3.     Выяснение   характера   правовых   проблем   доверителя,   установление  хронологии событий. : Адвокат.Навыки профессионального мастерства - Воскобитова - Лукьянова - Михайлова : Книги по праву, правоведение

3.     Выяснение   характера   правовых   проблем   доверителя,   установление  хронологии событий.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 
РЕКЛАМА
<

Резюмирование.

Завершение интервью.

Следует отметить, что структура интервью может иметь некоторую специфику в зависимости от категории дел. Например, в уголовном процессе первая встреча адвоката и его доверителя может происходить в ИВС или СИЗО. Очевидно, в такой ситуации интервью будет происходить несколько иначе и включать особые стадии, обусловленные самой ситуацией. Неслучайно Е.Ю. Львова, адвокат Московской городской адвокатской палаты, в качестве стадий первой беседы с подзащитным-задержанным называет:

Знакомство.

Проверка состояния здоровья.

Выяснение обстоятельств задержания.

Выяснение обстоятельств дела.

Разъяснение доверителю его прав.

Обсуждение планов защиты <*>.

<*> См.: Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов / Под ред. Е.Ю. Львовой, М., 1998. С. 9-19.

С точки зрения выделения в беседе с доверителем такой его части, как интервью, к стадиям собственно этого этапа деятельности адвоката относятся первые четыре из названных стадий, поскольку разъяснение доверителю его прав и обсуждение с ним планов защиты по целям этой деятельности представляют дачу советов адвокатом, консультирование доверителя.


 

Прием структурирования интервью может помочь адвокату, особенно начинающему, уяснить в первую очередь особенности задач, которые необходимо решить в ходе собеседования с доверителем на каждой из перечисленных стадий работы. Кроме того, этот прием помогает обдумать, какие этические аспекты могут возникнуть на каждой из перечисленных стадий, какие технологические и психологические приемы собеседования могут оказать помощь в решении задач каждой из них.

Первая стадия - встреча, взаимное представление, определение "правил игры"

В качестве задач, которые можно разрешить на первой стадии интервью, выступают знакомство, установление "правил игры", т.е. правил собеседования, и, конечно, первые шаги по созданию доверительных отношений между адвокатом и обратившимся к нему за помощью человеком.

Отношения адвоката и обратившихся к нему за помощью лиц должны основываться на доверии. Неслучайно Закон об адвокатуре называет этих лиц доверителями. На установление доверия оказывают влияние многие обстоятельства. Первое, что необходимо учитывать, - это подразделение доверия с точки зрения психологии на сознательное и бессознательное. Сознательное доверие обусловливается знанием о собеседнике. Бессознательное доверие от нашего знания о человеке не зависит. Оно обусловливается сходством собеседников, совпадением их внутренних установок. Это главное в общении. По мнению психологов, качество общения преимущественно определяется уровнем бессознательного доверия, которое складывается из "подстройки" собеседников друг под друга и конгруэнтности <*>.

<*> Конгруэнтность - от лат. congruens - соответствующий, совпадающий. См.: Словарь иностранных слов. 7-е изд., перераб. М., 1979. С. 250. В психологии конгруэнтность - это внешнее проявление того, насколько человек внутренне гармоничен, искренен, насколько все составляющие его поведения работают слаженно и стремятся к единой цели.

Так, если адвокат, впервые начиная общение с пожилым и по виду, возможно, малограмотным человеком, скажет ему, например: "Эффективность нашего общения будет зависеть от уровня вашей конгруэнтности", то бессознательное доверие к такому адвокату вряд ли возникнет. Адвокат сам в первую очередь должен производить целостное впечатление. Беседуя с доверителем, он должен следить за тем, чтобы его голос и поза соответствовали словам, которые он произносит.

Если он сидит ссутулившись, глядит себе под ноги или на стол и монотонно и медленно говорит: "Я очень постараюсь вам помочь, я уверен, что все можно решить", - его голос и поза расходятся со словами. На уровне бессознательного у доверителя в таком случае доверия к словам адвоката не возникнет. Напротив, он ощущает, что говорит адвокат одно, а думает скорее всего другое. Бессознательное доверие к собеседнику тем выше, чем выше его конгруэнтность.

