5.3.3.3. Использование интонации

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 
РЕКЛАМА
<

 

 Одним из эффективных выразительных средств речи, используемых для нейролингвистического программирования сознания и поведения слушателей, является интонация - важное смыслоразличительное средство языка. Одно и то же предложение, произнесенное с разной интонацией, приобретает иной смысл. Часто интонации, с которой произнесена фраза, доверяют больше, чем словам, т.е. прямому смыслу фразы *(830).

 В литературе по НЛП отмечается, что интонация и другие компоненты невербального поведения лица, передающего сообщение, часто определяют, как будет воспринято и истолковано вербальное сообщение:

 "Если человек говорит "Просто прекрасно" саркастическим тоном, то фактически он передает невербальное сообщение, прямо противоположное по смыслу вербальной части. Невербальные сигналы, например, выражение лица и тон голоса, оказывают на нас эмоциональное воздействие, определяя наши чувства по отношению к чьим-либо словам... Правильные слова, сказанные "неправильным" тоном или с "неправильным" выражением лица, способны произвести эффект, прямо противоположный задуманному" *(831).

 Таким образом, эффективное убеждающее воздействие речи возможно только тогда, когда вербальные и невербальные компоненты речи, в том числе и тон речи, конгруэнтны, т.е. соответствуют, не противоречат друг другу.

 Интонационное выделение ключевых слов необходимо не только для обеспечения понятности содержащейся в речи логической аргументации, но и для обеспечения эффекта убеждающего внушения. Специалисты в области нейролингвистического программирования, основываясь на достижениях суггестивной лингвистики, рекомендуют выделять ключевые слова интонацией, громкостью, тембром и другими средствами интонационного выделения, так как это оказывает определенное внушающее воздействие *(832).

 По свидетельству С. Коледы, "Экспериментрируя с гипнотическими техниками, Милтон Эриксон сделал важное открытие. Если в какой-нибудь нейтральный по содержанию текст вставить определенные ключевые слова и выделить их каким-то образом (если текст письменный - определенным шрифтом или цветом, если он произносится устно - интонацией, паузой, замедлением речи, снижением или увеличением громкости, жестом, изменением позы или положения тела в пространстве) бессознательное (в психике человека) примет их как руководство к действию... Эта психотехнология... позволяет влиять на бессознательное и вызывать требуемое поведение" *(833).

 Все это позволяет лучше понять смысл советов А.Ф. Кони, их направленность на обеспечение не только доказательности речи, но и эффекта убеждающего внушения (или внушающего убеждения): "Говорить надо громко, ясно, отчетливо (дикция), немонотонно... В тоне должна быть уверенность, убежденность... следует вообще менять тон - повышать и понижать его в связи со смыслом и значением данной фразы и даже отдельного слова (логическое ударение). Тон подчеркивает. Иногда хорошо "упасть" в тоне: с высокого вдруг перейти на низкий, сделав паузу. Это "иногда" определяется местом в речи... Точных указаний делать по этому вопросу нельзя: может подсказать чутье лектора, вдумчивость. Следует помнить о значении пауз между отдельными частями устной речи (то же, что абзац или красная строка в письменной). Речь не должна произноситься одним махом; она должна быть речью, живым словом" *(834).

 Интонация, кроме того, несет важную информацию о человеке, его отношению к предмету речи, собеседнику и даже об его характере. Это свойство интонации было отмечено еще в древности, о чем свидетельствует высказывание ученого ХIII века Абу-ль-Фаража:

 "Тот, кто разговаривает, постепенно снижая голос, несомненно, чем-то глубоко опечален; кто говорит слабым голосом - робок как теленок; тот кто говорит пронзительно и несвязно, - глуп как коза" *(835).

 Следует учитывать, что интонация - комплексное средство речевого воздействия на сознание и подсознание слушателей, которое включает в себя несколько компонентов: мелодику, логическое ударение, громкость, темп и паузу *(836). Рассмотрим их подробней, поскольку именно эти компоненты интонации, придавая речи оратора достаточную интонационную выразительность, позволяют направлять мысли и чувства присяжных заседателей и председательствующего судьи в нужную для дела сторону путем интонационного выделения, подчеркивания наиболее важных мыслей, фактов, обстоятельств.

 Мелодика - это изменение высоты тона голоса на протяжении высказывания. В русском языке выделяются несколько типов мелодики, основными из которых являются:

 мелодика завершенности, которая характеризуется понижением высоты голоса к концу высказывания и свойственна повествовательным предложениям, а также вопросительным предложениям с вопросительным словом;

 вопросительная мелодика, которая характеризуется повышением высоты тона и свойственна вопросительным предложениям без вопросительного слова (общий вопрос);

 мелодика незавершенности, которая близка к вопросительной, но характеризуется меньшим подъемом высоты тона и реализуется в неконечных частях рапространенного высказывания.

