1.3. Значение конституционного права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей для защиты от следственных и судебных ошибок, обусловленных обвинительным уклоном профессиональных юристов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 
РЕКЛАМА
<

 

 Традиционно основную роль суда с участием присяжных заседателей в уголовном судопроизводстве видят в обеспечении права человека быть признанным виновным в преступлении не иначе как по решению равных обвиняемому людей, народных представителей. Реализация этого права обеспечивает более надежную, чем в обычном суде, защиту прав и свобод человека и гражданина от незаконного и необоснованного уголовного преследования, следственных и судебных ошибок, обусловленных обвинительным уклоном профессиональных юристов.

 С логической точки зрения обвинительный уклон представляет собой предубеждение, т.е. заранее сложившееся суждение - вера, точка зрения, решение о виновности человека без достаточных на то оснований. Сформировавшееся предубеждение обусловливает избирательный подход к информации: человек начинает целенаправленно искать лишь ту информацию, которая подтвердила бы правильность его мнения, точки зрения, решения, игнорируя ту, которая с ними не согласуется" *(43).

 Предубеждение является разновидностью установки, которая представляет собой готовность субъекта к совершению определенного действия или к реагированию в определенном направлении, например, определенным образом воспринимать, оценивать, понимать, трактовать объект восприятия, мышления и оценки *(44).

 Известный российский психолог Я.Л. Коломинский отмечает, что установки возникают "совершенно незаметно то в виде обычая, то привычки, то в форме присоединения к мнению окружающих. Порой такие установки действуют как предубеждение, предрассудок, предвзятость. Легко заметить, что приставка "пред" во всех этих словах означает, что определенная тенденция так или иначе воспринимать явления окружающего мира возникает еще до встречи с объектом, предшествовала этой встрече" *(45).

 Установки - предубеждения могут быть осознанными и неосознаваемыми. Наглядной иллюстрацией осознанной установки является следующий пример, заимствованный из древнекитайского литературного памятника:

 "Пропал у одного человека топор. Подумал он на сына своего соседа и стал к нему приглядываться: ходит, как укравший топор, глядит, как укравший топор, говорит, как укравший топор. Словом, каждый жест, каждое движение выдают в нем вора.

 Но вскоре тот человек стал вскапывать землю в долине и нашел свой топор. На другой же день посмотрел на сына соседа: ни жестом, ни движением не похож он на вора" *(46).

 Коварность предубеждения, особенно в деятельности следователя, прокурора и судьи, заключается в том, что оно вызывает осознаваемую или плохо осознанную обвинительную установку и, таким образом, искажает восприятие, мышление, воображение и другие познавательные психические процессы, задает тенденцию только с позиции обвинения воспринимать, оценивать, понимать, трактовать исследуемые и оцениваемые доказательства, обстоятельства расследуемого события, действия причастных и непричастных к нему и осведомленных о нем лиц. Все это и обусловливает обвинительный уклон, необъективное, пристрастное отношение к личности подозреваемого, обвиняемого и подсудимого и исследуемым доказательствам.

 Обвинительный уклон профессиональных юристов проявляется в том, что дознаватели, следователи, прокуроры и судьи в нарушение требований принципа презумпции невиновности относятся к человеку (подозреваемому, обвиняемому и подсудимому), чья вина в совершении преступления еще не доказана в предусмотренном законом порядке, как к лицу, виновному в совершении определенного преступления, не сомневаются в его виновности, необъективно, пристрастно и предвзято относятся к личности подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, а также к исследуемым доказательствам, не обращают внимание на доказательства и обстоятельства, исключающие преступность деяния, уголовную ответственность и являющиеся основанием для отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования, а также на доказательства и обстоятельства, смягчающие наказание.

 Предубежденность, предвзятость судьи к личности подсудимого, его показаниям, к совокупности собранных доказательств влечет за собой односторонность их оценки, обращение внимания только на факты, которые в той или иной мере соответствуют заранее сложившемуся мнению. Предубежденность влечет за собой судебные ошибки не только в исследовании фактических обстоятельств дела, но и в правовой квалификации содеянного, в избрании меры пресечения *(47).

 Предвзятость, необъективность в деятельности судьи может проявляться и в чрезмерном доверии к следователю, что исключает критическое отношение к материалам предварительного следствия, поскольку у судьи возникает твердая уверенность в том, что все возможные версии выдвинуты и проверены следователем *(48).

