§ 3. Современное российское законодательство о третейском суде. Состояние законопроектных работ : Арбитражный процесс - ред. В.В. Ярков : Книги по праву, правоведение

§ 3. Современное российское законодательство о третейском суде. Состояние законопроектных работ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 
РЕКЛАМА
<

После принятия 4 июля 1991 г. Закона РФ «Об арбитражном суде», содержавшего ст. 7 «Право на обращение в третейский суд и к посреднику»*, началось возрождение в России третейского разби­рательства споров из внутреннего торгового оборота.

* См.: Ведомости Съезда н/д и ВС РСФСР. 1991. № 30. Ст. 1013.

В 1992-1993 гг. были приняты два новых нормативных акта о третейском суде: Временное положение о третейском суде для раз­решения экономических споров (24 июня 1992 г.) и Закон Российской Федерации от 7 июля 1993 г. «О международном коммерческом ар­битраже».

Это означало окончание продолжавшегося с начала 30-х гг. XX в. периода, когда третейский суд практически не использовался как для рассмотрения «внутренних» споров между гражданами, так и между организациями, а функции внешнеторгового арбитража выполняли лишь два постоянно действующих третейских суда: созданная в 1930 г. Морская арбитражная комиссия (МАК) и образованная в 1932 г. Внешнеторговая арбитражная комиссия (ВТАК, в настоящее время — Международный коммерческий арбитражный суд) при Торгово-про­мышленной палате СССР (сегодня — РФ).

После принятия в 1993 г. Закона РФ «О международном ком­мерческом арбитраже», в основу которого положен разработанный Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) и одобренный в Резолюции №40/72 Генеральной Ассамблеей ООН Типовой закон «О международном коммерческом арбитраже», стало возможным выполнение функций международного коммерческого ар­битража как третейскими судьями, избранными для рассмотрения конкретного спора (ad hoc), так и вновь создаваемыми постоянно дей­ствующими третейскими судами.

Специальное исследование позволило «сделать заключение о том, что к началу 1996 г. в России существовало примерно 250 постоянно действующих третейских судов, в списки которых были включены около 1500 третейских судей*.

* ВВАС РФ. 1997. № 8. С. 93.

Российская Федерация как правопреемник СССР участвует в Нью-Йоркской конвенции от 10 июня 1958 г. «О признании и ис­полнении иностранных арбитражных решений», а также в Европей­ской конвенции о внешнеторговом арбитраже (Женева, 1961). Эти конвенции в силу ст. 15 Конституции РФ являются частью правовой системы РФ. Деятельность государственных судов общей юрисдик­ции по признанию и исполнению в Российской Федерации Нью-Йоркской конвенции 1958 г. «О признании и исполнении иностран­ных арбитражных решений» до настоящего времени регламентиру­ется Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей».

Кроме того, в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ в правовую сис­тему Российской Федерации включается ряд других многосторон­них и двусторонних международных договоров, в которых участвует наша страна.

Во-первых, в Российской Федерации так же, как в Болгарии, Ру­мынии, Монголии и на Кубе, остается в силе принятая странами — членами СЭВ в 1972 г. Конвенция «О разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений эко­номического и научно-технического сотрудничества». Основное прак­тическое значение имеет положение названной Конвенции об обяза­тельной подсудности споров между организациями стран – участниц Конвенции арбитражному (третейскому) суду при торговой палате страны-ответчика. Следует обратить внимание на то, что число участ­ников Конвенции 1972 г. сократилось за счет бывшей ГДР, бывшей Чехословакии, Венгрии, Польши. Участниками этой Конвенции в по­рядке правопреемства не считают себя все образовавшиеся после рас­пада СССР, кроме России, новые независимые государства*.

* См.: Третейский суд. Законодательство. Практика. Комментарии. М., 1997. С. 671-675; Петросян Р.А. Применение Московской конвенции 1972 г. в современных условиях // Сборник информационных материалов «Право и арбитражная практика». Выи.1. М., 1997. С. 15-30.

Во-вторых, Российская Федерация участвует в заключенном стра­нами — членами СНГ в 1992 г. Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности. Формально это Соглашение распространяется и на исполнение ре­шений третейских судов, вынесенных на территории одного из госу­дарств — участников Соглашения, на территории других государств-участников. Практически исполнение решений третейских судов в СНГ редко основывается на Соглашении 1992 г., поскольку в данном случае имеет место конфликт двух многосторонних международных договоров: Соглашения 1992 г. и Нью-йоркской конвенции о при­знании и исполнении иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г.

