§ 4. Международные договоры с участием России

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 
РЕКЛАМА
<

В силу ч.4 ст.15 Конституции РФ "международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы".

Российская Федерация как правопреемник СССР участвует в Нью-Йоркской конвенции от 10 июня 1958 г. "О признании и исполнении иностранных арбитражных решений", а также в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже (Женева, 1961).

В Российской Федерации остается в силе принятая странами – членами СЭВ в 1972 г. Конвенция "О разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества".

Российская Федерация участвует в заключенном странами – членами СНГ в 1992 г. Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности. Формально это Соглашение распространяется и на исполнение решений третейских судов, вынесенных на территории одного из государств – участников Соглашения, на территории других государств-участников.

Ряд двусторонних договоров Российской Федерации содержит положения о третейском разбирательстве споров.

1. Конвенция ООН "О признании и приведении

в исполнение иностранных арбитражных решений"

(Нью-Йоркская конвенция 1958 г.)

Принятая в 1958 г. Конвенция ООН "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений" была призвана продолжить традицию, начало которой было положено принятыми в начале 20-х гг. ХХ в. двумя многосторонними международными договорами. Этими двумя международными договорами были:

а) Протокол об арбитражных соглашениях (Женевский протокол 1923 г.);

б) Конвенция об исполнении иностранных арбитражных решений (Женевская конвенция 1927 г.).

Предназначение Женевского протокола состояло в создании международно-правовой основы для признания договаривающимися государствами действительности арбитражных соглашений, включаемых в договоры находящимися под их юрисдикцией сторонами. Стороны могли договориться о передаче в арбитраж, в том числе на территории страны, чьей юрисдикции стороны не подчинялись, всех или любых разногласий, которые могут возникнуть в связи с таким договором, в том числе и коммерческого характера. Для этого исторического периода было чрезвычайно важным признание допустимым заключения арбитражных соглашений в отношении как уже возникших, так и будущих споров. Сфера действия Женевского протокола была ограничена применением только к сторонам из разных государств, а также возможностью его подписания с "коммерческой оговоркой" – о применении его только к спорам коммерческого характера, определявшегося по законодательству соответствующего государства. Кроме того, Женевский протокол предусматривал обязательство договаривающихся сторон "обеспечить исполнение своими властями в соответствии с положениями национального законодательства арбитражных решений, вынесенных на его собственной территории"*(334).

Женевская конвенция, участвовать в которой могли только страны, подписавшие Женевский протокол, в определенной мере расширила сферу применения Женевского протокола. Теперь арбитражное решение подлежало исполнению на территории любого государства – участника Женевского протокола и Женевской конвенции, а не только на территории того государства, где оно было принято.

Несомненным достижением Женевской конвенции было исключение пересмотра арбитражного решения "по существу". В Женевской конвенции содержались унифицированные требования, соблюдение которых требовалось для исполнения иностранного арбитражного решения, а также три основания для отказа в его исполнении: "...аннулирование решения в стране, где оно было вынесено; неизвещение проигравшей стороны за достаточный период времени об арбитражном разбирательстве, что повлекло невозможность подготовиться к процессу; вынесение решения по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения"*(335).

В Женевской конвенции было два ограничительных условия:

1) "двойная экзекватура"(double exequatuer) – возможность исполнения только такого иностранного решения, которое стало "окончательным" (final) в стране его происхождения. Испрашивающая исполнение сторона должна была получить подтверждение окончательности решения ("экзекватуру") в суде той страны, на территории которой было принято арбитражное решение, а затем "приказ об исполнении этого решения" (enforcement order) в суде той страны, на территории которой подлежало исполнению иностранное арбитражное решение;

2) возложение на ходатайствующую об исполнении иностранного арбитражного решения сторону бремени доказывания отсутствия основания для отказа в исполнении.