Следовательно, адвокату необходимо постоянно повышать культуру общения. Постоянно учиться слушать себя как бы со стороны и оценивать убедительность, понятность, доходчивость собственных высказываний, уместность употребления различных, особенно специальных терминов, степень выразительности своей речи.

Представление о сознательном и бессознательном доверии помогает в самом начале интервью выбрать язык и стиль общения, с помощью которых адвокат даст возможность доверителю почувствовать себя комфортно при общении с ним.

Второй психологический момент, который необходимо учитывать в общении, - это подразделение информации, передаваемой от человека к человеку, на вербальную и невербальную <*>. Психологи полагают, что вербальная и невербальная информации, определяющие степень доверия людей друг к другу, соотносятся примерно как 1/6 (вербальная) и 5/6 (невербальная) <**>.

Поэтому адвокату всегда необходимо помнить о важности невербальных элементов общения (поза, движения, мимика, жесты, тембр голоса, его интонации и высота, и многое др.). Это помогает ему следить за тем, насколько его поведение соответствует его словам, и прослеживать то же самое в поведении доверителя. Кроме того, это позволяет адвокату гораздо вернее оценить информацию, выраженную в словесной форме его доверителем.

Казалось бы, какая разница, где адвокат предложит присесть своему собеседнику. Однако психологи отмечают, что, если посадить собеседника не напротив, отделившись от него рабочим столом, а сбоку от своего рабочего стола и при этом не слишком далеко, доверительные отношения складываются гораздо успешнее. Психологи полагают, что когда посетитель сидит напротив хозяина кабинета, то у него изначально формируется установка, что сидящий напротив человек очень далек от всех его проблем, что ему придется долго объяснять, зачем он пришел, т.е. срабатывает определенный стереотип поведения в кабинетах должностных лиц. Если нужно с первого шага завоевать доверителя, надо встретить его у двери и провести к предназначенному ему месту.

Даже в камере ИВС или СИЗО, где невозможно переставить мебель, адвокату необязательно сидеть за столом, отгораживаясь им от подзащитного.

Подавляющее большинство людей испытывают некоторый дискомфорт при первом общении с незнакомым человеком. Кроме того, проблемы доверителя могут иметь глубоко личный характер, и ему нелегко начать разговор о них. Поэтому начать беседу с доверителем можно с общих фраз: взаимного представления, объяснения основных правил работы адвоката, выяснения необходимых данных о доверителе.

Форма представления друг другу также должна способствовать установлению доверительных отношений. Вот какие рекомендации дает в уже упоминавшейся работе Е.Ю. Львова: "Сначала расскажите о себе: кто вас пригласил в качестве защитника. Чтобы возникло доверие, можно показать подзащитному письмо от родственников, где они пишут, что выбрали вас в качестве защитника, либо копию договора, заключенного родственниками с юридической консультацией.

Какой у вас стаж адвокатской работы и специализация. По моему мнению, адвокат должен честно поделиться с клиентом опасениями относительно уровня своей компетентности в вопросах защиты" <*>.

Выработка навыков проведения собеседования с доверителем тесным образом связана с усвоением правил профессиональной этики. Доверительность отношений между адвокатом и клиентом базируется на этическом правиле, имеющем большое значение для интервью. Речь идет о конфиденциальности в отношениях адвоката и его доверителя, об обязанности адвоката соблюдать профессиональную тайну, предметом которой является как сам факт обращения к нему конкретного человека, так и содержание бесед с доверителем и любая другая информация, касающаяся оказания юридической помощи. Суть такого профессионального правила работы адвоката со своим доверителем должна быть разъяснена последнему в доступной, понятной для него форме.

Например, таким образом: "Если вы обратились за помощью к адвокату, то он уже не посторонний для вас человек. Все, что вы сочтете возможным мне рассказать, останется строго между нами. Я по своему положению адвоката обязан хранить в тайне сведения, которые мне доверяют обратившиеся ко мне за помощью люди. И чем подробнее вы расскажете мне о возникших проблемах, тем больше у меня будет возможности помочь вам".

