1.2. Признание права каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом, как одно из важнейших направлений современной судебной реформы в России

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

 

 В условиях переживаемого страной политического, экономического, криминального и нравственного кризиса, связанного с переходом из одной общественно-экономической системы в другую, в постсоветской России приходилось решать задачи судебной реформы, во многом схожие с теми, которые стояли перед Российской Империей после отмены крепостного права накануне Судебной реформы 1864 г.

 Возрождение в Российской Федерации суда присяжных было обусловлено прежде всего тем, что при переходе от социалистической, принудительно управляемой экономики к рынку, от тоталитаризма - к построению демократического правового государства возникла объективная необходимость в такой форме судопроизводства, которая бы более надежно защищала права и свободы человека и гражданина в уголовном процессе.

 О том, что наши суды общей юрисдикции не обеспечивают надежной защиты прав и свобод человека и гражданина от незаконного и необоснованного обвинения и что в процессе предварительного расследования и судебного разбирательства права и свободы потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого и подсудимого часто нарушаются, при советской власти впервые откровенно заговорили в период гласности, порожденной перестройкой, когда в средствах массовой информации были высвечены многочисленные факты произвола органов дознания, следователей, прокуроров и судей, игнорирования ими прав и свобод потерпевших, подсудимых и других участников процесса, нарушения должностными лицами правоохранительных органов закона, попыток его обойти.

 Особенно сильный общественный резонанс вызвали многочисленные факты фабрикации уголовных дел в отношении невиновных людей, фальсификации доказательств, юридических приписок, когда менее тяжкое преступление квалифицируется по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за более тяжкое преступление, и т.п. *(38).

 Проявлению подобного следственного и судебного произвола способствовали не только нравственная и профессиональная несостоятельность отдельных следователей, прокуроров и судей, но и то, что судебная система не была независима от влияния партийных и советских органов, их идеологических установок, в соответствии с которыми суд рассматривался как один из множества компонентов, образующих "единую систему борьбы с преступностью и перевоспитания осужденных".

 Включенность в эту систему не обеспечивала независимость суда от органов предварительного расследования, прокуратуры, способствовала формированию конформизма судей, их некритического отношения к выводам следователей и прокуроров по некачественно расследованным делам. Такие дела редко возвращались на дополнительное расследование и почти не прекращались. В результате суды, как правило, выносили обвинительные приговоры, воспроизводящие выводы следователей и прокуроров. За внешне привлекательным ничтожным процентом оправдательных приговоров (0,1% в 1984 г.) скрывалось немалое количество невинно осужденных *(39).

 Этому способствовала и несовершенная процессуальная форма судов общей юрисдикции, которая не обеспечивала защиту прав и свобод человека и гражданина от незаконного и необоснованного обвинения, обвинительного уклона следователей, прокуроров и судей. Этот обвинительный уклон проявлялся в нарушении процессуального порядка расследования, конституционных и процессуальных прав потерпевших, свидетелей, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и других участников процесса при собирании доказательств; в игнорировании требований презумпции невиновности, принципов обеспечения подозреваемому, обвиняемому, подсудимому права на защиту; состязательности и равноправия сторон; всесторонности, полноты и объективности; самостоятельности судов, независимости судей и народных заседателей, принципа законности; обеспечения прав и свобод человека и гражданина; публичности. В соответствии с последним принципом высокое призвание органов предварительного расследования, прокуроров заключается не только в том, чтобы осуществлять уголовное преследование и обвинять, но и в том, чтобы ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден, а высокое призвание суда заключается не только в осуждении виновного, но и в оправдании неповинного человека, возмещении ему причиненного незаконным и необоснованным уголовным преследованием ущерба.

 Все это вызывало безотлагательную необходимость в радикальной судебной реформе, способствующей построению в России демократического правового государства, в котором права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, т.е. не только провозглашаются государством, но и признаются, соблюдаются, защищаются, определяют смысл деятельности исполнительной, законодательной и судебной власти, всех должностных лиц и народных представителей, участвующих в предварительном расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел.

 По замыслу разработчиков судебной реформы достижению этой цели должно было способствовать возрождение в стране суда присяжных в качестве средства "преобразовать инквизиционный процесс в состязательный, а чиновников, обслуживающих расправную советскую юстицию, превратить в профессионалов-правоведов в подлинном смысле этого слова; суд присяжных, хотя бы и рассматривающий небольшой процент дел, должен облагородить российскую юстицию в целом, задать ту высокую планку, к которой будут стремиться судьи и другие практикующие юристы" *(40).