 В условиях действия УПК РСФСР проявление обвинительного уклона профессиональных юристов нередко приводило к трагическим следственным и судебным ошибкам. Наибольший общественный резонанс вызвало печально знаменитое "витебское дело", по которому правоохранительные органы Белоруссии в течение 14 лет не могли изобличить маньяка, убившего 33 женщин. По этому делу были осуждены к смертной казни и длительным срокам лишения свободы ни в чем не повинные люди. Тем временем настоящий преступник - Михасевич, оставаясь на свободе, продолжал совершать убийства *(49).

 Обвинительный уклон следователей, прокуроров и судей явился причиной не менее трагических следственных и судебных ошибок и по другому широко известному делу Чикатило. Напомним: за первое совершенное им убийство был привлечен к уголовной ответственности, осужден и по приговору суда расстрелян не совершивший этого убийства Кравченко; Чикатило же, пользуясь тем, что оперативники и следователь увлеклись "разоблачением" Кравченко, совершил еще полсотни убийств *(50).

 В условиях действия нового уголовно-процессуального закона не исключена возможность проявления у профессиональных юристов обвинительного уклона, обвинительной установки. Это объясняется тем, что доминирующее, главное направление деятельности органов дознания, следователя и прокурора, действующих в состязательном уголовном судопроизводстве на стороне обвинения, связано с осуществлением уголовного преследования от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения. Как известно, уголовное преследование - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). О том, что именно это направление деятельности является доминирующим для органов дознания, следователя и прокурора свидетельствует и содержание ч. 2 ст. 14 УПК РФ: "бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения".

 Поскольку доминирующее, главное направление деятельности органов дознания, следователей и прокуроров связано с осуществлением уголовного преследования, доказыванием обвинения и опровержением доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, это неизбежно порождает у них в той или иной степени обвинительный уклон, обвинительную установку, своеобразный "дальтонизм" на обстоятельства, оправдывающие обвиняемого и смягчающие его ответственность.

 С точки зрения психофизиологии человеческого поведения это объясняется тем, что, как отмечает академик А.А. Ухтомский, "человек видит реальность такою, каковы его доминанты, т.е. главенствующие направления его деятельности... Мы можем воспринимать лишь то и тех, к чему и к кому подготовлены наши доминанты, т.е. наше поведение. Человек подходит к миру и к людям через посредство своих доминант, своей деятельности... Наши доминанты, наше поведение стоят между нами и миром, между нашими мыслями и действительностью... Целые неисчерпаемые области прекрасной или ужасной реальности данного момента не учитываются нами, если наши доминанты не направлены на них или направлены в другую сторону..." *(51) (выделено мною - В.М.).

 С учетом того, что доминантное, ведущее направление дознавателя, следователя и прокурора связано с уголовным преследованием и это является главной причиной образования у них обвинительной установки, их обвинительный уклон в состязательном уголовном судопроизводстве в определенной степени может быть нейтрализован оправдательным уклоном стороны защиты, прежде всего действиями профессионального защитника, его односторонней функцией в уголовном процессе. К сожалению, сущность и основное содержание односторонней функции защиты в состязательном процессе не отражены в ст. 49 и 53 УПК РФ. В них отсутствует содержащееся в части 1 ст. 51 УПК РСФСР важное положение о том, что защитник в уголовном процессе обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность.

 Благодаря всестороннему исследованию сторонами доказательств и обстоятельств дела с позиции обвинения и защиты судьи в процессе доказывания в ходе судебного следствия и прений сторон как бы обретают бинокулярное, стереоскопическое зрение на исследуемые доказательства и обстоятельства дела, Об этом очень хорошо сказал известный московский адвокат В.Л. Россельс:

 "Судья с помощью прокурора и защитника воспринимает обстоятельства дела подобно человеку, смотрящему в стереоскоп обоими глазами, из которых каждый видит предмет со своей "позиции", вследствие чего предмет этот виден не только в его плоскостном изображении, но и как бы рельефно, пространственно и в глубину" *(52).

 Это помогает суду в процессе доказывания сохранить объективность, избежать обвинительного и оправдательного уклона.

 И все же и в условиях действия УПК РФ не исключено проявление обвинительного уклона со стороны профессиональных судей. Несмотря на то, что новый уголовно-процессуальный закон полностью освободил председательствующего судью от несвойственной ему обвинительной функции, тем не менее это не исключает возможность проявления его обвинительного уклона.

