8.2.2. Образец ведения адвокатом перекрестного допроса свидетеля обвинения : Ведение защиты в суде с участием присяжных заседателей – В.В. Мельник : Книги по праву, правоведение

 8.2.2. Образец ведения адвокатом перекрестного допроса свидетеля обвинения

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 
РЕКЛАМА
<

 

 Перекрестный допрос свидетеля обвинения - психиатра Родхивера ведет защитник подсудимого Карла Ли адвокат Джейк Брайгенс:

 - Доктор Родхивер, психиатрия занимается изучением человеческого разума, не так ли?

 - Так.

 - И ее нельзя причислить к точным наукам, верно?

 - Верно.

 - Вы можете обследовать человека и поставить некий диагноз, а другой ваш коллега может поставить диагноз прямо противоположный?

 - Да, и это возможно.

 - Фактически, если вы предложите десяти психиатрам обследовать одного и того же пациента, в результате можно будет получить десять абсолютно отличающихся друг от друга мнений?

 - Ну, это вряд ли.

 - Но такое, по-видимому, все же не исключается?

 - Да, не исключается. Хотя бы теоретически.

 - Но в данном случае мы имеем дело не с теорией, не так ли, доктор?

 - Нет.

 - Будет ли правдой, если я скажу, что во многих случаях психиатрия не в состоянии дать точный ответ на вопрос "что происходит с разумом данного пациента"?

 - Это правда.

 - И психиатры все время спорят друг с другом, так?

 - Естественно.

 - Теперь, доктор, на кого вы работаете?

 - На штат Миссисипи.

 - И как долго?

 - Одиннадцать лет.

 - А кто возбудил уголовное дело против мистера Хейли?

 - Штат Миссисипи.

 - За всю вашу одиннадцатилетнюю работу на штат Миссисипи сколько раз вам приходилось выступать в судах по тем делам, где вставал вопрос о психическом состоянии обвиняемого?

 Родхивер на мгновение задумался.

 - По-моему, это сорок третий процесс.

 Джейк поискал в папке нужную бумагу, едва заметно

 улыбнулся:

 - А вы уверены, что не сорок шестой?

 - Да, возможно, я не помню.

 Зал замер. Бакли и Масгроув делали вид, что уставились в свои блокноты, на самом деле они не спускали с Родхивера Глаз.

 - Сорок шесть раз вы выступали свидетелем обвинения на таких процессах?

 - Если вам так будет угодно.

 - И сорок шесть раз вы свидетельствовали, что обвиняемый абсолютно нормален. Это правильно, доктор?

 - Не уверен.

 - Хорошо, я сформулирую иначе. Вы сорок шесть раз давали свидетельские показания, и сорок шесть раз, по вашему мнению, суд имел дело с абсолютно здравомыслящим человеком. Так?

 Родхивер начал ощущать беспокойство, в глазах появился тревожный огонек.

 - Не знаю.

 - Вам никогда не приходилось видеть психически ненормального обвиняемого, доктор?

 - Почему же, приходилось.

 - Уже лучше. Не будете ли вы любезны, сэр, сообщить нам имя этого обвиняемого и место, где проходил суд?

 Бакли поднялся, расстегивая пиджак:

 - Ваша честь, обвинение протестует против этих вопросов. Нельзя требовать, чтобы доктор Родхивер помнил детали всех судебных процессов, в которых ему доводилось принимать участие.

 - Протест не принят. Садитесь. Отвечайте на поставленный вопрос, доктор.

 Набрав в легкие воздуху, Родхивер изучал взглядом потолок. Джейк бросил быстрый взгляд в сторону присяжных. Никто не спал, ответа психиатра ждали.

 - Не могу вспомнить, - наконец сказал доктор.

 Подняв толстую пачку бумаг, Джейк потряс ею перед лицом эксперта.

 - Возможно, вам не приходит это на память потому, что за одиннадцать лет, участвуя в сорока шести судебных процессах, вы ни разу не дали показаний в пользу обвиняемого?

 - Честное слово, я не помню.

 - А вы можете честно назвать нам хотя бы один процесс, на котором вы признали бы обвиняемого душевнобольным?

 - Я уверен, что такие случаи были.

 - Да или нет, доктор? Хотя бы один процесс?

 Эксперт покосился на прокурора.

 - Нет. Память подводит. Сейчас не могу.

 Джейк подошел к своему столу, взял в руку пачку бумаг.

 - Доктор Родхивер, помните ли вы ваши показания по делу некоего Дэнни Букера на суде в округе Мак-Мерфи в декабре семьдесят пятого года? Бесчеловечное убийство двух человек?

 - Да, я помню этот процесс.

 - И вы показали, что обвиняемый не являлся психически ненормальным человеком, не так ли?

 - Так.

 - А не помните ли вы, сколько психиатров доказывали обратное?

 - Точно не помню. Там было несколько человек.

 - Имена Ноэля Мак-Клэки, доктора медицины, О.Г. Мак-Гуайра, доктора медицины, Лу Уотсона, доктора медицины, вам о чем-нибудь говорят?

 - Да.

 - Все они психиатры, не правда ли?

 - Правда.

 - Высококвалифицированные специалисты, да?

 - Да.

 - И все они обследовали мистера Букера, а на суде показали, что он был невменяем в момент совершения преступления?

 - Да.

 - А вы утверждали, что он был полностью нормален?

 - Совершенно верно.

 - Кто-нибудь из экспертов разделял вашу точку зрения?

 - Насколько я помню, нет.

 - Значит, было три их голоса против вашего одного?

