§ 4. Развитие системы экономического правосудия России сквозь призму общемировых тенденций

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 

1. Общая характеристика тенденций

Развитие системы защиты прав участников предпринимательских отношений происходит в рамках общего совершенствования правовой системы, изменения социально-экономических реалий, в которых функционируют суды по экономическим спорам. Во многих странах в той либо иной степени органы хозяйственной юрисдикции функционируют обособленно, развиваясь в русле общих тенденций. Отметим лишь отдельные из них, которые оказывают влияние на развитие правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в целом на планете, в России и нашли отражение в новом АПК.

Понимание тенденций развития современной гражданской юрисдикции важно и по следующим причинам. При всей внешне кажущейся оригинальности тех либо иных подходов в сфере процессуального законодательства специалисты, причастные к его разработке, в любом случае находятся в рамках определенных исторически сложившихся подходов правового регулирования и процессуально-правовых концепций, вариантов решения того либо иного вопроса. Найти полностью оригинальное решение, которое бы не встречалось ранее в российском праве (начиная с судебной реформы 1864 г.) и иностранном, международно-правовом законодательстве, достаточно сложно, да в этом и нет, как нам представляется, необходимости. В качестве исходного материала выступают потребности практики, которые, накладываясь на исторически сложившиеся способы их решения за рубежом, в международно-правовом законодательстве либо в истории нашей страны, стимулируют творческий поиск и приводят к тому или иному новому решению возникшей проблемы. Безусловно, по многим вопросам возможны и полностью оригинальные решения, особенно на уровне детализации той либо иной идеи применительно к конкретному правовому институту.

Таким образом, на каждом витке развития процессуального права и всей системы гражданской юрисдикции необходимо выбрать наиболее приемлемый и рациональный процессуальный инструментарий, который будет более адекватно отражать существующие реалии. Поэтому постараемся отметить несколько основных идей из современной процессуальной доктрины, которые, на наш взгляд, нашли воплощение в новом АПК и отражают современные тенденции развития хозяйственной юрисдикции.

2. Понимание социальных функций правосудия

и роль суда в современном обществе

По этому вопросу сложилось в основном две концепции, отражающих разное понимание роли, места и задач суда в обществе, которые можно резюмировать в следующем вопросе: обязано ли государство обеспечить наличие функционирующей системы правосудия или судебная система играет роль своеобразного предприятия, оказывающего за плату определенные услуги, в данном случае – по разрешению споров? Отметим как позитивный факт, что именно первый подход, связанный с пониманием социального предназначения правосудия как системы, направленной на защиту прав и сохранение правопорядка, обеспечение стабильности и прочности отношений гражданского оборота и публично-правовых отношений, отражен в процессуальном законодательстве многих государств, в том числе в АПК.

3. Влияние положений международного права

и концепции защиты прав человека на правосудие*(16)

Современная концепция прав человека отражена в целом ряде международно-правовых документов, например Всеобщей декларации прав человека, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые согласно ст.15 Конституции России являются частью нашей правовой системы. Такое же влияние оказывает и судебная практика международных органов правосудия, в частности Европейского суда по правам человека. Здесь основополагающее значение имеет ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в которой закреплено право на справедливое судебное разбирательство, охватывающее отдельными элементами, по сути дела, весь судебный процесс и исполнение конечного его результата – судебного решения.

Поскольку правосудие является гарантией реализации прав человека, то тем самым объясняется внимание к проблеме обеспечения права на справедливое судебное разбирательство и доступа к правосудию, без решения которых невозможно полноценное обеспечение прав человека и само нормальное функционирование гражданского общества и гражданского оборота. Под влиянием международно-правовых актов о правах человека складывается развитие процессуального законодательства, например, в странах, входящих в Совет Европы, в том числе и в России. В частности, то внимание, которое стало уделяться доступу к правосудию, объясняется не в последнюю очередь действием Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, других международно-правовых актов, судебной практикой Европейского суда по правам человека. Поэтому при оценке таких новелл АПК, как ст.2, п.5 ст.144, ст.311 АПК, можно сказать, что на усложнение порядка возбуждения дел в порядке надзора оказала очевидное влияние данная практика и международно-правовое законодательство.

Как нам представляется, пока еще не полностью оценено влияние концепции прав человека на национальную систему судопроизводства в арбитражных судах (как и судах общей юрисдикции) и практику применения в них материального и процессуального законодательства. Между тем оно весьма существенно и будет способствовать в дальнейшем унификации норм национального российского арбитражного процесса во взаимосвязи с положениями международного и иностранного гражданского процесса*(17).