 При помощи логического ударения оратор выделяет в высказывании ключевое, наиболее важное слово с целью обратить на него внимание слушателей. В зависимости от того, на какое слово падает логическое ударение, высказывание изменяет свой смысл. Поэтому логическое ударение называют еще смысловым выделением.

 Громкость - это воспринимаемая слушателями интенсивность высказывания. Громкость обычно уменьшается к концу высказывания. Более важные в смысловом отношении части предложения обычно произносятся более громко, чем малозначимые части предложения.

 П.С. Пороховщиков особо предостерегал судебных ораторов от такой ошибки, как недостаточно громкая и отчетливая речь: "...эта ошибка повторяется постоянно; молодые защитники не замечают ее. Между тем акустика в наших залах невозможная, и глухой голос совсем пропадает в них. Судьи часто с трудом следят за речами сторон, а они ближе к защитнику, чем присяжные. Слышно начало фразы, не слышен конец; пропущено два-три слова, и потерян смысл целого предложения. Не имея привычки следить за собою, оратор не может наблюдать за тем, чтобы таким образом не пропадали и важнейшие его соображения" *(837), без которых логическая структура речи не воспринимается, теряется ее понятность и убедительность.

 Убедительность речи пропадает еще и потому, что "такие негромкие и неотчетливые речи кажутся просто робкими, является представление, что говорящий сам не уверен в ценности своих слов и верности своих юридических соображений" *(838). И наоборот, "...умеренно громкая, отчетливая речь, если только в ней не сквозит излишней самоуверенности, сразу располагает залу в пользу оратора и внушает присяжным убеждение, что его следует слушать со вниманием" *(839).

 Недостаточно громкая речь особенно опасна, когда она произносится монотонно, "журчит ручейком", поскольку она очень быстро утомляет присяжных заседателей, вводит их в полудремотное состояние, при котором снижается эффективность восприятия и понимания ее содержания:

 "Остерегайтесь говорить ручейком: вода струится, журчит, лепечет и скользит по мозгам слушателей, не оставляя в них следа. Чтобы избежать утомительного однообразия, надо составить речь в таком порядке, чтобы каждый переход от одного раздела к другому требовал перемены интонации" *(840).

 Достаточно громкая, отчетливая и немонотонная речь привлекает внимание и эффективно воспринимается и внутренне перерабатывается присяжными заседателями и председательствующим судьей только тогда, когда она произносится в оптимальном темпе.

 Темп речи - скорость произнесения элементов речи (звуков, слогов, слов) в единицу времени, например, в секунду или минуту. Для эффективного интонационного выделения оптимальным является естественный, умеренно медленный темп речи, который помогает присяжным заседателям правильно воспринять (услышать), логически переработать и критически оценить все высказанные оратором существенные факты, доказательства, мысли, идеи, выступающие в качестве логических посылок рассуждений и конечных выводов по вопросам о виновности.

 Темп речи не должен быть слишком медленным (усыпляет) или слишком быстрым. При стремительном темпе судебной речи и допроса *(841) восприятие, мышление, воображение и память присяжных заседателей не поспевают за текущей информацией, содержащейся в речи. О том, что быстрый темп речи не соответствует психофизическим и психофизиологическим свойствам человеческой природы слушателей, свидетельствует высказывание античного риторика Деметрия: "...подобно тому как не замечаешь бегущих людей, так можно не расслышать и быструю речь" *(842).

 В современной литературе по риторике также отмечается, что слишком быстрый темп речи препятствует ее эффективному восприятию и снижает ее убедительность:

 "Вы когда-нибудь пытались сосчитать количество окон в вагонах пассажирского поезда? Когда он стоит у перрона, это не составляет труда. Но как это сделать, когда поезд мчится на всех парах? Ведь мы просто не в состоянии в этом случае различить отдельные окна!... Многие ораторы забывают об этой примечательной закономерности, всякий раз отдавая предпочтение речи в темпе экспресса... При очень высоком темпе речи аудитория воспринимает ее скорее как вызов или как тест на способность восприятия, но не как побуждение к осмыслению сказанного. Выступающие, которые говорят слишком быстро, рискуют столкнуться с неспособностью аудитории адекватно воспринять содержание выступления в целом: слушатели выделяют в стремительной речи лишь ранее известные им положения и оценивают их по принципу "нравится - не нравится". Но контекст выступления, его лейтмотив оставят без должного внимания... Для повышения убедительности выступления большинству ораторов достаточно отвести на выступление чуть больше времени, чем обычно, и говорить в более медленном темпе. Следует также учитывать и культурный аспект размеренно звучащей речи: как правило, люди, говорящие сравнительно медленно, воспринимаются окружающими как доминирующие, излагающие свои мысли с подчеркнутой ясностью. Такие ораторы обычно вызывают у слушателей больше уважения, чем "торопыжки"... Наиболее общее правило для выбора оптимального темпа речи можно сформулировать так: чем больше у вас слушателей, тем медленнее вы должны говорить" *(843).