Е.Ю. Львова в указанной книге пишет по этому поводу: "Чтобы наладить психологический контакт с клиентом и снять стресс, я обычно начинаю с того, что обязана хранить адвокатскую тайну, что никто, никогда и ни при каких обстоятельствах не имеет права требовать от меня оглашения сведений, полученных мною при осуществлении защиты. Затем я говорю, что имею право истребовать из различных организаций документы, справки; имею право заявлять различные ходатайства и представлять доказательства.

Но вместе с этим следует разъяснить клиенту, что все средства и способы защиты в соответствии со ст. 51 УПК РСФСР должны быть законными или, если точно следовать формулировке этой статьи, должны быть "указаны в законе". И если доверитель предполагает иные средства защиты, то он вряд ли может на вас рассчитывать" <*>.

Не следует забывать, что конфиденциальность, а следовательно, и возникновение осознанного доверия обеспечиваются местом проведения собеседования. Конечно, идеальной является ситуация, когда адвокат имеет возможность для беседы с доверителем пользоваться специально предназначенным для такой работы помещением, переговорной комнатой. Но до такого обустройства адвокатских офисов еще очень далеко, что не снимает с адвокатов обязанности всякий раз при беседе со своим доверителем думать, насколько обстановка, в которой идет собеседование, отвечает требованиям конфиденциальности.

Знакомство предполагает и представление доверителя адвокату. При этом объем сведений о доверителе, которые необходимо получить адвокату при знакомстве, зависит от вида дела, в которое вступает адвокат, от объема предполагаемой юридической помощи и от особенностей личности доверителя. Так, если предполагается, что доверителю нужна только консультация по гражданскому делу, достаточным будет, если он назовет свои фамилию, имя и отчество.

Если сразу же выясняется, что доверитель намерен поручить адвокату и составление обращения в суд по гражданскому делу, целесообразно выяснить контактную информацию о нем, а также в ходе знакомства задать вопросы с целью выяснить дееспособность и правоспособность обратившегося. Если же речь идет об уголовном деле, то в ходе собеседования с подзащитным адвокат не просто может, а должен получить от него подробную информацию о нем самом.

Так, в уже упоминавшейся работе Е.Ю. Львова предлагает расспросить доверителя, задержанного по подозрению в совершении преступления, о его семье, возрасте, образовании, месте жительства, службе в армии, судимостях (если они были). Задать вопросы о состоянии его здоровья: о болезнях, побоях, наличии следов побоев на теле, психическом и физическом состоянии, травмах головы, состоянии зрения и слуха <*>. Выяснение этих данных уже на стадии знакомства помогают адвокату предпринять оперативные действия, например, для установления:- обстоятельств, исключающих уголовное преследование данного человека: не достиг возраста уголовной ответственности <*>, есть сомнение в его вменяемости;

<*> Судебной практике известен случай, когда факт недостижения подсудимым возраста, с которого наступает уголовная ответственность, был установлен только судом второй инстанции. Между тем у подсудимого был защитник - адвокат.

- фактов, свидетельствующих о невозможности содержания доверителя под стражей.

На первой стадии собеседования иногда возникает вопрос о его временных рамках. Иногда, не оговорив продолжительности беседы, адвокат с самого начала работы с доверителем может испортить взаимоотношения. Например, собеседование затянулось по времени, а у адвоката намечена другая работа. И он либо начинает спешно завершать беседу, либо предлагает доверителю "зайти в другое время". Поэтому, проявляя уважение к своему доверителю, целесообразно уже в начале беседы оговорить, каким временем адвокат и его доверитель располагают для совместной работы.

То же касается и установления общего порядка проведения собеседования. Например, можно договориться с доверителем о том, что вначале он сам расскажет все, что посчитает нужным, о возникших у него проблемах, а затем адвокат задаст уточняющие вопросы или переспросит, если ему что-то будет непонятно. Упустив этот момент, адвокат может существенно усложнить свою работу, потому что, не получив необходимых разъяснений о ходе самого собеседования, доверитель будет раздражен в одном случае потому, что адвокат, по его мнению, плохо с ним общается, молчит, не задает вопросов, а в другом - потому что адвокат перебивает его рассказ вопросами.

