ли, что деяние имело место;

 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;

 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

 Именно эти основные вопросы определяют предмет судебной речи и государственного обвинителя и защитника. К предмету их судебных речей относятся также предусмотренные ч. 3 и ч. 4 ст. 339 УПК РФ вопросы:

 - о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут освобождение подсудимого от ответственности;

 - о степени осуществления преступного намерения, причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца;

 - о степени и характере соучастия каждого из подсудимых в совершении преступления;

 - вопросы, позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту;

 - а также вопрос о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения.

 Содержание судебной речи. Это понятие отвечает на вопрос, что должны говорить государственный обвинитель и защитник в своей судебной речи для того, чтобы аргументировать свою позицию по вопросам, которые определяют предмет судебной речи. Основное содержание судебной речи защитника представляет собой логическую аргументацию позиции защиты по вопросам, относящимся к предмету речи в суде с участием присяжных заседателей.

 Для убеждения присяжных заседателей в виновности или невиновности подсудимого и в том, заслуживает ли он снисхождения, судебная речь защитника должна быть убедительной не только по содержанию, но и по форме.

 Форма судебной речи. Американские юристы отмечают, что "Если у вас неудачная форма изложения, то есть то, как вы говорите, то уже не имеет значения, что вы говорите, потому что все равно вас не будут слушать" *(1010). При неудачной форме судебной речи присяжные заседатели ее не только не услышат, но и не поймут и не прочувствуют. Таким образом, от формы судебной речи в значительной степени зависит, долетит содержание речи до умов и сердец присяжных заседателей, убедит ли их содержащаяся в речи логическая аргументация. Именно от формы судебной речи в значительной степени зависит действенность судебной речи защитника, его способность эффективно решать указанные выше задачи, связанные с убеждением присяжных заседателей и председательствующего судью (доказать им правильность и справедливость своей позиции, расположить их к себе и направить их мысли и чувства в нужную для дела сторону). Основными слагаемыми убедительной формы судебной речи, которые обеспечивают эффективное решение этих задач, являются:

 1) проявление в защитительной речи коммуникативных качеств, свидетельствующих о высокой культуре речи адвоката (свободное изложение материала речи, умение более или менее свободно говорить речь перед присяжными заседателями, а не произносить ее "по бумажке", понятность, правильность, логичность, благозвучность, уместность, искренность, точность и выразительность речи защитника;

 2) использование в обвинительной и защитительной речи специальных технических (риторических) приемов, направляющих мысли и чувства присяжных заседателей и председательствующего судьи в нужную для дела сторону (см. главу об ораторском искусстве адвоката);

 3) оптимальная композиция судебной речи.

 Под композицией речи понимается расположение всех частей выступления и наиболее целесообразное их соотношение, организация материала речи, расположение его в определенной системе, обеспечивающей эффективное достижение его цели *(1011).

 "Композиция выступления, - отмечает Н.Н. Кохтев, - является одним из элементов воздействия (хотя и косвенным), так как помогает оратору четко построить и прочно скрепить материал, а слушателям усвоить речь, способствует ее восприятию и запоминанию" *(1012).

 Любая судебная речь представляет собой разновидность убеждающей речи, в которой главным средством воздействия на слушателей является логическая аргументация. Судебная речь, кроме того, содержит в себе и элементы речи, призывающей к действию *(1013), принятию определенного решения, например, вынести оправдательный вердикт, признать подсудимого заслуживающим снисхождения. Эти особенности судебной речи следует учитывать при разработке всех ее частей: вступления, главной части и заключения.

 Вступление и заключение образуют как бы "обрамление" речи, ее "композиционную рамку". Следует уточнить, во-первых, то, что в заключении речи важно не только когда, но и, самое главное, как, т.е. какими словами, закончить. Во-вторых, вопрос, когда закончить актуален не только для заключительной части речи, но и для вступления и главной части речи. Ведь каждая часть речи может продолжаться на протяжении более или менее продолжительного отрезка времени. В этой связи возникает вопрос об оптимальной продолжительности по времени каждой части речи.

