1. Методологическая основа позиции по делу : Адвокат.Навыки профессионального мастерства - Воскобитова - Лукьянова - Михайлова : Книги по праву, правоведение

1. Методологическая основа позиции по делу

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 
РЕКЛАМА
<

До недавнего времени понятие "позиция по делу" было не востребованным теорией и практикой уголовного судопроизводства. В советском уголовном процессе господствовало методологическое представление об истине как цели доказывания. Поиск истины посредством познания фактических обстоятельств дела в точном соответствии с объективной реальностью предполагал, что все субъекты познания в конечном итоге получат единое представление о том, что произошло в реальности. Поэтому возражения защитника или попытка подсудимого представить обстоятельства дела по-другому судом нередко расценивались "как стремление уйти от ответственности". По поводу представленных оправдательных доказательств можно было встретить и такой мотив, по которому они оставлены без внимания: "суд не доверяет, потому что эти показания даны родственниками или друзьями подсудимого". К сожалению, эти представления продолжают оставаться широко распространенными и в современной практике.

Прежние методологические основы процессуального познания требуют переосмысления, потому что:

а)         уголовно-процессуальная   деятельность   теперь   строится   на   четком   разделении
функций;

б)         судебное познание строится на принципе состязательности.

Это позволяет понять, что различие позиций у разных участников уголовного процесса объективно оправдано. Во-первых, при познании конкретного юридически значимого факта выделяются прежде всего его индивидуальные признаки, детали, характеристики, которые составляют объективное содержание данного факта реальности. Во-вторых, познание фактов в


 

судебном разбирательстве требует уяснения и их юридической сущности: выявления признаков противоправности деяния; элементов и признаков состава конкретного противоправного деяния, без чего невозможно правильное разрешение дела <*>.

При этом содержание объективных фактов не зависит от познающего их субъекта. В то время как юридическое значение того или иного факта или обстоятельства не является свойством, имманентно присущим данному факту. Оно привносится в характеристику факта извне самим познающим субъектом, который "выделяет, вырезает" из "потока жизни" то, чему он придает юридическое значение <*>.

Поэтому событие, которое подлежит установлению в уголовном процессе, всегда содержит одновременно как объективную характеристику, обусловленную самим событийным рядом, так и субъективную, обусловленную не только правовым регулированием, но и уровнем профессионализма и правосознания познающего субъекта, его оценкой, процессуальными функциями и задачами в конкретном деле.

Из этого следует, что результатом судебного познания не может быть отражение фактов объективной реальности, понимаемое как "копирование, фотографирование" действительности. В результате познания в уголовном судопроизводстве каждый познающий субъект реконструирует и формирует свой образ прошедшего события. Следовательно, у разных субъектов уголовно-процессуального познания могут формироваться несовпадающие по содержанию образы события преступления и его фактических обстоятельств, но каждый из этих образов в равной мере требует исследования, проверки и обоснования.

Каждая из сторон предлагает к исследованию свой набор обстоятельств дела, которым сторона придает юридическое значение. Они-то и составляют основу правовой позиции стороны и существо состязания сторон перед судом. Иногда сторона защиты не осуществляет собственной познавательной деятельности, а только ставит под сомнение правильность или доказанность выводов обвинения. Но и в этом случае она, тем не менее, формирует и предлагает суду определенный образ реальности, отличающийся от образа, предложенного суду обвинением.

Поэтому в конкретном уголовном деле каждая из сторон процесса представляет для обсуждения в судебном разбирательстве собственный вариант фактических обстоятельств дела, составляющий своеобразную историю, в которой есть время, место, действующие субъекты, сами действия, совершенные ими в определенной последовательности, определенным способом и с определенной целью.

Познание в суде должно включать, как минимум, две различные позиции, описывающие события действительности. И только суду принадлежит право итогового вывода о том, какие фактические обстоятельства дела могут быть признаны доказанными, а какие нет.


<