Возможно, что не все посчитают такие мелочи существенными. Однако надо иметь в виду, что эффективность общения между людьми в значительной степени определяется совокупностью таких мелочей. Уже на первой стадии собеседования адвокат имеет возможность и должен стремиться к тому, чтобы добиться доверия со стороны доверителя и взаимопонимания.


 

Начало собеседования с доверителем означает, что адвокат начал работать, в связи с чем сразу может возникнуть вопрос об оформлении правовых рамок этой работы и заключении соглашения. С этим моментом может быть связан и достаточно актуальный вопрос об оплате труда адвоката. В какой момент, каким образом адвокат предлагает обратившемуся к нему за юридической помощью человеку оформить соглашение, оплатить эту помощь?

В предыдущей главе подробно рассматривались проблемы соглашений об оказании юридической помощи, отмечалась сложность описания предмета соглашения об оказании правовой помощи. Возникает вопрос: возможно ли в самом начале интервью определить предмет соглашения о юридической помощи? Чаще всего - нет, потому что в предмете соглашения важно отразить именно ту часть действий адвоката по оказанию правовой помощи, о которой адвокат и доверитель договорились во время первой встречи или по итогам интервьюирования. Следовательно, определять предмет соглашения, стоимость юридической помощи целесообразнее после, а не в начале интервью.

Но нет правил без исключения. Так, если обратившийся за юридической помощью человек с первых слов сообщает, что ему необходимо составить тот или иной документ, вполне допустимо сообщить ему, сколько примерно будет стоить такая работа адвоката. Обсуждение этого вопроса в начале собеседования позволит избежать сложностей, которые могут возникнуть после того, как адвокат проделает значительную работу, собрав в ходе интервью практически всю информацию, необходимую для составления требуемого документа, а названная стоимость работы не устроит клиента и он откажется от помощи.

Адвокат разрешает вопрос об оплате юридической помощи в каждом конкретном случае отдельно и тогда, когда посчитает нужным. При этом он всегда должен отдавать себе отчет в том, за совершение каких именно действий, за какой конкретно объем работы он получает от доверителя деньги. Более того, он обязан донести эти сведения до доверителя, чтобы последний имел представление о временных и иных затратах на выполнение его поручения, о сложности этого поручения. Это предотвращает возникновение впоследствии спора о соответствии оказанной юридической помощи ее стоимости.

Вторая стадия - свободное изложение доверителем сути своего обращения

Следующая стадия интервьюирования - это свободное изложение доверителем тех обстоятельств, которые побудили его обратиться за юридической помощью.

Задачи этой стадии состоят в получении первичной информации именно из рассказа самого доверителя и о нем самом, о его проблемах, и о том, что он ожидает от встречи с адвокатом.

Свободное изложение событий самим доверителем предоставляет адвокату широкую возможность получения разнообразной информации о личности доверителя, которая может оказаться необходимой для выстраивания линии поведения с этим человеком. Рассказ доверителя помогает составить первое представление о тех событиях, которые привели человека к адвокату, а также оценить реалистичность ожиданий доверителя от встречи с адвокатом.

Разные люди будут вести себя по-разному, излагая события. В любом случае адвокат должен выслушать обратившегося к нему человека. Безусловно, адвокат должен уметь управлять ходом свободного рассказа. Ведь это именно он ведет интервью. Для такого управления существует достаточное количество психологических приемов. Однако адвокат не должен торопиться задавать вопросы, прерывая ход свободного рассказа. В противном случае он рискует навязать доверителю собственное представление об имевших место событиях, упустить возможность уловить какие-либо нюансы в рассказе доверителя, которые в дальнейшем окажутся чрезвычайно важными для дела.