 В литературе по ораторскому искусству для гармонического сочетания частей речи рекомендуется принимать во внимание известное "золотое сечение" Леонардо да Винчи, применяемое в архитектуре, живописи и других искусствах. Суть "золотого сечения" в следующем: отношение большей части ко всему целому должно равняться отношению меньшей части к большей. Если применить такие отношения к публичной речи, то на вступление отводится 14%, на главную часть 62% и на заключение 24% всего времени речи. Например: при общей продолжительности всей речи в 10 минут, вступление лучше сделать в пределах 1,4 минуты, главную часть речи - 6.2 минуты и на заключение оставить 2,4 минуты *(1014).

 Особенно важное значение имеют сбалансированные по продолжительности и связанные по содержанию начало и конец речи.

 В социально-психологической литературе отмечается, что начало и конец речи, представляют собой важное средство структурирования содержащейся в речи информации. Хорошо структурированная при помощи удачного введения и заключения информация не только лучше понимается, но и лучше запоминается. Это объясняется простым психологическим законом работы памяти, открытым еще на заре научной психологии в конце ХIХ в. Именно тогда немецкий психолог Герман Эббингауз установил так называемый фактор ряда: начало и конец любого информационного ряда, из чего бы он ни состоял, сохраняется в памяти человека лучше, чем середина.

 Социальные психологи отмечают, что правильно построенная композиционная рамка позволяет организовать информацию так, чтобы структура отвечала "запросам" слушателей или хотя бы соответствовала его установкам, представлениям. Композиционная рамка зависит не только от того, что "внутри" общения, но и от того, что за рамкой, т.е. от принятых норм, представлений, установок. Композиционная рамка связывает разговор, текст с жизнью, с тем, что было до того, что будет после того, она должна показать место данного разговора, текста в мире *(1015).

 Таким образом, именно вступление и заключение речи связывают всю речь с жизнью, задают определенный социальный контекст восприятия главной части речи. Кроме того, вступление и заключение играют исключительно важную роль для эффективного решения всех тактико-психологических задач, связанных с процессом убеждения присяжных заседателей и председательствующего судьи (доказать правильность и справедливость позиции судебного оратора, расположить к себе слушателей и направить их мысли и чувства в нужную для дела сторону).

 Под этим углом зрения рассмотрим основное функциональное предназначение каждой части судебной речи.

 Во вступлении судебный оратора стремится решить следующие задачи, связанные с созданием благоприятных психологических условий для эффективного убеждения присяжных заседателей и председательствующего судьи, формирования у них внимательного и благосклонного отношения к его позиции и доводам:

 1) овладеть вниманием присяжных и судьи;

 2) вызвать их интерес к речи;

 3) установить с ними психологический контакт, расположить их к себе, завоевать их доверие;

 4) активизировать здравый смысл и совесть присяжных заседателей и председательствующего судью, настроить их на правильное и справедливое разрешение уголовного дела, чтобы они решали относящиеся к их компетенции вопросы, руководствуясь не общественным мнением, личными симпатиями и антипатиями, а голосом совести и законом, т.е. в соответствии с социальными требованиями, изложенными в тексте присяги (ч. 1 ст. 332 УПК РФ) и в других правовых нормах;

 5) психологически подготовить присяжных и судью к восприятию содержания остальных частей речи, прежде всего главной части речи.

 На важное значение вступления обращал внимание еще М.В. Ломоносов: "вступление есть часть слова, через которую ритор слушателей приготовляет к прочему слову, чтобы они склонно, прилежно и понятно оное слушали" *(1016).

 Вступление рекомендуется особенно тщательно разрабатывать по сложным делам, имеющим повышенную общественную значимость. По таким делам, как справедливо отметил А. Левенстим, "красивое вступление вполне уместно, тем более, что несколько фраз, придуманных заранее, дадут оратору полную возможность преодолеть смущение, которое его охватило в начале речи, а интересная мысль сразу приобретает ему благосклонность слушателей... Введение должно возбуждать внимание слушателей, приготовлять их мысли к выводам..." *(1017).