Масштабные перемены в практике международной торговли потребовали пересмотра не отвечавших новым условиям положений Женевской конвенции. Начатая в 1953 г. по инициативе Международной Торговой Палаты (ICC, Paris) работа над проектом новой международной конвенции об исполнении иностранных арбитражных решений завершилась принятием 10 июня 1958 г. под эгидой Организации Объединенных Наций Конвенции о признании и исполнении иностранных арбитражных решений (Нью-Йоркская конвенция 1958 г.).

Нью-Йоркская конвенция – многосторонний (универсальный) международный договор, ставший важной вехой в становлении института международного коммерческого арбитража. Почти беспрецедентное увеличение числа государств – участников Конвенции – до 133 – означает возложение на государственные суды 133 стран*(336) обязанности по соблюдению двух основополагающих закрепленных в Конвенции начал:

1) признание обязательности арбитражного соглашения;

2) признание и исполнение арбитражных решений как результата основанного на арбитражном соглашении третейского – частного, негосударственного – разбирательства правовых споров.

К основным достижениям Нью-Йоркской конвенции относятся*(337):

введение унифицированного правила, требующего соблюдения письменной формы арбитражного соглашения [ст.II (2)];

упразднение "двойной экзекватуры", на которое указывает замена требования о том, чтобы иностранное арбитражное решение было окончательным (final) в стране его вынесения, на требование обязательного характера (binding) такого решения для сторон;

распространение сферы применения на территорию всех государств – участников Нью-Йоркской конвенции (за исключением примерно трети государств-участников, которые подписали Конвенцию с первой оговоркой о применении Конвенции только в отношении решений, вынесенных на территории "другого Договаривающегося государства") [ст.I (3)];

перераспределение бремени доказывания: вместо возложения на ходатайствующую о признании и исполнении иностранного решения сторону обязанности доказать наличие установленных для этого оснований – обязанность по доказыванию наличия оснований для отказа в признании и исполнении возложена на ту сторону, в отношении которой испрашиваются признание /исполнение [ст.V (1)];

изменение правила Женевской конвенции о том, что образование состава арбитража и арбитражный процесс на территории иностранного государства всегда должны осуществляться в соответствии с законом (law) места арбитража. В ст.V (1) (d) установлено, что для отказа в признании и исполнении должно быть доказано несоответствие порядка формирования состава арбитража или арбитражного процесса соглашению сторон и только в отсутствие такового – закону страны места арбитража;

закрепление "правила более выгодной нормы", в соответствии с которым положения Нью-Йоркской конвенции не затрагивают действительности других многосторонних или двусторонних договоров о признании и приведении в исполнение арбитражных решений и не лишают никакую заинтересованную сторону права воспользоваться любым арбитражным решением в том порядке и в тех пределах, которые допускаются законом или международными договорами страны, где испрашивается признание и приведение в исполнение такого арбитражного решения [ст.VII (1)].

Общепризнано, что значение Нью-Йоркской конвенции для международного коммерческого арбитража требует ее единообразного применения государственными судами всех стран. Это достигается в том числе на основе сравнительного анализа судебной практики*(338).

2. Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже

(Женева, 1961)

Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже (Европейская конвенция) была подписана в Женеве 21 апреля 1961 г., т.е. через 3 года после Нью-Йоркской конвенции "О признании и приведении в действие иностранных арбитражных решений".

СССР ратифицировал Европейскую конвенцию 27 июня 1962 г.*(339) Российская Федерация участвует в этой Конвенции как правопреемник СССР.

По разным данным, в этой региональной Конвенции в конце XX в. участвовало от 25 государств*(340) до 28 государств (по состоянию на 31 марта 1999 г.)*(341). Только одно из подписавших Европейскую конвенцию государств – Финляндия – не ратифицировало ее. В числе участников Конвенции были: все социалистические страны (за исключением Албании); два неевропейских государства – Буркина-Фасо и Куба. Из западноевропейских стран в Европейской конвенции не участвуют: Королевство Великобритании и Нидерланды*(342).

