§ 3. Производство по делам с участием иностранных лиц

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 

Понятие иностранных лиц. Категория «иностранные лица», упот­ребляемая АПК (ч. 1 ст. 210), включает в себя лиц, имеющих раз­личный правовой статус. К названной группе участников арбитражного процесса относятся иностранные и международные организации, иностранные граждане и лица без гражданства, осуществляющие предпринимательскую деятельность.

Вместе с тем, поскольку ст. 213 АПК не исключает при определен­ных условиях участия в арбитражном процессе иностранных госу­дарств, к группе «иностранные лица» можно отнести и любое государ­ство (кроме Российской Федерации), обладающее государственным Суверенитетом и признанное субъектом международного права.

Одним из первых действий судьи арбитражного суда, решающего вопрос о принятии поступившего искового заявления с участием ино­странного лица, является определение статуса такого лица (идентифи­кация). Проверка данного обстоятельства имеет важнейшее значение для решения вопросов подсудности спора и определения компетенции арбитражного суда, для определения круга доказательств, необходи­мых для разрешения спора, и порядка их представления, для выбора применимого права (российского, иностранного или международно­го), нормы которого будут положены в основу решения по делу.

В соответствии с ч. 1 ст. 22 АПК арбитражному суду подведомст­венны споры между юридическими лицами, гражданами, осуществля­ющими предпринимательскую деятельность без образования юриди­ческого лица и имеющими статус индивидуального предпринимателя. Поскольку АПК не содержит никаких изъятий в отношении подве­домственности споров с участием иностранных лиц арбитражному суду, при определении правового положения иностранного лица ар­битражный суд должен исходить из принципа: обладает ли иностран­ная организация статусом юридического лица, является ли иностран­ный гражданин или лицо без гражданства предпринимателем по зако­нодательству страны нахождения или постоянного проживания.

По российскому гражданскому законодательству (ст. 23, 51 ГК) в качестве доказательства наличия у организации статуса юридичес­кого лица, а у гражданина — статуса индивидуального предпринима­теля принимаются документы о государственной регистрации: вы­писка из Единого государственного реестра юридических лиц, реше­ние уполномоченных государственных органов о регистрации, сви­детельство о регистрации и т.д.

Многообразие форм функционирования организаций и граждан в гражданском обороте иностранных государств тем не менее позво­лило выработать рекомендации по определению юридического ста­туса иностранных организаций, участвующих в арбитражном процес­се. Высший Арбитражный Суд РФ разъяснил, что юридический ста­тус иностранного лица подтверждается выпиской из торгового реестра страны происхождения или иного эквивалентного доказательства юридического статуса иностранного лица в соответствии с законода­тельством страны его местонахождения, гражданства или постоянного местожительства*. Названное разъяснение основано на положениях пункта «е» ст. 16 Закона РСФСР от 4 июля 1991 г. «Об иностранных инвестициях в РСФСР»**.

* См. п. 3 Обзора практики рассмотрения споров по делам с участием иностран­ных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 г. (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 25 декабря 1996 г. № 10) // ВВАС РФ. 1997. № 3. С. 90.

** СЗ РФ. 1991. № 29. Ст. 1008.

Таким образом, определение правового статуса иностранного лица и наличия у него процессуальной правосубъектности, позволяющей при­нимать участие в рассмотрении дела в арбитражном суде Россий­ской Федерации, производится в соответствии с внутренним законода­тельством страны происхождения, а не с российским гражданским за­конодательством. Данный вывод подтверждают и положения п. 3 ст. 23 Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной 22 янва­ря 1993 г. государствами — членами СНГ (далее — Минская Конвенция 1993 г.): «Правоспособность юридического лица определяется законо­дательством государства, по законам которого оно было учреждено»*.

* СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1472.

Статус международной организации определяется ее учредитель­ными документами, как правило, международно-правовыми акта­ми. Если штаб-квартира международной организации находится вне Российской Федерации, ее правосубъектность, в том числе и про­цессуальная, помимо учредительных документов, может определяться и соглашением между уполномоченными федеральными органами го­сударственной власти Российской Федерации и этой организацией.