 Как же следует построить вступление, чтобы привлечь и сосредоточить внимание слушателей? Из всех возможных рекомендаций начнем с наиболее общих:

 "Не торопитесь начинать речь. - советовал П.С. Пороховщиков, - Получив слово, не застегивайтесь, не расстегивайтесь, не кашляйте, не пейте воды; поднявшись со стула, помолчите в течение нескольких секунд... Помолчав, начните с нескольких незначительных слов, чтобы взять естественный тон, а затем, избегая общих вступлений идите прямо к делу. Если вступление необходимо, постарайтесь, чтобы оно было как можно короче и проще".

 При произнесении первых слов необходимо стремиться к максимальной новизне, неожиданности, своего рода интриге. А.Ф. Кони рекомендовал начинать речь с простых, понятных и интересных слов, приковывающих внимание слушателей:

 "Привлечь (завоевать) внимание слушателей - первый ответственный момент в речи лектора - самое трудное дело. Внимание всех вообще (ребенка, невежды, интеллигента и даже ученого) возбуждается простым интересным (интересующим) и близким к тому, что наверно переживал или испытал каждый. Значит, первые слова лектора, должны быть чрезвычайно просты, доступны, понятны и интересны (должны отвлечь, зацепить внимание). Этих зацепляющих "крючков" - вступлений может быть очень много: что-нибудь из жизни, что-нибудь неожиданное, какой-нибудь парадокс, какая-нибудь странность, как будто не идущая ни к месту, ни к делу (но на самом-то деле связанная со всей речью), неожиданный и неглупый вопрос и т.п. Большинство людей занято пустой болтовней или легкими мыслями. Своротить их внимание в свою сторону всегда можно.

 Чтобы открыть (найти) такое начало, надо думать, взвесить всю речь и сообразить, какое из указанных... начал и однородных с ними... может подходить и быть в тесной связи хоть какой-нибудь стороной с речью. Эта работа целиком творческая" *(1018) (выделено мною - В.М.).

 Вот почему к работе над вступлением адвокату следует приступать только после завершения разработки главной части судебной речи. Только после разработки главной части судебной речи адвокат может продуктивно использовать такие, например, приемы начала речи:

 дать общественную оценку рассматриваемого преступления, характеристику общественного значения дела и судебного процесса;

 указать на характерные особенности дела, например, на особый характер доказательств, которыми приходится оперировать по делу (обвинение построено только на косвенных доказательствах и др.);

 изложить программу выступления по сложному многоэпизодному и (или) групповому уголовному делу.

 В некоторых случаях можно использовать и такой прием, как краткое описание картины преступления. Такое введение облегчает переход к главной части речи.

 В главной части судебной речи адвоката сосредоточена логическая аргументация их позиции по вопросам, которые определяют предмет речи в суде присяжных. Главная часть судебной речи включает в себя следующие основные элементы:

 1. Изложение фактических обстоятельств дела.

 2. Анализ и оценка доказательств.

 3. Характеристика личности подсудимого и потерпевшего.

 4. Анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления.

 Эти элементы главной части судебной речи адвокатом разрабатываются с учетом их окончательной позиции по делу, предмета спора между обвинением и защитой, особенностей рассматриваемого в суде присяжных дела и композиционно-стилевых особенностей защитительной речи, которые будут проанализированы ниже.

 Содержание указанных основных элементов главной части судебной речи предопределяет, о чем, что и в какой последовательности целесообразно говорить не только в начале, но и в конце выступления, т.е. в заключении судебной речи.

 Заключение судебной речи предназначено для того, чтобы закрепить впечатление от сказанного и способствовать лучшему усвоению главной мысли выступления. Для этого необходимо иметь в виду следующее: 1) заключение важнее, сложнее и, как правило, несколько продолжительнее вступления, так как оно должно подытожить аргументацию и одновременно нести сильный эмоциональный заряд, склоняя слушателей к определенному убеждению и конкретному действию; 2) итог речи должен логически вытекать из всего сказанного, но при этом быть неожиданным, ярким, энергичным, чтобы концовка выступления создавала соответствующее настроение *(1019).