4. Постепенное сближение правил и процедур как одна

из тенденций развития системы гражданской юрисдикции

Первый доклад о сближении процессуального права государств Европейского союза был подготовлен под руководством профессора М. Сторма в 1994 г.*(18) Проявление тенденций к сближению правовых систем стало отмечаться специалистами и нашей страны, например в сфере доказательственного права*(19).

Такое сближение процессуальных систем можно увидеть на нескольких уровнях и в разных регионах планеты. Проявляется оно в форме унификации (выработки общих наднациональных процессуальных правил и регламентов) и гармонизации (сближения правовых систем разных стран на основе общих принципов)*(20). Ведь в рамках процессуального права достаточно много относительно автономных институтов, его составляющих, например подведомственность и подсудность, доказательства, пересмотры судебных актов, взаимное признание и исполнение, альтернативные формы разрешения споров. И именно в их рамках по каждому из направлений возможны унификация и гармонизация, которые происходят в разных сферах с различной скоростью и степенью охвата.

В качестве таких примеров можно отметить многие общие принципы в ГПК стран СНГ, принятие специальных конвенций, касающихся в основном вопросов взаимного признания и исполнения решений судов и арбитражей, исполнения судебных поручений. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, практика Европейского суда по правам человека определяют необходимость приведения российского законодательства, в том числе и в сфере гражданской юрисдикции, в соответствие с определенными стандартами.

Процесс унификации идет на разных уровнях – в рамках ООН и специализированных организаций ООН, в рамках региональных объединений государств, например ЕС и СНГ. Инициатива здесь может исходить как от международных организаций, например ЮНСИТРАЛ, Межпарламентской ассамблеи стран СНГ, так и от неправительственных организаций, например Международной ассоциации процессуального права, Международного союза латинского нотариата, Международного союза судебных исполнителей и служащих. Отдельные инициативы неправительственных организаций находят затем поддержку у международных организаций, например, проект Международных правил гражданского процесса в настоящее время поддерживается УНИДРУА.

Многие новеллы нового АПК отражают не только стремление, но и необходимость учесть указанные тенденции к унификации и гармонизации процессуального права.

5. Стремление к специализации в рамках судебной системы

Подобная тенденция является объективно необходимой ввиду дифференциации отношений, которые подпадают в сферу правового регулирования. Сложность и специализированность современного гражданского оборота увеличиваются, появляются новые отрасли законодательства, поэтому представителям различных юридических профессий, включая судей, становится сложно ориентироваться во всем многообразии законодательства. Кроме того, необходимо привлечение к участию в осуществлении хозяйственной юрисдикции самих предпринимателей и специалистов из числа лиц, знающих специфику многих видов хозяйственных отношений.

Хотя в отношении судей арбитражных судов действует презумпция знания права при исполнении ими профессиональных обязанностей, однако фактически среди них складывается специализация в рамках судебных коллегий и судебных составов.

Тенденция к специализации органов хозяйственной юрисдикции является повсеместной. Даже в тех государствах, где действует общая судебная система, суды по делам предпринимателей, как правило, функционируют обособленно, например коммерческие суды Франции, образуемые из числа самих предпринимателей.

Аналогично развивается хозяйственная юрисдикция в государствах СНГ*(21). В шести странах СНГ общие гражданские и хозяйственные суды действуют параллельно (Беларусь, Кыргызстан, Россия, Таджикистан, Узбекистан, Украина), а в других шести странах система хозяйственной юрисдикции объединена и является частью системы общих судов (Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан, Молдова, Туркменистан). При этом на Украине одновременно действуют Верховный Суд Республики Украина, а также Высший Хозяйственный Суд Украины как высший специализированный суд в сфере хозяйственной юрисдикции. Решения Высшего Хозяйственного Суда Украины могут быть пересмотрены в кассационном порядке Верховным Судом Украины, хотя можно отметить, что сам Высший Хозяйственный Суд Украины также является кассационной инстанцией (Закон о судоустройстве Украины в последней редакции от 21 июня 2001 г.). В Казахстане созданы специальные межрайонные экономические суды в рамках общей судебной системы*(22).

6. Дифференциация судебных процедур и стремление к их упрощению

Одной из определяющих тенденций развития системы гражданской юрисдикции является поиск оптимальных процессуальных форм разрешения дел. Современная система гражданской юрисдикции развивается в направлении разграничения судебных процедур, а также поиска упрощенных форм разрешения подведомственных судам дел, для того чтобы найти оптимальное соотношение между результатом и способом его достижения. Можно отметить постоянный поиск в нашей стране и за рубежом путей в сторону рационализации и оптимизации процессуальных форм разрешения дел, позволяющих достичь целей судопроизводства путем упрощения основных составляющих судебного процесса, не снижая в целом уровень юридических гарантий.