Несколько сложнее решить проблему статуса иностранного лица в том случае, когда по законодательству страны происхождения ор­ганизация не является юридическим лицом, но тем не менее ее функ­ционирование вполне легитимно. В такой ситуации, арбитражный суд может поступить двояко: либо отказать в принятии искового заявле­ния с участием такого лица (прекратить производство по делу при установлении данного факта после принятия искового заявления) и разъяснить, что спор должен рассматриваться судом общей юрисдик­ции, либо рассматривать исковое заявление по существу, исходя из того, что по соответствующему внутреннему законодательству такое лицо обладает правосубъектностью, достаточной для участия в про­цессе в арбитражном суде Российской Федерации*.

* Такое мнение высказано, к примеру, В.К. Пучинским. См.: Пучинский В.К. Производство по делам с участием иностранных лиц // Хозяйство и право. 1996. № 4. С. 26.

В случае участия в арбитражном процессе иностранных граждан и лиц без гражданства, не зарегистрированных на территории Россий­ской Федерации в качестве индивидуального предпринимателя, ар­битражный суд, исходя из положений соответствующего внутреннего законодательства, проверяет, имеет ли такой гражданин статус пред­принимателя или коммерсанта в стране происхождения, что подтверж­дается документами о его регистрации в торговом реестре страны или иным образом. Если же гражданин — иностранное лицо не представ­ляет таких документов, в данном случае целесообразно, в отличие от описанной аналогичной ситуации с иностранной организацией, не рас­сматривать дело, исходя из того, что дела с участием граждан, не яв­ляющихся зарегистрированными в установленном порядке предпри­нимателями, подведомственны судам общей юрисдикции как по рос­сийскому законодательству, так и по законодательству многих других стран. Кроме того, решение арбитражного суда может затронуть иму­щественные и личные неимущественные права и интересы гражданина, не связанные с его предпринимательской деятельностью.

Процессуальные права иностранных лиц. Одна из основных задач российской экономики — привлечение иностранных инвести­ций. Важнейшим условием обеспечения роста иностранных инвести­ций, в целом, и участия иностранных лиц в предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации, в частности, является наличие законодательных гарантии иностранных инвестиции, в том числе права на судебную защиту прав и интересов иностранных инвесторов при осуществлении гражданского (в широком смысле) судопроизводства.

Такие гарантии предоставлены иностранным лицам Конститу­цией РФ (ст. 62) и АПК, в соответствии со ст. 210 которого ино­странные лица наделены правом обращаться в арбитражные суды в Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспари­ваемых прав и законных интересов. При этом в соответствии с ч. 2 указанной статьи АПК иностранные лица пользуются процессуаль­ными правами и выполняют процессуальные обязанности наравне с организациями и гражданами Российской Федерации. Судопроизвод­ство в арбитражных судах по делам, в которых участвуют иностранные лица, осуществляется в соответствии с настоящим кодексом и иными федеральными законами (ст. 211 АПК).

Таким образом, арбитражное процессуальное законодательство, исходя из основных положений международного права, закрепленных в международных договорах Российской Федерации*, предоставляет иностранным лицам так называемый национальный правовой режим, применительно к арбитражному судопроизводству означающий, что при рассмотрении дел с участием иностранных лиц арбитражный суд не делает каких-либо различий между ними и российскими участни­ками процесса, руководствуясь российским процессуальным законо­дательством с особенностями, предусмотренными иными федераль­ными законами и международными договорами.

* См., напр., ст. 3 Киевского Соглашения государств - участников СНГ о поряд­ке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, под­писанного 20 марта 1992 г. (далее - Киевское Соглашение 1992 г.) // ВВАС РФ. 1992. № 1. С.114.

Всякого рода правовые ограничения (так называемые реторсии) процессуальных прав иностранных лиц возможны в соответствии с ч. 3 ст. 210 АПК только по решению Правительства Российской Фе­дерации и только в одном случае: в ответ на ограничения, которые допускаются в судах конкретных государств в отношении процессу­альных прав российских организаций и граждан. Ограничения про­цессуальных прав иностранных лиц (например, установление больше­го размера государственной пошлины для обращения с иском в арбит­ражный суд для истцов, происходящих из страны, в отношении кото­рой установлены реторсии; установление обязанности внесения на де­позитный счет суда залога, достаточного для компенсации судебных расходов ответчика — российского лица, если он выиграет процесс и т.д.) возможны в отношении организаций и граждан только конкрет­ного государства. Арбитражному суду не предоставлено право самостоятельно устанавливать ограничения процессуальных прав ино­странных лиц. Суд также не вправе заставлять их доказывать отсутст­вие в национальном законодательстве дискриминационных норм в от­ношении процессуальных прав российских организаций и граждан.