 Если вступительная часть речи - это своеобразная прелюдия к фортепианному произведению, то заключительную часть речи можно сравнить с заключительным аккордом. О значении этой части речи очень хорошо сказал К.Л. Луцкий:

 "Заключение - последняя и одна из наиболее важных частей судебной речи. Успех оратора на суде часто зависит от него, еще чаще от него зависит неуспех его. Задача заключения - нанести последний для победы удар и подействовать в последний раз на ум и волю судей и присяжных. Судебного оратора тут можно сравнить с артистом, певцом или музыкантом: последние ноты решают успех всей исполнявшейся вещи" *(1020).

 При выступлении перед присяжными заседателями заключение направлено на то, чтобы окончательно убедить присяжных заседателей в правильности и справедливости позиции защитника по вопросам, относящимся к их компетенции, побудить их вынести по этим вопросам соответствующий позиции защиты вердикт.

 При работе над вступлением, главной частью и заключением судебной речи и при ее произнесении защитнику следует руководствоваться выработанными наукой и практикой общими требованиями (принципами), регламентирующими методику разработки композиции и произнесения любой речи, в том числе и судебной.

 Принцип гармоничности всех частей речи (вступления, главной части и заключения). О гармоничности совершенной речи очень красочно сказал Платон: "Всякая речь должна быть составлена, словно живое существо, - у нее должно быть тело с головой и ногами, причем туловище и конечности должны подходить друг к другу и соответствовать целому" *(1021).

 Гармоничность всех частей речи обеспечивается, во-первых, их логически-смысловым единством, подчинением материала всех частей речи главной мысли: "Во всяком сочинении есть известная царствующая мысль", к которой "должно все относиться. Каждое понятие, каждое слово, каждая буква должны идти к сему концу, иначе они будут введены без причины, они будут излишни, а все излишнее несносно" *(1022).

 Именно тезис, главная мысль находится в центре композиции судебной речи, связывая в гармоническое единое целое все ее части (вступление, главную часть и заключение речи), весь ее материал - имеющиеся в распоряжении оратора доводы, факты, доказательства, знания, которые используются в качестве логических посылок в доказывании тезиса (главной мысли).

 При выступлении перед присяжными заседателями с защитительной речью в качестве тезиса (главной мысли) выступают доказываемые защитником положения, в которых выражается сущность его позиции по решаемым присяжными заседателями вопросам о фактической стороне дела и виновности, а также о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения.

 Гармоничность всех частей речи обеспечивается также достаточной выразительностью всех частей речи. Вступление, главная часть речи и заключение должны быть достаточно выразительны, не диссонировать друг с другом по своей форме, художественно-эстетической разработанности. Такой диссонанс - одно из типичных проявлений функциональной безграмотности ораторов, страдающих дефицитом здравого смысла.

 Сенека Старший рассказывал, что античный ритор Пассиен блестяще произносил лишь заключительные части речи, и слушатели, зная это, расходились после его вступления, чтобы вернуться к заключению *(1023). Совершенно очевидно, что одним лишь блестящим заключением невозможно эффективно убедить слушателей, которые во время произнесения главной части пребывают в спячке либо мысленно или наяву покидают оратора.

 Следовательно, убедительная, прекрасная речь, так же как и неотразимо привлекательная, прекрасная женщина, не может быть "местами хороша", она должна быть совершенна во всех своих частях - и во вступлении, и в главной части, и в заключении, - только тогда оратор может серьезно рассчитывать на то, что интерес и внимание присяжных заседателей не изменят ему на протяжении всей речи и вся речь произведет на присяжных неотразимое впечатление, завоюет их умы и сердца, направит их мысли и чувства в нужную для дела сторону и, таким образом, окончательно убедит присяжных, сформирует у них психологическую готовность вынести правильный и справедливый вердикт, соответствующий позиции и доводам оратора.

