По гражданским делам

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

 

1. Отказ пенсионного органа во включении в трудовой стаж, дающий право на получение пенсии в связи с педагогической деятельностью, периода работы воспитателем в санатории для детей с заболеваниями органов дыхания признан законным.

Согласно подп. 10 п.1 ст. 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 года “О трудовых пенсиях в Российской Федерации” лицам, не менее 25 лет осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, независимо от возраста устанавливается досрочная трудовая пенсия по старости.

Пунктом 3 указанной правовой нормы предусмотрено, что списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с подп.7-13 п.1, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии утверждаются Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года во исполнение ст. 28 вышеуказанного Федерального закона были утверждены: Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, и Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.

Согласно п. 3 Правил в стаж работы засчитываются периоды работы в должностях в учреждениях, указанных в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.

При этом работа в должностях, указанных в п. 1 раздела “Наименование должностей” Списка засчитывается в стаж работы при условии ее выполнения в учреждениях, указанных в п.п. 1.1 - 1.14 раздела “Наименование учреждений” Списка, а работа в должностях, указанных в п. 2 раздела “Наименование должностей” Списка, - в учреждениях, указанных в п. 2 раздела “Наименование учреждений” Списка.

Занимаемая истцом по данному делу должность воспитателя указана в п.1 раздела “Наименование должностей” указанного выше Списка.

Вместе с тем согласно п.1.14 раздела “Наименование учреждений” Списка к учреждениям здравоохранения, работа воспитателем в которых дает право на пенсию по выслуге лет в связи с педагогической деятельностью, относятся: “дом ребенка, в том числе специализированный; детские санатории всех наименований: для лечения туберкулеза всех форм; для больных с последствиями полиомиелита; для гематологических больных; для лечения больных с нарушениями опорно-двигательного аппарата; для больных ревматизмом; психоневрологические”.

Таким образом, данная правовая норма не содержит указания на санаторий для детей с заболеваниями органов дыхания, каковым является санаторий, в котором работал истец.

При таких данных президиум областного суда правильно отменил решение суда первой инстанции и постановил решение об отказе в удовлетворении требований истца о включении в стаж, дающий право на получение пенсии в связи с педагогической деятельностью, периода работы воспитателем в санатории для детей с заболеваниями органов дыхания.

Определение № 91-В04-2

2. Период осуществления полномочий депутата представительного органа засчитывается в трудовой стаж по той специальности, по которой депутат работал до избрания.

Как следует из материалов дела, истица работала учителем математики средней школы. В период с 24 июня 1982 года по 3 сентября 1984 года она исполняла обязанности председателя исполкома сельского Совета народных депутатов, после чего вновь стала работать учителем математики.

Отменяя определение судебной коллегии по гражданским делам верховного суда республики, которым было отменено решение суда первой инстанции об удовлетворении иска о зачете в специальный трудовой стаж периода работы на выборной должности, президиум верховного суда республики правильно исходил из того, что в соответствии с законодательством, действовавшим в указанный период (ч.3 ст. 32 Закона СССР “О статусе народных депутатов в СССР”), время работы депутата в выборной должности засчитывалось в трудовой стаж по той специальности, по которой депутат работал до избрания на выборную должность, а потому указанный период работы истицы должен быть включен в специальный педагогический стаж, приобретенный ею в соответствии с ранее действовавшим законодательством.

Определение № 42-В04-5

3. Поскольку действующее пенсионное законода-тельство не содержит каких-либо ограничений в способах доказывания характера выполняемой работы, подтверждение которого необходимо для целей назначения пенсии на льготных условиях, суд вправе принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренное ГПК РФ, в том числе и показания свидетелей, если подтверждение стажа документами невозможно по причинам, не зависящим от работника.

Определение № 72-В04-2

4. Отказ работника от дачи объяснения по поводу совершенных им действий не может расцениваться как дисциплинарный проступок.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оставила без изменения решение областного суда, которым признан незаконным приказ о применении к истице дисциплинарного взыскания в виде выговора, указав следующее.

Согласно ч.1 ст. 193 ТК РФ обязанность по истребованию объяснения в письменной форме по поводу действий, совершенных работником, до применения к нему дисциплинарного взыскания лежит на работодателе. В случае отказа работника дать объяснение составляется соответствующий акт.