Наличие равной с российскими участниками процессуальной правосубъектности иностранных лиц означает, что они могут выступать в арбитражном суде в качестве истца, ответчика, третьих лиц, заяв­ляющих и не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, заявителей и заинтересованных лиц по делам о несостоятель­ности и об установлении фактов, имеющих юридическое значение. Иностранные лица пользуются всем объемом полномочий указанных лиц в арбитражном процессе.

Однако осуществление арбитражным судом судопроизводства по делам с участием иностранных лиц по общим правилам, установлен­ным АПК, не исключает и учет некоторых особенностей при рассмот­рении этих дел. Это касается определения статуса иностранного участ­ника, подведомственности и подсудности спора с участием иностран­ного лица, порядка представления и оценки доказательств, особенно официальных иностранных документов, вручения иностранному лицу судебных документов, установления применимого права, уплаты государственной пошлины и возмещения судебных расходов, испол­нения судебных актов и т.д. Подробные разъяснения учета названных особенностей даны Высшим Арбитражным Судом РФ в Обзоре прак­тики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рас­смотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 г.* Вопросы установления применимого права также подробно освещены в Обзоре судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с учас­тием иностранных лиц**.

* См.: ВВАС РФ. 1997. № 3. С. 87.

** См.: ВВАС РФ. 1998. № 4. С. 38.

Компетенция арбитражных судов по делам с участием иностран­ных лиц. Термин «компетенция» применительно к процессуальному законодательству не имеет однозначного толкования. Его использо­вание в АПК вызвано, в основном, широким применением в между­народных договорах, регулирующих процессуальные вопросы.

Анализ содержания ст. 212 АПК, содержащей нормы о компетен­ции арбитражных судов по делам с участием иностранных лиц, по­казывает, что в указанной статье урегулированы некоторые вопросы как подведомственности арбитражным судам дел с участием ино­странных элементов (определено, в каких случаях арбитражный суд может рассматривать такое дело), так и подсудности указанной ка­тегории арбитражным судам (определено, какой арбитражный суд может рассматривать такое дело). Такого же понимания «компетен­ции» придерживаются и другие авторы, занимающиеся процессуаль­ными проблемами рассмотрения арбитражными судами дел с учас­тием иностранных лиц*. При этом нормы ст. 212 АПК не устанавли­вают каких-либо новых правил определения подведомственности и подсудности дел рассматриваемой категории; эти нормы можно рас­ценить как дополняющие соответствующие общие правила, содержа­щиеся в гл. 3 АПК «Подведомственность и подсудность».

* См., напр.: Пучинский В.К. Указ. соч. С. 29.

Общие правила подведомственности дел арбитражным судам оп­ределены в ст. 22 АПК. В соответствии с указанной статьей арбит­ражный суд рассматривает дела с участием организаций и граждан Российской Федерации, иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций, ино­странных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпри­нимательскую деятельность, если иное не предусмотрено междуна­родным договором Российской Федерации. В названной статье за­креплено правило, что арбитражные суды рассматривают все подве­домственные им дела независимо от того, кто является участником — российские или иностранные лица.

Следовательно, при решении вопроса о принятии заявления, по которому истцом или ответчиком является иностранное лицо, суд, прежде всего руководствуется правилами разграничения подведом­ственности споров между судами общей юрисдикции и арбитражны­ми судами, установленными ч. 1 ст. 22 АПК.

Арбитражный суд рассматривает дела по экономическим спорам, возникающим из гражданских, административных и иных правоот­ношений, между юридическими лицами, гражданами, осуществляю­щими предпринимательскую деятельность без образования юриди­ческого лица.

Примерный перечень категорий дел по экономическим спорам со­держится в ч. 2 ст. 22 АПК, таким образом, арбитражный суд вправе рассматривать любые дела с участием иностранных лиц, указанные в названной статье, в том числе и заявления иностранных лиц о при­знании недействительными актов государственных органов и органов местного самоуправления*.