 Принцип группировки и разделение материала речи на части, тесно связные между собой, естественно вытекающие одна из другой. Известный дореволюционный русский адвокат и теоретик адвокатской деятельности К.К. Арсеньев один из секретов убедительности речей известных французских адвокатов объяснял следующим образом:

 "весь материал, как бы обширен он ни был, тщательно сгруппирован и разделен на части, тесно связанные между собой, естественно вытекающие одна из другой. Ни скачков, ни возвращений назад, ни повторений, кроме тех, которые необходимы для лучшего освещения фактов" *(1024).

 Такая естественная взаимосвязь частей речи обеспечивается не только группировкой материала речи, но и изложением его в связной логической последовательности, чтобы каждая мысль (фраза) вытекала из предыдущей или была связана с ней, соотнесена. Как отмечал М.М. Сперанский, "все мысли в слове должны быть связаны между собой так, чтоб одна мысль содержала в себе, так сказать, семя другой" *(1025), что способствует ясности и логичности речи. На это указывал и другой известный русский риторик - К.Л. Луцкий:

 "Ясность речи значительно увеличивается благодаря естественности в развитии мыслей, являющейся для судебного оратора вообще ариадновой нитью, заключающейся в том, что каждая мысль помещается в соответствующем ей месте, притом так, что первая подготовляет вторую, вторая влечет третью, и все вместе образуют одну неразрывную цепь, в которой звенья соединяются без всякого усилия" *(1026).

 На типичные проявления логически непоследовательной речи указывал А.Ф. Кони: "Если мысль скачет с предмета на предмет, перебрасывается, если главное постоянно прерывается, то такую речь почти невозможно слушать" *(1027).

 И наоборот, если мысли текут, развиваются в четкой логической последовательности, такую речь не только возможно, но и приятно слушать, ибо она покоряет ум и сердце своим ладным, гармоническим единством. "Естественное течение мысли, - писал он, - доставляет, кроме умственного, глубокое эстетическое наслаждение" *(1028).

 Логическая последовательность изложения материала в речи обеспечивается замыслом выступления и планом речи.

 Замысел выступления - это представление в уме процесса развития основной идеи. Изобрести замысел - значит продумать, как предстоит осуществить завязку мысли во вступлении, ее обоснование (доказательство) в главной части и развязку в заключении. Работа над замыслом представляет собой построение устного выступления вначале в своем сознании, потом оформление его в виде плана и в дальнейшем в полном тексте речи *(1029). В суде с участием присяжных заседателей замысел речи государственного обвинителя и защитника так или иначе связан с развитием основных идей по вопросам, относящимся к компетенции присяжных заседателей.

 Замысел выступления представляет собой стратегию поддержания государственного обвинения и ведения защиты на этапе прений сторон с учетом установленных в ходе судебного следствия фактов, сильных и слабых мест обвинения и защиты. В замысле выступления прежде всего определяется, какие бесспорно установленные факты (удобные или неудобные для обвинения и защиты) прокурору и адвокату следует в своем выступлении признать и дать им надлежащую оценку (с позиции соответственно обвинения и защиты). Кроме того, в замысле выступления определяются основные направления нанесения удара по слабым местам процессуального противника.

 План речи - это ее содержательная схема, в которой отражается естественный переход от одной мысли к другой. "Надо построить план так, - указывал А.Ф. Кони, - чтобы вторая мысль вытекала из первой, третья - из второй и т.д. или чтобы был естественный переход от одного к другому" *(1030).

 Для обеспечения естественного перехода от одной мысли к другой, выражения логических связей между композиционными частями и отдельными высказываниями рекомендуется использовать следующие виды логических цепей *(1031):

 логические цепи, указывающие на последовательность развития мысли: вначале, прежде всего, во-первых, во-вторых, затем, далее, идем дальше, продолжаем, повторяю и др.;

 логические цепи, указывающие на причинно-следственные отношения: как уже было сказано, как было отмечено, поэтому, благодаря этому, сообразно с, вследствие этого, следовательно, кроме того, к тому же и т.п.;

 логические цепи, указывающие на переход от одной мысли к другой: обратимся к, рассмотрим; прежде чем перейти к, остановимся на; необходимо остановиться, необходимо рассмотреть и т.д.;

 логические цепи, указывающие на противоречивые отношения: однако, между тем, с другой стороны; невзирая на; в то время как, тем не менее, и все-таки и др.;

 логические цепи, указывающие на итог, вывод: итак, значит, следовательно, таким образом, в заключение скажем, в заключение следует сказать, все сказанное позволяет сделать вывод; подводя итоги, следует сказать и др.

