Глава 8. Участие защитника в судебном следствии

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

 

 У некоторых юристов бытует мнение, что суд присяжных - это "суд эмоций", который выносит решение не столько на основе доказательств, сколько под давлением театральных приемов и краснобайства ловких прокуроров или адвокатов. Практика показывает, что это далеко не так. Хотя красноречие государственного обвинителя и защитника действительно играет важную роль в суде присяжных, но решающим фактором для убеждения присяжных заседателей и председательствующего судьи является умение прокурора и адвоката искусно вести судебное следствие.

 "В нашей судебной среде, - писал П.С. Пороховщиков, - признается бесспорно, что успех оратора в уголовном процессе зависит не столько от его речи, сколько от умения "вести" судебное следствие, то есть выяснять перед судьями и присяжными обстоятельства дела, доказывающие и подтверждающие справедливость того или иного решения... Обвинитель и защитник должны обладать как искусством красноречия, так и искусством вести судебное следствие, и надо помнить, что второе важнее первого. Если на судебном следствии стороной установлены факты, изобличающие или оправдывающие подсудимого, и представитель этой стороны не сумел сказать речи, судьи или присяжные могут сами сделать логические выводы из фактов. Напротив того, речь не основанная на фактах, то есть на данных судебного следствия, никого убедить не может. Но искусство вести судебное следствие до сих пор у нас в самом жалком положении, и нам надо учиться ему..." *(963) (выделено мною - В.М.).

 Здесь точно подмечено, что результаты судебного следствия, установленные сторонами в ходе представления и исследования доказательств обвинения и защиты факты *(964) не только предопределяют содержание судебной речи, но и сами по себе оказывает огромное убеждающее воздействие на присяжных заседателей и судей. Это объясняется тем, что полученная в их присутствии доказательственная информация в качестве логических посылок задает определенную направленность процессу ее логической переработки присяжными и судьями, подталкивает их к определенному выводу по относящимся к их компетенции вопросам. Таким образом, еще до произнесения судебных речей результаты судебного следствия, полученные сторонами в присутствии присяжных и судей фактические данные, сами по себе запускают механизм их самоубеждения, придают ему определенную направленность.

 Защитительная речи будут звучать убедительно только тогда, когда она основана на материалах судебного следствия, обобщает его итоги, является логическим выводом из фактов, установленных в ходе судебного следствия.

 Как отмечал М.С. Строгович, "Самая блестящая речь прокурора будет лишена всякого значения, всякого эффекта, если ей предшествовало бледное, поверхностное, бессодержательное судебное следствие" *(965).

 Это в полной мере относится и к защитительной речи адвоката. Современная судебная практика также подтверждает, что в судах с участием присяжных заседателей добиваются успеха только те прокуроры и адвокаты, которые умеют искусно вести судебное следствие. Как показывают результаты проведенного научными сотрудниками НИИ при Генеральной прокуратуре РФ анкетирования присяжных заседателей (после вынесения ими обвинительного вердикта подсудимым, обвинявшимся в убийстве и других тяжких преступлениях), у большинства присяжных заседателей (60%) внутреннее убеждение о виновности подсудимого сформировалось еще в ходе судебного следствия. Абсолютное большинство присяжных заседателей (88%) указали, что формированию их внутреннего убеждения о виновности подсудимого способствовало активное участие прокурора в допросах подсудимого, потерпевшего, свидетелей и экспертов, выяснение им в ходе этих допросов обстоятельств дела, фактов, подтверждающих позицию обвинения.

 Искусное ведение адвокатом судебного следствия проявляется прежде всего в умении искусно вести с позиции защиты различные виды судебного допроса. Особенно важное значение имеет умение искусно вести прямой и перекрестный допрос. Если судебный допрос является основным процессуальным средством представления и исследования доказательств обвинения и защиты, то прямой и перекрестный допрос являются основными способами ведения судебного допроса. Искусное ведение защитником судебного следствия зависит от знания и понимания ими рассмотренных ниже процессуальных и тактико-психологических основ его участия в судебном следствии с участием присяжных заседателей.