* См. п. 7 постановления Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбит­ражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с при­менением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации» // ВВАС РФ. 1996. № 9. С. 6.

Нормы, регулирующие вопросы подведомственности арбитраж­ным судам дел с участием иностранных лиц и их подсудности, со­держатся в ч. 1, 2, 3 и 4 ст. 212 АПК. Общее правило, содержащееся в ч. 1 ст. 212 АПК, определяет, что арбитражные суды вправе рас­сматривать дела с участием иностранных лиц, если ответчик нахо­дится, а гражданин имеет место жительства на территории Россий­ской Федерации.

Комментируя содержание названной нормы, следует отметить не­которую ее редакционную неточность, на что уже обращалось вни­мание*. Буквальный смысл указанной нормы, исходя из общих пра­вил подведомственности и подсудности дел, состоит в том, что ар­битражному суду подведомственно дело по экономическому спору с участием иностранной организации, обладающей статусом юридичес­кого лица, иностранного гражданина или лица без гражданства, яв­ляющегося по законодательству страны происхождения предприни­мателем, при условии, что ответчик — юридическое лицо или граж­данин — находится или имеет место жительства на территории Рос­сийской Федерации независимо от того, имеет ответчик российское или иностранное гражданство. В комментируемой норме нашел от­ражение признак, характерный для любого искового производства: дело рассматривается судом той территории, на которой находится ответчик. Данная норма соответствует норме, содержащейся в ч. 1 ст. 25 АПК, которой установлена общая территориальная подсуд­ность дел.

* См., напр.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Россий­ской Федерации. 2-е изд. М., 1998. С. 469; Пучинский В.К. Производство по делам с участием иностранных лиц (окончание) // Хозяйство и право. 1996. № 5. С. 14.

Второй частью ст. 212 АПК установлены случаи, когда подсуд­ность дел с участием иностранных лиц определяется по выбору истца (альтернативная подсудность). В частности, дело может быть рассмот­рено арбитражным судом также в следующих случаях:

1) если филиал или представительство иностранного лица нахо­дятся на территории Российской Федерации. Данное правило кор­респондирует с нормой ч. 2 ст. 25 АПК и дает возможность россий­ским организациям или гражданам привлекать в качестве ответчика по делу, рассматриваемому арбитражным судом РФ, иностранное юридическое лицо, если на территории Российской Федерации на­ходится его филиал или представительство*;

* См. п. 1 Обзора практики рассмотрения споров но делам с участием иностран­ных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 г. (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 25 декабря 1996 г. № 10) // ВВАС РФ. 1997. № 3. С. 87.

2) если ответчик имеет имущество на территории Российской Фе­дерации. В названном случае споры должны приниматься арбитраж­ным судом при наличии всех других оснований независимо от рода имущества (движимое или недвижимое, вещи или бездокументарные ценные бумаги, доли в уставных капиталах юридических лиц, безна­личные денежные средства и т.д.), а также без проверки соответствия стоимости имущества цене иска или предполагаемому размеру су­дебных расходов. В данном случае под ответчиком следует понимать и иностранное, и российское лицо (в том случае, если российская организация или гражданин находятся на территории другого госу­дарства). Иск может быть подан в арбитражный суд по месту нахож­дения имущества;

3) если иск вытекает из договора, по которому исполнение должно иметь или имело место на территории Российской Федерации. Здесь законодатель повторил норму ч. 4 ст. 26 АПК. Определение места ис­полнения договорного обязательства производится судом исходя из содержания текста договора с учетом положений ст. 316 ГК;

4) если по делу о возмещении вреда, причиненного имуществу, действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для предъявления требования о возмещении вреда, имело место на тер­ритории Российской Федерации;

5) если иск вытекает из неосновательного обогащения, имевшего место на территории Российской Федерации.

