Глава 3. ТЕОРИИ, ЗАКОНЫ И ПРОГРЕСС

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 

В предыдущей главе мы рассмотрели индуктивный метод рассуждений, послуживший основой для становления современной науки. Как нам стало известно, использование индукции сопряжено с различными трудностями, это подметили Юм, а также Гудмен (см. об изумрудах «зелубого» цвета, с. 95—96). Сам процесс вывода и пересмотра законов природы был далеко не простым.

Во второй половине ХХ века продолжались дискуссии о том, как движется прогресс в науке, как законы и гипотезы сменяют друг друга, можно ли вообще определить, какие из них вернее и на основании какого критерия.

В настоящей главе мы рассмотрим различные мнения по этим вопросам, отметим некоторые важные моменты исследований в данной области Поппера и Куна, коснемся взглядов Фейерабенда и Лакатоса. Еще два вопроса, касающихся этой темы, мы не будем рассматривать здесь, поскольку им посвящены отдельные главы («Научный реализм» и «Релятивизм, инструментализм и релевантность»). При их освещении мы затронем сходные темы, но под другими углами зрения.

Однако, прежде чем охарактеризовать общий подход в науке, сформировавшийся во второй половине ХХ века, уместно было бы разобраться в том, что подразумевалось под самим понятием «научный закон», составляющим подоплеку многих современных споров в философии науки.