 Использование в судебной речи различных видов логических цепей имеет важное значение не только для понимания присяжными заседателями содержания речи, но и для обеспечения устойчивости их внимания на протяжении всей речи. Переход от одной части выступления к другой должен обеспечить переключение внимания присяжных заседателей.

 Учитывая непостоянных характер внимания, главную часть сравнительно длинной речи следует строить так, чтобы каждый ее раздел был рассчитан не более чем на 10-15 минут. Если "арматура" речи излишне сложна, переходы неясны, внимание присяжных заседателей может распылиться, а интерес угаснуть.

 Композиция главной части более или менее продолжительной речи должна обеспечить и определенную "занимательность" содержания, когда аудитория постоянно как бы задается вопросами "а что же дальше?" или "почему?". Последующие слова оратора дают ответы на эти вопросы, падая таким образом на подготовленную почву *(1032).

 Принцип учитывания при разработке и произнесении всех частей речи мыслей и чувств присяжных заседателей, их отношения к подсудимому, потерпевшему, свидетелям обвинения и защиты. Вступление, главная часть речи и заключение только тогда вызывают интерес и приковывает внимание присяжных заседателей, когда эти части речи разрабатываются и произносятся с учетом сформировавших у них по результатам судебного следствия мыслей и чувств, их отношение к подсудимому, потерпевшему, свидетелям обвинения и защиты. П.С. Пороховщиков полагает, что этот фактор имеет особенно важное значение при разработке и произнесении вступления:

 "Опытный оратор заранее знает мысли и настроение своих слушателей; он ведет свою речь в осмотрительном соответствии с этим настроением... они (присяжные)... не развлечения хотят... от оратора, они ждут от него помощи в тяжелой борьбе с самими собою, они ловят в его словах ответа на мучительные искания их совести, то блуждающей в беспросветном лабиринте, то вдруг застывшей в нравственном тупике... присяжные перед началом судебных прений уже таят в себе разнообразные чувства: жалость к пострадавшему и к подсудимому, заботу о самосохранении, желание исполнить свой долг, недовольство против обвинителя и защитника, председателя или подсудимого; рассудок их также колеблется и недоумевает перед отдельными нерешенными вопросами, промелькнувшими в судебном следствии. При таком состоянии духа присяжных первое слово принадлежит прокурору. Стоит ему затронуть чувство, в них назревшее, или мысль, в них зарождающуюся, и они в его власти. Это важное преимущество обвинителя. Умеем ли мы пользоваться им?" *(1033).

 Для того, чтобы нейтрализовать это преимущество прокурора и оказать эффективное убеждающее воздействие на присяжных защитительной речью, адвокат при разработке вступления, главной части речи и заключения должен учитывать настроение и мысли присяжных заседателей, которые у них сформировались не только по результатам судебного следствия, но и в результате выступления прокурора с обвинительной речью. С этой целью опытные защитники внимательно слушают обвинительную речь, оценивают ее сильные и слабые стороны и одновременно следят за тем, какое впечатление она произвела на присяжных. С учетом этого строится аргументация защитительной речи. Л.Е. Владимиров в своем пособии для защитников "Advocatus miles" ("Адвокат-воин") об этом писал:

 "Нужно ставить себя в положение присяжного и судьи, стараться понять, что может их в данном случае затруднять или занимать, и направлять туда всю силу своей аргументации" *(1034).

 Учет мыслей и чувств присяжных заседателей имеет особенно важное значение при разработке композиции судебной речи по сложным уголовным делам, рассматриваемым в условиях неочевидности, при дефиците или противоречивости доказательств.