Два последних обстоятельства — новые для арбитражного процес­суального законодательства. В статьях, определяющих общие правила подсудности, аналогичные нормы отсутствуют. Соответственно п. 4 и 5 ч. 2 ст. 212 АПК дают истцу возможность выбора суда: иск может быть подан либо по месту нахождения ответчика, причинившего вред или неосновательно обогатившегося, либо по месту совершения дей­ствий, послуживших причиной возникновения вреда или неоснова­тельного обогащения;

6) если по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации истец находится на территории Российской Федерации. Слова «истец находится» следует трактовать применительно к положениям ст. 20 ГК «Место жительства гражданина» и ст. 54 ГК «Наименование и место нахождения юридического лица». Это правило дает возмож­ность рассматривать дела, по которым ответчиком может быть, на­пример, иностранное средство массовой информации. Введение его в АПК вызвано наличием аналогичной нормы в ст. 20 Минской Кон­венции 1993 г., т.е. международными обязательствами Российской Федерации;

7) если имеется соглашение об этом между организацией или гражданином Российской Федерации и иностранным лицом. Указан­ная норма, предоставляя сторонам в споре заключать так называемые пророгационные соглашения, по существу устанавливает дополнитель­ные основания для принятия арбитражным судом к своему произ­водству дела с участием иностранного лица (т.е. определяет подве­домственность дел) и одновременно такую подсудность, которая на­зывается договорной. При этом свобода выбора сторонами суда не безгранична: иностранное лицо и российское, например, находящееся в Тульской области, не могут договориться о рассмотрении споров арбитражным судом Московской области, поскольку такое соглашение для последнего суда в силу установленных АПК правил подсудности (изменена может быть только общая и альтернативная подсуд­ность) не является обязательным. Фактически такое соглашение может быть достигнуто только в одном случае: когда иностранное и российское лица договариваются о том, что возникший спор или все могущие возникнуть между ними (при исполнении договора, напри­мер) споры рассматриваются арбитражным судом Российской Феде­рации по месту нахождения российского лица, даже в том случае, если ответчиком будет иностранное лицо.

Как правило, соглашение оформляется в качестве одного из условий гражданско-правового договора либо в виде самостоятельного документа. В соглашении должен быть зафиксирован факт принципиальной договоренности сторон о рассмотрении споров именно государственными арбитражными судами Российской Федерации, по­скольку но международно-правовой терминологии под категорией «арбитражные суды» понимаются третейские суды*.

* См. информационное письмо ВАС РФ от 1 марта 1996 г. № ОМ-37 «О приме­нении международных договоров и исполнении решений арбитражных судов других государств»// ВВАС РФ. 1996. № 12. С. 101.

Необходимость наличия в соглашении указания на государствен­ный статус арбитражного суда диктуется еще и тем, что при отсут­ствии всех других признаков, позволяющих считать, что именно ар­битражный суд компетентен рассматривать данное дело, соглашение сторон может быть истолковано судом в пользу третейского суда. В этом случае иск должен быть оставлен без рассмотрения в соот­ветствии с п. 2 ст. 87 АПК*.

* См. п. 14, 15 Обзора судебно-арбитражной практики разрешения споров но делам с участием иностранных лиц (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 16 февраля 1998 г. № 29).

Правила об исключительной подсудности некоторых категорий дел с участием иностранного лица установлены ч. 3 и 4 ст. 212 АПК. Эти правила касаются исков, связанных с защитой вещных прав на недвижимое имущество (виндикационные и негаторные), с призна­нием вещных прав на недвижимое имущество, — они должны рас­сматриваться только арбитражным судом по месту нахождения не­движимого имущества; исков, вытекающих из договора перевозки, — они рассматриваются арбитражным судом по месту нахождения ор­гана транспорта. Названные положения повторяют нормы ч. 1 и 2 ст. 29 АПК, а также общепринятые нормы международного права и международных договоров Российской Федерации*.

* См., напр., ст. 20 Минской Конвенции 1993 г. // СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1472.

Кроме того, АПК установлена исключительная подсудность по искам к государственным органам, органам местного самоуправления субъектов Российской Федерации, вытекающим из административ­ных правоотношений, — эти иски, заявленные истцами, рассматри­ваются арбитражным судом этого субъекта Российской Федерации (ч. 3 ст. 29 АПК).

Также следует иметь в виду, что исключительная подсудность ус­тановлена и по двум категориям дел особого производства: по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и о несо­стоятельности (банкротстве) организаций и граждан.

Заявления об установлении фактов, имеющих юридическое зна­чение, рассматриваются арбитражным судом по месту нахождения заявителя, за исключением дел об установлении факта владения не­движимым имуществом (ст. 27 АПК). Дела о несостоятельности (бан­кротстве) в соответствии со ст. 28 АПК рассматриваются арбитраж­ными судами по месту нахождения должника.