 Сказанное не означает, что всю речь оратор должен произнести в одном и том же темпе, оптимальном для усвоения ее содержания, например, со скоростью 120 слов в минуту. Для того, чтобы помочь слушателям, особенно с аудиальным первичным предпочтением (аудиалам), легко различать главные идеи от периферийной информации, темп речи необходимо варьировать в зависимости от ее содержания. Наиболее важные, веские мысли и факты следует излагать медленнее, особенно если они имеют важное значение для понимания выступления в целом. Специалисты в области нейролингвистического программирования это объясняют следующим образом:

 "...когда вы подходите к важной части вашего выступления, бывает полезно слегка ослабить темп вашей речи, чтобы подчеркнуть важные слова и позволить человеку с аудиальным первичным предпочтением найти время, чтобы впитать в себя и сохранить данную информацию" *(844) (выделено мною - В.М.).

 Темп речи может быть несколько выше среднего, если по ходу выступления излагаются множество подробностей, имеющих приблизительно одинаковое значение для понимания сути речи, а также при необходимости в повторении наиболее значимых положений речи или в резюмировании отдельных ее разделов *(845).

 В современной литературе по риторике выделяют еще один компонент интонации, неразрывно связанный с темпом - темпо-ритм, под которым понимается равномерное чередование ускорения и замедления, напряжения и ослабления, долготы и краткости, подобного и различного:

 "У каждой человеческой страсти, состояния, переживания свой темпо-ритм. Когда, как у Гамлета, в душе борются решение с сомнением, одновременно борются и несколько ритмов. В противоположность этому темпо-ритмическое однообразие речи делает ее бессмысленной и скучной, усыпляет слушателя, внимание становится рассеянным, ток обратной связи, взаимодействия ритора и аудитории нарушается. Самые оригинальные и интересные мысли и суждения остаются вне восприятия" *(846).

 Взаимодействие судебного оратора с присяжными заседателями и председательствующим судьей, их обратная связь нарушаются и его речь воспринимается ими как бессмысленная и скучная и в тех случаях, когда темпо-ритм и вообще интонация определенных фрагментов речи или речи в целом не соответствует их содержанию, предмету речи. На этот недостаток судебной речи специально обращал внимание П.С. Пороховщиков:

 "У нас на суде почти без исключения преобладают печальные крайности; одни говорят со скоростью тысяча слов в минуту; другие мучительно ищут их или выжимают из себя звуки с таким усилием, как если бы их душили за горло; те бормочут, эти кричат. Оратор... говорит, почти не меняя голоса и так быстро, что за ним бывает трудно следить. Между тем Квинтилиан писал про Цицерона: "говорит с расстановкой". Если вслушаться в наши речи, нельзя не заметить в них странную особенность. Существенные части фраз по большей части произносятся с непонятной скороговоркой или робким бормотанием; а всякие сорные слова вроде: при всяких условиях вообще, а в данном случае в особенности; жизнь - это драгоценное благо человека; кража, то есть тайное похищение чужого движимого имущества и т.п. - раздаются громко, отчетливо, "словно падает жемчуг на серебряное блюдо". Обвинительная речь о краже банки с вареньем мчится, громит, сокрушает, а обвинение в посягательстве против женской чести или в предумышленном убийстве хромает, ищет, заикается" *(847).

 В этой связи необходимо выделить еще один важный компонент интонации - паузу, которая представляет собой перерыв в звучании. В литературе по психологии убеждения отмечается, что пауза выполняет две взаимосвязанные смыслообразующие функции:

 "У нее двойная функция: с одной стороны она фиксирует внимание аудитории на уже сказанном, на пройденном пути, с другой - мобилизует внимание для своего броска вперед, выводит его на передовые позиции рассуждения, одновременно подготавливая тылы формально-логических ресурсов" *(848).