 По таким делам, по свидетельству С. Хрулева, только "та речь произведет впечатление на присяжных заседателей, которая разъясняет сомнительные для них обстоятельства, освещая их с должных сторон, т.е. затрагивает самую суть дела и говорится понятным для них языком, и что та речь, которая не удовлетворяет этим условиям, как бы ни была эффектно изложена по форме, не производит никакого впечатления, или лучше сказать, не окажет влияние на решение дела" *(1035).

 Принцип расположения материала речи в оптимальной для доказывания тезиса (главной мысли) взаимосвязи, чтобы элементы речи, их форма и содержание (аргументы, доводы, доказательства) взаимно подкрепляли и усиливали убеждающее воздействие. М.М. Сперанский этот принцип сформулировал следующим образом:

 "Обозреть свой предмет, раздробить его на части и, сличив одну часть с другой, приметить, какое положение для каждой выгоднее, какая связь между ними естественнее, в каком расстоянии они более друг на друга отливают света; приметить все сие и установить их в сем положении, дать сию связь, поставить в сем расстоянии" *(1036). При этом для обеспечения наибольшего убеждающего воздействия "надобно, чтобы один довод не только не вредил другому, но и поддерживал его. Доводы все могут доказывать одну и ту же вещь, но не иметь между тем близкой связи между собой" *(1037).

 Принцип обратной связи со слушателями *(1038). Этот принцип предполагает умение учитывать при разработке композиции и произнесении речи психологические особенности восприятия слушателями частей речи (вступления, главной части и заключения) на разных этапах выступления, умение правильно оценивать внешние проявления (сигналы) реагирования сознания слушателей на излагаемую информацию, определять их причины и в соответствии с этим корректировать содержание и форму речи.

 Внешние проявления (сигналы) реагирования слушателей на излагаемую информацию выражаются в невербальном поведении слушателей (мимике, позах, жестах и т.п.) и их вербальном поведении (их вопросах, репликах по ходу выступления оратора). Чем лучше оратор использует обратную связь со слушателями, своевременно корректирует свою речь с учетом реакции аудитории и чем правильнее определяет причины этих реакций, тем выше действенность речи *(1039).

 В книге С.Ф. Касаткина *(1040) убедительно показано, что опытный оратор по сигналам обратной связи умеет корректировать свое выступление с учетом реакций слушателей на следующих последовательных этапах реагирования слушателей:

 1. Адаптация. В течение первых нескольких минут слушатели привыкают, адаптируются к голосу, интонациям, манере речи, внешнему виду оратора. В их сознании в это время преобладают процессы восприятия и декодирования звуковых сигналов.

 2. Формирование интереса. Пять-десять минут аудитория слушает скорее с любопытством, чем с интересом. На этом этапе психический процесс соотнесения воспринимаемой информации с собственной, имеющейся в сознании каждого слушателя, теснит процессы восприятия и декодирования. Аудитория предварительно оценивает содержание речи на новизну и практическую значимость. Исходя из этих критериев, слушатели делают прогноз, будет ли выступление интересным или нет. Если слушатели сочтут, что в речи оратора их навряд ли что-нибудь заинтересует, то они перестают слушать, отвлекаются. И обратная связь сигнализирует о неудаче. Но, если что-то привлекло их внимание, то у большинства слушателей зарождается и нарастает реальный интерес к содержанию и форме сообщения. Это влечет за собой последующие этапы, которые характерны прежде всего для интересной, захватывающей речи.

 3. Активизация у слушателей ресурсов информации по теме выступления. Вместе с интересом в сознании слушающих начинает активизироваться заложенная туда ранее информация, необходимая для основательного осмысления содержания воспринимаемых слов и всего выступления. Иначе говоря, это припоминание всего того, что человек знает по проблеме разговора. Таким образом, создается почва для следующего этапа.

 4. Критическое осмысление. Аудитория уже адаптировалась к специфике речи и воспринимает ее автоматически. Тогда преобладающим становится процесс соотнесения и сравнения воспринимаемой информации с уже имеющейся в сознании. К критериям новизны и практической применимости добавляется анализ на достоверность. Обратная связь сигнализирует, что слушатели подвергают сомнению каждую мысль, каждый факт, каждое слово. Об этом могут свидетельствовать, например, мимические реакции, реплики. Продолжительность этого этапа примерно 15-20 минут. Затем аудитория переходит к следующему этапу реагирования.