Все правила об исключительной подсудности трех последних ка­тегорий дел распространяются и на дела с участием иностранного лица, хотя они и не перечислены в ст. 212 АПК.

Следует отметить, что дела, указанные в п. 1-7 ч. 2 ст. 212 АПК, не имеют широкого распространения в практике арбитражных судов Российской Федерации, несмотря на определенное «удобство» для российских организаций и граждан прежде всего потому, что их ис­полнение, особенно если ответчиками являются иностранные граж­дане, крайне затруднительно из-за отсутствия надлежащей коорди­нации органов, осуществляющих исполнительное производство в Рос­сийской Федерации и в иностранных государствах, что практически сводит на нет эффективность этих процессов.

В части 5 ст. 212 закреплено правило, повторяющее норму, со­держащуюся в ч. 1 ст. 31 АПК о том, что дело, принятое арбитражным судом с соблюдением правил подсудности, разрешается им по суще­ству, даже если оно в ходе рассмотрения стало подсудно суду другого государства.

Судебный иммунитет. Наряду с юридическими и физическими лицами участником судебного процесса, в том числе и арбитражного, может быть государство. Российское гражданское и процессуальное законодательство допускает участие в судебном процессе Российской Федерации в лице ее уполномоченных органов (гл. 5 ГК, ст. 16, 1069 ГК), не наделяя государство какими-либо привилегиями.

В отношении иностранных государств, в качестве субъектов пра­воотношений обладающих такими признаками, как суверенитет и ра­венство с другими государствами, в процессуальном законодательстве закреплен судебный иммунитет.

Сущность судебного иммунитета (ст. 213 АПК) применительно к арбитражному процессу заключается в том, что иностранное госу­дарство может выступать в арбитражном процессе в качестве ответ­чика, третьего лица только лишь с согласия компетентных органов этого государства (обычно — правительства). То же самое касается и возможности принять в отношении иностранного государства меры по обеспечению иска, обратить взыскание на имущество иностранного государства, находящееся на территории Российской Федерации.

Вопросы о наличии согласия иностранного государства на предъ­явление иска в арбитражный суд Российской Федерации, на привле­чение его в качестве третьего лица и другие перечисленные в ст. 213 АПК действия изучаются арбитражным судом при принятии искового заявления. При этом основой для вывода о возможности совершить такие действия должно являться внутреннее законодательство ино­странного государства, которым определен компетентный орган, чье согласие необходимо. Согласие должно быть дано по каждому из ука­занных в ст. 213 действий.

Учитывая возможность предъявления иска к иностранному госу­дарству, сложность рассмотрения такого дела, в основном с точки зре­ния политического аспекта, лучше всего отнести эту категорию дел к исключительной подсудности Высшего Арбитражного Суда РФ.

Судебный иммунитет может распространяться и на некоторые международные организации (ч. 2 ст. 213 АПК). Аргументы между­народной организации о наличии у нее судебного иммунитета необ­ходимо изучать в каждом конкретном случае, исходя из положений федеральных законов и международных договоров, закрепляющих статус международной организации.

Процессуальное взаимодействие российских арбитражных судов и иностранных судов. Пересечение деятельности арбитражных судов Российской Федерации и иностранных судов в процессуальной плос­кости происходит по двум направлениям: когда иностранным судом принято решение по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям, производство по которому находится в ар­битражном суде Российской Федерации, и взаимное выполнение су­дебных поручений.

В первом случае ст. 214 АПК установила общий принцип, анало­гичный содержащемуся в ст. 85 (п. 2, 3), ст. 87 (п. I): арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения или прекращает производство по делу, если компетентный суд иностранного государства, принявший дело к рассмотрению до предъявления иска в арбитражный суд, со­ответственно рассматривает или принял решение, вступившее в за­конную силу, по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям.

В то же время ст. 214 АПК установлены изъятия из этого правила: арбитражный суд продолжает рассмотрение дела по существу, если решение суда иностранного государства не подлежит признанию или исполнению на территории Российской Федерации либо соответст­вующее дело подлежит рассмотрению исключительно в арбитражном суде РФ.