Сфера применения. Европейская конвенция применяется:

а) "к арбитражным соглашениям как физических, так и юридических лиц, которые на момент заключения такого соглашения имеют постоянное местожительство или соответственно свое местонахождение в различных Договаривающихся государствах, о разрешении в порядке арбитража споров, возникших при осуществлении операций по внешней торговле";

б) к арбитражным разбирательствам и арбитражным решениям, принятым по отнесенным к сфере Европейской конвенции спорам. При этом "местонахождение юридического лица" обозначает место, где находится контора юридического лица, заключившего арбитражное соглашение (ст.I "а" и "б" Европейской конвенции), а понятие "внешняя торговля" подлежит применению в самом широком значении.

В отличие от Нью-Йоркской конвенции, применение Европейской конвенции не поставлено в зависимость от "места арбитражного разбирательства". При соблюдении положений о сфере ее применения Европейская конвенция имеет действие независимо от того, имело ли, имеет ли или будет иметь место арбитражное разбирательство на территории участвующего в этой Конвенции государства.

Практически все европейские страны – участницы Европейской конвенции одновременно участвуют и в Нью-Йоркской конвенции 1958 г. Этим объясняется содержание положений, направленных на согласованное применение обеих Конвенций. Так, в ч.7 ст.X Европейской конвенции указывается на то, что "постановления этой Конвенции не затрагивают действительности многосторонних и двусторонних соглашений в отношении арбитража, заключенного Договаривающимися государствами".

Основным предназначением Европейской конвенции было создание международно-правовых основ арбитражного разбирательства споров в Европе с учетом геополитических реалий – существования системы отношений "Восток – Запад".

Именно институционализацией и иными особенностями арбитража в социалистических странах принято, и, по-видимому, справедливо, объяснять:

включение в Европейскую конвенцию указания на возможность передачи спора как в постоянно действующий третейский суд ("институционный арбитраж"), так и в третейский суд для разрешения конкретного спора ("арбитраж ad hoc");

указание на то, что в случае передачи спора в "институционный арбитраж" процедура арбитражного разбирательства имеет место в соответствии с правилами "институционного арбитража";

регламентацию специальных процедур, позволяющих формировать состав арбитража ad hoc путем обращения за содействием не к государственным судам соответствующей страны, а к Специальному комитету (состав и порядок деятельности которого определен в приложении к Европейской конвенции) или к председателю торговой палаты страны ответчика либо торговой палаты "места арбитража"*(343).

В то же время ряд положений Европейской конвенции был обусловлен необходимостью преодоления некоторых устаревших и сдерживавших развитие внешнеторгового арбитража положений национальных законов западноевропейских стран и международных договоров. В числе таких положений:

во Франции и в Бельгии – нормы, запрещавшие заключение арбитражных соглашений государству (government) и "юридическим лицам публичного права" (public entities);

в Италии – запрет на выполнение функций арбитров иностранными лицами*(344).

Именно эти положения были отвергнуты и преодолены в Европейской конвенции, согласно которой:

"юридические лица, которые по применимому к ним национальному закону рассматриваются как "юридические лица публичного права", будут иметь возможность заключать арбитражные соглашения" ("о разрешении в порядке арбитража споров, возникающих при осуществлении операции по внешней торговле" (п.1 ст.I; п.1 ст.II Европейской конвенции);

"арбитрами могут быть назначены иностранные граждане" (ст.III Европейской конвенции).

Согласно ч.2 ст.IX Европейской конвенции в отношениях между государствами – участниками Европейской конвенции, являющимися одновременно участниками Нью-Йоркской конвенции, ограничено применение ст.V (1) (e) Нью-Йоркской конвенции*(345).