Весьма важно получить представление самого доверителя о его проблеме, удерживаясь от навязывания ему собственного восприятия этой проблемы, от чего не всегда легко избавиться. Поэтому следует предоставить возможность доверителю рассказать о своем деле то, что он считает нужным, начать с того, что ему представляется наиболее целесообразным, в том порядке и с теми акцентами, которые он сам определит. Очень важно здесь не спешить перебивать его такими репликами, как: "Пожалуйста, без этих подробностей", "Это меня не интересует", "Пожалуйста, покороче", "Это неважно".

Иногда доверитель слишком углубляется в характеристику своих взаимоотношений с другими людьми или слишком увлекается, когда дает собственную оценку сложившейся ситуации, или отвлекается на подробное описание событий, напрямую не связанных с возникновением  у  него  правовой  проблемы.  В этом  случае  вполне уместно задать  ему направляющие вопросы, т.е. вопросы, которые заставят его самого признать, что не эти аспекты являются для него главными, что не за разрешением своих взаимоотношений с определенными людьми он обратился к адвокату.

Так, например, если доверитель чрезмерно увлекся описанием не относящегося к делу события, можно спросить, что изменится, если бы этого события не было. Например, если ваша доверительница увлеклась описанием замужества своей дочери, можно спросить: "Предположим, что Ваша дочь не вышла замуж. В этом случае, Вы бы все равно продали квартиру?" Или, если доверитель очень подробно расхваливает своего родственника, можно остановить его рассказ таким вопросом: "Хорошо, и скажите мне о..." Подобными вопросами адвокат способен управлять ходом свободного рассказа, направляя беседу в нужное русло.

Однако приемы, состоящие в прерывании свободного рассказа направляющими вопросами, следует применять с осторожностью, при полной уверенности в том, что вмешательство в свободный рассказ доверителя не вызовет у него раздражения и не повлияет отрицательно на дальнейший ход собеседования. Применение этого приема требует определенного опыта общения с людьми, хорошего знания права, обеспечивающего возможность оперативного анализа ситуации, о которой рассказывает доверитель. Иногда адвокату может показаться, что доверитель пришел к нему с типичной проблемой, с которой адвокат уже много раз сталкивался, и у него возникает желание прервать доверителя, сказав, что все понятно и дальнейшие объяснения с его стороны не требуются. Однако необходимо помнить о том, что каждая ситуация может иметь такие особенности, которые будут отличать и ее, и возможное решение от других подобных ситуаций. Поэтому не следует поддаваться искушению и судить о сложных явлениях на основании первых, порой поверхностных впечатлениях.

Поскольку эта стадия полностью обусловлена свободным рассказом доверителя, очень важно помнить, что неумение выслушать доверителя является барьером на пути установления психологического контакта.

Следует учитывать, что психология общения выделяет несколько видов слушания. Так, выделяется нерефлексивное слушание, т.е. выслушивание собеседника без вмешательства в его рассказ. Такое слушание можно назвать умением "внимательно молчать". В это время допустимы только короткие реплики, междометия: "Да, да, продолжайте...", "Надо же!..", "Да, понимаю..." и т.д. Эти реплики обычно сопровождаются соответствующими невербальными сигналами: контактом с глазами рассказчика, небольшим наклоном в его сторону и т.п. Нерефлексивное слушание не допускает немедленного опровержения утверждений собеседника, даже если они выглядят несколько абсурдно. Напротив, оно способствует поддерживанию течения рассказа, позволяет собеседнику полностью выговориться.

Другим видом слушания является эмпатическое слушание <*>, т.е. своего рода "вчувствование", понимание собеседника не "умом, а сердцем". Оно обеспечивается теми же средствами, что и нерефлексивное слушание, но при этом требует проявлений сопереживания, искреннего сочувствия.

<*> Эмпатия означает способность сопереживать, воспринимать чувства и позицию других и соответственно реагировать на них.

Овладение этими приемами слушания помогает адвокату поддерживать с доверителем психологический контакт, использовать эти приемы для получения наиболее полной информации как о юридически значимых фактах, так и о самом доверителе.