АПК не устанавливает случаи, когда решение суда иностранно­го государства не подлежит признанию или исполнению на террито­рии Российской Федерации. Поэтому, как и в других случаях наличия правоотношений с международным элементом, необходимо обра­щаться к международным договорам. Примером регулирования та­кого вопроса государствами — участниками СНГ является ст. 9 Ки­евского Соглашения 1992 г. и ст. 55 Минской Конвенции 1993 г.

В названных договорах воспроизводятся общепринятые в между­народном праве основания непризнания и неисполнения решений судов иностранных государств, такие как: решение не вступило в за­конную силу, ответчик не был извещен надлежащим образом о вре­мени и месте судебного заседания, отсутствует соглашение сторон по делу договорной подсудности, истек срок давности принудительного исполнения решения и т.д.

К делам, относящимся к исключительной компетенции арбитраж­ных судов Российской Федерации, относятся дела о несостоятель­ности (банкротстве) российских организаций и граждан (ст. 5 Феде­рального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Как правило, в большинстве государств, в том числе и Российской Федерации, к исключительной компетенции судов относятся дела по искам о вещ­ных правах на недвижимое имущество (о признании права собствен­ности, виндикационные, негаторные)*.

* См.. напр., ст. 20 Договора между СССР и Королевством Испания о правовой помощи но гражданским делам, ратифицированного Федеральным Собранием Рос­сийской Федерации 30 июля 1996 г. // СЗ РФ. 1998. № 9. Ст. 1049.

В отличие от ст. 73, 74 АПК, обязывающих арбитражные суды безусловно исполнять судебные поручения, направленные арбитраж­ными судами Российской Федерации, ст. 215 АПК предусматривает такую обязанность арбитражных судов только в тех случаях, когда исполнение поручения не противоречит суверенитету и не угрожает безопасности Российской Федерации и если исполнение поручения входит в компетенцию арбитражного суда.

Рассматривая вопрос об исполнении судебного поручения, посту­пившего из суда иностранного государства, арбитражный суд при на­личии оснований, позволяющих считать, что его исполнение может нанести вред суверенитету или безопасности Российской Федерации, отказывает в его исполнении, о чем, с указанием причин отказа, не­замедлительно сообщает запрашивающему суду*. При необходимости арбитражный суд в данном случае может обратиться за дачей заклю­чения в органы государства, компетентные в таких вопросах (ФСБ, МИД, МВД, ФАПСИ, орган государственной власти субъекта РФ и т.д.). Исходя из общих правил арбитражного процесса, отказ в ис­полнении судебного поручения суда иностранного государства целе­сообразно оформлять в виде определения.

* См., напр., ст. 13 Конвенции по вопросам гражданского процесса (далее — Га­агская Конвенция 1954 г.) // ВВАС РФ. 1996. № 12. С, 107.

Вопрос о том, входит ли исполнение поручения в компетенцию арбитражного суда, должен решаться исходя из общих правил под­ведомственности дел арбитражным судам, проще говоря, если пору­чение поступило для разрешения спора, вытекающего из экономи­ческой деятельности между организациями и гражданами, обладаю­щими статусом юридического лица или предпринимателя, т.е. спора, который арбитражный суд вправе принять для рассмотрения.

Если арбитражный суд полагает, что исполнение судебного по­ручения не входит в его компетенцию, поручение должно быть пере­дано органу Министерства юстиции РФ для определения последним суда, который должен исполнять поручение.

АПК (ч. 4 ст. 215) предоставляет арбитражным судам право об­ращаться к судам иностранных государств с судебными поручениями. Порядок обращения с поручениями устанавливается международны­ми договорами Российской Федерации с конкретными государствами либо многосторонними межгосударственными соглашениями*.

* См., напр., разд. 1 Гаагской Конвенции 1954 г., ч. 2 Минской Конвенции 1993 г., гл. 2 Договора между СССР и Королевством Испания о правовой помощи но граждан­ским делам.

Порядок исполнения судебных поручений практически одинаков во всех международных договорах:

судебное поручение пересылается непосредственно в запрашивае­мый суд либо при посредстве дипломатических или консульских уч­реждений государств;

судебное поручение составляется на языке судопроизводства за­прашиваемого или запрашивающего суда либо на языке, о котором достигнута договоренность между государствами. К поручению, как правило, прикладывается засвидетельствованный дипломатическими или консульскими учреждениями перевод на язык судопроизводства запрашиваемого суда;

судебное поручение исполняется по законодательству суда, ис­полняющего поручение, т.е. арбитражные суды в случае поступления судебного поручения суда иностранного государства должны испол­нять его по правилам, установленным ст. 73, 74 АПК. При этом о времени и месте исполнения судебного поручения суд, исполняющий поручение, может известить запрашивающий суд;

исполнение судебного поручения не облагается, если иное не пре­дусмотрено международным договором, какими-либо сборами или из­держками.

