КОГНИТИВИСТИКА (НАУКА О МЫШЛЕНИИ И ПОЗНАНИИ)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 

Время от времени некоторые направления философии становятся вполне самостоятельными областями знаний. Так, например, натурфилософия XVII века, приобретя определенную научную методологию, стала в итоге основой современного естествознания.

Нечто подобное происходит в отношении теории познания и философии мышления. Философы уже обсуждали вопрос о путях познания мира, а также о том, является ли опыт источником подобного знания. Их целью было осмыслить то, что нам известно, и выяснить, как это знание можно удостоверить.

В 20—60-е годы ХХ века философы полагали, что мысль нельзя выразить в эмпирических понятиях, поэтому человеку остается одно — безмолвствовать. Данный взгляд был связан с господствовавшим в то время логическим позитивизмом, провозглашавшим использование опытных данных и научного подхода в качестве единственного мерила смысла.

Многие бихевиористы считали описания психических состояний (например, печали или радости) всего лишь неосознанной попыткой описания ряда физических свойств. Душевные переживания, по их мнению, не принадлежат физическому миру, поэтому они могут приобрести поддающееся проверке значение лишь через трансформацию в физические состояния. Иначе говоря, если человеку радостно, это выражается улыбкой, а если больно, он может, например, кричать.

В конце 60-х годов все начинает меняться, и появляется новый подход к сознанию — основанный на философии, психологии, лингвистике и информатике. Это была попытка подойти к мышлению и человеческому познанию с научной меркой, используя эксперименты и наблюдения, а не изучая понятия умозрительно или занимаясь самоанализом.

Такой подход стал возможен благодаря достижениям в смежных с философией областях знаний. Психология и фармакология показали, что на психические процессы можно влиять определенными методами лечения, включая использование определенных медикаментозных средств. Однако измененное под действием этих средств сознание невозможно было постичь. Лингвистика использовала научные методы для изучения природы человеческого общения. Информатика достигла такого уровня, что появилась возможность воспроизводить процессы логического мышления и вербального общения. Сам вопрос «можно ли сделать мыслящую машину?» разрушил стену, отделявшую психическое от физического. Так родилась когнитивистика — междисциплинарный подход к научному изучению человеческого мышления и познания. Сегодня она не ограничивается осмыслением реального процесса познания, а вместе с биологией занята изучением работы мозга.

Научный метод теперь задействуется в той сфере человеческого опыта, которая прежде считалась закрытой для него. С точки зрения философии мышления наука и научный метод в состоянии вывести нас из своего рода познавательного тупика, открывая новые пути в решении традиционных задач о процессе познания и о взаимосвязанности сознания и тела.