 5. Восприятие на доверии. Слушатели уже убедились, что практически все воспринятое соответствует предъявляемым критериям. Она начинает уставать от излишней придирчивости и проникается доверием к оратору и его словам. Обратная связь свидетельствует, что далее воспринимаемая информация сразу откладывается в структуре сознания уже без критического осмысления. В этот момент сознание слушателей уязвимо для различных манипуляций, например, при помощи рефрейминга. Восприятие на доверии обычно длится минут 20-30. А иногда - пока аудитория не устанет. Если уловили с помощью обратной связи момент усталости и вовремя заканчиваете, то наступает заключительный этап интересного выступления.

 6. Эмоциональный подъем. Слушатели взволнованы речью и глубоко благодарны оратору за нее. Хотят продлить общение, обступают выступавшего, засыпают вопросами, репликами, словами благодарности. Такое эмоциональное реагирование - ярчайшая обратная связь, свидетельствующая, что оратору удалось покорить умы и сердца слушателей.

 Разумеется, в суде присяжных положительное эмоциональное реагирование на выступление прокурора и адвоката выражается более сдержанно и проявляется чаще всего в невербальном поведении: внимательном взгляде, кивках головы, благодарной, сочувственной улыбке и т.п.

 Указанные психологические особенности каждого этапа реагирования слушателей на выступление оратора, последовательность этих этапов следует учитывать при расположении материала речи и при определении оптимальной последовательности предъявления аргументов, доказательств.

 Принцип расположения аргументов (доводов, доказательств) в оптимальном для доказывания главной мысли (тезиса) порядке (очередности), усиливающем убеждающее воздействие. Известный российский специалист по психотехнологии убеждающего воздействия доктор психологических наук А.Ю. Панасюк полагает, что при определении последовательности предъявления аргументов следует руководствоваться следующими правилами предъявления аргументов:

 1) если неизвестна исходная установка собеседника, то сильные аргументы следует поместить в начало и в конец;

 2) если исходная установка собеседника не негативная, то начинайте со слабых, а заканчивайте сильными;

 3) если исходная установка собеседника негативная (явно не дружественная), то начинайте с сильных аргументов, а заканчивать можно и слабыми *(1041).

 Представляется, что эти рекомендации не в полной мере могут быть использованы в суде с участием присяжных заседателей, поскольку здесь необходимо учитывать исходную установку не собеседников, а присяжных заседателей и председательствующего судьи. В начале судебного разбирательства присяжные заседатели относятся к государственному обвинителю и защитнику с большим или меньшим недоверием, т.е. критически. Таким же образом относится к ним председательствующий судья. При таком критическом отношении логическую аргументацию своей позиции прокурор и адвокат никогда не должны начинать со слабых доказательств. На это обращал внимание еще Цицерон:

 "Открывать сражение слабыми доказательствами... значит обманывать ожидания слушателей: судьи должны составить себе хорошее мнение о деле с самого начала, иначе они могут не отнестись к нему с должным вниманием" *(1042).

 В судебной речи следует избегать и нисходящего порядка расположения аргументов (от сильного к слабому). Чаще всего в защитительной речи целесообразно придерживаться "гомерова порядка" расположения доводов, доказательств, который считался наилучшим в классических риториках: сначала сильные аргументы, затем (после завоевания доверия слушателей) масса доказательств средней силы, в конце - один наиболее мощный аргумент *(1043).

 Слабые доводы в судебной речи лучше не приводить вообще, даже когда адвокату удалось завоевать доверие присяжных заседателей. Потому, что внимательный процессуальный противник в своей реплике может обратить внимание присяжных заседателей и председательствующего судьи на сомнительность или полную несостоятельность таких доводов.

 При разработке композиции защитительной речи наряду с указанными выше положениями, которые являются общими для любой судебной речи, в том числе и обвинительной, следует учитывать и композиционно-стилистические особенности защительной речи.