 При выборе формы судопроизводства с участием присяжных заседателей авторы Концепции судебной реформы в РСФСР исходили из того, что для решения этой сверхзадачи, искоренения среди следователей, прокуроров и судей казенно-бюрократического отношения к правам и свободам человека и гражданина, принципу презумпции невиновности и другим демократическим принципам справедливого правосудия, для развития у них гуманно-демократического менталитета и высокого профессионализма, предупреждения непоправимых судебных ошибок такого масштаба, как по "витебскому делу", искоренения коррупции среди судей больше всего подходит классическая модель суда присяжных.

 В Концепции судебной реформы на основании обобщения мировой практики и 53-летнего опыта функционирования суда присяжных в Российской империи отмечается, что суд присяжных по сравнению с обычной формой судопроизводства обладает большей коллегиальностью и независимостью от узковедомственных соображений, стимулирует состязательность уголовного процесса и имеет другие преимущества, уменьшающие риск судебных ошибок и злоупотреблений при осуществлении правосудия.

 С учетом этих преимуществ предлагалось ввести суд присяжных в Российской Федерации по делам о преступлениях, грозящих виновному лишением свободы на срок свыше одного года или более суровым наказанием. При этом по делам о преступлениях, наказуемых смертной казнью, а также по некоторым другим, таким, как превышение власти, тяжкие преступления против личности, слушание дела перед присяжными заседателями предполагалось сделать обязательным *(41).

 Верховный Совет РСФСР, обсудив представленную Президентом РСФСР Концепцию судебной реформы, в своем постановлении от 24 октября 1991 г. принял решение рассматривать в качестве одного из важнейших направлений судебной реформы "признание права каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом" *(42).

 Положения указанного постановления Верховного Совета РСФСР и Концепции судебной реформы о суде присяжных нашли отражение в Декларации прав и свобод человека и гражданина и четырех статьях Конституции РФ.

 Так, в соответствии с ч. 4 ст. 123 Конституции судопроизводство с участием присяжных осуществляется в случаях, предусмотренных федеральным законом. За обвиняемым в этих случаях признается право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 47), причем исключительная мера наказания - смертная казнь может быть назначена только при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 20). Это право провозглашено и в Декларации прав и свобод человека и гражданина: "Смертная казнь впредь до ее отмены может применяться в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления только по приговору суда с участием присяжных" (ст. 7).

 Праву обвиняемого на рассмотрение его дела судом присяжных в предусмотренных законом случаях Конституция РФ придает настолько важное значение, что запрещает ограничивать это право человека и гражданина даже в условиях чрезвычайного положения (ч. 3 ст. 56).

 Верховный Совет РСФСР в названном выше постановлении предложил рассматривать в качестве одного из важнейших направлений судебной реформы признание права каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом, с учетом того, что реализация этого права имеет не только юридическое, но и общественно-политического значение для решения задач судебной реформы, связанных с построением в Российской Федерации демократического правового государства, становлением и развитием в России независимой судебной власти, ориентированной на правовые ценности, отраженные в международных стандартах в области прав человека, демократизацией и гуманизацией судебной системы, совершенствованием уголовно-процессуального законодательства и практики его применения, приведением их в соответствие с требованиями Конституции РФ.

 Законодательство о суде присяжных и практика его применения явились своеобразным правовым "полигоном", на котором в современном российском уголовном процессе стали практически реализовываться закрепленные в Конституции РФ демократические принципы построения уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123) и недопустимости использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50), положение ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР о том, что доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 УПК РСФСР.

 Законодательство о суде присяжных и практика его применения оказали также большое влияние на разработку в УПК РФ правил определения недопустимых доказательств (ст. 75 УПК РФ), порядка исключения доказательств по ходатайству сторон на предварительном слушании, которое предусмотрено и в процедуре традиционного правосудия (ст. 235 УПК РФ), принципа состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ), правил построения судопроизводства на началах состязательности и равноправия сторон (председательствующий руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные УПК меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон - ч. 1 ст. 243 УПК РФ; наделение сторон равными процессуальными правами и возможностями - ст. 244 УПК РФ; правомочия прокурора полностью или частично отказаться от обвинения либо изменить его в сторону смягчения - ч. 7 и 8 ст. 246 УПК РФ и др.).

