Философы -досократики

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 

Фалес1 (ок. 625 — ок. 547 до н. э.), которого обычно считают первым философом и ученым, рассматривая твердые и жидкие вещества, пришел к заключению, что они порождены одной стихией. Он ошибочно полагал, что началом сущего является вода, но это была первая попытка разума и интуиции постичь природу вещей.

Комментарий

Лишь один атом кислорода отделяет Фалеса от представлений современной физики, ибо сейчас мы считаем, что все вещества происходят из водорода.

В ту же эпоху другой мыслитель предвосхитил позднейшую научную гипотезу. Гераклит2 (ок. 544 — ок. 483 до н. э.) высказал идею непрерывного изменения («все течет») вещей. Понятия «река» или «дерево» остаются для нас неизменными. Однако в реальности любая река или любое дерево никогда не пребывает в статичном состоянии. Более всего Гераклит известен своим изречением: «В одну и ту же реку нельзя войти дважды».

Мы живем в мире, где большинство людей полагают само собой разумеющимся, что все — от галактик и звезд до клеток, составляющих человеческую субстанцию, постоянно изменяется и развивается. Гераклит пришел к этой мысли посредством наблюдений и логики тогда, когда всем вокруг сотворенный порядок вещей представлялся неизменным.

Левкипп3 (ок. 500—440 до н. э.) и Демокрит4 (ок. 460— 370 до н. э.) основали теорию атомистики, согласно которой вся материя состоит из предельно малых частиц, существующих в пустоте. Различия в свойствах веществ обусловлены составляющими их равными по форме и величине атомами.

Обратите внимание на логику, которой руководствовались эти мыслители. Наблюдая, как вещество переходит из одной формы в другую (твердая, жидкая, газообразная) под воздействием различных температур (к примеру, вода может быть в виде пара или льда), они предположили, что одинаковые атомы по-разному сочетаются при различных условиях. Изучая окружающий мир, эти ученые прокладывали путь к созданию общих теорий. Они обладали необыкновенной интуицией и руководствовались ею.

Платон5

Если досократики были заняты изучением мира, основываясь на ощущениях, то другие греческие мыслители утверждали идеалистический взгляд на мир. Истоки этого воззрения восходят к Платону, считавшему, что вещи, которые мы видим и воспринимаем, есть лишь слепки с вечных бестелесных сущностей («идей»). Это означало примерно следующее: «Я знаю, что стоящее передо мной существо — лошадь, единственно благодаря присущему мне неизменному понятию "лошадности"».

Таким образом, чтобы постичь мир, человек должен пойти дальше восприятия вещей, данных ему в ощущениях, иначе — отправиться на поиски вечного мира «идей». В своем знаменитом сочинении Государство (Книга VII) Платон рисует аллегорический образ пещеры, подтверждая мысль о том, что большинство людей видят лишь мимолетные тени, отраженные на стенах пещеры идеальными и неизменными идеями. Только философам удается взглянуть по ту сторону огня, увидеть сами идеи, а затем сквозь проем в пещере — и солнечный свет. Отсюда следует, что реальность не там, где находится стена с ее тенями-призраками (чувственный мир). Постигнуть истинную реальность можно, лишь размышляя над общими началами и «миром идей».

Комментарий

Подобные взгляды весьма распространены в западной философии. Согласно этой теории, разум должен быть независим от данного в ощущениях физического мира. Только освободившись от влияния этого материального мира, можно познать сущность и смысл бытия, а потому реальные факты занимают его меньше, чем выдвигаемые в их отношении теории. Такой подход коренным образом отличался от представлений досократиков и заложил основу последующего размежевания философии и науки — философия будет двигаться в сторону языка понятий и чистых идей, а наука сосредоточится на данном в ощущениях физическом мире, пытаясь объяснить его.

Аристотель

Аристотель утверждал, что познание мира происходит через постигаемый разумом опыт. По его мнению, следует изучать явления, или феномены, а не отворачиваться от них. Как видим, становление научного мышления скорее идет от Аристотеля, а не от Платона. Аристотель рассматривал знание как плод упорядоченного восприятия и опыта, которые объединяют всю информацию, поступающую от органов чувств. Фактически такой подход и станет определяющим для философии науки.

Аристотель дифференцировал различные области знания и разделил все живое на виды и роды — прием классификации, ставший основополагающим в науке. Он также ввел понятия пространства, времени и причинности.

Основу вещей, по Аристотелю, составляют следующие четыре причины:

• материя (лежащий в их основе физический субстрат);

• форма (их природа, облик или замысел — то, что отличает статую от куска мрамора, из которого ее изваяли);

• действие, или начало движения (то, что вызвало их появление; это наше привычное понимание понятия «причина»);

• цель (замысел, намерение).

Для полного описания предмета необходимы все четыре причины. Недостаточно сказать, как он функционирует и из чего сделан, необходимо придать ему некую цель, или смысл, причем объяснить не только «что он есть такое» или «чему он подобен», но и «что вызвало его» и «для чего он».

Для Аристотеля все обладает возможностью становления, развития (dynamis; схоластический перевод на латынь — potentia) и целью, или конечной причиной. В широком смысле это предполагает наличие у пассивных предметов цели, связанной с будущим, а не с началом движения, вызвавшим эти предметы.

Ученым было очень трудно оспаривать точку зрения Аристотеля в силу его высочайшего авторитета (достаточно вспомнить, каким тяжелым было становление теорий Коперника и Галилея). И тем не менее в XVII веке в представлении науки о природе вещей «начало движения, или действие», стало доминировать над конечной причиной — «целью». Иначе говоря, картина мира Аристотеля, в которой предметы обладают возможностью становления ради некой цели, уступает место новой картине, в которой вещи (предметы) являются составной частью некоего механизма, определяющего каждое их движение. Это упрощенное представление о природе вещей оказало серьезное влияние на развитие философии науки.