 Необходимо отличать логическую паузу от психологической. Логическая пауза необходима для того, чтобы оттенить логическую структуру высказывания, точно передать смысл и значение фразы и ее ключевых слов, обозначить логический перехода от одной мысли к другой, от одного вопроса к другому, от одного предложения к другому, от одной части судебной речи к другой Логическая пауза придает речи четкость, логическую стройность и законченность.

 Как отмечал К.С. Станиславский, "Если без логической паузы речь безграмотна, то без психологической она безжизненна" *(849).

 Дело в том, что психологические паузы более красноречивы и многозначительны, чем логические. Основное функциональное предназначение психологических пауз заключается в том, чтобы подчеркивать в речи наиболее важные места, основные доказательства, наиболее серьезные возражения, привлечь к ним внимание слушателей и таким образом направить их мысли и чувства в нужном для дела направлении.

 Например, государственный обвинитель говорит: "Обвиняемый подошел к потерпевшей и...". Сделав паузу, прокурор описывает преступные действия в отношении несовершенолетней жертвы изнасилования. Такая пауза привлекла внимание слушателей к последовавшей за ней информации о способе совершения преступления. После этого прокурор продолжил речь и сделал еще одну паузу: "Подсудимого не остановило даже то, что потерпевшей... (здесь пауза) всего 7 лет". В этом случае психологическая пауза после слова "потерпевшей" привлекает внимание и подготавливает слушателей к восприятию отягчающего ответственность обстоятельства - совершения преступления в отношении малолетнего ребенка *(850).

 Таким образом, наличие психологической паузы усилило психологическое воздействие фразы, направило мысли и чувства присяжных заседателей и председательствующего судьи в нужную для дела сторону.

 Следует отметить, что для эффективного направления мыслей и чувств присяжных заседателей и председательствующего судьи в судебной речи психологические паузы необходимо делать не только до, но и после изложения существенных с позиции обвинения или защиты важных мыслей, фактов, обстоятельств. Это объясняется тем, что такая пауза необходима для того, чтобы заработал механизм самоубеждения слушателей, чтобы они активно и творчески внутренне переработали эту существенную информацию, осмыслили, осознали, прочувствовали и запомнили ее до того, как им будет сообщена другая информация. Такая внутренняя активность слушателей при переработке существенной информации без психологических пауз невозможна. Об этом свидетельствуют результаты психологического исследования С.В. Герасимова:

 "Если сразу же за пониманием одной идеи начинает излагаться следующая, то для творчества просто не остается места. Более того, разные циклы мышления накладываются друг на друга и интерферируют, что значительно затрудняет восприятие и запоминание материала, каждому знакомо чувство невозможности продолжить работу после осознания новой для себя яркой идеи. Пауза в этом случае необходима. Эта пауза заполнена напряженной внутренней активностью" *(851).

 Паузы и другие средства интонационного выделения ключевых слов сообщения особенно широко используются в психотерапевтической практике для того, чтобы побудить человека критически взглянуть на свои бессознательные стереотипы, изменить отношение к непродуктивным стереотипам. Например, Милтон Эриксон очень часто, выделив интонацией одно из ключевых слов, делал паузу на три-четыре минуты, чтобы дать время для внутренней работы, связанной с самостоятельной переработкой таких слов *(852).

 Государственный обвинитель и защитник должны умело использовать различные средства интонационного выделения существенной информации не только при произнесении судебной речи, но и при ведении допросов в ходе судебного следствия. Так, опытные прокуроры и адвокаты сразу же после того, как допрашиваемый сообщит им важную доказательственную информацию, некоторое время выдерживают паузу и не задают ему другие вопросы. Этот прием использовал герой романа Джона Гришема адвокат Руди Бейлор:

 "Я ненадолго умолкаю, делая вид, что отыскиваю на столе нужную бумагу. Это один из взятых на вооружение мною приемов, который должен позволить присяжным глубже прочувствовать только что сказанное" *(853).

 Таким образом, логические и психологические паузы являются важным смыслоразличительным средством языка. Они выполняют в устной речи роль, аналогичную соответственно запятой и многоточия в письменной речи. В зависимости от места расположения логической паузы в устной речи и запятой в письменной речи может существенно изменяться смысл и значение высказывания. Иногда от одной запятой или паузы зависит жизнь человека. Об этом свидетельствует известная фраза "Казнить нельзя помиловать", которая меняет свой смысл на противоположный в зависимости от того, где в письменной речи ставится запятая, а в устной делается пауза.

 Смысл и значение определенного высказывания может изменяться и при помощи такого способа нейролингвистического программирования, как рефрейминг.