Тема IV. РУССКАЯ АДВОКАТУРА СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 

Первые декреты о суде 1917—1918 гг.: упразднение судебных учреждений, прокуратуры, присяжной и частной адвокатуры. Правовая помощь как общественная функция «неопороченных граждан», институт «правозаступничества».

Создание института советской адвокатуры (решение ВЦИК от 26 мая 1922 г.).

Положение об адвокатуре СССР от 16 августа 1939 г. Закон об адвокатуре СССР от 30 ноября 1979 г. и Положение об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г. об организационных принципах построения адвокатуры.

 

Становление русской адвокатуры после судебной реформы 1864 г. отмечено формированием процессуального статуса адвоката, участвующего в гражданском и уголовном судопроизводстве, отвечавшего европейским образцам становлением профессиональных нравственных требований. Выдвинулись и яркие личности в среде адвокатов: Спасович, Александров, Андреевский, у русов, Плевако и др.

Это были люди высочайшей профессиональной культуры, подлинные защитники правды и справедливости, выдающиеся судебные ораторы. Октябрьская революция 1917 г. разрушила и судебные учреждения и адвокатуру. «Мы расчистили этим дорогу для настоящего народного суда», — с торжеством говорил основатель нового государства (см.: В.И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 35, с. 270).

Место права заняло «правосознание революционного класса», а профессионально подготовленные судьи были заменены солдатскими и рабоче-крестьянскими активистами.

Спустя несколько недель после октябрьского переворота, 24 ноября 1917 г., был принят Декрет о суде № 1. Он был ориентирован на создание «советских судов». Адвокатура им создана не была, однако в качестве защитников и обвинителей были допущены «все непороченные лица обоего пола». Инструкцией Наркомюста 19.12.1917 г. при ревтрибуналах учреждались «коллегии правозаступников», в которые могли вступать любые лица, желающие «помочь революционному правосудию» и имеющие соответствующие рекомендации от Советов депутатов.

Декрет о суде № 2 от 7 марта 1918 г. предусмотрел создание коллегий правозаступников при Советах депутатов из любых лиц, желающих «помочь революционному правосудию». Позже (Декретом «О народном суде РСФСР» от 30.11.1918 г.) коллегии правозаступников стали именоваться коллегиями «защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе». Их составляли должностные лица, получавшие зарплату от государства по смете Наркомюста. О независимости такого рода правозащитников вопрос, естественно, не стоял.

Вскоре эти коллегии были упразднены под тем предлогом, что в них были «сильны элементы буржуазной адвокатуры». Защита стала осуществляться в порядке трудовой повинности лицами, включенными в списки местными исполкомами. Эти меры были направлены на окончательное уничтожение дореволюционной адвокатуры России.

Днем рождения советской профессиональной адвокатуры принято считать 26 мая 1922 г.. когда решением III сессии ВЦИК IX созыва было утверждено первое Положение" об адвокатуре. Коллегии защитников создавались при губернских отделах юстиции. Общим собранием защитников избирался президиум, который ведал приемом и отчислением адвокатов, наложением дисциплинарных взысканий, решением финансовых и административных вопросов.

С этого времени начался рост численности коллегий адвокатов, создания сети юридических консультаций. Частнопрактикующие адвокаты были объявлены вне закона. Положениями об адвокатуре от 27 февраля 1932 г., 16 августа 1939 г. развивались принципы организации адвокатуры, установленные первым положением, более четко определялись права и обязанности структурных подразделений коллегии адвокатов и их членов. Положение от 16 августа 1939 г. впервые закрепило принцип, в соответствии с которым в адвокатуру могли вступать лишь лица, имеющие юридическое образование, либо не менее трех лет опыта работы в качестве судьи, прокурора, следователя или юрисконсульта.

Повышалась самостоятельность коллегий путем расширения полномочий общих собраний адвокатов и избираемого им тайным голосованием президиума. Оплата труда адвокатов регулировалась таксой, утверждаемой Наркомюстом.

Роль адвокатуры в правоохранительной системе как органа оказания населению юридической помощи и обеспечения защиты по уголовным делам возрастала по мере утверждения лозунга об укреплении социалистической законности.