В этом плане по сравнению с АПК 1995 г. можно отметить большой прогресс. Судебные процедуры дифференцированы на несколько отдельных видов производств, позволяющих учесть особенности той либо иной категории дел, подведомственных арбитражным судам. Разделы III-V АПК содержат особенности, учитывающие специфику процессуального разрешения тех либо иных дел.

В частности, выделены отдельно производство из административных и иных публичных правоотношений, специальные правила предусмотрены для рассмотрения заявлений об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение их решений, о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражей и т.д.

Дифференциация судебных процедур в АПК коснулась не только отдельных производств, но и других институтов, в том числе давно известных. Например, в АПК большой интерес представляет предварительное обеспечение требований (ст.99), позволяющее более быстро и оперативно защищать права кредитора до возбуждения дела в арбитражном суде. Впервые появившийся в российском праве в Кодексе торгового мореплавания РФ, а теперь и в АПК как общее правило, институт предварительного обеспечения требований будет способствовать, как можно надеяться, досудебному урегулированию споров.

7. Стимулирование на использование примирительных

процедур и альтернативных методов разрешения споров

Необходимость развития альтернативных методов разрешения споров связана не только с недостатком инвестиций в систему правосудия, но и с тем, что альтернативным методам, прежде всего третейскому разбирательству, примирению, посредничеству, присущ целый ряд положительных черт. В частности, меньшая процедурная сложность, нацеленность на разрешение конфликта и достижение примирения, привлечение в качестве посредников и арбитров не только профессиональных юристов, но и любых других лиц – специалистов в определенной сфере юридической деятельности. Развитию третейского разбирательства в нашей стране мешает отсутствие традиций, а также ряд других факторов, которые, скорее всего, должны преодолеваться по мере развития гражданского оборота и становления правовой культуры.

К сожалению, в ходе работы над АПК выпали положения гл.17 проекта (принятого в первом чтении) о посредничестве, в результате чего в гл.15 АПК регулируются только положения, связанные с мировым соглашением. Осталось также общее полномочие арбитражного суда способствовать примирению сторон. На наш взгляд, законодательство должно содержать большее разнообразие процедур, в том числе и с использованием посредничества, которое в определенной части может быть и процессуальным, а не только гражданско-правовым институтом. Эффективность же их может быть проверена только практикой, поэтому отказ от регулирования посредничества в окончательном тексте АПК вряд ли можно оценить позитивно.

В плане развития третейского разбирательства как положительный факт следует отметить, во-первых, синхронность принятия нового АПК и Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", во-вторых, включение в АПК целый ряд правил, направленных на взаимодействие, поддержку и контроль за актами третейских судов и арбитражей. Особо здесь следует отметить возможность обращения стороны третейского разбирательства в арбитражный суд за обеспечительными мерами, а также регулирование процедур оспаривания решения третейского суда, выдачи исполнительного листа для его принудительного исполнения, а также исполнения иностранных арбитражных решений.

Другие тенденции, как, например, поиск путей судебной защиты больших групп граждан и организаций, права которых нарушены одним и тем же лицом, не столь выражены в АПК, однако здесь учтена возможность защиты неопределенного круга лиц (например, в ст.304 АПК). Другой важной тенденцией развития хозяйственной юрисдикции являются постепенные гармонизация и унификация процессуального права, однако об этом подробнее идет речь в главах "Производство по делам с участием иностранных лиц" и "Общая характеристика разрешения экономических споров за рубежом".

8. Перспективы развития арбитражно-судебной системы.

Ожидаемые реформы

Нам сложно в этом отношении что-либо прогнозировать, поэтому сошлемся на авторитетных специалистов и выделим всего два аспекта.

Во-первых, основой развития системы арбитражных судов является Федеральная целевая программа развития судебной системы Российской Федерации на 2002-2006 гг., которая направлена на укрепление автономии судебной власти, ее независимости, самостоятельности, ответственности и нормативной базы. Она носит комплексный характер, и основной ее составляющей является решение кадровых вопросов, вопросов материально-технического и информационного обеспечения*(23).

Во-вторых, совершенствуется система обжалования судебных актов за счет разделения судов первой и апелляционной инстанции*(24), которые в настоящее время функционируют в составе единого арбитражного суда субъекта Федерации.