Исполнение решений. В АПК отсутствуют нормы, регулирующие отношения по исполнению решений арбитражных судов, принятых в отношении иностранных лиц, и решений, принятых иностранными судами и арбитражами, подлежащими исполнению на территории Российской Федерации.

В соответствии со ст. 79 Федерального закона «Об исполнитель­ном производстве» судебные акты в отношении иностранных лиц ис­полняются по правилам, установленным названным Законом. При на­личии на территории Российской Федерации у иностранных лиц иму­щества, в том числе денежных средств, исполнение производится в общем, установленном российским законодательством, порядке, т.е. российской службой судебных приставов.

В частности, при наличии у иностранного лица денежных средств на счете в российском банке, а также в филиале иностранного банка, зарегистрированного в Российской Федерации, обращение взыскания производится в том же порядке, что и в отношении российских ор­ганизаций и граждан*. В таком же порядке производится обращение взыскания на имущество иностранных лиц, находящееся на террито­рии Российской Федерации, если иное не предусмотрено ее между­народным договором.

* См. п. 14 Обзора практики рассмотрения споров по делам с участием ино­странных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 г. (приложе­ние к информационному письму Президиума ВАС РФ от 25 декабря 1996 г. № 10). С.100.

В том случае, если иностранное лицо, в отношении которого ар­битражным судом вынесено решение, не имеет в Российской Феде­рации имущества, исполнение решения производится в порядке, ус­тановленном международными договорами. В частности, такой поря­док предусмотрен Киевским Соглашением 1992 г. (ст. 8) и Минской Конвенцией 1993 г. (разд. III) (примером установления порядка исполнения решений судами государств дальнего зарубежья являются ст. 22-25 Договора между СССР и Королевством Испания о правовой помощи по гражданским делам).

Заинтересованная сторона — взыскатель — обращается через суд, принявший решение, или напрямую в компетентный суд государства, в котором находится или имеет место жительства иностранное лицо, с ходатайством о принудительном исполнении решения арбитраж­ного суда.

К ходатайству прикладываются следующие документы: заверен­ная копия решения суда, со справкой о том, что оно вступило в за­конную силу; документы, подтверждающие, что лицо, не принявшее участия в заседаниях по делу, было надлежащим образом извещено о времени и месте разбирательства (квитанция органов почтовой связи с отметкой о вручении, к примеру), доказательства наличия соглашения сторон о рассмотрении дела в суде государства, приняв­шем решение по делам договорной подсудности, надлежаще заверен­ный перевод указанных документов.

При соблюдении вышеназванных условий компетентный суд иностранного государства выносит судебный акт о принудительном исполнении, которое производится по законодательству этого госу­дарства.

В таком же порядке производится исполнение решений судов го­сударств — членов СНГ, подписавших Киевское Соглашение 1992 г. и Минскую Конвенцию 1993 г., а также судов других государств, с которыми у Российской Федерации имеются соответствующие дого­воры, арбитражными судами и судебными приставами Российской Федерации. Арбитражный суд, получивший ходатайство взыскателя — иностранного лица о принудительном исполнении решения ар­битражного, хозяйственного или аналогичного суда государства, вхо­дящего в СНГ, в отношении находящегося на территории Российской Федерации ответчика, проверяет соблюдение описанных выше усло­вий, выносит определение о принудительном исполнении и выдает исполнительный лист, срок предъявления которого в соответствии с ч. 2 ст. 80 Федерального закона «Об исполнительном производст­ве» — три года.

Рассмотрение ходатайства иностранного лица — взыскателя о принудительном исполнении решения суда иностранного государства следует производить, исходя из принципов равенства перед законом и судом, равноправия сторон, с извещением взыскателя и должника в заседании арбитражного суда с тем, чтобы предоставить им воз­можность высказать свои аргументы за или против принудительного исполнения решения.