Нередко к адвокатам обращаются люди, находящиеся в состоянии стресса и поэтому требующие к себе более внимательного отношения. Некоторые из них, будучи в состоянии эмоциональной взволнованности, испытывают острое желание выговориться. Несмотря на определенную избыточность их высказываний, не рекомендуется демонстрировать вызванное этим раздражение, отвлекаться, перебивать их. Остановить непрекращающийся монолог доверителя можно другим приемом - путем превращения "внимательного молчания" в невербальную демонстрацию отсутствия интереса к тому, что говорит доверитель.

Например, адвокат прерывает зрительный контакт, отводит глаза в сторону, изменяет позу: раньше он сидел, немного наклонившись в сторону доверителя, а теперь откидывается на спинку стула, перестает поощрять рассказ доверителя одобрительными междометиями и репликами. Если этот прием не действует и доверитель продолжает свой монолог, из которого


 

адвокат не получает никакой информации правового характера, можно просто вежливо попросить его ответить на вопросы, которые возникли у адвоката как бы по поводу уже сообщенного.

На этой стадии интервью для адвоката очень важно также не присоединяться к оценкам, которые дает событиям и действующим лицам доверитель, пытаясь тем самым усилить доверительность отношений с ним. Негативные последствия таких действий могут оказаться большими, чем положительный эффект. Таким приемом адвокат, например, может утвердить доверителя в каком-либо его неверном суждении.

Как правило, адвокаты не расположены выслушивать слишком пространные рассказы доверителей, особенно в тех случаях, когда доверитель самостоятельно не может хотя бы в общих чертах обозначить свои правовые проблемы. Поэтому почти сразу же они начинают задавать вопросы, направляя рассказ доверителя на выявление правовых проблем. Допустим ли такой прием при проведении интервью? Разумеется, если при этом адвокат опирается на свой опыт общения с различными типами людей, на хорошие знания различных правовых аспектов, владеет психологическими приемами эффективного общения.

Всегда следует помнить: адвокат, не умеющий выслушать обратившегося к нему человека, как правило, лишается своего доверителя. Адвокату необходимо уметь слушать. Это умение с точки зрения психологии оценивается как важнейшее качество, свидетельствующее о коммуникативной компетентности. Поведение адвоката должно поощрять доверителя наиболее полно, объективно изложить все, что он считает необходимым сообщить.

Третья стадия - выяснение характера правовых проблем доверителя, установление хронологии событий

В практике очень редки такие случаи, когда только свободного рассказа доверителя оказывается достаточным как для выяснения его правовых проблем, так и для уяснения всех, имеющих значение для данного случая юридически значимых фактов.

Поэтому в интервью в качестве самостоятельной стадии принято выделять ту его часть, в процессе которой устанавливаются юридически значимые факты, характеризующие проблемы доверителя, причем в их хронологической последовательности. Эта стадия работы требует от адвоката наибольшей активности. И успех этой работы в первую очередь определяется хорошими знаниями адвоката в области права.

Так, если из слов доверителя адвокат делает вывод о том, что он намерен защитить свои интересы путем обращения в суд в порядке гражданского судопроизводства, он должен суметь выяснить в ходе интервью основания и предмет возможного иска либо основания для иного обращения в суд для защиты прав доверителя. Кроме того, выяснению подлежит и установление круга возможных доказательств, которые можно представить суду для подтверждения заявляемых требований.

Если адвокат работает в области уголовного судопроизводства, то успех в выявлении правовых проблем в ходе собеседования со своим доверителем предопределяется уровнем знаний адвоката в области уголовного и уголовно-процессуального права, в умении соотносить представление о составе преступления как единственном основании уголовной ответственности с предметом доказывания по уголовному делу, т.е. выявлять обстоятельства, свидетельствующие о наличии или отсутствии в содеянном признаков состава преступления.

Кроме этого адвокат-защитник должен выяснить:

-           нет ли  обстоятельств,  исключающих уголовную  ответственность  подзащитного  по
реабилитирующим его основаниям (необходимая оборона, крайняя необходимость, физическое
или психическое принуждение, добровольный отказ от доведения преступления до конца и т.п.);

-           нет ли оснований для прекращения уголовного преследования (прекращения уголовного
дела) по не реабилитирующим подзащитного основаниям (истекли сроки давности к уголовной
ответственности, есть данные, свидетельствующие о возможном примирении подзащитного с
потерпевшим, и т.п.) <*>.