 Формированию и закреплению у судей обвинительной установки способствует ряд социально-психологических факторов, во-первых, личный опыт судьи, его коллег, свидетельствующий о том, что в подавляющем большинстве случаев люди, которых следствие обвинило в преступлении, оказывались преступниками в самом деле, что приводит к образованию в сознании судьи условно-рефлекторной связи между двумя явлениями: появлением подсудимого - появлением преступника *(53). Этим объясняется то, что большинство судей оценивают подсудимого не объективно-нейтрально, как лицо, чья вина еще не доказана, а близко к оценке "врага" или "преступника". Такое негативное отношение судей к подсудимому побуждает их к обвинительному уклону *(54).

 На этот недостаток, связанный с деформацией профессионального сознания судей, обращали внимание еще дореволюционные ученые-процессуалисты. Так, по свидетельству И.Я. Фойницкого у профессиональных судей "однообразие занятий и привычка к подсудимым развивают в более или менее значительной степени односторонность мышления рутинность в приемах его и предубеждение в пользу виновности" *(55).

 Во-вторых, формированию у профессиональных судей обвинительной установки, неосознанного предубеждения в пользу виновности способствует изучение материалов предварительного расследования, особенно обвинительного заключения, где сфокусированы доказательства о виновности и приводится искусная интерпретация их содержания с позиции обвинения.

 Как отмечал Л.Е. Владимиров, "Чтение актов предварительного следствия предубеждает судью. Помимо своей воли он составляет себе определенное убеждение о деле. Такой судья невольно будет рассматривать судебное следствие не как самостоятельное исследование истины, а только как повторение, проверку следствия предварительного... судья не может не иметь известного убеждения о деле, когда он приступает к судебному следствию" *(56).

 В-третьих, формированию у профессиональных судей обвинительной установки, обвинительного уклона способствует и такой мощный социально-психологический фактор, как давление общественного мнения, в том числе работников прокуратуры и милиции, особенно по делам об убийствах и других тяжких преступлениях.

 Об этом свидетельствует следующее высказывание председателя суда г. Геленджика Чурсиной Г.В. из ее интервью: "Чего греха таить: когда приходит "дело", судья стоит в определенных рамках, действует по принципу: нет дыма без огня. Если судья не осудит, его самого осудят. Та же милиция твердит: "Мы ловим преступников, а в суде их выпускают" *(57).

 В условиях действия УПК РСФСР формированию у судей обвинительной установки способствовало и то, что в разбирательстве дел далеко не всегда участвовали обвинение и защита (прокуроры, в частности, выступали менее чем по половине дел). В случаях, когда в процессе не участвовал обвинитель или когда он неумело поддерживал обвинение, председательствующий судья вынужден был принимать на себя всю тяжесть исследования доказательств - и обвинительных, и оправдательных, вольно или невольно втягиваясь в уличение подсудимого.

 Как отмечала в указанном интервью председатель суда г. Геленджика Г.В. Чурсина, в "традиционном" суде судья обычно не закрывал рта: от первого до последнего слова вся тяжесть доказательств была на нем. В таких условиях "судья не имеет возможности быть "весами" - все видеть, анализировать со стороны, абстрагироваться и невольно бросает лишнюю каплю на чашу обвинения. Государство должно доказать свое обвинение. Не смогло это сделать - выпусти человека... Человек должен иметь шанс. В суде присяжных все быстро становится на свои места" *(58).

 До принятия нового уголовно-процессуального закона председательствующему судье трудно быть "весами", т.е. последовательно руководствоваться принципами состязательности и равноправия сторон, законности, презумпции невиновности, обеспечения прав и свобод человека и гражданина и другими демократическими принципами уголовного судопроизводства, еще и потому, что исторически сложившаяся у нас до этого форма судопроизводства и судебная практика были ориентированы не на то, чтобы исключить осуждение невиновного, а прежде всего на то, чтобы исключить оправдания виновного, что характерно для репрессивного типа судопроизводства.

 Сформировавшийся у опытных судей за многие годы работы в условиях действия старого уголовно-процессуального закона обвинительный уклон превратился в устойчивый стереотип поведения. Потребуются годы, а, может быть, и десятилетия для того, чтобы искоренить его в условиях действия УПК РФ, по которому судопроизводство осуществляется в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон.

 В этих условиях судопроизводство с участием присяжных заседателей призвано не только обеспечить более надежную защиту прав и свобод подозреваемого, обвиняемого и подсудимого от следственных и судебных ошибок, обусловленных обвинительным уклоном профессиональных юристов, но и помочь им преодолеть этот обвинительный уклон.

 Таким образом, функционирование суда с участием присяжных заседателей позволяет, образно говоря, "налить новое вино в старые меха", т.е. способствует формированию и развитию нового мышления, свободного от обвинительного уклона, у судей, профессиональное сознание которых сформировалось в условиях старого уголовно-процессуального законодательства.