Поскольку обязанности по даче объяснения работником названная норма не содержит, ответчик не вправе был расценивать отказ истицы в даче объяснений как нарушение служебной дисциплины.

Доказательств совершения истицей других нарушений служебной дисциплины (например, нарушения субординации либо невыполнения законных требований непосредственных и прямых начальников) ответчиком (работодателем) не представлено.

Определение № 47-Г04-29

Процессуальные вопросы

5. Факт неисполнения судебного решения, вынесенного по трудовому спору, не подлежит установлению в порядке, предусмотренном главой 28 ГПК РФ.

Отказывая К. в принятии заявления об установлении факта неисполнения судебного решения по трудовому спору, судья правомерно руководствовался п. 1 ч.1 ст. 134 ГПК РФ, правила которого распространяются и на заявления, подаваемые в порядке особого производства (ст. 263 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 265 ГПК РФ суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов. Таким образом, в судебном порядке могут быть установлены лишь те факты, которые влекут за собой возникновение правовых последствий для заявителя и лишь в случае невозможности получения требуемого документа во внесудебном порядке.

Из заявления К. усматривается, что она просит установить факт неисполнения решения суда по трудовому спору. В то же время условия и порядок принудительного исполнения судебных актов регулируются Федеральным законом “Об исполнительном производстве”, ст. 90 которого предусматривает право на обжалование в суд действий (отказ в совершении действий) судебного пристава-исполнителя. Сам по себе факт неисполнения судебного решения юридического значения не имеет и не подлежит установлению в порядке, предусмотренном главой 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Определение № 7-Г04-13

6. Отвергая доказательства, представленные должником по делу об исполнении решения иностранного суда, суд, рассматривающий ходатайство по данному делу, обязан привести мотивы, по которым эти доказательства им не были приняты.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила определение суда автономного округа об удовлетворении ходатайства о принудительном исполнении на территории Российской Федерации решения иностранного суда, как постановленное с нарушением норм ГПК РФ, и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В предмет доказывания по делам об исполнении решений иностранных судов входит установление обстоятельств, которые перечислены в ст. 412 ГПК РФ или международных договорах, как основание для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда. Бремя доказывания указанных обстоятельств возлагается на должника.

Должником по данному делу были представлены доказательства добровольного исполнения определения иностранного суда, а также другие доказательства, являющиеся, по его мнению, основанием к отказу в удовлетворении ходатайства взыскателя о принудительном исполнении иностранного судебного решения. Поэтому суд обязан был в силу ст. 67 ГПК РФ дать правовую оценку этим доказательствам и соответственно отразить в определении мотивы, по которым эти доказательства были им отвергнуты.

Однако вынесенное судом автономного округа определение о разрешении принудительного исполнения на территории Российской Федерации решения иностранного суда не содержит обоснования вывода суда об отсутствии обстоятельств, препятствующих признанию и исполнению решения иностранного суда, также оценки доводов и возражений должника и представленных им доказательств.

Определение № 69-Г04-4

Дела, возникающие из публичных правоотношений

7. Возвращение заявления без рассмотрения в связи с несобюдением досудебного порядка урегулирования спора признано незаконным.

Возвращая заявление о признании незаконным постановления избирательной комиссии области о регистрации кандидата на должность главы администрации области ввиду несоблюдения досудебного порядка урегулирования спора, судья сослался на то, что в соответствии с п.3 ст. 76 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” регистрация кандидата аннулируется избирательной комиссией, зарегистрировавшей кандидата в депутаты, в случае утраты им пассивного избирательного права. Таким образом, по мнению судьи, органом осуществления аннулирования регистрации кандидата является не суд, а соответствующая избирательная комиссия.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила определение судьи о возврате заявления, направив дело в тот же суд на новое рассмотрение, указав следующее.

Нормами главы 26 ГПК РФ, регулирующими производство по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, не предусмотрена процедура досудебного порядка урегулирования подобных споров.

Заявитель обратился в суд с требованием об отмене решения избирательной комиссии ввиду нарушения избирательных прав, предусмотренных законодательством, право на обращения в суд с которым закреплено в ст. 75 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”.

Определение № 91-Г04-12