В числе других положений Европейской конвенции следует назвать:

закрепление (с некоторыми особенностями) принципов "компетенции-компетенции" и "безотзывности арбитражного соглашения" (ст.V "Отвод арбитражного суда по неподсудности" и ст.VI "Подсудность государственным судам" Европейской конвенции).

Положения этих статей могут иметь значение при применении ч.5 и 6 ст.148 АПК. Например, при определении закона, по которому должна определяться действительность арбитражного соглашения. Это могут быть:

а) закон, которому стороны подчинили арбитражное соглашение;

б) при отсутствии указания на этот счет – закон страны, в которой должно быть вынесено (арбитражное) решение;

в) при отсутствии указаний на закон, которому стороны подчинили арбитражное соглашение, и если в тот момент, когда этот вопрос представлен на разрешение государственного суда, невозможно установить, в какой стране должно быть вынесено арбитражное решение, законом, применимым в силу коллизионной нормы государственного суда, в котором возбуждено дело;

возможность обращения стороны арбитражного разбирательства в государственный суд с заявлением о "временных мерах" или "мерах предварительного обеспечения" (п.4 ст.VI Европейской конвенции);

презумпцию договоренности сторон (в арбитражном соглашении) о вынесении мотивированного арбитражного решения.

Такая презумпция применяется, если стороны "не оговорили особо, что решение не должно быть мотивировано, или если не избрали процедуры, в рамках которой не принято мотивировать арбитражное решение, и если при этом ни одна из сторон не потребовала особо, до окончания устного разбирательства или, при отсутствии устного разбирательства, до составления арбитражного решения, чтобы решение было мотивированным" (ст.VIII "Мотивы решения").

3. Конвенция "О разрешении арбитражным путем

гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и

научно-технического сотрудничества" (Московская конвенция, 1972 г.)

Конвенция "О разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества" (далее – Московская конвенция) была подписана социалистическими странами в Москве в 1972 г. В 1997 г. из 9 стран – участниц этой Конвенции прекратили участие в ней: ГДР, Чехословакия (не заявили о своем правопреемстве ни ФРГ, ни Чехия, ни Словакия). Денонсировали Московскую конвенцию: Венгрия – 20 октября 1994 г., Польша – 15 декабря 1994 г. В отсутствие денонсации в установленном порядке в Румынии тем не менее были случаи отказа в применении Московской конвенции. По-прежнему считаются участвующими в Московской конвенции: Болгария, Куба, Монголия, Россия*(346).

Московская конвенция "установила обязательность арбитражного порядка разрешения:... споров между хозяйствующими организациями стран – участниц Конвенции ("с исключением подсудности таких споров государственным судам" – п.1 ст.I)"*(347).

Согласно п.2 ст.IV Московской конвенции арбитражные решения подлежат исполнению в любой стране-участнице в таком же порядке, как и вступившие в законную силу решения государственных судов страны исполнения.

Обращение за принудительным исполнением решений арбитражных судов при торгово-промышленных палатах стран – участниц Московской конвенции и утвержденных этими арбитражными судами мировых соглашений возможно в течение двухлетнего срока.

Перечень оснований для отказа в принудительном исполнении арбитражных решений, вынесенных в соответствии с Московской конвенцией, включает только три таких основания:

а) вынесение решения с нарушением правил о компетенции, установленных Московской конвенцией;

б) представление стороной, против которой вынесено решение, доказательств того, что она была лишена возможности защищать свои права вследствие нарушения правил арбитражного производства или других обстоятельств, которые она не могла предотвратить, а также уведомить арбитражный суд об этих обстоятельствах;

в) представление стороной, против которой вынесено решение, доказательств того, что это решение на основании национального законодательства той страны, в которой оно было вынесено, отменено или приостановлено исполнением.

4. Соглашение о порядке разрешения споров,

связанных с осуществлением хозяйственной деятельности

(Киев, 20 марта 1992 г.)