Конституция РСФСР 1978 г. содержала в разделе о правосудии упоминание об адвокатуре (ст. 173), но лишь в функциональном плане: «Для оказания юридической помощи гражданам и организациям действуют коллегии адвокатов». Эта норма в законодательстве о судоустройстве не нашла существенного развития. Указывалось лишь на участие адвоката в формах судопроизводства — гражданском и уголовном — с целью оказания помощи гражданам и организациям.

Первый «Закон об адвокатуре в СССР» был принят Верховным Советом СССР 30 ноября 1979 г. Этим законом вносилось единообразие в принципы организации и деятельности адвокатуры всех союзных республик. Впервые было установлено правило, действующее и ныне, о порядке создания добровольных объединений лиц, занимающихся адвокатской деятельностью. Окончательно утверждался принцип обязательного высшего юридического образования для членов коллегий адвокатов, устанавливались сроки стажировки для претендентов, не имеющих практического опыта, расширялось поле деятельности адвокатов.

На базе союзного закона об адвокатуре было принято Положение об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г., действующее ныне. Оно предусматривало наряду с традиционными региональными коллегиями (область, край, автономная республика) создавать «межрегиональные и иные коллегии адвокатов», что позволило при переходе к рыночным отношениям формировать вначале юридические кооперативы, а затем и так называемые параллельные коллегии.

Положение 1980 г. наряду с некоторым развитием демократических принципов организации и деятельности коллегий адвокатов сохранило значительные права Минюста и исполкомов областных (краевых и т.д.) советов по «руководству адвокатурой».

Таким образом, суждения об адвокатуре как автономном учреждении, независимой организации, построенной по профессиональному признаку, оказалось предметом научных дискуссий и доктринерских концепций. Позиции законодателя были достаточно прозрачны и несли печать иных установок. Так, при определении задач адвокатуры, подчеркивалось, что она содействует укреплению социалистической законности, воспитанию граждан в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, соблюдению дисциплины труда...» и т.п.

Не скрывалась и руководящая роль государства: «Министерство юстиции РСФСР, министерства юстиции автономных республик, отделы юстиции исполнительных комитетов краевых, областных, городских советов народных депутатов в пределах своей компетенции контролируют соблюдение коллегиями адвокатов требований Закона СССР «Об адвокатуре в СССР», Положения, других актов законодательства Союза ССР и РСФСР, регулирующих деятельность адвокатуры;

устанавливают порядок оказания адвокатами юридической помощи гражданам и организациям;

заслушивают сообщения председателей президиумов коллегий адвокатов о работе коллегий;

издают инструкции и методические рекомендации по вопросам деятельности адвокатуры;

осуществляют другие полномочия, связанные с общим руководством адвокатурой».

Расширение прав коллегий адвокатов на самоуправление и независимость — медленный процесс, происходящий ныне в русле судебно-правовых реформ.

В целом же, проанализировав историю становления советской адвокатуры, начавшуюся с разгона ее профессионального дореволюционного ядра, добавив воспоминания о господстве в течение десятилетий представления об адвокатуре, как об организации чуждой социалистическим идеалам, нетрудно представить ту суть, с какой она вошла в период судебно-правовой реформы 90-х годов XX столетия: государственная ангажированность, малочисленность коллегий, невысокий профессиональный уровень, робость в отстаивании интересов доверителя и подзащитного.

Крайне ограничено было и поле деятельности адвокатов, которое соответствовало приниженному положению судебных учреждений, узости их юрисдикционных полномочий, тенденциозности законодательства, урезанной гласности.

Специальные исследования последних десятилетий советского периода роли адвоката в уголовном судопроизводстве показывали, что адвокаты слабо использовали даже те возможности, которые им представлял уголовно-процессуальный закон. Отмечалась пассивность многих адвокатов при осуществлении защиты на предварительном следствии и в суде, приводились достаточно многочисленные случаи, когда суды оправдывали подсудимых вопреки позиции защитника-адвоката, спешившего признать его виновным. На статистическом уровне показывалось, как часто выявление следственных и судебных ошибок, приводивших к необоснованному осуждению, нельзя было поставить в заслугу адвокату.

На деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве отрицательно сказывались недостатки их процессуального статуса, ограничивавшего возможности активного участия в доказывании, особенно на предварительном следствии. Предрешенность многих дел в результате господства «телефонного права» и административно-командных методов руководства. Не последнюю роль играла и система оплаты труда адвокатов, ориентированная на материальные возможности советского клиента и не создававшая стимулов для кропотливого творческого труда.