 - Да, но я и сейчас уверен в том, что был прав.

 - Понятно. А к какому выводу пришло жюри, доктор?

 - М-м... обвиняемый был призван невиновным - ввиду того, что действовал в невменяемом состоянии.

 - Благодарю вас. Следующее. Вы, доктор, являетесь главным врачом клиники в Уитфилде?

 - Да.

 - Несете ли вы непосредственную или косвенную ответственность за лечение каждого пациента вашей клиники?

 - Я несу прямую ответственность, мистер Брайгенс. Я могу не знать лично каждого пациента, но все врачи подчинены именно мне.

 - Благодарю вас. Доктор, где сегодня находится Дэнни Букер?

 Родхивер бросил на Бакли полный отчаяния взгляд, который тут же попытался прикрыть доброй улыбкой, предназначенной для членов жюри. Мгновение-другое он колебался, а следующая секунда его молчания затянулась уже слишком.

 - Он в Уитфилде, не так ли? - Спросил Джейк таким тоном, что всем слушавшим стало ясно: ответ будет "да".

 - По-моему, да, - сказал Родхивер.

 - Значит, под вашим непосредственным присмотром, доктор?

 - Полагаю, что так.

 - С каким диагнозом, доктор?

 - По правде говоря, не знаю. У меня много пациентов, и...

 - Параноидальная шизофрения?

 - Может быть... да.

 Сделав несколько шагов назад, Джейк оперся о барьер, раскрыл папку.

 - Я хочу, доктор, внести полную ясность для присяжных. В тысяча девятьсот семьдесят пятом году вы показали в суде, что Дэнни Букер был абсолютно нормален и полностью осознавал, что он делает в момент убийства двух человек, а жюри не согласилось с вами и признало его невиновным, и с того самого времени этот человек является пациентом вашей клиники, находится непосредственно под вашим наблюдением и проходит курс лечения от параноидальной шизофрении. Я прав?

 Выражение лица Родхивера ясно говорило присяжным, что Джейк прав.

 Джейк вытащил из папки другой лист, сделал вид, что вчитывается в него.

 - Помните ли вы свои показания в суде по делу некоего Адама Коуча в округе Дюпри в мае семьдесят седьмого года?

 - Да, помню.

 - Дело об изнасиловании, верно?

 - Да.

 - Вы выступали на стороне обвинения, против мистера Коуча?

 - Да.

 - Вы утверждали перед присяжными, что обвиняемый находился в полном рассудке?

 - Именно таковы были мои показания.

 - Вы помните, сколько врачей свидетельствовали об обратном, настаивая на том, что перед присяжными больной, потерявший рассудок человек?

 - Их было несколько.

 - Вам приходилось когда-нибудь слышать о докторах, которых зовут Феликс Перри, Жене Шумат и Обни Уикер?

 - Да.

 - Они опытные психиатры?

 - Да.

 - И все они говорили, что обвиняемый был душевнобольным?

 - Да.

 - А вы оказались единственным, кто с этим не соглашался?

 - Насколько я помню, да.

 - Какое решение приняло жюри, доктор?

 - Его признали невиновным.

 - По причине потери рассудка?

 - Да.

 - Где сейчас мистер Коуч, доктор?

 - Думаю, что в Уитфилде.

 - И как долго?

 - По-видимому, с момента завершения процесса.

 - Понятно. Скажите, для вашей клиники является нормой принимать пациентов и держать их у себя, когда эти пациенты являются абсолютно нормальными в психическом отношении людьми?

 Родхивер изнемогал под тяжестью вопроса. Нервы его начинали сдавать. Он смотрел на прокурора - защитника интересов народа - и молил его взглядом: "Я уже не могу, сделай же что-нибудь, останови это".

 Джейк держал в руке новый лист.

 - Доктор, вы помните суд по делу Бадди Уоддолла, это округ Клеберн, май семьдесят девятого года?

 - Да, конечно, помню.

 - Убийство, да?

 - Да.

 - И вы в качестве эксперта-психиатра заявили перед присяжными, что Мистер Уоддолл не являлся душевнобольным человеком?

 - Да.

 - Скажите, а сколько врачей были не согласны с вашим мнением, считая обвиняемого психически ненормальным человеком?

 - По-моему, пятеро, мистер Брайгенс.

 - Совершенно верно, доктор. Пятеро против одного. Помните вердикт жюри?

 Сидевшего в свидетельском кресле эксперта начали охватывать гнев и разочарование. Мудрого дедушку-профессора, отвечавшего правильно на самые каверзные вопросы, загоняли в угол, как крысу.

 - Да, помню. Невиновен, вследствие разрушившей психику болезни.

 - Как вы объясните это, доктор Родхивер? Пятеро против одного, и даже присяжные не на вашей стороне?

 - Присяжным нельзя доверять, - неосторожно вырвалось у Родхивера.

 Он вздрогнул, бросил взгляд на жюри, но было уже поздно.

 Недобро усмехнувшись, Джейк посмотрел на эксперта, затем повернул голову в сторону присяжных. Сложив руки на груди, он позволил словам психиатра утонуть в многозначительной тишине. Так он и стоял, улыбаясь своему противнику.

 - Можете продолжать, мистер Брайгенс, - напомнил ему Нуз.

 Медленными, размеренными движениями Джейк собрал в папку все бумаги и, не сводя пристального взгляда с Родхивера, проговорил:

 - Думаю, ваша честь, от этого свидетеля мы уже достаточно услышали.

 - Дополнительные вопросы, мистер Бакли?

 - Нет, сэр. У обвинения нет вопросов.