<*> При первом знакомстве с доверителем необходимо проверить, не совершено ли деяние в состоянии невменяемости либо лицом, не достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или лицом, психофизическое развитие которого не соответствует его возрасту.


 

Но кроме знаний в области права успех в выявлении правовых проблем клиента обеспечивается также применением особых психологических приемов общения с доверителем и умением задавать доверителю вопросы в таких формах и в такой последовательности, которые способствуют получению наиболее подробной информации.

Значительная часть информации от доверителя, как было отмечено выше, может быть получена с помощью нерефлексивного и эмпатического слушания. Но при выяснении характера правовых проблем ограничиться только этими приемами слушания нельзя. На этой стадии интервью рекомендуется применять прием "понимающего слушания", который состоит в постановке уточняющих и детализирующих вопросов, т.е. в выяснении того, что вызвало недопонимание, требует уточнения, детализации. Это, например, такая формулировка вопросов: "Извините, я не совсем понял, что...?", "Уточните, пожалуйста, как...?", "Что Вы имели в виду, когда говорили о...?" и т.п.

Другим приемом понимающего слушания является перефразирование. Примерами перефразирования могут быть формулировки: "Иначе говоря, Вы утверждаете, что..." или "Если я Вас правильно понял, то...".

На стадии выявления характера правовых проблем доверителя и установления хронологии событий значительные сложности возникают у тех юристов (особенно начинающих), которые недостаточно знают право и поэтому затрудняются в постановке конкретных вопросов.

Одним из приемов преодоления подобного рода затруднений является подготовка заранее вопросников или своеобразных анкет, включающих перечень наиболее часто встречающихся вопросов, которые необходимо выяснить для установления фактов, имеющих правовое значение при разрешении той или иной правовой проблемы.

В качестве другого приема преодоления подобных затруднений можно предложить прием, суть которого состоит в том, что на основе данных, полученных в ходе свободного рассказа, адвокат задает такие вопросы, которые позволяют ему составить связное повествование, картину происшедшего с доверителем события. Это вопросы о том, что произошло с доверителем, когда это произошло, кто был участником этих событий, каким образом, в какой последовательности развивались эти события, какие последствия они повлекли за собой.

Для составления такого повествования в ходе интервью лучше делать записи, которые помогут избежать ошибок в установлении хронологии событий, можно вычерчивать схемы или предложить сделать это самому доверителю и вместе с ним их проанализировать. Если такое повествование составить в письменном виде, оно поможет неопытному адвокату при обращении за помощью к более опытному коллеге точнее воспроизвести информацию, полученную от доверителя, более толково объяснить, почему у него при работе с этой информацией возникли затруднения.

Не следует стыдиться и такой ситуации, когда адвокату так и не удается выяснить суть правовой проблемы доверителя. В этом случае, не опасаясь выявить свою недостаточную компетенцию, надо задать прямые вопросы о том, что доверитель ожидает от встречи с адвокатом. Например: "Как Вы полагаете, какую помощь я могу Вам оказать?" или "Скажите, пожалуйста, зачем Вы пришли ко мне? Чем я могу Вам помочь?" Ответы на такие вопросы могут помочь выявлению правовых аспектов ситуации, по поводу которой обратился доверитель.

Выяснению характера правовых проблем доверителя и установлению хронологии событий могут оказать помощь также использование особых технологических приемов постановки вопросов.

Один из таких приемов юристы условно называют "технологией воронки". Суть такого приема состоит в том, что адвокат начинает задавать вопросы в определенной последовательности, начиная с наиболее широкого, обычно открытого вопроса и постепенно переходя к более узким, уточняющим вопросам, которые, как правило, формулируются в виде вопросов закрытых.

Например, если в беседе с пожилым человеком адвокату необходимо установить режим права собственности на жилое помещение, можно представить себе следующую последовательность вопросов:

А.: Расскажите, пожалуйста, как вы получили квартиру, в которой сейчас живете?