В качестве примеров двусторонних договоров Российской Феде­рации, содержащих положения о третейском разбирательстве споров, можно назвать следующие.

Большую группу двусторонних договоров образуют заключенные еще СССР 14 международных соглашений о взаимном поощрении и взаимной защите капиталовложений. Не останавливаясь подробно на содержании этих соглашений, обратим лишь внимание на наличие в их текстах пунктов, регламентирующих порядок рассмотрения споров между инвестором и принимающим инвестиции государством. Ряд соглашений предусматривает передачу таких споров на рассмотрение третейского суда в Швеции. Большая часть заключенных СССР со­глашений о взаимном поощрении и взаимной защите капиталовло­жений ратифицирована обеими сторонами, вступила в силу и подле­жит применению в Российской Федерации в силу провозглашенного ею правопреемства в отношении международных договоров бывшего СССР. (Это соглашения с Китайской Народной Республикой, Кана­дой, Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии, Королевством Нидерландов, Швейцарией, Финляндской Республикой, Федеративной Республикой Германии, Французской Республикой, Итальянской Республикой, Австрийской Республикой, Республикой Корея.) У автора нет информации о ратификации ино­странной (нероссийской) стороной соглашений, заключенных с Ис­панией, Турцией, Бельгией и Люксембургом. Процесс заключения Российской Федерацией двусторонних договоров о взаимном поощ­рении и взаимной защите капиталовложений продолжается*.

* См.: Третейский суд Законодательство. Практика. Комментарии. С. 588.

Кроме того, в отдельные межправительственные соглашения Рос­сийской Федерации и других государств — бывших республик в со­ставе СССР включаются положения, подтверждающие возможность заключения организациями стран-участниц соглашений о передаче определенного круга споров на рассмотрение третейского суда. В ка­честве примеров можно привести Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о со­трудничестве в развитии нефтяной и газовой промышленности Рос­сии от 2 марта 1993 г., Соглашение между Правительством Россий­ской Федерации и Правительством Республики Армения о сотруд­ничестве в развитии нефтяной и газовой промышленности России от 2 марта 1993 г. В Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Словения о торговле и эко­номическом сотрудничестве от 19 февраля 1993 г. включена статья, содержащая обязательство сторон признавать арбитражные решения по спорам, относящимся к торговым сделкам, заключенным между юридическими и физическими лицами обеих стран, и приводить их в исполнение в соответствии с действующим в каждой из стран за­конодательством. В последнем случае, поскольку и Россия, и Слове­ния — участники Нью-Йоркской конвенции 1958 г. «О признании и исполнении иностранных арбитражных решений», будет применяться общий порядок, установленный для признания и исполнения любых иностранных арбитражных решений*.

* См. там же. С. 117-119.

Нормы, определяющие круг споров, которые по российскому за­конодательству могут быть предметом третейского разбирательства, а также нормы, регламентирующие отдельные аспекты взаимоотно­шений государственных и третейских судов, включены в ГПК 1964 г. (ст. 23, 129, п. 7 ст. 219, 338, 339, 437) и АПК (ст. 23. 85, п. 1, 2 ст. 87, п. 3, 4 ч. 1 ст. 107).

Действующее российское процессуальное законодательство за­крепляет общее правило, согласно которому в третейский суд по со­глашению сторон, заключенному в виде «арбитражной оговорки» или путем составления отдельного документа, могут передаваться только подведомственные государственным судам общей юрисдикции и государственным арбитражным судам гражданско-правовые споры (ст. 27 ГПК и ст. 23 АПК). Не могут быть предметом третейского разбирательства споры, которые в соответствии с нормами процессу­ального или материального законодательства составляют исключи­тельную компетенцию государственных судов, иных органов. Напри­мер, в третейский суд не могут передаваться патентные споры, рас­смотрение которых возложено на Высшую патентную палату*. Не до­пускается рассмотрение третейским судом споров между гражданами, вытекающих из семейных и трудовых правоотношений (ст. 1 Прило­жения № 3 к ГПК). На рассмотрение третейского суда не может быть передано дело о банкротстве (п. 3 ст. 29 Закона о банкротстве).

* См. ст. 31 Патентного закона РФ 1992 г. // Ведомости Съезда н/д и ВС РФ. 1992. № 42. Ст. 2319.

