Пример

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 

Я вижу дерево. Но я не просто буду смотреть на этот высокий предмет передо мной (хотя, пожалуй, в детстве так и было). Скорее всего, я подумаю: «это дерево»; «это дуб»; «его листья молодые и ярко-зеленые, так как на дворе весна»; «оно извлекает питательные вещества из почвы»... Это сопоставление частного опыта восприятия дерева с теми общими его чертами, которые дает научное знание. Наука может объяснить, как растет дерево и почему имеет определенную листву. Она может рассказать о воздействии солнечного света на образование хлорофилла и о том, как сок поднимается по стволу. Она может измерить количество выделяемого деревом кислорода и поглощаемого углекислого газа. Чего она не в состоянии сделать, так это заменить эмоциональное восприятие дерева.

Однако это вовсе не означает, что наука дает нам только приземленный взгляд на мир, в отличие от ощущения благоговейного трепета, вызываемого искусством или религией. В своей книге Unweaving the Rainbow: Science, Delusion and the Appetite for Wonder (1998) Ричард Докинс пишет, что удивительные черты нашего мира, раскрываемые наукой, только укрепляют наше чувство восхищения природой. Поразителен сам факт нашей жизни вообще, а также то, что Земля дает все необходимое для ее поддержания. Стоит немного поразмыслить, и мы увидим, сколь многому нужно было случиться, чтобы на нашей планете появился человек. Если бы у одного из наших предков все сложилось немного иначе, мы не стали бы такими, какие есть. Насколько хрупка и неповторима наша жизнь, настолько же она и прекрасна. Постижение красоты мира, сравнимое с «распутыванием радуги»1 для понимания природы света, вовсе не умаляет, а только укрепляет волшебную силу этой красоты. Стремление понять мир, в котором мы так мало живем, Докинс считает самым благородным делом.