Д.: Эту квартиру я получил 20 лет назад, когда еще работал, на всю семью, а потом мы ее приватизировали.

А.: Скажите, пожалуйста, в каком году вы приватизировали эту квартиру?

Д.: В 1993-м.

А.: Кто из вашей семьи проживал в это время в квартире?


 

Д.: В это время в квартире жили и были прописаны только я и моя супруга. Дети к тому времени уже жили своими семьями.

А.: Я правильно понял, что договор приватизации (передачи этой квартиры в собственность) подписывали только вы и ваша жена?

Д.: Да.

А.: А после смерти вашей супруги как решался вопрос о собственности на квартиру?

К.: Еще до ее смерти, сразу после приватизации мы с женой договорились обменяться завещаниями. Пошли к нотариусу, составили завещания. Я - на имя жены, а она - на мое имя. Так, чтобы квартира перешла тому из нас, кто переживет.

А.: А где сейчас находится завещание вашей жены?

К.: После смерти жены я его отнес в нотариальную контору, а там мне через какое-то время выдали документы, два документа, кажется, свидетельствами они называются, и нотариус сказал, что теперь это только моя квартира, надо только поставить на эти документы штампы в БТИ. Я это сделал.

А.: Эти документы находятся у вас?

Д.: Да.

Таким образом, адвокат выяснил все факты относительно правового режима собственности на квартиру, в которой проживает доверитель. Установление этих фактов необходимо, например, для ответа на вопрос о том, имеет ли доверитель право распоряжаться этой квартирой.

Еще один технологический прием постановки вопросов в ходе интервью получил название "каминного дымохода". Этот прием применяется для последовательного выяснения фактов, относящихся к одной и той же области отношений. Так, например, адвокат при обращении к нему за советом, как можно передать право собственности на квартиру, вначале задает вопросы о правовом режиме собственности на квартиру. Затем следует блок вопросов, ответы на которые позволяют установить круг возможных наследников доверителя, имеющих право на обязательную долю в наследстве. Следующий блок вопросов касается условий, на которых доверитель хотел бы передать право собственности на квартиру конкретному лицу. Использование приема "каминного дымохода" может оказать помощь адвокату в выяснении всех необходимых для отдельной проблемы вопросов. Существенно облегчить использование такого приема постановки вопросов могут уже упоминавшиеся выше заранее подготовленные "вопросники" по отдельным проблемам.

Иногда в ходе интервью адвокату необходимо прибегнуть к вопросам для того, чтобы помочь доверителю вспомнить то или иное обстоятельство. Например, доверитель не может назвать точную дату какого-либо события, а для дела это очень важно. В этом случае адвокат может припомнить (обновить) свои знания по криминалистической тактике допроса. В частности, припомнить или освоить приемы оказания помощи допрашиваемому лицу по воспоминанию тех или иных событий <*>.

<*> Следует заметить, что тактика допроса разработана в основном в целях применения ее следователем в ходе предварительного расследования. Но адвокатам следует изучать эти рекомендации для возможного их использования в своей практике. Литературы, посвященной тактике работы адвоката, почти нет. Тем приятнее отметить появление работ именно в этой области.

Если адвокат подозревает своего доверителя в намеренном искажении фактов, может возникнуть необходимость в постановке вопросов с целью проверки достоверности изложенной им информации. В таком случае можно воспользоваться тактическими приемами, также выработанными криминалистической наукой, позволяющими преодолеть дачу ложных показаний. Но адвокат - не следователь. В собеседовании со своим доверителем не всегда целесообразно "давить" на него, уличая во лжи. Наверное, лучше прямо выразить недоверие и разъяснить последствия, которые могут возникнуть, если доверитель введет адвоката в заблуждение.

Итак, еще раз обратим внимание, что наибольший успех в выявлении правовых проблем доверителя обеспечивается в первую очередь знаниями адвоката в области права. Существенную помощь в этой работе адвокату могут оказать:

а) составление заранее вопросников-анкет по отдельным правовым проблемам;


 

б) навыки в применении тактических приемов формулирования и определения последовательности постановки вопросов.