Комментарий

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 
РЕКЛАМА
<

Поднятые в этой главе вопросы выходят далеко за пределы решения проблемы истинности теорий, поскольку они исследуют их реальное присутствие и развитие внутри научного сообщества.

Здесь-то и таится опасность прийти к убеждению, что любая группа ученых может принять любые теории, какие они сочтут нужными, не имея действенного способа их оценки. Подобная научная анархия, очевидно, отрицательно сказалась бы на продуктивности науки, ибо только цель испытать и сравнить теории позволяет ей развиваться. Одна из задач философии науки и заключается в установлении связи этих проблем с основными вопросами эпистемологии (теории познания) и метафизики (основополагающими структурами реальности), чтобы попытаться определить верность или ошибочность теории, имеющей неоднозначные отзывы ученых. Будет ли решен этот вопрос или нет, но мы, при нынешнем состоянии нашего знания, все-таки располагаем возможностями эффективно сравнивать

Такую позицию занимает Фредерик Зуппе, редактор сборника докладов Структура научных теорий (Иллинойский университет, 1974; второе изд. 1977), прочитанных на организованной им в 1969 году в Техасском университете конференции, участниками которой были, в частности, Коэн, Кун, Гемпель, Патнэм, Суппес, Тулмин. Комментируя изменения, произошедшие в 60—70-х годах ХХ века, он сравнивает жесткость старых позитивистских подходов и крайнюю гибкость Фейерабенда и делает вывод: «Добротная философия науки должна напрямую соприкасаться с животрепещущими вопросами эпистемологии или метафизики, и попытка заниматься эпистемологией или метафизикой безотносительно к науке крайне опасна».

Иначе говоря, при определении положения научных теорий с точки зрения их полезности и релевантности необходимо также рассмотреть их в свете общих философских вопросов о природе бытия, пусть даже не удастся получить какие-то определенные ответы.