Следует особо остановиться на датируемых 1995 г. нормативных актах, содержащих положения о третейском разбирательстве споров при проведении аукционов на право заключения договоров кредита, залога находящихся в федеральной собственности акций и комиссии. Правила проведения таких аукционов, а также обязательные условия договоров кредита, залога и комиссии, были утверждены Указом Пре­зидента РФ от 31 августа 1995 г. В одном из пунктов обязательных условий договоров между Российской Федерацией и, соответственно, заемщиком, залогодателем и комиссионером предусмотрено, что споры, связанные с исполнением, изменением или расторжением таких договоров подлежат передаче «на рассмотрение Международ­ного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, если стороной является иностранное юридическое лицо или предприятие с иностранными инвестициями, либо на рассмотрение Третейского суда для разрешения экономических споров при Торгово-промышленной палате Российской Федера­ции, если стороной является юридическое лицо, зарегистрированное в государствах — участниках Содружества Независимых Государств, или российское юридическое лицо без иностранного участия»*.

* СЗ РФ. 1995. № 36. Ст. 3527.

Представляется, что в данном случае речь идет не об обязательном (в силу предписания законодательного акта) рассмотрении споров в третейском суде, а о квалификации российского государства в регла­ментируемых отношениях как субъекта гражданского права, приняв­шего решение о заключении на определенных условиях договоров кредита, залога и комиссии находящихся в государственной собст­венности акций.

Споры между российским государством и инвестором, вытекаю­щие из соглашений о разделе продукции, заключаемых в соответствии со ст. 22 Федерального закона РФ от 30 декабря 1995 г. «О соглаше­ниях о разделе продукции», могут разрешаться в третейском суде (в том числе в международных арбитражных институтах) в тех слу­чаях, когда условие о третейском разбирательстве таких споров будет включено в конкретное соглашение о разделе продукции*.

* См.: Российская газета. 1996. 11 янв.

Закон Российской Федерации от 9 декабря 1991 г. (в редакции Федерального закона от 31 декабря 1995 г.) «О государственной пош­лине» относится к блоку законодательных актов о третейском суде постольку, поскольку в нем установлен размер государственной пош­лины, подлежащей уплате при обращении в государственные арбит­ражные суды с заявлениями о выдаче исполнительных листов на при­нудительное исполнение решений третейских судов по экономичес­ким спорам*.

* См.: Российская газета. 1996. 13 янв.

Кроме того, существует ряд материально-правовых законодатель­ных актов, содержащих указание на допустимость третейского раз­бирательства определенных категорий споров или споров между оп­ределенными категориями участников торгового оборота, а также о праве тех или иных организаций учреждать постоянно действующие третейские суды. Такие законодательные акты не имеют самостоятельного значения, они, как правило, воспроизводят положения ос­новных законов о третейском суде и подчеркивают интерес законо­дателя к использованию третейского разбирательства в той или иной сферах.

Состояние законопроектных работ. На протяжении последних лет Торгово-промышленной палатой Российской Федерации велась подготовка проекта нового Закона «О третейских судах и Российской Федерации». 13 февраля 1998 г. этот законопроект был принят в первом чтении Государственной Думой Федерального Собра­ния РФ.

В основе нового Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» — принципиально верные идеи о необходимости совершенствовать отечествен­ное законодательство о третейском суде в направлении создания комплексных и системных законодательных основ третейского разбирательства правовых споров.

Новый закон призван заменить два из трех принятых в разное время и содержащих неоправданные различия в регламентации аналогичных вопросов действующих зако­нодательных актов о третейском суде: Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров и Положение о третейском суде (Приложение № 3 к ГПК).

Таким образом, в случае принятия законопроекта в стране будут применяться два федеральных закона: «О третейских судах в Российской Федерации» и «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г.

К положительным новеллам законопроекта безусловно относится и восполнение пробела правового регулирования организации и деятельности третейских судов но спорам между организациями (юридическими лицами) и гражданами (физическими лицами). Включение в предмет регулирования нового федерального закона третейского разбирательства правовых споров между гражданами и организациями призвано со­действовать объективно необходимому и соответствующему практике многих стран развитию третейского разбирательства на фондовом рынке, рынке недвижимости, в сфере страховой деятельности и на других организованных рынках.

Разработанный проект призван также сблизить законодательную регламентацию третейского разбирательства «внутренних» споров с более совершенными и соответ­ствующими современным мировым стандартам правилами третейского разбиратель­ства, установленными в Законе Российской Федерации «О международном коммер­ческом арбитраже».