Киевское соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 г. регулирует вопросы разрешения дел, вытекающих из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами (ст.1). В соответствии с ч.2 ст.3 этого Соглашения "хозяйствующие субъекты каждого государства – участника Содружества Независимых Государств имеют право на территории других государств – участников Содружества Независимых Государств право беспрепятственно обращаться в суды, арбитражные (хозяйственные) суды, третейские суды и другие органы, в компетенции которых относится разрешение дел, указанных в ст.1 настоящего Соглашения (в дальнейшем – компетентные суды)".

В ст.7 Соглашения предусмотрено: "Решения, вынесенные компетентными судами одного государства – участника Содружества Независимых Государств, подлежат исполнению на территории других государств – участников Содружества Независимых Государств.

Решения, вынесенные компетентным судом одного государства – участника Содружества Независимых Государств в части обращения взыскания на имущество ответчика, подлежат исполнению на территории другого государства – участника Содружества Независимых Государств органами, назначенными судом, либо определенными законодательством этого государства".

В связи с применением Киевского соглашения велась дискуссия по двум вопросам.

С принятием АПК 2002 г. решен первый из этих вопросов – о подведомственности российским судам общей юрисдикции либо арбитражным судам заявлений об исполнении решений третейских судов, вынесенных на территории другого государства – участника СНГ. Такие заявления подведомственны арбитражным судам Российской Федерации (ст.32 АПК) и подлежат рассмотрению в порядке, определенном в гл.31 АПК, в части, не противоречащей международным договорам Российской Федерации.

Второй вопрос состоит в определении процедуры рассмотрения заявлений и оснований для отказа в исполнении в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией либо на основании Киевского соглашения. Судебная арбитражная практика формировалась как исходящая из приоритета Киевского соглашения по отношению к Нью-Йоркской конвенции, которая имеет универсальный характер и действует в отсутствие регионального или двустороннего международного договора по одному и тому же вопросу (ст.30 Венской конвенции о праве международных договоров)*(348).

5. Международные договоры

об арбитражном разрешении инвестиционных споров

Большую группу двусторонних договоров образуют двусторонние международные соглашения о взаимном поощрении и взаимной защите капиталовложений. В них регламентируется порядок рассмотрения споров между инвестором и принимающим инвестиции государством. Это – споры о размере и порядке выплаты компенсации возмещения за ущерб, причиненный инвестициям в предусмотренных случаях*(349). Ряд соглашений предусматривает передачу таких споров на рассмотрение постоянно действующего третейского суда в Швеции, другие – в арбитраже ad hoc, третьи – по выбору сторон: в одном из постоянно действующих третейских судов (институционных арбитражей) либо в арбитраже ad hoc в соответствии с Арбитражным Регламентом ЮНСИТРАЛ. В числе двусторонних международных договоров России и применяемые в силу правопреемства заключенные СССР соглашения о взаимном поощрении и взаимной защите капиталовложений*(350).

Вашингтонская конвенция 1965 г. – Конвенция о разрешении инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами вступила в силу 14 октября 1966 г. По данным на сентябрь 2002 г., участниками этой Конвенции являлись 132 государства. Подписана Россией 16 июня 1992 г., однако до настоящего времени не ратифицирована*(351). В соответствии с Вашингтонской конвенцией в Вашингтоне учрежден центр по разрешению инвестиционных споров (International Center for Settlement of Investment Disputes – ISCID).

Вашингтонская конвенция:

применяется при наличии арбитражного соглашения для рассмотрения споров, возникающих между государством, государственным образованием или государственным органом и инвестором (физическим или юридическим лицом) из другого государства;

исключает обращение за разрешением споров в национальные (государственные) суды сторон спора и ссылки на государственный иммунитет;

регулирует вопросы формирования состава арбитража и порядка рассмотрения им спора; процедуру "аннулирования" решения Генеральным секретарем ISCID по итогам рассмотрения ходатайства проигравшей стороны; придание арбитражному решению юридической силы решения государственного суда.