Проблемы теории естественного отбора

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 
РЕКЛАМА
<

Поначалу дарвиновская теория встретила отпор, но не потому, что была ошибочна в своих доводах, а потому, что общество не было готово принять ее. Религиозные соображения, а также констатация многообразия живых организмов вынуждали ученых полагать, что каждый вид был создан отдельно от других и наука должна быть занята в основном их классификацией и описанием. По их мнению, все виды были изначально способны поддерживать свое существование, а не развивались за счет приспособляемости к окружающей среде.

По большей части доводы относительно целеполагания в этом мире (все имеет «конечную цель») были потеснены в ходе становления современной науки. Мы уже видели, что механистический взгляд на мир, воплощенный в ньютоновой физике, заменил представление о порядке и целеполагании, оставленное Аристотелем.

Исключенная из действия физических законов, «конечная цель» оставалась в виде замысла, присущего живым организмам. Но с помощью дарвиновских аргументов был найден механизм, который, похоже, делал всякую ссылку на внешний промысл ненужной. Механистический и математический подходы, сменившие старый средневековый взгляд на мир с его целеполаганием, теперь, казалось, охватили все живое, включая человека. Это требовало существенного пересмотра привычной философии. Поэтому первоначально сопротивление Дарвину оказывали не только те, кто разделял религиозные взгляды на мироустройство.

Другая проблема дарвиновской теории заключалась в отсутствии данных об ископаемых организмах, являющихся переходными ступенями между видами. Судя по большинству найденных окаменелостей, более реальным было представить виды обособленными друг от друга, а не эволюционирующими в процессе длительных постепенных изменений.

Разумеется, подобная нехватка данных вполне объяснима. До того как люди начали совершать похоронные обряды и бальзамировать умерших, большинство их предков вымерли. От них не осталось никаких следов. И лишь по случайности некоторые останки сохранились (например, угодив в трясину), их мы находим и сейчас.

Можно также утверждать, что эволюция происходит не постепенно, а скачками, перемежающимися длительными периодами относительной стабильности. Поэтому, принимая во внимание скоротечность переходного этапа в сравнении с существованием более или менее сформировавшегося вида, а также учитывая, что из останков миллионов особей может уцелеть лишь небольшая часть, возможно обнаружить лишь ничтожно малое количество переходных видов организмов.

Дарвиновская теория выстроена весьма упорядочение, давая возможность человеку самостоятельно оценить, насколько все в ней достоверно. Теория естественного отбора возникла вовсе не из описания огромного ряда ископаемых свидетельств, напротив, она родилась из наблюдений и уподобления и, пройдя испытания последующими фактами, постепенно обрела силу непреложного закона.