НАДЕЖДА НА АВТОРИТЕТ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 
РЕКЛАМА
<

Не менее важно и влияние научного суждения на общество. Порой ожидания того, что наука сумеет дать окончательный ответ на какой-либо вопрос, далеко не соответствуют действительному положению дел. Для решения вопросов медицины — например, следует ли делать детям КПК-вакцину (от кори, паратифа и краснухи) — или для разрешения споров о том, опасны ли мобильные телефоны при их длительной эксплуатации, общество обращается к ученым для получения окончательных ответов и практических советов. Но это не всегда возможно, поскольку есть опасность, что ученые могут уверовать в свою непогрешимость и, как следствие, будут давать ошибочные рекомендации.

«Скептически настроенная публика не способна понять или не хочет признать вероятностную природу любого научного расчета, и, осознавая это, даже наиболее здравомыслящие ученые не удерживаются от соблазна быть категоричными в своих прогнозах, хотя в душе они сами в них не верят.

Реальность такова, что наука, при всех своих потрясающих достижениях, так и остается рядом предположений о природе этой самой реальности».

Брайан Эпплйард (Brian Appleyard), Sunday Times, 28 января 2001 года1

Вне контекста данная цитата может ввести в заблуждение. Ее автор не утверждает, что предположения о реальности, сделанные одним человеком, будут столь же хороши, как и всякие другие. Он просто говорит об известном большинству философов тезисе: наука занята постоянным поиском лучшего объяснения, которое согласовывалось бы с имеющимися фактами. Поскольку данные наблюдений и опытов все время уточняются, то и выводы на основе этих данных также могут меняться. Суждение же, не подлежащее пересмотру, не имеет права называться научным.

Пожалуй, кто-то скажет, что большинству людей не нужны вообще никакие научные объяснения или советы. Они хотят слышать авторитетные суждения о реальности. Они желают знать наверняка, достоверен тот или иной факт либо нет. Они хотят слышать, что им следует делать, чтобы сохранить и спасти планету. Им нужны точные и понятные ответы. Иначе говоря: обращаясь к ученым с этими вопросами, общество желает невозможного.

Ни одно научное утверждение не может претендовать на то, чтобы считаться абсолютно истинным. Давая суждению определение «научное», мы просто называем способ появления на свет теории, на которой это суждение основано. Научность суждения вовсе не означает его истинности. Оно может считаться верным лишь на определенном этапе, в том смысле, что будет лучшим из имеющихся объяснений данного факта.