 Реализация конституционного права каждого человека на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных законом, функционирование этой формы судопроизводства в Российской Федерации способствуют воспитанию у следователей, прокуроров, адвокатов и судей нового правового мышления, основанного на уважении прав человека, искоренению у них казенно-бюрократического отношения к правам и свободам человека, поддержанию их профессиональной натренированности на уровне, обеспечивающем качественное выполнение их профессиональных обязанностей в состязательном уголовном процессе, в том числе по обеспечению непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе, соблюдению процессуального порядка расследования и судебного разбирательства.

 Этому способствует, в частности, то, что суд присяжных предъявляет более строгие требования к качеству предварительного расследования, доказанности предъявленного подсудимому обвинения на основании достаточного количества допустимых доказательств, не прощает ошибок, нарушений прав человека и процессуального порядка расследования при собирании доказательств. Это подтвердили 84,8% опрошенных судей, 87,1% прокуроров и 53,3% следователей. Опрошенные прокуроры отметили, что по делам, рассматриваемым в суде присяжных, они более внимательно и ответственно осуществляют прокурорский надзор за предварительным расследованием (67,7%), более тщательно готовятся к состязательному процессу в суде присяжных и активно участвуют в нем (96,6%).

 Деятельность в суде присяжных способствует повышению профессиональной культуры и у судей. Поставленный перед необходимостью произнести публично юридически правильное и понятное для присяжных заседателей напутственное слово судья-профессионал вынужден более внимательно изучать действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, постановления Пленумов Верховного Суда, комментарии, справочники, знакомиться с новейшей научной литературой по теории доказательств и уголовного права и т.п. Все это способствует расширению его кругозора, а значит и профессионального мастерства.

 Резюмируя сказанное, можно сделать вывод, что признание права каждого лица на рассмотрение его дела судом присяжных в случаях, установленных законом, является одним из важнейших направлений судебной реформы в Российской Федерации не только потому, что эта форма судопроизводства более надежно защищает права и свободы каждого человека от незаконного, необоснованного и несправедливого обвинения и уголовного наказания, но и потому, что функционирование возрожденного в Российской Федерации суда присяжных способствовало решению следующих задач судебной реформы, связанных с построением в Российской Федерации демократического правового государства, становлением и развитием в России независимой судебной власти, ориентированной на правовые ценности, отраженные в международных стандартах в области прав человека:

 1) формированию в Российской Федерации самостоятельной судебной власти, независимой от законодательной и исполнительной властей, прокуратуры;

 2) совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, приведению его в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон;

 3) повышению профессиональной культуры следователей, прокуроров, адвокатов и судей, поддержанию их профессиональной натренированности на уровне, обеспечивающем качественное выполнение их профессиональных обязанностей в состязательном уголовном процессе с участием присяжных заседателей;

 4) побуждению правоохранительных органов бороться с преступностью только законными методами; демократизации и гуманизации деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и судов, искоренению в них коррупции, казенно-бюрократического отношения к правам и свободам человека и гражданина, пренебрежительного отношения к требованиям Конституции и уголовно-процессуального закона, предупреждению случаев незаконного и необоснованного осуждения к смертной казни, пожизненному лишению свободы или к длительным срокам лишения свободы человека, который невиновен или хотя и виновен, но не в такой степени, чтобы его можно было лишать права на жизнь или "на всю оставшуюся жизнь" права на свободу.

 И все же закрепление в четырех статьях Конституции РФ права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей свидетельствует о том, что основной закон главное предназначение этой формы судопроизводства видит в обеспечении защиты прав и свобод человека и гражданина от незаконного и необоснованного обвинения.

 Согласно п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ по ходатайству обвиняемого судья с участием присяжных заседателей в качестве суда первой инстанции рассматривает уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 3 ст. 31 УПК РФ, т.е. подсудных Верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа.

 Данное положение в соответствии с Федеральным законом "О внесении изменений в Федеральный закон "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" от 11 декабря 2002 г. введено в действие во всех субъектах РФ, за исключением Чеченской Республики, где оно будет введено с 1 января 2007 г.