Методология

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 

Обратите внимание на научную методику, используемую для исследования происхождения человека. Прежде всего, мы пользуемся археологией, а трудность здесь связана с крайне скудными материальными фактами, на основе которых должна строиться теория (то же самое наблюдается в более общем вопросе об ископаемых свидетельствах эволюционных изменений).

Как мы видели на примере с австралийскими находками, небольшое противоречащее свидетельство способно поколебать всю теорию происхождения и расселения человека. Здесь вполне уместно вспомнить то, что мы рассматривали в главе 3. Согласно попперовскому подходу, следовало бы отказаться от теории из-за одного-единственного факта — находки каменного орудия. Но по Куну, нужны еще доказательства, чтобы с достаточной долей уверенности сказать о непригодности всей парадигмы (противоречащий факт как бы «придерживается» до момента появления новых свидетельств).

Однако могут возникнуть трудности, связанные с толкованием самим человеком понятия «человек». У нас может быть своя интерпретация того, что такое орудие вообще и чем, скажем, пользовался человек для преодоления водного пространства. Так мы пытаемся осмыслить прошлое, а значит, извлечь из фактов как можно больше.

Найденные останки подвергаются многочисленным исследованиям. В результате появляются сведения о пище древнего человека, внешнем облике, осанке и многом другом. Сравнение полученных данных позволяет определить характерный признак его развития, например увеличение объема мозга.

Изучение останков помогает воссоздать картину жизни первых людей. Но здесь есть один сомнительный нюанс — предположение о постепенном переходе от одной формы к другой. Скажем, можно допустить, что неандерталец был неразвит по сравнению с Homo sapiens, жившим рядом с ним и в итоге вытеснившим его. Это следует из эволюционной теории. Однако вполне возможно, что жизнь неандертальцев была значительно сложнее, чем мы думаем.